Какие народы живут в австралии


Австралия и Океания — самая малая часть света, площадь которой составляет всего 9 млн. кв.км, из них 7,7 млн.кв.км приходится на австралийский материк, острова же Океании, разбросанные по огромному водному пространству, имеют в совокупности сравнительно небольшую площадь. Однако, несмотря на небольшие размеры, Австралия и Океания давно являются объектом пристального внимания со стороны этнографов. Такой интерес связан в первую очередь с тем, что здесь вплоть до недавнего времени сохранялись архаичные формы хозяйства, общественного быта и культуры. Отсталость народов Австралии и Океании объясняется географическим положением этой части света, отдаленностью от важнейших центров мировой цивилизации, ограниченностью природных ресурсов.

Австралию и Океанию традиционно делят на 4 историко-этнографические области: Австралию и Тасманию, Меланезию, Микронезию и Полинезию. Происхождение народов Австралии и Океании издавна интересует ученых, но на научный фундамент было поставлено лишь в 60-70гг. ХХ в. Согласно сделанным из исследований выводам, раньше всего были освоены в австралийско-океанийском регионе Австралия и Новая Гвинея. В Австралию первые люди проникли из Юго-Восточной Азии около 40 тыс. лет назад, в Тасманию — 22 т.л.н. Основными занятиями ранних поселенцев в Австралии и Тасмании были охота и собирательство.


На Новую Гвинею мигранты попали также из Юго-Восточной Азии 30 т.л.н. Они, как и австралийцы, принадлежали к австралоидной расе. Потомков всех мигрантов на Новую Гвинею называют папуасами. Они говорят на языках нескольких генетически между собой не связанных групп (эти языки условно называют папуасскими).

Еще одна волна миграционная волна в Океанию, достигшая ее архипелагов 5 тыс.л.н., связана с переселенцами, принадлежавшими в языковом отношении к австронезийской семье. По своему антропологическому типу они, вероятно, принадлежали к монголоидной расе. Предполагаемый язык этой группы — протоокеанийский.

Одна из групп протоокеанийской общности, попавшая на Новые Гибриды, избежала значительного смешения с папуасским населением. Из него сформировалась восточноокеанийская этническая и языковая общность. Примерно 4 т.л.н. эта общность распалась и «восточные океанийцы» расселились по северным островам архипелага Новых Гибрид, юго-восточным Соломоновым островам, архипелагу Фиджи и др. В результате этого население Меланезии представляет собой пеструю мозаику в языковом, этническом, культурном и антропологическом отношениях. Начиная с рубежа нашей эры полинезийцы начали свое расселение по островам Океании.


Европейцы впервые увидели Океанию в 1511г. Это были португальцы д΄Абреу и Серран, проплывшие мимо Новой Гвинеи. В 1521 г. Магеллан проплыл мимо островов Туамоту, достиг Марианских островов. В 1565г. Марианны были формально объявлены колонией Испании, а в 1668г. произошла их фактическая аннексия. С этого времени начинается эра колониальной экспансии европейских держав. Австралия была открыта европейцами (голландский мореплаватель Янсзон) несколько позже Океании — в 1606г. В XVI в. активность в бассейне Тихого океана проявляли испанцы, в XVII в. их заменили в этой роли голландцы, со 2 пол. XVIII в. Великобритания и Франция, а в к.XIX в. к ним присоединились Германия и США.

Последствия европейской колонизации очень тяжелые. Обнищание населения, аборигенная культура либо полностью уничтожена, либо на грани вымирания. Некоторые этнические группы (например, тасманийцы) полностью вымерли. Некоторые племена сильно сократились в численности. Депопуляция была вызвана многими причинами: прямым истреблением, усилением междоусобиц, в результате продажи европейцами огнестрельного оружия местным вождям, распространением новых болезней и т.д.


Австралийцы. По антропологическим признакам аборигены Австралии относятся к австралийской ветви негро-австралоидной большой расы. В 1605г. Австралию открыл голландский мореплаватель Уильям Янсзон. В 1770г. Джеймс Кук впервые посетил восточный берег Австралии. Колонизация Австралии англичанами началась с 1783г.

Население Австралии (вместе с Тасманией) состоит из потомков европейских переселенцев, а также эмигрантов, переехавших из различных европейских стран. Коренные жи­тели Тасмании полностью вымерли.

Коренное население Австралии, прежде расселенное в пределах всего материка, в настоящее время сосредоточено преимущест­венно в его северных, западных и центральных районах, наиболее неблагоприятных по природным условиям.

Антропологически австралийские аборигены весьма специфич­ны и образуют особый тип австралоидной расы. Тип этот характе­ризуется темно-коричневой кожей, черными волнистыми волосами, обильной растительностью на лице, сильно выступающим над­бровьем, широким носом, сравнительно толстыми губами. Рост у австралийских аборигенов средний или выше среднего, голова длинная, лицо прогна́тое (то есть с несколько выступающими впе­ред челюстями).


Аборигены Австралии говорят более чем на 200 языках, отно­сящихся к особой австралийской языковой группе, родство внутри которой более отдаленное, чем внутри семьи. Группа эта подразде­ляется на 20 с лишним подгрупп, крупнейшей из которых является пама-ньюга, объединяющая свыше двух третей всех языков корен­ного населения.

Тасманийские языки (всего их было 2) очень слабо изучены, но судя по всему, неродственны австралийским языкам.

Основным занятием австралийцев и тасманийцев были охота и собирательство, причем охотились преимущественно мужчины. Женщины и дети оказывали посильную помощь мужчинам во время охоты, а также собирали различные съедобные дикорастущие растения и ловили мелких животных.

Главными объектами охоты были кенгуру и другие сумчатые животные, птицы.


отились австралийцы с помощью копий (иног­да составленных из нескольких частей), а также различных мета­тельных палиц, в частности бумеранга. Лук и стрелы встречались в Австралии только на полуострове Йорк, где они были заимство­ваны у папуасов Новой Гвинеи. Из способов охоты более характерными были активные: пре­следование животного, облавы и т.д.

Изготовлением орудий труда из камня занимались мужчины. Особенно сложно было изготавливать пи́рри – каменные зубчатые наконечники копий. Пищу варить не умели, жарили на огне. Жилищем служили шалаши. Одежды почти не было. Украшения австралийцев разнообразны и многочисленны: из раковин, тростника, зубов, ярких птичьих перьев. К украшениям относится и палочка, вставленная в нос. Австралийцы раскрашивали свое тело, чтобы стать красивее, удивить, привлечь внимание. Необыкновенное сочетание красок могло напугать врага. Позднее окраска приобрела гигиеническое значение: тело намазывали смесью масла и жира с краской, и на юге это предохраняло от жарких солнечных лучей, спасало от укусов насекомых, а на севере помогало выдерживать холод.

Австралийские мальчики в 9 лет проходят возрастные обряды – инициации, когда взрослые разными способами испытывают мужество мальчика: например, в носовую перегородку ему вставляют палочку из дерева акации (или костяную), а на грудь или на спину наносят рубцы.


Приглашения на празднества, охоту и т.д. передавали вестники. Они приходили в соседние общины с особыми палочками, зарубки на которых имели особый смысл.

Австралию называют классической страной тотемизма. Племя делилось на 10-30 тотемических групп, носящих название какого-либо животного или растения: Кенгуру, Лягушки, Динго, Водяной лилии и др. Священными тотемическими предметами считаются чуринги — плоские камни и куски дерева с орнаментом. Австралийцы верили в магическую силу чуринг. Хранились они в особых священных местах. Верховными хранителями их были старейшины. Верили австралийцы и в колдовство. Считалось, что враг может вызвать болезнь или смерть человека, если направит в его сторону магическую «палочку-смерть».

НАРОДЫ ПАПУАСИИ.

По антропологическим признакам папуасы принадлежат к меланезийской ветви большой негро-австралоидной расы.


звание «папуас» происходит от малайского слова «папу́ва»- курчавый. В XIX в. папуасы занимались земледелием, рыбной ловлей, гончарством. Главные земледельческие культуры – батат и сахарный тростник. Основные орудия труда – каменные и раковинные топоры, тесла, костяные скребла, острые осколки раковин. Папуасы шлифовали орудия труда и умели просверливать камни. Гончарством занимались женщины. Гончарного круга не знали: сосуды изготавливали с помощью круглого камня и плоской дощечки.

Папуасы селятся обычно небольшими деревнями. Взрослые мужчины живут отдельно от остальных жителей, в особом мужском доме, что отражает половозрастное разделение труда. Хижины – свайного типа или наземные. Пол в свайных постройках из бамбуковых стволов, в наземных – земляной. Стены сооружаются из бамбука и древесной коры, иногда из грубо обработанных досок. Хижины кроются пальмовыми листьями. Форма дома прямоугольная, реже – круглая.

Женская одежда состояла из юбки или передника из растительного волокна. Мужчины носили пояс из луба или коры. Нагрудными украшениями мужчин служили большие загнутые кольцом кабаньи клыки. В уши вставляли крупные серьги, а в нос – палочку. Пышные прически мужчины украшали большими, искусно вырезанными гребнями из бамбука, перьями, цветами. Для сохранения прически ночью спали на головных скамейках.


В пищу употребляют свиное мясо, печеное таро, бабаты. Из корней перечного растения приготовляли опьяняющий напиток каву.

Папуасы верили, что деревянные и глиняные изображения предков, черепа, кости, а также маски обладают сверхъестественной силой, охраняющей живущих.

НАРОДЫ МЕЛАНЕЗИИ.

Меланезийцы — жители островов, покрытых густыми темными тропическими лесами. От этого и еще от темного цвета кожи жителей острова получили свое название (в переводе с греческого «Меланезия» — «черные острова»). Меланезия имеет весьма сложный этнический состав населе­ния, хотя все же уступает в этом отношении Папуасии. В Меланезии проживает более 200 этносов. Так же как в Папуасии, они подраз­деляются по языку на две основные группы: народы, говорящие на австронезийских языках, и народы, говорящие на папуасских языках. Однако соотношение этих групп в Меланезии иное, чем на Новой Гвинее — здесь резко преобладают австронезийскоязычные группы, папуасов же сравнительно немного.


Все распространенные в Меланезии австронезийские языки относятся к восточноавстронезийской, или океанийской ветви. Океанийская ветвь распадается на ряд групп, крупнейшей из кото­рых является восточноокеанийская. Народы, говорящие на языках восточноокеанийской группы, живут на северных и центральных островах архипелага Новых Гебрид, островах Банкс и юго-вос­точных островах из группы Соломоновых. К восточноокеанийской группе относятся по языку и так называемые «внешние полине­зийцы» — население небольших полинезийских колоний на неко­торых периферийных островах Меланезии (Тикопиа, Реннелл и др.). Народы, относящиеся по языку к другим группам океанийской ветви, расселены в некоторых районах Новой Гвинеи, на архипелаге Бисмарка, островах Д’Антркосто и Тробриан, архипелаге Луизиада, в северо-западной части Соломоновых островов, в южной, а от­части, и в северной части архипелага Новых Гебрид.

Этносы, говорящие на папуасских языках (в Меланезии пред­ставлена восточнопапуасская надсемья), обитают на архипелаге Бисмарка (главным образом, на северо-востоке Новой Британии), некоторых из Соломоновых островов (Велия — Лавелия и др.).


Среди коренного населения Меланезии преобладает мелане­зийский антропологический тип, для которого характерны темная кожа, толстые губы, широкий нос, умеренно курчавые волосы, среднеширокое лицо. Языки меланезийцев входят в малайско-полинезийскую семью языков.

Основное занятие меланезийцев — ручное земледелие. Важней­шие из возделываемых культур — ямс, таро, кокосовая пальма, хлеб­ное дерево, банан, пизанг, саговая пальма. Орудия труда — каменные и раковинные топоры. Прибрежные жители – искусные рыболовы. Сети плетут из волокна, покрывающего скорлупу кокосового ореха, из полос лианы и других растений. Сети принадлежат всей деревне.

Жилища — легкие наземные сооружения на сваях, удлиненно-прямоугольные, встречаются круглые жилища.

Одежда меланезийцев крайне скудная: набедренная повязка, пояс и передник. Украшения чрезвычайно многочисленны. Очень своеобразны налобные украшения из диска белой раковины с наложенным орнаментом из темного щита черепахи.

Как и у папуасов, был распространен культ предков. Наиболее типичным традиционным верованием Меланезии является вера в некую безличную силу «ма́на», которая присуща разным предметам и явлениям природы, отдельным могущественным людям, их душам после смерти. У меланезийцев были распространены тайные мужские союзы. До вступления в тайный союз мальчики проходили обряд посвящения. Родственники их вносили определенный взнос раковинными деньгами. Члены союза собирались в особых священных местах в лесу, где в костюмах из листьев и причудливых масках исполняли церемониальные танцы.

НАРОДЫ МИКРОНЕЗИИ.

Микронезия (в переводе с греческого «мелкие острова») насчитывает более полутора тысяч островов, но заселено небольшое количество, так как остальные очень малы. Микронезийцы относятся к тихоокеанской ветви монголоидной расы. Все народы Микронезии говорят на языках австронезийской семьи, причем на западе рас­пространены языки западно-австронезийской ветви этой семьи, на востоке — восточноавстронезийской (океанийской).

Общественный строй на островах Микронезии был неоднороден. На Маршалловых островах, островах Гилберта, Понапе население делилось на «благородных» и «простых». В религиозных представлениях микронезийцев преобладает культ предков, они поклоняются также духам природы и небесным божествам.

Ко времени первых контактов с европейцами население Микро­незии занималось земледелием и рыболовством. Земледелие получило наибольшее развитие в Западной Микронезии. В Западной Микронезии выра­щивались ямс, таро, бананы, кокосовая пальма, хлебное де­рево, сахарный тростник. Земля обрабатывалась палкой с заострен­ным концом или каменной мотыгой.

В Восточной Микронезии земледелие явно уступало рыболовст­ву. Из сельскохозяйственных культур особенно широкое распро­странение получили плодовые деревья (кокосовая пальма, хлебное дерево, панданус, бананы). Меньшее значение имело возделывание клубнеплодов (таро, ямса, батата). Рыболовство достигло высокой степени совершенства. Рыбу ловят сообща жители нескольких деревень под руководством вождя, применяя большие общественные сети. Сети достигали 30-40 м. в длину и снабжа­лись поплавками из колен бамбука. Микронезийцы знали плетение и ткачество. Одежда мужчин состоит из тканого пояса; женщины носят передник из травы или из циновки, сотканной из волокон банана.

Жилище на Каролинских, Маршалловых островах и на островах Гилберта своеобразной конструкции: в них нет стен. На столбах устанавливается двускатная крыша; на высоте 2,5 – 3 м. над землей настилается пол, в котором прорубается отверстие. На о. Яп встречаются мужские дома на каменном фундаменте.

В связи с развитием обмена на островах Микронезии появляются деньги. Особенно ценились раковинные деньги «диварра», а на о.Яп до сих пор в ходу «каменные деньги». Круглые каменные монеты с отверстием посередине похожи на мельничные жернова. Есть небольшие и огромные — до 3-5 м. в диаметре. Большие монеты весят иногда до 150-160 кг. Ценность их зависит от величины и отделки. Одним из первых о каменных деньгах писал Н.Н. Миклухо-Маклай: «Эти деньги лежат на берегу моря, покрываются ежедневно приливом, валяются на улицах и дорогах, несмотря на то, что каждый экземпляр может иметь ценность многих сотен долларов, они могут служить даже материалом для мостовых и других построек и не быть ни украдены, ни испорчены».

НАРОДЫ ПОЛИНЕЗИИ.

Полинезийцы населяют огромный островной мир — Полинезию (в переводе с греческого — «многочисленные острова»). Несмотря на большую территориальную распыленность по многочисленным, нередко далеко отстоящим друг от друга архипела­гам, все полинезийские народы довольно близки между собой по своему антропологическому типу, языкам и традиционной культуре.

Расовый тип полинезийцев весьма специфичен. Для него харак­терны темно-смуглая кожа, высокий рост, широковолнистые воло­сы, средняя степень развития третичного волосяного покрова, слег­ка прогнатное лицо и средневыступающий, довольно широкий нос. По мнению ряда исследователей, полинезийцы в антропологичес­ком отношении представляют собой контактный тип между монго­лоидной и австралоидной расами. Число полинезийских народов около 40. Среди полинезийских этносов имеется пять сравнительно крупных и хорошо консоли­дированных народов: новозеландские маори, самоа, тонга, гавайцы и таитяне.

К моменту европейской колониальной экспансии в Полинезии был распространен особый хозяйственно-культурный подтип или даже тип, который называют островным, или океанийским.

Основными занятиями полинезийцев являлись, да и сейчас являются, ручное земледелие и рыболовство. Главные возделывае­мые культуры — кокосовая пальма, хлебное дерево, банан, таро, яме, батат (на Новой Зеландии), тыква, кабачки. В отличие от Меланезии в Полинезии земледелием занимаются и мужчины, и женщины, а на Тонга — только мужчины.

Полинезийская одежда состояла из набедренной повязки или передника у мужчин и юбочки либо передника у женщин. Материа­лом для изготовления одежды служила тала, трава, циновки, рас­тительные волокна, иногда птичьи шкурки, перья. Теперь такую одежду можно увидеть только во время празднеств, в обиход же прочно вошла дешевая покупная одежда европейского типа. Очень распространены в Полинезии различные украшения, причем их носят и мужчины, и женщины. Одно из самых излюбленных укра­шений — цветы.

Социальное расслоение зашло в Полинезии так далеко, как нигде в других регионах Океании. Почти на всех архипелагах выде­лились наследственные вожди и связанная с ними элита (арики, арии, алии и т. д.). Представители знати делились на ранги и обычно были связаны между собой родственными узами. Вожди собирали подать с остального населения. Знатным семьям принадлежали лучшие земли на островах.

Следующим социальным слоем были свободные общинники, а за ними шла группа несвободного населения, включавшая и ра­бов. В целом общественный строй полинезийцев можно охаракте­ризовать как сословно-кастовый. Считалось, что вожди, жрецы и военачальники в отличие от простых людей обладали некоей действенной силой – ма́на. Их утварь и еда были табу́, т.е. неприкосновенны, а имена их не разрешалось произносить вслух.

Для полинезийских религиозных верований характерен многообразный мир богов. Во главе пантеона стоит Тангароа, принесший на землю свет, Тане — создатель растений и животных. Богиня Луны Хина будто бы научила женщин изготавливать тапу. Бог грома и дождя Ронго был одновременно богом песни и танца. Кроме «великих богов», есть множество менее значительных божеств, героев, демонов и обожествленных предков.

Полинезийцы знали мореплавание, их называли «викингами южных морей». У них были двойные лодки, которые достигали 40 м в длину, 10 м в ширину и вмещали по 200-300 человек. Дж. Кук видел у побережья Таити 159 таких лодок. Во время длительных плаваний полинезийцы ориентировались по звездам, по направлению морских течений и ветра.

Распространена одежда из тапы — древесного материала. Для изготовления тапы пользуются корой фикуса, хлебного или бумажно-шелковичного дерева. На стволах делают надрезы ножами или другими острыми предметами и снимают с них большие куски коры. После этого отделяют внутренний слой коры, называемый лубом, от наружного, очищают луб скребками и вымачивают. Затем луб раскладывают на деревянной доске и начинают бить по нему деревянной колотушкой. Продолговатый кусок луба становится почти квадратным. Куски луба не сшивают, а продолжают бить по ним колотушкой и соединяют, таким образом, несколько кусков в большие полотнища. Рисунки, встречающиеся на тапе, выполняются обычно прямыми линиями. Нередко узор воспроизводит линии, похожие на лист какого-либо растения. Старинные рисунки окрашивали только в три цвета – черный, белый и красновато- коричневый

.аг522

Рисунок на тапе

На островах Таити знатные люди, желая показать свое богатство, надевали несколько одежд одна на другую. Одежда знатного вождя состояла из трех плащей, надевавшихся один на другой. Из них нижний, самый длинный, был белого, средний – красного и верхний, самый короткий, – коричневого цвета. Знатные же таитянки часто обертывали вокруг бедер четыре слоя тапы белого и красного цвета и повязывались поясом, сплетенным из растительных волокон.

На Гавайских островах носили одежду из птичьих перьев. Плащи из перьев были легкими, теплыми и очень красивыми. Цвет их алый или золотисто-желтый. Одежду из перьев умели хорошо украшать: по красному полю располагали жёлтые полумесяцы и треугольники, иногда плащи окаймляли линиями из золотистых, зелёных и чёрных перьев. Длина плаща зависела от ранга его владельца. Некоторые плащи свисали до земли, другие были короче и доходили только до пояса. Наряд вождя на гавайских островах дополнялся опахалом из перьев. Рукоятка опахала делалась обычно из костей убитых врагов. Её украшали еще кусочками черепашьего панциря. Свои плащи и шлемы гавайцы делали из перьев маленьких красногрудых и желтогрудых птичек с серповидным клювом. Для изготовления только одного плаща надо было поймать несколько сот и даже тысяч таких птичек. Птички жили в горах. Но горные места гавайцы боялись посещать, так как полагали, что в горах обитают злые духи. Только самые смелые гавайцы решались охотиться за птичками. Перья этих птичек были большой ценностью. Они использовались в качестве денег и обменного товара при торговле с европейцами. Одежда из перьев была прочной и служила защитой от стрел, а в какой-то степени даже и от ударов копьями. Вождь, которому удавалось убить или захватить в плен своего противника, брал в виде трофея плащ и шлем побеждённого.

аг527

Плащ из птичьих перьев (Гаити)

На островах Океании распространена татуировка. Наиболее татуированы были жители Маркизских островов – у них не оставалось на всем теле буквально ни одного свободного места. На островах Полинезии жители украшали тело узорчатым орнаментом либо изображали любимых животных, предметы из окружающей жизни. Иногда рисовали животных или вещи, которые они увидели первый раз в жизни. Новозеландские майори знали 1616 различных узоров татуировки. Татуировкой покрывали лица вождей при жизни и после их смерти. Мумифицированные головы вождей со сложной татуировкой на лицах считались у маори священными реликвиями.

В честь богов полинезийцы воздвигали деревянные храмовые постройки, украшенные искусной резьбой. Блестящими образцами полинезийского искусства являются каменные, деревянные, костяные изображения человеческих фигур, например, на о. Пасхи каменные статуи предков достигают высоты 20м.

как вы думате, где веселее на zone или на у****й? :: zoneland.org

Каменные статуи острова Пасха

Остров Пасхи знаменит не только статуями, но и своей письменностью – кохау ронго-ронго. Ронго-ронго представляет собой дощечки из дерева торомиро с иероглифическими надписями. Насчитывается примерно восемьсот знаков, одни из которых геометрические, другие символические и зооморфные, изображающие крылатых людей, спирали, лодки, странных двуногих существ, лягушек, птиц, рыб, ящериц. Сейчас в музеях мира сохранилось 25 дощечек, их фрагментов, а также каменных фигурок, испещренных такими же таинственными знаками.

pashi_pismo_950

Письменность ронго-ронго на дощечке (остров Пасха)

Вопросы для самоконтроля.

1. Когда начинается заселение австралийского материка?

2. Когда начинается эра европейской колониальной экспансии Австралии и Океании?

3. Что представляет из себя общественный строй на островах Микронезии?

4. Что такое тапа?

5. Что такое чуринги?

6. К каким антропологическим типам относится население Новой Гвинеи?

7. Каковы полинезийские религиозные верования?

8. Чем характеризуется «океанийский» хозяйственно-культурный тип?

9. Почему в Полинезии социальное расслоение зашло так далеко, как нигде в других регионах Океании?

Источник: ebooks.semgu.kz

Коэффициент демографической нагрузки

Коэффициент демографической нагрузки показывает нагрузку на общество и экономику со стороны населения, не относящегося к трудоспособному населению (зависимая часть населения). Под населением, не относящимся к трудоспособному населению понимают суммарное население младше 15 лет и население старше 64 лет. Возраст населения трудоспособного возраста (производительная часть населения), соответственно, между 15 и 65 годами.

Коэффициент демографической нагрузки напрямую отражает финансовые разходы на социальную политику в государстве. Например, при увеличении данного коэффициента, должны быть увеличены расходы на постройку образовательных учреждений, социальную защиту, здравоохранение, выплаты пенсий и т.д.

Общий коэффициент нагрузки

Общий коэффициент демографической нагрузки рассчитывается как отношение зависимой части населения к трудоспособной или производительной части населения.

Для Австралии Коэффициент общей демографической нагрузки равен 47.7 %.

Значение в 47.7 % — относительно низкое. Оно показывает, что численность трудоспособного населения более чем в два раза превышает численность населения нетрудоспособного возраста. Такое отношение создаёт относительно низкую социальную нагрузку для общества.

Коэффициент потенциального замещения

Коэффициент потенциального замещения (коэффициент детской нагрузки) рассчитывается как отношение численности населения ниже трудоспособного возраста к численности трудоспособного населения.

Коэффициент потенциального замещения для Австралии равен 27 %.

Коэффициент пенсионной нагрузки

Коэффициент пенсионной нагрузки рассчитывается как отношение численности населения выше трудоспособного возраста к численности трудоспособного населения.

Коэффициент пенсионной нагрузки в в Австралии составляет 20.7 %.

Источник: Данные этой секции основаны на последних публикациях Департамента Статистики ООН в области демографической и социальной статистики внешняя ссылка.

Источник: countrymeters.info

Восток — самое благоприятное место

Численность населения Австралии, если следовать современным меркам, весьма невелика. Как показала последняя перепись, которая проводилась три года назад, на этом жарком континенте сегодня проживает 23 миллиона 100 тысяч человек. По сути, это чуть больше, чем в одной-единственной Москве.

При этом люди распределились по материку неравномерно. Ведь климат на этой территории очень суров. Более половины всех земель занимают знойные пустыни и полупустыни, где почти невозможно жить. В этих местах плотность населения Австралии крайне низкая — на один квадратный километр всего один человек.

А вот восточное побережье континента для проживания людей очень благоприятно — климат там мягче и ровнее. Там плотность населения Австралии уже в десять раз выше. На один квадратный километр — десять человек.

Города-мегаполисы

Несмотря на небольшую численность населения Австралии, в этой стране есть и города-миллионники. Это Сидней, где проживает свыше трех с половиной миллионов человек, Мельбрун — три миллиона и полуторамиллионный Брисбен.

Остальные люди проживают в небольших городках и поселениях сельского типа. Основное население Австралии проживает в мегаполисах. Сельских жителей здесь всего 10 процентов. Тем не менее, фермерство в этой стране очень развито. Продуктами сельского хозяйства Австралия не только полностью обеспечивает себя, но и отправляет на экспорт.

Местные аборигены

Коренное население Австралии — это аборигены, которые до сих пор живут несколько обособленно на северо-западе материка. Интересно, что племена аборигенов живут в 21-м веке по законам каменного века. Их дети не получают образования, люди не знают, что такое современный календарь, как называются дни недели и месяцы. В своем быту они не используют металлические и железные предметы. Как утверждают ученые, коренное население этой страны является едва ли не самым древним на нашей планете.

Племена аборигенов живут обособленно. Представители каждого племени имеют свой диалект и четкие правила жизненного уклада. Они сохраняют свои традиции, которые уходят корнями в глубь веков. Только в 1967-м году коренных жителей уравняли в правах с пришлым белым населением Австралии. Но многие племена предпочитают оставаться в резервациях, которые не очень-то пригодны для полноценной жизни человека.

Интересно, что до прихода белых людей на материк коренное население не знало, что такое скотоводство. Ведь весь скот — овцы, коровы, быки — был завезен из других стран. До этого аборигены знали только одного крупного млекопитающего — кенгуру, который является символом этой далекой страны. Не занимались аборигены и земледелием из-за сурового климата. А жили в основном за счет охоты и рыболовства.

Неизбежная ассимиляция

Власти страны очень заботятся о том, чтобы культура и традиция аборигенов были сохранены. Тем не менее, ассимиляция неизбежно происходит. Ведь аборигены не обязаны проживать в местах, которые до 1967-го года были им строго отведены. Многие сменили кочевой образ жизни на городской и весьма довольны этим. Из-за того, что условия жизни существенно улучшились, среди коренного населения произошел всплеск рождаемости.

Аборигены стали постепенно вливаться в современную жизнь. В 2007 году власти страны создали даже специальный телевизионный канал для коренных народностей. Правда, вещание на нем ведется на английском. Потому как невозможно вести передачи для всех племен, слишком много наречий и диалектов.

В настоящее время количество коренных жителей Австралии невелико — всего 10 тысяч человек. Но зато они очень любят демонстрировать свои традиции, свой быт, свой уклад жизни. Многие племена с охотой принимают у себя в гостях многочисленных туристов. Они показывают свои ритуальные обряды, демонстрируют танцы, исполняют жертвенные танцы.

Вместо тюрьмы — ссылка

Часто Австралию называют тюремным раем. Этому нелестному определению есть свое историческое обоснование. В XIX-XX веках заключенным Великобритании сказочно повезло — многим из них тюремные сроки заменяли ссылкой на самый далекий континент планеты. Самое первое заселение этой территории было принудительным. И именно воры, убийцы, мошенники и казнокрады Большой Британии начали осваивать эти безлюдные земли. Постепенно здесь начало развиваться овцеводство, которые стало приносить прибыль. Жизненные условия людей улучшались год от года. И тогда уже Австралия стала заманчивой страной для многих бедняков Великобритании. Они были уверены, что на жарком материке смогут жить богаче и сытнее. И уже в 1820 году в Австралию поехали первые добровольцы.

Золото заманило тысячи эмигрантов

А потом и вовсе произошла сенсация — на материке открыли залежи золота, и народ стал массово переселяться туда в поисках богатства. За 10 лет население Австралии увеличилось до одного миллиона человек.

Появились здесь и немцы. Первые эмигранты из Германии — это участники революции 1848 года. На родине их преследовали, а здесь они могли жить спокойно.

Уже в середине XX века состав населения Австралии был очень неоднородным, а численность проживающих на материке выросла в 6 раз. Сегодня здесь живут англичане, немцы, ирландцы, новозеландцы, греки, китайцы, голландцы, итальянцы, вьетнамцы.

Едут до сих пор

Жители всей планеты еще с позапрошлого века знали, что в далекой Австралии их ждут и что там жить хорошо. Интересно, что эмиграция в эту знойную, но очень гостеприимную страну продолжается до сих пор. По статистике, именно Австралия сегодня лежит пальму первенства по приему эмигрантов. Более 150-и тысяч человек ежегодно меняет свое место жительства на постоянную прописку на Зеленом континенте. Они имеют все шансы быстро получить работу и влиться в такое неоднородное австралийское общество, чтобы через несколько поколений их внуки говорили: «Я — австралиец!»

Источник: www.syl.ru

1)В настоящее время в Австралии проживает почти 20 млн. человек, из них 72% англо-кельтов, 17% –других европейцев и 6% – азиатов. Около 21% нынешних жителей Австралии не являются уроженцами этой страны и еще 21% – потомки иммигрантов второго поколения, у которых хотя бы один из родителей не был уроженцем этой страны.
2)
Первыми европейцами, проникшими в Австралию, были, вероятно, португальские мореплаватели. Имеются свидетельства о посещении ими западного, северного и северо-восточного берегов Австралии еще в первой половине XVI в.

Участки побережья Австралии уже изображены на некоторых картах XVI в. (например, на карте Атласа Николаса Валларда 1547 года). Однако до начала XVII в. эти посещения Австралии были, скорее всего, случайными.

С начала XVII в. континент привлекает внимание сразу нескольких европейских держав.

В 1606 г. испанской экспедицией под руководством Луиса Ваэса Торреса был открыт пролив, отделяющий Австралию от Новой Гвинеи (Торресов пролив).

Одновременно в исследование Австралии включились и голландские мореплаватели. В 1606 г. залив Карпентария и берег полуострова Кейп-Йорк был обследован экспедицией голландца Виллема Янсзона. Целью экспедиции являлось исследование южной части Новой Гвинеи.
3)Большая часть проживает вдоль восточного побережья.
На восточном побережье климат благоприятный для проживания, поэтому здесь сосредоточены самые крупные города.
4)Наиболее распространённым языком Австралии является австралийский вариант английского языка. Число говорящих на нём составляет 15,5 млн человек[1]. Следующие по распространённости языки Австралии: итальянский (317 тысяч), греческий (252 тысячи), кантонский (245 тысяч), арабский (244 тысячи), путунхуа (220 тысяч), вьетнамский (195 тысяч) и испанский (98 тысяч)
Австралия является многоконфессиональной страной и не имеет официальной религии. Христианство является основной верой Австралии.
5)Крупнейшая страна — Австралия, единолично и полностью занимает весь одноименный континент, а также прилегающие острова. Ее площадь — семь с половиной миллионов квадратных километров, что является шестым показателем в мире. Папуа — Новая Гвинея и Новая Зеландия — дополняют пьедестал. Все остальные страны — маленькие и очень маленькие океанийские острова, видные представители списка «самые маленькие страны мира».

Источник: znanija.com

АВСТРАЛИЯ. НАРОД И ОБЩЕСТВО
Население. По оценке на декабрь 1997, население Австралии составляло 18 631 тыс. человек, в т.ч. в Новом Южном Уэльсе проживало 6 306,3 тыс., Виктории 4 627,3 тыс., Квинсленде 3 430,4 тыс., Западной Австралии 1 811,1 тыс., Тасмании 471,8 тыс., на Австралийской столичной территории 309 тыс. и на Северной территории 189,2 тыс. Виктория и Австралийская столичная территория — самые густонаселенные районы; обширные пустынные области Северной территории и Западной Австралии наименее населены.

Рост населения зависит от естественного прироста и миграции. Темпы естественного прироста населения Австралии за последние 50 лет значительно сократились, и в настоящее время рождаемость достигает 1,8 ребенка в расчете на одну женщину, что гораздо ниже многолетней нормы воспроизводства населения (2,1 ребенка). Продолжительность жизни значительно увеличилась — 81 год для женщин и 75 лет для мужчин.
Коренные жители. Вероятно, первопоселенцы Австралии мигрировали из юго-восточной Азии 40-60 тыс. лет назад через сухопутный мост, существовавший во время покровного оледенения, когда уровень Мирового океана значительно понизился. Некоторые мигранты проникли на Тасманию тоже по сухопутному мосту. Полагают, что во время основания первого английского поселения в 1788 в Австралии насчитывалось не менее 250 языков аборигенов. В настоящее время подавляющее большинство населения имеет европейское и преимущественно английское происхождение, а с конца 1970-х годов значительно возросла доля лиц азиатского происхождения. Всего 2% населения составляют потомки коренных жителей Австралии. Появление европейцев в Австралии оказалось пагубным для аборигенов. Предполагают, что, когда в конце 18 в. началось заселение материка европейцами, там проживало около 1,2 млн. аборигенов, однако встречаются и гораздо меньшие оценки — вплоть до 300 тыс. Аборигенов оттесняли от источников воды и охотничьих угодий, особенно на юге и востоке, многие из них погибли от голода и жажды или были убиты при столкновениях с белыми поселенцами, а другие умерли от болезней, завезенных европейцами. В Виктории за 30 лет местное население численностью 10 тыс. человек сократилось до 2 тыс. Известно, что последняя чистокровная коренная жительница Тасмании, Труганини, скончалась в 1876 г. Однако аборигены, живущие на островах в Бассовом проливе, теперь объявляют себя прямыми потомками тасманийских племен. В 1921 общая численность аборигенов Австралии сократилась до 60 тыс. человек. В 19 в. некоторые аборигены превратились в источник дешевой рабочей силы в животноводческих хозяйствах (ранчо) белых поселенцев во внутренних районах страны, а законы того времени закрепляли сегрегацию и порабощение аборигенов. Положение аборигенов стало улучшаться во второй половине 20 в., когда общественное мнение осудило дискриминационную политику предыдущего периода. Ограничения для аборигенов были сняты, и эти люди были уравнены в социальных правах с остальными австралийцами. Были также приложены усилия, чтобы закрепить землю за аборигенами в местах их проживания и содействовать распространению среди них образования. Лишь небольшая часть австралийских аборигенов более или менее интегрирована в современное австралийское общество. При этом весьма немногие аборигены сохраняют жизненный уклад своих предков. По данным переписи 1996, в Австралии проживало ок. 370 тыс. человек, считавших себя аборигенами (включая жителей островов Торресова пролива). Большая часть аборигенов проживает в крупных городах — таких, как Сидней, Мельбурн и Брисбен. Однако многие аборигены живут в отдаленных местностях и нередко составляют там большинство населения. В частности, на их долю приходится свыше 27% населения Северной территории. Жители островов Торресова пролива в основном проживают в Квинсленде. Иммиграция была важнейшим фактором формирования населения Австралии после основания первого английского поселения в 1788. Выделяют три стадии миграционного процесса. Первая из них, продолжавшаяся до конца 1940-х годов, шла неравномерно и происходила преимущественно из Великобритании. На заре колониального периода в Австралию ссылали заключенных, которых английские суды приговаривали к каторжным работам. Однако эпизодически в страну прибывало много добровольных переселенцев. Иммигранты и их потомки заложили фундамент государственного устройства и политики Австралии. В основу протекционистской политики с конца 19 в. были положены принципы т.н. «белой Австралии» с целью защиты от иммиграции из Азии (в стране был опыт массового переселения китайцев во второй половине 19 в. и особенно во время золотой лихорадки 1850-х годов) и от привлечения жителей тихоокеанских островов для работы по контракту на сахарных плантациях Квинсленда. В период мирового экономического кризиса и Второй мировой войны иммиграция сильно сократилась, и к середине 1940-х годов накануне послевоенной реконструкции хозяйства состав населения Австралии оставался относительно однородным. По данным переписи 1947, менее 10% населения не были уроженцами этой страны (это был рекордно низкий показатель во всей истории заселения 19-20 вв.). Свыше 90% населения было британского происхождения (т.е. потомки переселенцев из Великобритании и Ирландии), а большинство остальных легко ассимилировались в англоязычное общество (преимущественно лица европейского происхождения). Вторая стадия началась в конце 1940-х годов. Правительство Австралии было вынуждено приступить к широкомасштабной иммиграционной программе, которая привела к непредвиденным последствиям. Первоначально преследовались две цели — увеличить население страны для обеспечения ее надежной защиты (в памяти еще была свежа угроза японского вторжения) и привлечь малоквалифицированных и неквалифицированных рабочих, в которых нуждалась растущая обрабатывающая промышленность. На протяжении последующих 25 лет иммиграция в Австралию резко возросла. В этот период преобладала иммиграция сначала из стран Восточной Европы (беженцы в конце 1940-х годов), затем из Северной Европы и наконец, особенно с конца 1950-х годов, из Южной Европы (преимущественно из Италии и Греции). В 1969-1970-х годах в Австралию переселилось 185 тыс. человек (рекордно высокий показатель). Третья стадия началась с пересмотра иммиграционных квот в конце 1970-х годов и продолжается до настоящего времени. Спрос на дешевую рабочую силу в этот период намного опережал иммиграционные квоты. Австралийские власти отменили этнические, расовые и национальные критерии отбора иммигрантов. В конце 1970-х годов Австралия приняла много беженцев из Вьетнама и других стран Индокитайского полуострова, и с тех пор доля переселенцев азиатского происхождения стала возрастать. С июля 1997 по июнь 1998 в Австралию официальным путем прибыло 80,8 тыс. переселенцев, в том числе 32% уроженцев стран Азии, 19% — Новой Зеландии, 13% — Великобритании и Ирландии, 12% — других стран Европы, 8% — стран Африки и 7% — стран Ближнего Востока и Северной Африки. Эти данные убедительно свидетельствуют о том, насколько изменилась иммиграционная политика Австралии. Около 21% нынешних жителей Австралии не являются уроженцами этой страны и еще 21% — потомки иммигрантов второго поколения, у которых хотя бы один из родителей не был уроженцем этой страны. Влияние разных культур очевидно: оно проявляется в облике улиц, в популярности ресторанов, специализирующихся на национальных кухнях, в распространении футбола (ранее его считали «иммигрантской» игрой), в росте доли приверженцев православного, мусульманского, индуистского, сикхского и буддистского вероисповеданий и в разнообразии прессы на иностранных языках. Следующей по численности после англоязычной группы населения являются выходцы из Италии: ок. 240 тыс. австралийцев являются уроженцами этой страны, еще у 340 тыс. по крайней мере один из родителей — итальянского происхождения, кроме того, у многих есть итальянские предки в третьем поколении и далее. В Австралии имеются значительные группы населения греческого, немецкого, голландского, вьетнамского и китайского происхождения.
Религиозный состав. По данным переписи 1996, 13,2 млн.человек, или 74% всего населения, являются верующими. В стране преобладают христиане — 12,6 млн. человек (71% населения), среди них — католики (38%), приверженцы англиканской церкви (31%), Объединенной церкви (11%), пресвитериане (5%), православные (4%), баптисты (2%) и лютеране (2%). Среди нехристианских вероисповеданий наибольшим числом последователей отличались буддизм и мусульманство (по 200 тыс. человек в каждой, т.е. по 1,1% всего населения). Затем следовали иудаизм и индуизм (по 70 тыс. человек, т.е. по 0,4%). В соответствии с конституцией Австралии, ни одна из религий не утверждается в законодательном порядке и не получает субсидий от государства. Вместе с тем свобода совести никак не ограничивается. Основные христианские праздники — Рождество и Пасха — признаются как государственные. Федеральное правительство и власти штатов предоставляют финансовую помощь негосударственным школам, в т.ч. тем, которые содержат религиозные общины. Размеры этой помощи, предоставлявшейся разным религиозным общинам, в прошлом неоднократно вызывали дискуссии, но за последние 20 лет этот вопрос был урегулирован путем договоренности с представителями разных конфессий. Религиозные различия населения проявлялись в деятельности политических партий, и до сих пор протестанты занимают сильные позиции в Либеральной партии, а католики — в Лейбористской.
Городские территории. Австралию долгое время считали одной из самых урбанизированных стран мира. В настоящее время типичный австралиец живет в пригородах пяти крупных городов — Сиднея, Мельбурна, Брисбена, Аделаиды и Перта. Свыше 9,7 мл. человек, т.е. более 60% населения страны, проживает в этих пяти столичных округах, а с учетом неселения быстро развивающегося «Золотого берега» Квинсленда к югу от Брисбена этот показатель возрастает до 65%.

Самый древний и самый крупный из столичных округов — Сидней в Новом Южном Уэльсе, где в 1996 проживало 3879,4 тыс. человек. Следующие по численности населения округа — Мельбурн (3 283 тыс.) в Виктории, Брисбен (1520,6 тыс.) в Квинсленде, Перт (1295,1 тыс.) в Западной Австралии и Аделаида (1079,2 тыс.) в Южной Австралии. Каждый из этих округов представляет собой столицу соответствующего штата. Хобарт (195,8 тыс.) является столицей штата Тасмания. Численность его населения в пять раз меньше, чем в самой маленькой из столиц материковых штатов, но в Тасмании это самый большой город. Все шесть столиц являются важными морскими портами, крупными транспортными, промышленными, финансовыми и административными центрами. Несколько других городов Австралии тоже имеют важное значение. Ньюкасл в Новом Южном Уэльсе, порт в устье реки Хантер и крупный центр черной металлургии, в 1996 насчитывал 463,7 тыс. жителей (с учетом населения прилегающих шахтерских поселков, виноградарских округов и плодородной долины реки Хантер с ее развитым сельским хозяйством). Конурбация Вуллонгонг — Порт-Кембла в Новом Южном Уэльсе, другой быстро растущий центр добычи угля и металлургии, насчитывал 255,7 тыс. человек. Столица страны Канберра была спланирована как образцовый город Уолтером Берли Гриффином в 1911. Еще в середине 1950-х годов она оставалась небольшим городом. Быстрый ее рост начался после создания Комиссии по развитию национальной столицы в 1956. Вместе с соседним городом Куинбеян в Новом Южном Уэльсе Канберра образует конурбацию с населением 344,8 тыс. (1996). В 1997 произошло некоторое сокращение численности населения Канберры в связи с реорганизацией деятельности федерального правительства. Среди других значительных городов Австралии отметим следующие (приведены данные о численности населения в 1996): портовые города и центры туризма в Квинсленде Таунсвилл (122,6 тыс.) и Кэрнс (106,6); процветающий портовый город на севере Тасмании Лонсестон (98,9 тыс.), развивавшийся как конкурент столицы штата Хобарта; «города-близнецы» Олбери (Новый Южный Уэльс) и Уодонга (Виктория) с общим населением 92,7 тыс. человек; и Дарвин (82,4 тыс.) — самый большой город и административный центр Северной территории, расположенный далеко от других городов страны и заново отстроенный после разрушений, нанесенных циклоном Трейси в 1975. Несмотря на небольшую численность населения, важное хозяйственное значение имеют центры добычи полезных ископаемых во внутренних районах страны — Калгурли-Боулдер (29,6 тыс. человек) в Западной Австралии; Маунт-Айза (21,7 тыс. человек) в Квинсленде; и Брокен-Хилл (20 тыс.) на западе Нового Южного Уэльса.
Общественные отношения. Многие австралийцы приобрели свои жилища в собственность, что свидетельствует о повышении уровня материального благополучия. В 1995-1996 годах 42% австралийцев жили в собственных жилищах, не имея никаких долгов, и 28% — в жилищах, купленных у предыдущих владельцев благодаря банковским кредитам. Это значит, что большая часть семей со средним и даже небольшим достатком приобрела недвижимость и освободилась от потенциальной зависимости от домовладельца. Из вышеупомянутой категории, составлявшей 28% населения, примерно пятая часть проживала в домах, принадлежащих государству. Большинство таких домов находится в Новом Южном Уэльсе (ок. 150 тыс.), но самая большая их доля отмечена в Южной Австралии (9,6%). С середины 1980-х годов благодаря совершенствованию системы социального обеспечения улучшилось положение австралийцев, получающих самые низкие доходы (20% населения) и самые высокие доходы (30%). Зато положение промежуточной категории (50%) ухудшилось. Соответственно увеличился разрыв между категориями со средними и высокими доходами.
Социальное обеспечение. В начале 20 в. Австралия выступила с инициативой развития системы социального обеспечения, и уже в 1908 гражданам пожилого возраста были предоставлены государственные пенсии. В настоящее время эта система не выглядит более прогрессивной, чем в других промышленно развитых странах. Например, сопоставимые данные на 1990 свидетельствуют о том, что в Австралии «расходы на социальную сферу» составляют 9,8% ВВП, что является одним из самых низких показателей для стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития. В Великобритании эти расходы составляют 12,2% ВВП, в Италии 18%, в Германии 15% и в Швеции 19%. Однако к интерпретации этих статистических данных надо подходить с осторожностью. Некоторые социальные блага в Австралии предоставляются не по линии расходов на социальную сферу, а по другим статьям бюджета, в частности по линии рынка труда и жилищной политики. В Австралии система централизованного установления заработной платы исторически привела к относительно высоким минимальным заработным платам, так что в стране мало «бедных рабочих», нуждающихся в дополнительной помощи, а благодаря высокому уровню обеспеченности жильем снизился уровень стоимости жизни. Равным образом, в отличие от некоторых других стран, Австралия не обеспечивает свою систему социальной безопасности специально введенным налогом. По состоянию на август 1996, у 86,4% занятых в Австралии пенсионные взносы вносят работодатели. Десять лет назад, в 1986, этот показатель был вдвое меньше — 41%. Это изменение объясняется новыми требованиями законодательства, устанавливающего минимальные размеры пенсионных взносов для государственного и частного секторов.
Здравоохранение. В 1995-1996 в Австралии действовали 705 государственных больниц неотложной помощи, 48 государственных психиатрических больниц, 323 частных клиник неотложной помощи и психиатрии, 203 государственных лечебниц и 124 государственных профилактория. За пределами больниц медицинские услуги оказываются в основном частно практикующими врачами. В 1996-1997 в стране насчитывалось ок. 35 тыс. врачей общего профиля и ок. 16,5 тыс. врачей специализированного профиля, включая практикующих частным образом и работающих в государственных больницах, а также консультантов. Общие расходы на здравоохранение в Австралии в 1995-1996 составили 42 млрд. австрал. долл., что соответствовало 8,5% валового внутреннего продукта (ВВП). Средства на здравоохранение поступают в первую очередь за счет обязательной универсальной системы государственного страхования (Медикэр), а также систем частного страхования. Система Медикэр отчасти финансируется путем обложения подоходным налогом в 1,5%, но средства, полученные по этой линии (4,1 млрд. австрал. долл. в 1996-1997), покрывают лишь часть государственных расходов на здравоохранение. Система Медикэр предоставляет пациентам скидку до определенного уровня на оплату консультаций с частно практикующим врачом. Некоторые из врачей довольствуются суммой, получаемой от Медикэр. Через эту систему средства из федерального бюджета направляются правительствам штатов на содержание государственных больниц, где пациентов обслуживают бесплатно. Частные компании медицинского страхования оказывают страховые услуги для лечения в частных больницах и получения частных медицинских услуг (протезирование зубов, подбор очков и т.д.). По состоянию на июнь 1997, примерно 32% австралийцев были охвачены частным медицинским страхованием — гораздо меньше, чем в 1990 (44,5%). Уменьшение этого показателя связано с удорожанием частного медицинского страхования, увеличением разницы между гонораром частных врачей и скидкой, предоставляемой системой страхования, доступностью бесплатного медицинского обслуживания по программе Медикэр в государственных больницах и нежеланием молодых и здоровых австралийцев прибегать к услугам частного страхования. В этой связи в политических кругах страны развернулись дискуссии. Коалиционное правительство премьер-министра Говарда пыталось изменить эту тенденцию, предоставляя налоговую скидку на частное медицинское страхование. Лейбористская оппозиция возражала, предлагая взамен использовать эти средства на обеспечение государственных больниц.
Общественные и профессиональные организации. В Австралии давно создано благополучное гражданское общество с десятками тысяч различных организаций, отражающих общественные, профессиональные, экономические и культурные интересы. Имеются также различные общественные движения. Профсоюзное движение в Австралии весьма окрепло в 1890-е годы, и еще в 1891 по его инициативе была официально создана Лейбористская партия. В 1991 ок. 56% занятых состояли в профсоюзах. Крупнейшие профсоюзы — Федерация австралийских учителей, Союз рабочих-металлургов и Союз австралийских рабочих. Профсоюзы все еще оказывают большое влияние на политику Австралийской лейбористской партии, но их контроль над членами парламента и внепарламентской партийной «машиной», по-видимому, уменьшается. В последние годы численность членов профсоюзов сокращается. По данным на июнь 1996, 2,8 млн. австралийцев состояли в профсоюзах, в т.ч. 37,4% постоянно занятых и 13% временно занятых. Деловые, фермерские и профессиональные объединения организованы на национальном уровне. Торговые и промышленные палаты в столицах штатов отстаивают местные, а не общенациональные интересы в случае их столкновения, но поддерживают национальные комитеты для лоббирования на уровне федерального правительства. Большим влиянием пользуется, например, Национальная конфедерация фермеров. Профессиональное общество врачей — Австралийская медицинская ассоциация — вероятно, самый мощный и действенный из всех профсоюзов и профессиональных объединений. Тем не менее наряду с ней функционируют Общество частных врачей и Реформаторское общество врачей. Примерами других профессиональных объединений являются Общество права, Институт инженеров и Институт общественных бухгалтеров. Научные дисциплины представлены в четырех национальных академиях — Академии общественных наук Австралии, Австралийской академии наук, Австралийской академии технологических и прикладных наук и Австралийской академии гуманитарных наук. Сектор предпринимательства, несмотря на присущий ему дух конкуренции, тоже имеет несколько объединений. В Совете предпринимателей Австралии представлены самые крупные частные компании. Конфедерация австралийской промышленности объединяет ряд значительных отраслевых промышленных обществ, например Ассоциацию торговли металлами. Лига отставных военнослужащих (ЛОВ) в прошлом имела репутацию самой влиятельной лоббистской группы, поскольку активно выступала с антикоммунистическими лозунгами во время холодной войны. Однако в последние годы ее влияние ослабло, поскольку со временем произошли естественные сдвиги в составе этой организации и значительно изменилась общая политическая обстановка. Тем не менее местные отделения ЛОВ остаются неотъемлемым компонентом многих провинциальных городов и пригородов. В секторе социального обеспечения Австралийский совет социальных услуг (АССУ) представляет ряд частных и общественных благотворительных объединений, включая Армию спасения, Католический совет социальной справедливости, Австралийский союз глухих и другие, многие их них в свою очередь состоят из более мелких организаций. В целом под эгидой АССУ объединено свыше 2,5 тыс. благотворительных организаций. Клубы «Ротари», «Апекс» и «Лайонс» в целом процветают в меньшей степени, чем в Северной Америке, но в большей степени, чем в Великобритании. Они тоже занимаются филантропической деятельностью. В Австралии насчитывается свыше тысячи природоохранных организаций — от местных экологических групп до крупных национальных объединений типа Австралийского природоохранного союза, Общества охраны дикой природы и австралийского отделения «Гринпис». Общее число членов этих объединений достигает 500 тыс. человек.

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

Источник: dic.academic.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.