Месторождения нефти в африке


Месторождения нефти в африкеСегодня Африка занимает далеко не последнее место в когорте нефтедобывающих районов мира с ее 12 процентами разведанных на планете запасов нефти и 11 процентами мирового объема добычи. Темпы роста разведанных месторождений и масштабов добычи говорят за то, что в будущем столетии роль Африки в нефтяных вопросах будет только расти. Один из главных ее козырей, помимо прочего, — близость и удобство транспортировки добытого топлива, до крупнейших потребителей — США и Бразилии — рукой подать, стоит лишь пересечь Атлантический океан. Что не менее важно, уже известные запасы нефти в Африке превосходят каспийские, о которых говорят значительно больше и которые, по общему мнению, в недалеком будущем затмят сокровища Персидского залива. Новые достижения в области технологии и геологоразведки позволили по-новому взглянуть на запасы таких стран, как Алжир и Ангола, не говоря уже о других претендентах на звание нефтяных Клондайков.


е дело в том, что стало доступно разрабатывать месторождения на океанском шельфе на глубинах свыше 400 м. Результаты налицо: добыча нефти в Африке за последние десять лет выросла на 43 проц. и в ближайшее десятилетие, как считают эксперты, способна увеличиться еще не менее чем на 50 проц. Глубоководные запасы на африканском шельфе уже перекрывают запасы Северного моря. С другой стороны, в отличие от Каспийского моря, например, которое окружено зонами политической нестабильности и куда придется прокладывать дорогостоящие нефтепроводы, географическое положение Африки крайне выгодно, а политические проблемы лишь отчасти влияют на добычу нефти, которая ведется с платформ вдали от берега. Разворот колеса фортуны быстро почувствова ли западные нефтяные гиганты, которые ныне во многом заново открывают для себя Черный континент и его нефтяные богатства. Только лишь в зоне Гвинейского залива речь идет об их намерении инвестировать 40-60 млрд. долларов США в разработку примерно двадцати перспективных проектов буквально в ближайшие годы. В Анголе, несмотря на обострение гражданской войны, идет настоящая нефтяная лихорадка. Права на добычу там раскупаются нарасхват по ценам, превышающим еще недавние самые смелые прогнозы. В Анголе уже открыто с полдюжины очень крупных месторождений. Добыча нефти в Анголе, как ожидается, должна достигнуть 1 млн.

ррелей в день в 2000 году и 2 млн. — в 2005 году, т.е. уровня Нигерии. Особенно успешно идет разведка на нефть на севере Анголы: удачными оказываются 75 проц. пробуренных скважин американской компании «Экссон», 100 проц. — американской же «Шеврон» и французской «Тоталь» и лишь немногим меньше у другой французской компании «Эльф-Акитэн». «Экссон» и «Шеврон» ожидают в ближайшем будущем открытие запасов нефти минимум на 500 млн. баррелей. Рост нефтедобычи идет настолько бурно, что государственная компания «Сонангол» явно не поспевает за этими темпами. Только что она расширила свой штат за счет 300 молодых специалистов, которые в начале десятилетия были отправлены на учебу за границу для освоения новых технологий, но это пополнение — капля в море. Подготовка собственных кадров стала задачей номер один. Ведь, по оценкам администрации США, скоро ангольская нефть будет составлять 10 проц. всего импорта «черного золота» в США. Именно этим объясняется резкое увеличение интереса США к Анголе в последние годы.
Другой весьма перспектив ный район — Алжир. После того как в 1986 году Алжир разрешил иностранным компаниям вернуться в нефтеразведку и добычу, нефтяной сектор совершил крупный скачок. Государственная компания «Сонатрак» не располагает необходимой технологи ей и персоналом для рывка вперед. Лишь с помощью иностранных инвесторов Алжир смог открыть крупнейшее месторожде ние в Гадамесе. Именно там специалисты американской компании «Андарко» открыли залежи объемом до 3 млрд.

ррелей, что составляет треть всех национальных запасов. Новые технологии позволили поднять добычу на 65 проц. Лидером добычи нефти в Африке остается Нигерия — 2 млн. баррелей в день и запасы в 17 млрд. баррелей, однако переход к активному освоению подземных кладовых Ливии может в корне изменить картину. Пока что у Ливии разведано запасов на 30 млрд. баррелей, но добыча из-за международных санкций идет медленными темпами. Не сказали своего слова еще и Габон, Египет, Республика Конго, Судан и Чад. Конечно, не все идет гладко. Ослепленные блестящими перспективами, которые им рисуют геологи, нефтяные компании идут на все больший риск, например, вкладывая средства в добычу нефти со сверхглубокого шельфа (до 3000 м глубины), хотя располагают технологией добычи на глубине не свыше 1500 м. Так что вполне можно прогнозировать крупные и дорогостоящие фиаско. Нельзя игнорировать и другое обстоятельство — тревожную политическую ситуацию в большинстве африканских стран. В Алжире, как и в Анголе, не прекращается гражданская война, а в Нигерии процветает коррупция, ширятся выступления протеста местного населения против экологических катастроф. Кроме того, африканцы все меньше соглашаются с тем, что «черное золото» добывается вокруг них в изобилии, в то время как их жизненный уровень никак не улучшается. Так что в будущем никак не обойтись без реинвестирования в том или ином виде хотя бы части прибыли в местную экономику.

ка что страны Африки должны приспосабливаться к беспрецедентному падению мировых цен на нефть, которые, как полагают специалисты, уже никогда не поднимутся до прежней и такой заманчивой цены — 30 долларов за баррель. Это не может не сказываться на положении стран, живущих исключительно за счет продажи нефти. Кроме того, в этих условиях у них не остается надежд на создание собственной нефтеперерабатыва ющей промышленности, которая за редкими исключениями в Африке отсутствует. Обвал мировых цен на нефть уже привел к сокращению расходной части бюджета Алжира в нынешнем году сразу на четверть, а Анголу поставил на грань дефолта. Другая проблема — рост энергоемкости экономики африканских стран.

Если увеличение ВВП Африки в 1993-1996 годах составило 10 проц. по сравнению с 8 проц. в Западной Европе, 11 проц. в Латинской Америке и 22 проц. в Азии, то потребление энергии на Черном континенте в период с 1976 по 1996 год выросло на 85 проц., в Западной Европе — на 30 проц., в Латинской Америке — на 68 проц. и в Азии — на 162 проц. (исключая КНР). Все дело в том, что если взять такой показатель, как затрата энергии в пересчете на эквивалент тонны нефти для производства 1000 долларов ВВП, то он в Африке поднялся с 0,76 в 1976 году до 0,89 в 1996 году, а ВВП стал больше на 58 проц. В Азии идет обратный процесс: производство становится все менее энергозатратным (с 0,9 в 1976 году до 0,68 в 1996 году при увеличении ВВП одновременно на 227 проц.). В Латинской Америке энергозатратность осталась в минувшее двадцатилетие примерно на таком же низком уровне, что и была: 0,38-0,39. В Западной Европе удалось ее еще больше понизить — с 0,33 до 0,26.


Число нефтяных месторождений в Африке прибывает с каждым годом — к традиционным нефтедобывающим странам (Алжиру, Габону, Ливии и Нигерии) в последние годы добавились Камерун, Республика Конго, Чад, Судан и Египет. В общей сложности на конец 1998 года в Африке было разведано месторожде ний с запасами в 72 млрд. баррелей нефти. Сюда в скором времени должны прибавиться Мали и Нигер, а также Кот-д’Ивуар. Для многих в Африке нефтяное богатство затмевает газовые перспективы до такой степени, что лишь попутно газа в факелах бесцельно сжигается на 2,5 млрд. долларов в год. Однако африканские запасы не ограничиваются попутным газом, на континенте обнаружены впечатляющие резервы газа, не связанного с нефтью. В первую очередь речь идет о шельфе Мозамбика и Танзании, где газ найден и дело идет к добыче. Активная разведка ведется на шельфе Намибии, геологические изыскания планируются в Сенегале и Гане. Ныне в Африке находится 7 проц. мировых запасов газа, однако его доля в производстве составляет всего 4 проц. Правда, специалисты полагают, что в ближайшее десятилетие Африка удвоит экспорт газа. В Ливии и Алжире реконструиро ваны заводы по сжижению газа, что позволит поставлять его по трубопроводам в Западную Европу.


Нигерии с помощью компаний «Шелл», «Аджип» и «Эльф-Акитэн» начато строительство завода по сжижению газа в Бонни, на юго-востоке страны. Через год он должен войти в строй и поставлять 8 млрд.кубометров сжиженного газа в Италию, Испанию, Португалию и Турцию. Это позволит Нигерии стать третьим по значению в Африке экспортером газа. Кроме того, изучается возможность строительства газопровода для доставки сжиженного газа из Нигерии в Гану, Бенин и Того. В других странах первостепенное внимание уделяется внутреннему рынку. В Египте обилие месторождений газа позволило постепенно перевести ТЭС с мазута на более дешевый газ. В Тунисе рассматривается вопрос обеспечения потребнос тей в электроэнергии за счет использования газа для ее производства. Такая система уже действует в Кот-д’Ивуаре, где к тому же строится завод по производству газовых баллонов для бытовых нужд, оцениваемых в 250 тыс. тонн сжиженного газа в год. Все эти радужные перспективы уживаются с суровыми реалиями, когда возможны такие казусы, как острая нехватка нефтепродуктов, а то и самой нефти в нефтедобывающей стране. Характерный пример — крупнейший африканский производитель и экспортер нефти Нигерия, где существуют несколько нефтеперерабатывающих заводов и разветвленная сеть сбыта нефтепродуктов, импортиру ет и нефть, и бензин. Причины — в чудовищно неэффективном управлении отраслью, неразберихе и коррупции, но и не только в этом. Наибольших масштабов нефтяной кризис достиг в годы правления последнего диктатора Нигерии — генерала Сани Абачи (1993-1998).

и нем нигерийцы выстаивали километровые очереди за бензином на автозаправочных станциях. Приближенные к Абаче генералы, на откуп которым был отдан весь нефтяной сектор, искусственно подхлестывали бензиновый дефицит. Достаточно сказать, что одновременно были закрыты на реконструкцию все четыре нефтеперерабатывающих завода страны: два — в Порт-Харкорте, по одному — в Варри и Кадуне, чтобы оправдать импорт нефтепродуктов пятью компаниями, четыре из которых контролирова лись лично Абачей. Эти компании также выстраивали длинные очереди танкеров на рейдах нигерийских портов под разгрузку, чтобы еще больше взвинтить цены. Цены на импортный бензин вдвое-втрое превышали среднемировой уровень. Вершиной их мошеннической мысли была переправка продукции собственных заводов на рейд к танкерам с последующим импортом в страну по цене в несколько раз выше. Отсюда понятно, что Абдулсалам и Абубакар, сменивший в июне прошлого года внезапно скончавшегося Абачу, первым делом в череде своих попыток демократизировать жизнь в Нигерии взялся за нефтяной сектор, который обеспечивает 90 проц. поступлений от экспорта и 82 проц. доходной части бюджета. Он решил не назначать министра нефти в правительство, а заняться самому чисткой этих авгиевых конюшен. Им были созданы специальный совет по управлению нефтяным сектором, а также независимая комиссия для его регулирования. Импортные квоты постепенно были переданы от всемогущей Нигерийской национальной нефтяной корпорации (НННК) иностранным компаниям — «Шелл», «Мобил», «Аджип» и «Эльф-Акитэн».

НК — монополист нефтяного сектора Нигерии, средоточие его недостатков и упущений. НННК пинадлежат в среднем 57 проц. в каждом из 6 совместных предприятий с участием «Мобил», «Шеврон», «Тексако», «Шелл», «Эльф-Акитэн» и «Аджип», которым отдана на откуп добыча нигерийской нефти. НННК в отличие от иностранных партнеров всячески увиливает от капиталовложений и прочих расходов на функционирование СП, довольствуясь лишь доходами. С учетом крайней изношенности оборудования это привело к острым трениям с партнерами, которым не улыбается роль доноров. По распоряжению А.Абубакара иностранным партнерам первым делом были выплачены задолженности нигерийской стороны, то есть НННК, по участию в содержании СП. Он также предложил им заменить форму сотрудничества с СП на менее обременительные соглашения о разделе продукции. Главное — намечается приватизация НННК, которую теперь придется проводить в жизнь новому, гражданскому правительству во главе с президентом Олусегуном Обасанджо, который заступил на этот пост 29 мая. Именно НННК принадлежат все 4 закрытых нефтеперерабатывающих завода. Есть надежда, что вскоре вновь заработает НПЗ в Кадуне, реконструкцию которого проводила французская фирма «Тоталь», однако нехватка бензина будет ощущаться еще долгое время. Для того чтобы довести до конца реконструкцию остальных НПЗ, необходимо 200 млн.долларов.

йчас правительство занято поиском потенциальных инвесторов, обещая предпочтения при последующей приватизации НПЗ, которые предполагается передать в частные руки минимум на 40 проц. По-другому складывается картина в системе сбыта нефтепродуктов — там действуют 5 иностранных компаний («Аджип», «Эльф-Акитэн», «Мобил», «Тексако», «Тоталь») и три нигерийские фирмы — «Африкэн петролеум», «Нэшнл ойл» и «Юнипетрол», на 40 проц. контролируемые НННК. Однако нефтепродукты во многом субсидиру ются, и цена на бензин, например, впятеро ниже, чем в Кот-д’Ивуаре. Иностранные специалисты считают, что цены должны быть хотя бы частично либерализованы. Но резкие перемены здесь грозят социальным взрывом и могут означать политическое самоубийство для властей. Дело не только в том, что в случае подорожания бензина автоматически вырастут и все другие розничные цены. Будет ликвидирован источник дохода для множества нигерийцев, которые зарабатывают на жизнь перепродажей дешевого нигерийского бензина в соседние страны. Размеры этой контрабан ды достигают 300 тыс. баррелей в день. К этим общим проблемам добавляются и региональные. Ведь основной район нефтедобычи, зона дельты реки Нигер, — самый бедный район страны, хотя там добывается 70 проц. всей нефти. Неудивительно, что местные жители требуют справедливой доли в доходах от нефти и более строгого соблюдения экологических норм. Достаточно сказать, что в прошлом, при Абаче, выступления протеста жителей районов нефтедобычи жестоко подавлялись. Казнь их лидера — правозащитника Кена Саро-Вивы и восьми других представителей народа огони — привела к изоляции Нигерии на мировой арене, приостановлению ее членства в Содружестве и многочисленным карательным санкциям. Ныне правительство ищет возможности в большей степени учитывать интересы местного населения и решать возникающие с ним разногласия в более демократическом духе.


Источник: www.oilngases.ru

Южная Атлантика.
Впадина Южной Атлантики продолжает к югу Северную Атлантику. В приэкваториальной зоне ширина океана 3000 км, на юге. (между Аргентиной и Намибией)-до 8000 км. Наибольшие глубины моря (6245 м) отмечены у южного борта аргентинской котловины. Формирование впадины Южной Атлантики началось позже впадины Северной Атлантики. Здесь можно выделить несколько нефте — газоносных бассейнов, из которых наибольший интерес представляют следующие: Гвинейский или Конго-Нигерийский (Африканский шельф), Амазонский и Реконкаво-Кампус (Южно-Американский шельф).

Гвинейский (Конго-Нигерийский) нефтегазоносный бассейн. В его составе выделяют несколько суббассейнов: Абиджанский, Того-Бенинский, Нижне-Нигерийский, Камерунский, Габонский, Конго-Кабинда (Нижне-Конголезскнй) и Кванза.

Абиджанский нефтегазоносный суббассейн располагается на шельфе Кот-д'Ивуар и Ганы. Здесь выявлено несколько нефтяных и газовых месторождений, наиболее крупные из которых Бельер и Эспуар. Запасы нефти, соответственно, равны 87 и 100-136 млн. т.

Того-Бенинский нефтегазоносный суббассейн связан с шельфом Бенина, где открыто нефтяное месторождение Семе. Продуктивны туронские известняки, глубина залегания 2 и 2,2-2,4 км. Ниже нефтяных горизонтов вскрыты залежи газа и конденсата.

Нижне-Нигерийский нефтегазоносный суббассейн расположен в Дельте р. Нигер.

В Нижне-Нигерийском суббассейне открыто свыше 230 месторождений углеводородов, в том числе 70 на шельфе. Начальные извлекаемые запасы суббассейна оцениваются в 3,4 млрд. т нефти и 1,4 трлн. м3 газа, в том числе на шельфе 650 млн. т нефти и более 130 млрд. м3 газа. Большинство месторождений (70 % запасов) находятся на морском продолжении рифта Бенуэ, вдоль которого течет р. Нигер. Здесь открыты наиболее крупные месторождения нефти: Мерен, Окан, Дельта, Дельта Юг, Форкадос-Эстуар.

Камерунский нефтегазоносный суббассейн связан с шельфом Камеруна, здесь открыто 16 нефтяных и 10 газовых месторождений. Наиболее значительны месторождения Коле и Южная Сайга Габонский нефтегазоносный суббассейн связан в основном с дельтой р. Огове. Здесь открыто 48 нефтяных и 2 газовых месторождения, из которых 32 месторождения расположены на шельфе. Наиболее крупное месторождение Гронден имеет запасы 70 млн. т нефти. Всего на шельфе Габона разведанные запасы составляют 150 млн. т нефти и 40 млрд. м3 попутного газа.

Нефтегазоносные суббассейн Конго-Кабинда (Нижне-Конголезский) расположен на шельфах юга Габона, Конго, Анголы и Заира. Выявлено 39 месторождений углеводородов с извлекаемыми запасами 310 млн. т нефти и 70 млрд. м3 газа. Месторождения мелкие и средине. Наиболее крупное нефтяное месторождение Эмерод открыто в 1960 г. на шельфе Конго, близ границы с Анголой. В этой же зоне располагается группа месторождений Малонго с запасами нефти 152 млн. т.

Общие начальные потенциальные извлекаемые запасы на атлантическом шельфе Африки оцениваются в 5,1 млрд.т углеводородов.

Амазонский нефтегазоносный бассейн охватывает шельф в основном северо-восточного побережья Бразилии, а также шельфы Гвианы и Суринама. Промышленная нефтегазоносность установлена на шельфе Бразилии, где выделяют следующие основные нефтегазоносные суббассейны: дельты р. Амазонки, Маражо-Баррейриньяс и Сеара-Потигур.

Нефтегазоносный суббассейн дельты р. Амазонки (Фос-ду-Амазонас) расположен на периклинальном опускании Гвианского щита. На шельфе первое газовое месторождение Пирапема обнаружено в 1976 г. в 250 км от берега при глубине моря 130 м.

Нефтегазоносный суббассейн Маражо-Баррейриньяс практически не разведан.

Нефтегазоносный суббассейн Сеара-Потигур содержит несколько мелких нефтяных и газовых месторождений. Залежи связаны с меловыми породами, залегают на глубине 1700-2500 м. Наиболее значительны следующие месторождения: Ксареу, Курима, Убарана и Агулья.

Нефтегазоносный бассейн Реконкаво-Кампус расположен на восточном шельфе Бразилии, в его пределах выделяют следующие суббассейны: Реконкаво (Байа), Сержипи-Алагос, Эспириту-Санту и Кампус.

Нефтегазоносный суббассейн Реконкано расположен в основном
на суше (его морское продолжение называется Байа). Здесь выявлено свыше 60 месторождении углеводородов. Наиболее крупные ВА-37 и ВА-38. выявленные в 12 км от берега; Нефтегазоносный суббассейн Сержипи-Алагос протягивается вдоль побережья на расстояние 350 км при ширине шельфа до 30 км. В нем открыто около 30 нефтяных месторождений, из них 9 — на шельфе. Наиболее значительны месторождения Гуарисема и Кайоба, общие запасы которых оцениваются в 31 млн. т нефти и 10 млрд. м3 газа.
На нефтегазоносном суббассейн Эспириту-Санту выявлены мелкие месторождения нефти. Наиболее крупное — Касау, Нефтегазоносный суббассейн Кампус связан с рифтом шириной от 10 до 70 км. Открыто 14 нефтяных и 1 газовое месторождение. Первое месторождение Гароупа открыто в 1974 г. в 80 км от Рио-де-Жанейро. Запасы его 82 млн. т нефти. Позже здесь были выявлены месторождения Паргу, Намораду, Эншова, Багре, Черне, Мерлуза и др. Наиболее крупное месторождение Намораду имеет запасы нефти 55 млн. т. Общие разведанные запасы нефти этого суббассейна оцениваются в 100 млн. т нефти и 14 млрд. м3 газа. Размеры месторождений возрастают по мере движения в глубь бассейна, на большие глубины акваторий.

Суббассейн Кампус — основной морской нефтегазодобывающий район Бразилии. Потенциальная нефтедобыча составляет около 18 млн. т в год. Общая стоимость освоения этого района оценивается в 3 млрд. дол. Себестоимость 1 т нефти — 44,5 дол.

Всего на Атлантическом шельфе Южной Америки открыто более 60 месторождений нефти и газа с начальными извлекаемыми запасами более 250 млн. т нефти и около 200 млрд. м3 газа.

Месторождения нефти в африкеЗападная часть Индийского океана.
Включает в себя подводную континентальную окраину Восточной Африки, Красное море, шельфовые зоны Аравийского полуострова (в том числе и Персидский залив), а также западный шельф Индийского субконтинента. Ложе западной части Индийского океана состоит из глубоководных котловин: Агульяс (6230 м), Мозамбикской (6290 м), Мадагаскарской (5720 м), Маскаренской (5350 м), Сомалийской (5340 м) и Аравийской (5030 м.). В западной части океана находится также Аравийско-Индийский срединно-океанический хребет. Промышленная нефтегазоносность установлена в пределах подводной континентальной окраины и в межконтинентальных акваториях. Наиболее, крупные нефтегазоносные бассейны следующие: Красное море, Персидский залив и западный (Бомбейский) шельф Индии.

Нефтегазоносный бассейн Красного моря охватывает узкую рифтогенную впадину шириной 200-300 км и протяженностью 2 тыс. км. Рифт разделяет Африканскую и Аравийскую плиты. В осевой зоне моря его глубина достигает 2635 м.
На севере впадина Красного моря разветвляется, образуя два залива -Суэцкий и Акабский, каждый из которых имеет рифтогенное строение. Основные ресурсы углеводородов Красного моря приурочены к Суэцкому нефтегазоносному суббассейну. Его протяженность 300 км при ширине 60 -80 км, площадь 20 тыс. км2. В суббассейне открыто 44 нефтяных месторождения, из них 29 морских и 3 прибрежно-морских.
К крупным месторождениям этого региона относятся: Эль-Морган (запасы 115 млн. т нефти), Рамадан (100 млн. т нефти); Белаим-Море (78 млн. т нефти); Джулай (82 млн. т нефти); Октобер. Эти пять месторождений дают до 95%добычи нефти в Суэцком канале.

Нефтегазоносный бассейн Персидского залива охватывает залив и прилегающую часть суши. В его пределах находятся территориальные воды Саудовской Аравии, Кувейта, Ирака Ирана и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Общая площадь залива — 239 тыс. км2, площадь бассейна с его сухопутной частью- 720 тыс. км2. Здесь выявлено около 70 нефтяных и 6 газовых месторождений, которые группируются вдоль разломов северо-западного и северо-восточного простирания.

Персидский залив характеризуется высокой концентрацией запасов нефти в сравнительно небольшом числе гигантских месторождений. Более половины нефтяных ресурсов этого региона сосредоточено всего в 13 месторождениях. Непосредственно в заливе расположены следующие гигантские месторождения нефти: Сафания-Хафджи, Манифа, Ферейдун-Марджан, Абу-Сафа, Умм-Шейф, Берри, Зулуф, Зукум, Лулу-Эсфаидияр, Эль-Букуш и др.

Сафания (Сафания-Хафджи) — крупнейшее в мире морское месторождение, принадлежит Саудовской Аравии. Открыто в 1951 г., введено в эксплуатацию в 1957 г. Начальные извлекаемые запасы- 2,6-3,8 млрд. т. Месторождение было открыто на суше, куда заходит его небольшая западная периклиналь. В геологическом отношении — это крупная антиклинальная складка размером 65*18 км.

Южнее месторождения Сафания находится второй нефтяной гигант Персидского залива — месторождение Манифа с извлекаемыми запасами 1,5 млрд. т. Антиклинальная складка, к которой приурочены залежи, находится в 13 км от берега. Размеры ее 23X15 км, глубина залегания продуктивных горизонтов 2-2,5 км. Месторождение открыто в 1957 г.

В непосредственной близости от Сафании-Хафджи открыто еще два нефтяных гиганта — месторождения Зулуф и Лулу-Эсфандияр, запасы которых оценивают соответственно в 0,78 и 4 млрд. т нефти.

В 50 км от западного берега Персидского залива находится еще одно крупное нефтяное месторождение — Абу-Сафа (568 млн. т нефти). Нефть содержится в трещинах и в кавернах известняков позднеюрского возраста (свита Араб). Скважины отличаются высокими дебитами. Своеобразный рекорд был установлен в 1966 г., когда из четырех эксплуатируемых скважин на месторождении за год было получено 2 млн. т нефти.
Месторождение Умм-Шейф (707 млн. т нефти) открыто в 1958 г. в 35 км к востоку от о. Дас при глубине моря 15 м. В 86 км на юго-восток от месторождения Умм-Шейф в 1963 т. обнаружено крупное нефтяное месторождение Закум (744 млн. т нефти). Оба месторождения принадлежат эмирату Абу-Даби (ОАЭ), которое более половины нефти добывает со дна моря.

Бомбейский (Индский, Западно-Индийский) нефтегазоносный бассейн сформировался на западном шельфе Индийского субконтинента на продолжении Камбейского рифта. Наиболее крупное нефтяное месторождение этого бассейна — Бомбей-Хан, выявленное в 1974 г. в 160 км от Бомбея. Запасы месторождения до 250 млн. т нефти. Нефть легкая, дебиты скважин 200-500 т/сут. Эксплуатация месторождения начата в 1976 г., потенциальная добыча — до 10 млн. т в год.

К северу от Бомбейского свода открыты нефтяное месторождение Дну и газовое Дом, а к востоку и югу — еще шесть месторождений нефти и газа: Тарапур, Северный и Южный Бассейны, Алибаг, Ратнагри, В-57. Из них наиболее крупное — Северный Бассейн с запасами 2 млн т нефти. Общие разведанные извлекаемые запасы нефти Бомбейского бассейна 400 млн. т.

Месторождения углеводородов приурочены к максимально прогретым зонам бассейна. Изолинии наиболее высоких градиентов температур совпадают в плане с изолиниями наиболее зрелого органического вещества и месторождениями нефти и газа, что свидетельствует об определяющем влиянии температурного фактора на образование углеводородов и их залежей.

Восточная часть Индийского океана.

Месторождения нефти в африкеВосточный сегмент Индийского океана включает в себя Бенгальский залив вместе с шельфами Индии, Бангладеш и Бирмы, глубоководные котловины (Центрально-Индийская, Кокосовая, Южно-Австралийская, Крозе, Африкано-Антарктическая, Австрало-Антарктическая и Западно-Австралийская), Яванский глубоководный желоб, подводную окраину Северо-Западной Австралии (Тиморское море). Наиболее значительны Бенгальский и Западно-Австралийский нефтегазоносные бассейны.
Бенгальский нефтегазоносный бассейн охватывает Бенгальский залив и северную часть Центрально-Индийской котловины. Размеры его 3000×1000 км, площадь -2,75 млн. км2. Нефтегазовые ресурсы бассейна изучены слабо.

Западно-Австралийский нефтегазоносный бассейн охватывает подводную континентальную окраину Западной Австралии. Ширина шельфа до 300 км, площадь его — 0,5 млн. км2 Площадь континентального склона 0,3 млн. км2. Вдоль западного и северо-западного побережья Австралии протягивается серия рифтогенных прогибов: Перт, Карнарвон, Дампир, Броуз, Бонапарт-Галф. С этими прогибами связаны одноименные нефтегазоносные суббассейны.

Пертский нефтегазоносный суббассейн имеет на шельфе только одно газовое месторождение Гейдж-Роудз, открытое в 1970 г.

Основные запасы углеводородов на западном шельфе Австралии сосредоточены в нефтегазоносном суббассейне Дампир площадью 150 тыс. км2. Наиболее крупные месторождения: Гудвин (140 млрд. м3 газа и 50 млн. т конденсата), Норд-Рэнкин (150 млрд. м3 газа и 22 млн. т конденсата), Энджел (68 млрд. м3 газа и 24 млн. т конденсата).

В Тиморском море (шельф Сахул) расположены два суббассейна — Броуз и Бонапарт-Галф. Площадь первого — 130 тыс. км2. Здесь открыто одно нефтяное месторождение (Пуффин) и два газовых, в том числе Скот-Рифф с запасами 180 млрд. м3 газа. Площадь нефтегазоносного суббассейна Бонапарт-Галф 60 тыс. км2. В его пределах открыто четыре газовых месторождения (Петрел, Терн и др.) и нефтяное месторождение Джабиру.

Западная часть Тихого океана.

Тихий океан занимает площадь 180 млн. км2. Он со всех сторон окружен альпийскими складчатыми сооружениями Круготихоокеанского подвижного пояса. Это создает принципиально иную тектоническую его обстановку. Если подводные окраины Северного Ледовитого, Атлантического и Индийского океанов относятся в основном к пассивным типам окраин, то тихоокеанские к активным, Вдоль них происходит столкновение литосферных плит и погружение океанской литосферы под континент или островные дуги, словно подводные окраины Тихого океана можно разделить на западные и восточные. К первым относят Австралазийскую переходную зону, протянувшуюся от Камчатки до Новой Зеландии. В ее пределах существуют обширные впадины окраинных морей, которые и образуют нефтегазоносные бассейны. Наиболее крупные в нефтегазоносном отношении бассейны находятся в морях Юго-Восточной Азии (Зондский шельф) — Явано-Суматринскнй, Южно-Китайский, Восточно-Калималтайский. С юга к ним примыкает северный шельф Австралии, где наиболее значителен нефтегазоносный бассейн Папуа. В юго-западной части Тихого океана имеются Новозеландский нефтегазоносный бассейн и бассейн Гипсленд.

Явано-Суматринский нефтегазоносный бассейн охватывает острова Суматру, Яву и прилегающие акватории Малаккского пролива, морей Яванского, Балл и Банда. Бассейн распадается на два суббассенна: Суматринский и Яванский. Известны крупнейшие нефтяные месторождения Минас (запасы 700 млн. т нефти) и Дури (запасы 270 млн. т нефти). Морские месторождения сконцентрированы в Яванском нефтегазоносном суббассейне. В нем открыто 67 морских месторождений из них 40 нефтяных. Наиболее крупное нефтегазовое месторождение Арджупа имеет запасы более 50 млн. т нефти. Остальные месторождения (Синта, Рама, Селатан и др.) имеют запасы нефти 20-25 млн. т.

Южно-Китайский нефтегазоносный бассейн расположен в пределах одноименного моря, включая и Сиамский залив. В его пределах можно выделить Сиамский, Саравакский, Тайваньский и Меконгский нефтегазоносные суббассейны.

Площадь Сиамского суббассейна 410 тыс. км2. В его пределах открыто около 60 месторождений углеводородов, в том числе 37 в Сиамском заливе. Наиболее крупное месторождение Эраван с доказанными извлекаемыми запасами газа 57 млрд. м3

Всего в Южно-Китайском нефтегазоносном бассейне выявлено 125 нефтяных и газовых месторождений с начальными разведанными запасами около 900 млн. т нефти и более 900 млрд. м3 газа.

Восточно-Калимантанский нефтегазоносный бассейн захватывает моря Сулавеси и Макасарский пролив. Площадь бассейна 635 тыс. км2, в том числе 95 тыс. км2 — суша, 131 тыс. км2-шельф и 409 тыс. м2-глубоководье.
Всего в морях Юго-Восточной Азии открыто 231 нефтяное и газовое месторождение с начальными доказанными запасами нефти более 1,2 млрд. т и газа около 1,1 трлн. м3. Неоткрытые извлекаемые ресурсы этого региона оцениваются в 1,2-2,7 млрд. т нефти и 1,7-4,2 трлн. м3 газа.

Нефтегазоносный бассейн Папуа располагается в пределах Кораллового и Арафурского морей. Его площадь 532 тыс. км2, в том числе суша—166 тыс. км2, шельф — 79 тыс. км2, глубоководье — 287 тыс. км2.
На шельфе Папуа — Новой Гвинеи (залив Папуа) открыто три газовых месторождения (Ураму, Паски и Ямаро).

Новозеландский нефтегазоносный бассейн охватывает акватории, прилегающие к Новой Зеландии. Площадь суббассейпа 230 тыс. км2, в том числе 33 тыс. км2 — суша, 57 тыс. км2 — шельф и 140 тыс. км2 — глубоководье. На шельфе открыто несколько месторождений, в том числе одно крупное газоконденсатное месторождение Мауи — запасы газа 148 млрд. м3 газа и конденсата — 24 млн. т.

Месторождения нефти в африкеВосточная часть Тихого океана.
Охватывает восточную активную подводную окраину Северной и Южной Америки. Вдоль восточной части Тихоокеанского побережья целесообразно выделить следующие основные нефтегазоносные бассейны: Южно-Аляскинский, Южно-Калифорнийский, Гуаякиль-Прогрессо.

Южно-Аляскинский нефтегазоносный бассейн протягивается вдоль побережья Южной Америки до широты г. Сан-Фрнциско. Наиболее крупное нефтяное месторождение Макартур-Ривер (извлекаемые запасы 72 млн. т), газовое — Кенай. (152 млрд. м3). Начальные извлекаемые запасы нефти суббассейна оцениваются в 145 млн. т, газа — в 230 млрд. м3.

Перспективным считается Аляскинский залив, но пока пробуренные скважины не дали результатов. Общие потенциальные неоткрытые запасы Южно-Аляскинского бассейна составляют около 1 млрд. т нефти и 0,54 трлн. м3 газа.

Южно-Калифорнийский нефтегазоносный бассейн располагается в осевой зоне рифтовой долины Восточно-Тихоокеанского срединно-океанического хребта. Непосредственно на продолжении рифтовой зоны хребта находится нефтегазоносный бассейн Грейт-Валли. Несколько западнее располагаются грабенообразные впадины Лос-Анджелес, Вентура-Санта-Барбара и Санта-Мария, содержащие промышленные скопления углеводородов. Их начальные доказанные запасы составляли более 1,5 млрд. т нефти. Большинство месторождений прибрежные, 17 из них находятся непосредственно в проливе Санта-Барбара, отделяющего от континента о-ва Санта-Роза, Санта-Крус, Сан-Мигель и др. Начальные извлекаемые запасы морских месторождений оценивались в 600 млн. т нефти. Наиболее значительные морские месторождения этого района — Элвуд, Дос-Куадрос, Ринкон.

В прикалифорнийской части залива развивается добыча нефти у м. Аргуэлло, где разведанные запасы составляют 50 млн. т. Залежи приурочены к формации Монторей.
В целом, неоткрытые запасы тихоокеанского шельфа США оцениваются в 140—900 млн. т нефти и 30 — 220 млрд. м3 газа.

Нефтегазоносный бассейн Гуаякиль-Прогрессо находится па шельфе Эквадора и Перу. Здесь открыто 60 мелких и средних нефтяных месторождении, среди которых одно крупное — Ла Бреа — Паринас (140 млн. т) на побережье Перу, а также газовое месторождение Амистад (163 млрд. м3) на шельфе Эквадора. В южной части залива Гуаякиль выявлено 17 морских месторождений нефти, из них наиболее значительные Гумбольдт, Литораль, Провидения. Годовая добыча нефти па морских месторождениях этого региона составляет порядка 15 млн. т.

Источник: neftegaz.ru

«Алроса»

Группа компаний «Алроса» с 1992 г. сотрудничает с Анголой в сфере добычи алмазов и гидроэнергетики. Ей принадлежит 32,8% акций горнорудного объединения «Катока». Месторождение Катока является крупнейшей в Анголе кимберлитовой трубкой, 4-м в мире месторождением по объемам залежей и добыче алмазов. «Катока» ежегодно добывает и реализует около 6,8 млн карат алмазов. Ежегодная прибыль «Алросы» от проекта составляет $30 млн.

В 2015 г. «Алроса» достигла соглашения с государственной ангольской компанией «Эндиама» о совместной разработке новых месторождений Луаши и Чиузо. Их ввод в эксплуатацию потребует инвестиций в размере около $1 млрд. При этом ожидаемые объемы производства составляют около 12,5 млн каратов алмазов в год.

«Лукойл»

Нефтяная компания «Лукойл» занимается разведкой и освоением нефтяных месторождений в прибрежных странах Гвинейского залива (Гана, Кот-д’Ивуар, Камерун, Сьерра-Леоне, Нигерия). Общий объем инвестиций «Лукойла» в страны региона по оценкам экспертов превышает $1 млрд. По причине нерентабельности часть активов компании была выведена из проектов в Сьерра-Леоне и Кот-д’Ивуаре.

В то же время в 2014 г. она вошла в шельфовый проект американской компании «Шеврон» (Chevron) в Нигерии, получив 45% капитала и 18% прибыли совместного предприятия, а в 2015 г. стала участником проекта по разработке участка Этинде в акватории Республики Камерун (доля «Лукойла» составила 30%).

«Газпром»

Корпорация «Газпром», помимо разведки и освоения газовых и нефтяных месторождений, участвует в сооружении газопроводов и др. транспортной инфраструктуры. В частности, «Газпром» проявлял заинтересованность в участии в проекте строительства транссахарского газопровода Нигерия — Алжир, а в 2010 г. достиг договоренностей с госкомпанией Намибии Namcor и британской фирмой Tullow Oil о совместном освоении газового месторождения Куду (запас — 28 млрд куб.м).

Объем инвестиций «Газпрома» в страны Африки по оценкам экспертов превышает $500 млн.

«Ренова»

Группа компаний «Ренова» осуществляет добычу марганцевой руды, производство ферросплавов, разведку урана и золота в таких странах как ЮАР, Габон, Мозамбик. Общий объем инвестиций «Реновы» превысил $1 млрд.

«Русал»

Российская объединенная компания «Русал» занимает доминирующие позиции в добыче бокситов в Республике Гвинея. Объем инвестиций компании оценивается в $1,5 млрд.

Гвинейские бокситы обеспечивают до 60% потребностей Русала в этом сырье.

Great Dyke Investments (Private) Limited

В сентябре 2014 г. было объявлено о создании совместного российско-зимбабвийского предприятия Great Dyke Investments (Private) Limited, владеющего лицензией на разработку платины месторождения Дарвендейл. Российская доля в предприятии составляет 50%, из которых 40% принадлежит консорциуму в составе государственной корпорации «Ростехнологии», Внешэкономбанка, а также инвестиционно-промышленной группы «Ви Холдинг», еще 10% — Центру делового сотрудничества с зарубежными странами.

Подтвержденные запасы платины Дарвендейла, считающегося вторым по запасам месторождением платины в мире, составляют 19 тонн, ресурсы — 755 тонн с учетом других металлов (платина, палладий, родий, золото, никель и медь) в пересчете на условную платину. Работы по его строительству, которые планируется завершить к 2018 г., требуют инвестиций в размере $500 млн. Общее количество инвестиций в разработку до 2055 г. оценивается в $3 млрд.

«Росатом»

Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» предлагает африканским странам свои услуги по строительству АЭС, а также проводит разведку и добычу урановой руды. Наибольшие перспективы для компании в настоящее время представляют возможности сотрудничества с ЮАР. Еще в 2013 г. «Росатом» представил проект строительства девяти энергоблоков общей мощностью 9,6 гигаватт при общем объеме инвестиций $40-50 млрд. При этом российская компания предусматривала возможность предоставления государственного кредита в объеме 70-85% от суммы сделки, а также локализации производства на уровне 40-60%, предоставления местным предприятиям заказов на выполнение работ на $16 млрд.

В сентябре 2014 г. было подписано межправительственное соглашение о стратегическом партнерстве в области атомной энергетики и промышленности между Россией и ЮАР. Однако соглашение носит рамочный характер и не ставит точку в борьбе за подписание контрактных обязательств. Главными конкурентами «Росатома» в ЮАР выступает французская корпорация Areva, а также компании КНР, Республики Корея, США и Японии.

Источник: tass.ru

Активность США в Африке

По имеющимся прогнозам, в 2030-х гг. Африка превратится практически в эксклюзивный глобальный стратегический резерв источников сырья. Речь в первую очередь идет о тех его видах, которые имеют военно-стратегическую значимость и незаменимы в оборонных технологиях. Уже сейчас по некоторым видам цветных и редких металлов, без использования которых технологически невозможен выпуск современной продукции военного назначения, зависимость ВПК США от импорта из некоторых стран Тропической (субсахарской) Африки превышает 50%, а по кобальту — 75% [1].

Зная это, американцы заранее обеспокоились получением беспрепятственного доступа к африканскому сырью. Еще в середине 1990-х гг. при протежировании Вашингтона базирующиеся в США компании American Mineral Fields [2] и Barrick Gold получили контроль над месторождениями колтана и кобальта в ДР Конго. С учетом того, что на тот момент восток этой страны был занят группировками, тесно связанными с Руандой и Угандой, американцы снабжали власти этих стран вооружениями в обмен на содействие в разработке минеральных богатств региона. Небезынтересный факт — в совет директоров обеих компаний входил бывший президент США Дж. Буш-старший.

Тесно связана с находящимися в Африке бизнес-структурами и семья Клинтонов. В 2007 г. шведско-канадская фирма Lundin Group, работавшая на тот момент в ДР Конго, Судане и Эфиопии и имевшая весьма неоднозначную репутацию в плане вовлеченности в несколько эпизодов мошенничества, объявила о передаче Clinton Foundation 100 млн долл. для продвижения кандидатуры Х. Клинтон на выборах президента США 2008 г. Такая «жертвенность» не осталась без ответа. В 2010 г. уже будучи Госсекретарем Х. Клинтон добилась того, чтобы Киншаса отменила решение о национализации шахт, контролируемых Lundin Group.

Хорошо известно, что американские компании Apple, Intel и Motorola, возможно, и непреднамеренно, покупают сырье из ДР Конго для изготовления смартфонов и ноутбуков, которое относится к «конфликтным минералам» (иногда их называют «кровавыми»). Учитывая, что центральным правительством в Киншасе официально сертифицированы меньше 5% всех горнодобывающих шахт, работающих на востоке страны (например, в провинциях Южное и Северное Киву), а объемы поставок значительно превышают возможности этих минеральных разработок, то они могут идти только с тех «точек», которые не находятся под контролем властей и вокруг которых могут вестись боевые действия.

Весьма активны американцы и на рынке углеводородов. Exxon Mobil и Chevron вместе с малазийской Petronas фактически являются монополистами в сфере добычи нефти в Чаде. Этими же компаниями, а также американской Anadarko Petroleum ведется разведка газа в перспективных месторождениях соответственно Танзании и Мозамбика. Крупная энергетическая компания со штаб-квартирой в Далласе Kosmos Energy активна в Западной Африке. В Гане и Экваториальной Гвинее она добывает нефть; в Сенегале, Мавритании и Западной Сахаре (через свою дочернюю компанию Cairn Energy — по разрешению контролирующих территорию страны марокканцев и к неудовольствию частично признанных властей Сахарской Арабской Демократической Республики) — проводит разведывательные работы.

Впрочем, «золотой век» отношений США с Африкой, выпавший на 1990-е – начало 2000-х гг., когда Вашингтон практически не имел конкурентов, способных подорвать его лидирующие позиции на континенте, прошел. В игру вступил Китай, который всего за десятилетие стал крупнейшим партнером африканских стран, потеснив остальных практически во всех сферах, а в особенности — в получении доступа к обширным сырьевым резервам региона. Американцам за неимением другого оставалось только убеждать африканские столицы, что действия Пекина на континенте ведут к «новому этапу колониализма». Однако в нынешних условиях местные лидеры больше склонны не прислушиваться к словам, а ориентироваться на реальные действия, которые не подтверждают таких алармистских прогнозов.

Африканское сырье для Поднебесной

Интерес Пекина к Африке понятен. Промышленность страны в условиях непрекращающегося экономического роста остро нуждается в иностранном сырье, обширные запасы которого находятся в африканской земле. Пекин прежде всего интересуют углеводороды. За последнее десятилетие он стал главным импортером нефти из таких стран, как Судан, Ангола, Нигерия и ДР Конго. Практически во всех государствах субсахарской Африки китайские компании (крупнейшие из них — China National Petroleum Corporation и China National Offshore Oil Corporation) ведут газо- и нефтеразведку. После того как в Южном Судане, ставшем после обретения независимости в 2011 г. главным источником нефтепоставок в Китай в восточноафриканском регионе (за Суданом осталась роль транзитера), в 2013 г. разгорелась гражданская война. Китай впервые в истории ангажировался политически в разрешение африканского кризиса, назначив специального посланника по вопросам южносуданского урегулирования.

Китайские власти предпринимают шаги и в направлении того, чтобы искоренить злоупотребления в деятельности своих нефтедобывающих компаний в Африке. Летом 2015 г. Пекин начал полномасштабный аудит госкорпорации Sinopec, с 2004 г. являющейся крупнейшим нефтяным оператором в Анголе (в альянсе с местной Sonangol). Как выяснилось, 10 млрд долл. китайских госзаймов, потраченных Sinopec с 2008 по 2015 гг. на развитие новых нефтеносных районов страны, не только не окупились, но и были выданы без достаточного на то основания под «честное имя» одного из крупных китайских бизнесменов, который имел хорошие связи в ангольском руководстве.

Заинтересованность Пекина в минеральных богатствах Африки попытались недавно связать и с мирным «переворотом» в Зимбабве, повлекшем отставку Р. Мугабе в ноябре 2017 г. В частности, некоторые эксперты высказывали мнение, что произошедшее не обошлось без «руки» Поднебесной. В качестве аргумента приводилось то, что Китай, являющийся крупнейшим покупателем местного табака, а также вложивший миллионы долларов в разведку и добычу золота, алмазов и редкоземельных элементов, был недоволен тем, что неблагоприятный инвестиционный климат в Зимбабве препятствует полноценной работе там китайского бизнеса. Представляется, что на деле Китай едва ли «дал отмашку» на смену власти в Хараре (это не в его политической традиции, да и мизансцена в Зимбабве поменялась слишком неожиданно и стремительно). Однако то, что Пекин не выступил в поддержку Р. Мугабе подтверждает, что такое развитие событий там желали и сочли за благо.

В богатой медной рудой Замбии (целый ее регион носит название Copperbelt — «медный пояс») китайские компании работают с конца 1970-х гг., что позволило им получить львиную долю в добыче и сбыте этого сырья, а также кобальта и урана. Там же произошли и наиболее известные эпизоды нарушения китайцами местного трудового законодательства, обернувшиеся в 2005 и 2010 гг. столкновениями замбийских рабочих с их китайскими управляющими, широко растиражированные западной прессой.

Естественно, было бы преувеличением утверждать, что приход Китая в Африку не имеет шероховатостей. Появление чего-то кардинально нового никогда и нигде не проходит гладко. Однако в отличие от «старых» партнеров Африки, Китай готов не только брать, но и в не меньшей степени давать — инвестировать, оказывать безвозмездную помощь, развивать инфраструктуру и делать это, не раздражая своих африканских партнеров, не влезая в их внутреннюю политику и не навязывая им каких-либо критериев развития гражданского общества и демократии.

Железная хватка Старого Света

Что же до «старых» партнеров Африки — бывших колониальных держав, то хотя их возможности на континенте весьма ограничены, в ключевых для их национальных интересов точках они не намерены сдавать свои позиции. Наиболее показательна Франция, энергетика которой, «завязанная» на атомных электростанциях, в большой степени зависит от бесперебойных поставок африканского урана. Крупнейший его экспортер — западноафриканская страна Нигер, в которой фирмы, подконтрольные компании Areva (госкорпорация и лидер атомной промышленности Франции), являются операторами основных месторождений урана в стране. Стоит отметить, что и французская операция «Сервал» в 2013 г. против восставших на Севере Мали (и на границе с Нигером) туарегов и радикальных исламистских группировок, и активное сколачивание Парижем Объединенных сил «Сахельской группы пяти» (Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер, Чад), помимо заявленных целей борьбы с терроризмом и организованной преступностью, преследуют и еще одну, сугубо прагматическую задачу — обеспечение сырьевых интересов бывшей метрополии в регионе.

В то же время деятельность Areva в Африке не раз навлекала на себя огонь критики. После многочисленных проволочек компания согласилась выплатить компенсацию за радиоактивное загрязнение и лечение сотрудников урановых разработок в Габоне, где шахты закрылись в начале 2000-х гг. В 2016 г. после публикации конфиденциальных документов на сайте WikiLeaks разразился скандал, связанный с добычей урана в Центральноафриканской республике (ЦАР), производившейся французами в 2007-2012 гг. Согласно обнародованным данным, Areva при покупке канадской компании UraMin, которая вела добычу урана в ЦАР до 2007 г., ввела в заблуждение своих акционеров насчет его запасов в этой стране (на деле предприятие оказалось нерентабельным), а уйдя с местного рынка, так и не выполнила своих обязательств перед местными рабочими по заключенным трудовым контрактам.

Практически во всех странах Африки, где в той или иной степени ведется разведка или добыча углеводородов, работает французская компания Total. География ее деятельности охватывает как те государства, где нефтедобыча ведется давно (Нигерия, Ангола), так и те, где соответствующие ресурсы были обнаружены сравнительно недавно. В Восточной Африке — это Кения, Уганда, Танзания; в Западной — Гвинея и Мавритания.

Глубоко укоренились в африканских странах нефте- и горнодобывающие «мастодонты» из Великобритании. По данным на 2016 г., потенциальная стоимость всех африканских недр, контролируемых британскими компаниями, составляла 1,06 трлн долл., включая 6,6 млрд баррелей нефти и 79,5 млн унций золота. Горнодобывающие гиганты — англо-швейцарская Glencore и англо-австралийская Rio Tinto — активны в «медном поясе» Замбии и ДР Конго, ведут добычу различных металлов в Западной Сахаре, Зимбабве, Намибии и на Мадагаскаре. Британо-голландская Shell владеет нефтяными вышками и нефтеперерабатывающими мощностями в Нигерии, Камеруне, Габоне, Гане и ЮАР, а BP получила контроль над девятью нефтеразведочными блоками в Анголе и готовится к выходу на нигерийский рынок.

В то же время наиболее резонансных результатов добилась англо-ирландская Tullow Oil. В 2007–2010 гг. она подготовила и запустила добычу нефти на наиболее перспективном африканском месторождении Jubilee в Гане, обнаружила крупные запасы нефти в Уганде (оз. Альберт, 2006 г.) и Кении (оз. Туркана, 2012 г.). В Кении первая нефть должна «пойти» в 2018 г. В Уганде же после многочисленных бюрократических препонов, судебных споров с китайцами, а также неясности с транспортировкой [3] начало добычи начнется не раньше 2020 г. и уже не Tullow Oil, а перекупившей 2/3 ее активов в этой стране французской Total.

Источник: russiancouncil.ru

В странах Африки наблюдается устойчивый рост нефтедобычи, и рост количества перспективных месторождений. Наиболее значимые объемы добычи нефти на континенте находятся на морских территориях и сопряжены со значительными техническими сложностями и высокими требованиями экологической безопасности. Африканские компании на сегодняшний день не обладают необходимым опытом и компетенциями в этом направлении. Среди иностранных компаний ведущих нефтедобычу и нефтепереработку на континенте лидерские позиции много лет занимает французская компания Total.

Total в Африке

Африка является ключевым континентом для Total. Африка представляет четвертую часть продукции компании.

Total является ведущим производителем с точки зрения объемов добычи нефти и газа, плотности розничных сетей и поставок электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников. Сильные позиции Total в Африке объясняются традиционно тесными отношениями французского бизнеса с африканскими странами. У компании выстроены партнерские отношения с потребителями, благодаря сети станций технического обслуживания, которая является крупнейшей в Африке.

Total является № 1 розничным продавцом в Африке. Сеть Total насчитывает 4500 станций раздачи топлива и технического обслуживания, на которых расположены 3000 магазинов. Эти торговые точки являются также крупнейшей торговой сетью на континенте, опережая южноафриканский Shoprite.

Последним успешным шагом Total по укреплению своих позиций в Африке стало соглашение, позволяющее ей контролировать активы Anadarko в Африке. Таким образом, Total оставляет далеко позади своих мировых конкурентов в борьбе за месторождения и рынки Африки (Chevron и Exxon Mobile прежде всего).

Происходит укрепление и без того крупного африканского портфолио Total.

«Si elle se réalise, l’acquisition d’Anadarko par Occidental nous offre l’opportunité d’acquérir un portefeuille d’actifs de classe mondiale en Afrique, ce qui renforcerait notre position de leader parmi les sociétés privées internationales sur le continent», сказал Патрик Пуянне, генеральный директор Total. «Nous pourrions ainsi tirer parti de notre expertise dans le gaz naturel liquéfié (GNL) en opérant un projet majeur au Mozambique et dans l’offshore profond au Ghana. Et nous deviendrions opérateurs d’actifs pétroliers majeurs en Algérie dans lesquels nous sommes déjà partenaires», — сказал он в том же документе[1].

Если предложение Oxy о поглощении будет успешным, Total получит 1,2 миллиарда баррелей доказанных и вероятных запасов, 70 процентов из которых — газ. В более долгосрочной перспективе Total получит также до двух миллиардов баррелей ресурсов природного газа в Мозамбике.

Достаточно, чтобы укрепить и без того крупный африканский портфель для французской группы, которая в настоящее время производит около 700 000 баррелей в день (2,8 млн. баррелей в день в мире в 2018 году) именно в Африке.

Лидеры

Лидеры африканского континента по количеству добываемой сырой нефти в сутки, представлены следующими странами:

Во всех этих странах, присутствует компания Total, — либо как розничный продавец, либо как оператор нефтедобывающих платформ и нефтеперерабатывающих производств. В ряде стран она занимает ключевые позиции. Особое значение имеют недавно запущенные морские платформы по добыче нефти — Moho Nord (Congo) et Kaombo (Angola).

ДРК Конго

Moho Nord — глубоководный нефтяной проект, расположенный в 75 километрах от конголезского побережья. Он был запущен в эксплуатацию в марте 2017 года и является крупнейшим нефтяным проектом, когда-либо проводившимся в Республике Конго. Проект Moho Nord, являющийся демонстрацией глубокого опыта работы в оффшорной среде и центра современных технологий, укрепляет наше лидерское положение в Африке.

Production type: Oil

Project type: Ultra-deep offshore

Оператор: Total (53,5%)

Партнеры: Chevron (31,5%), Société Nationale des Pétroles du Congo (15%)

Даты начала: 2017 год

Объемы добычи: 140,000 баррелей в день

Один этот проект покрывает 60% добычи Конго, которая присоединилась к ОПЕК 22 июня, и в настоящее время является третьим производителем в странах Африки к югу от Сахары, опередив Чад и Экваториальную Гвинею, но значительно уступая Анголе и Нигерия.

Ангола

Запущенный в апреле 2014 года, Kaombo является первым проектом на сверхглубоком морском блоке 32, расположенном у ангольского побережья. Каомбо с 658 миллионами баррелей предполагаемых запасов нефти, расположенных на глубинах до 1950 метров и расположенных на площади 800 квадратных километров, является одним из величайших технических достижений Total.

Production type: Oil

Project type: Ultra-deep offshore

Operator: Total (30%)

Partners: Sonangol P&P, Sonangol Sinopec International, Esso, Galp

Start date: July 2018

Объемы добычи: 230,000 баррелей в день

Кроме того, в мае 2018 года Total также подписала партнерство с компанией Sonangol, которое предполагается создание совместного предприятия по развитию сети сервисных станций, включая логистику и поставку нефтепродуктов.

Нигерия

Расположенное примерно в 130 километрах от побережья Нигерии на глубине более 1500 метров, нефтяное месторождение Эгина (Egina) является одним из самых амбициозных сверхглубоких морских проектов Total. Первоначально разработанный для ускорения темпов промышленного производства в Нигерии и передачи технологий, проект будет производить 200 000 баррелей нефти в день, то есть около 10% от общей добычи нефти в стране.

Тип производства: Нефть

Project type: Ultra-deep offshore

Оператор: Total (24%)

Партнеры: CNOOC, Petrobras, Sapetro, NNPC

Дата начала: декабрь 2018

Объемы добычи: 200,000 баррелей в день

ЮАР

В ЮАР компания работает 50 лет. Компания Total была выбрана для строительства и эксплуатации одной из крупнейших наземных фотоэлектрических солнечных электростанций в Южной Африке. Завод вступил в строй в 2016 году и поставляет чистую и устойчивую энергию.

Правительство Южной Африки выбрало филиал Total SunPower для строительства наземной фотоэлектрической солнечной электростанции в Приске, в провинции Северный Кейп. Электростанция мощностью 75 МВт будет снабжать электроэнергией примерно 75 000 домов в Южной Африке.

Партнеры: Mulilo Renewable Energy, Calulo Renewable Energy, IDC, Futuregrowth Asset Management (Pty) Ltd, Total

Проектирование и строительство: SunPower, филиал Total

Установленная мощность: 75 МВт переменного тока (или 86 МВт постоянного тока)

Планы Total

Производство Total в странах Африки к югу от Сахары в настоящее время сосредоточено в «четырех сестрах» Гвинейского залива (Ангола, Нигерия, Конго и Габон). Гвинейский залив является ключевым регионом и основным активом Total. Здесь расположено одиннадцать морских платформ, производственных и складских единиц. В ближайших планах компании разработка нефти на озере Альберт в Уганде и строительство нефтепровода. Это станет одним из новых источников экономического роста на континенте. Помимо своих долей в разведке и добыче в Гвинейском заливе, Total присутствует в двух других стратегических районах в странах Африки к югу от Сахары: в Западной Африке — главным образом через доли в нескольких разведочных блоках в Мавритании, Сенегале, Гвинее и Кот-д'Ивуар — и Намибия, Южная Африка на южной оконечности континента.

[1] https://www.jeuneafrique.com/771336/economie/hydrocarbures-total-mise-sur-occidental-pour-reprendre-les-actifs-africains-danadarko/

Источник: zen.yandex.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.