Народы австралии список



Народы Австралии и Океании
Этнография — Численность и расселение народов мира

НАРОДЫ АВСТРАЛИИ И ОКЕАНИИ

Общая численность населения Австралии и Океании (включая Га­вайи) — 16 млн. человек. Из этого числа 10,1 млн. приходится на Австралию, 2,3 млн.— на Новую Зеландию и 3,6 млн.— на осталь­ную Океанию.

Среднегодовой прирост населения Австралии и Океании за период с 1950 по 1959 г. составил 2,4% Такого высокого прироста не знала в эти годы ни одна другая часть света. По подсчетам демографического ежегодника ООН за 1960 г., рождаемость в 1955—1959 гг. составляла в Австралии и Океании 2,5%, а смертность — 0,9%, причем указанные цифры отражают показатели лишь тех стран, в которых ведется соответствующий учет. Эти данные позволяют предположить, что среднегодовой есте­ственный прирост населения в этой части света бли­зок к 1,6, а прирост населения за счет иммиграции приближается к 0,8% (в Америке, куда также направляются мш рационные потоки, такой при­рост по тем же приблизительным подсчетам равен лишь 0,1% общей численности населения).


В Австралии и Новой Зедандии население с 1920 по 1960 г. увеличи­лось соответственно с 5,4 млн. и 1,2 млн. до 10,3 млн. и 2,4 млн. человек, т. е. приблизительно в два раза. В большинстве же других океанийских стран темпы прироста населения более низкие. Так, население подопечной территории Новой Гвинеи по приблизительным данным увеличилось за период 1920—1959 гг. с 1 млн. до 1,4 млн. человек, а население Британских Соломоновых островов возросло за период 1931—1959 гг. с 94 тыс. до 115 тыс. Если же взять период последних ста лет, то мы увидим, что насе­ление большинства островных групп Океании в результате колониальной экспансии не только не росло, но и значительно сократилось, о чем ниже будет сказано подробнее.

Население распределено по территории Австралии и Океании очень неравномерно. В Австралии на 1 кв. км территории в среднем приходится лишь 1 человек, большинство же островов заселено значительно плотнее. Особенно густо заселены некоторые мелкие острова и островные группы. Например, на острове Гуам плотность населения достигает 123 человека на 1 кв. км, на островах Токелау — 200 человек, а на острове Науру — 203 человека. Меньшую плотность имеют крупные острова: Новая Зелан­дия (9 человек на 1 кв. км), восточная часть острова Новой Гвинеи (2 че­ловека на 1 кв. км в Папуа и 6 человек на 1 кв. км на подопечной терри­тории Новой Гвинеи), Новая Каледония (4 человека на 1 кв. км) и др.


Что же касается самой Австралии, то подавляющая часть ее населения сосредоточена на юго-востоке и востоке материка, в полосе, непосредствен­но примыкающей к морскому побережью. Кроме этого района, значитель­ная плотность населения наблюдается лишь на крайнем юго-западе страны. На остальной территории население чрезвычайно редкое, а мно­гие безводные пустынные области центральной и северной Австралии со­вершенно безлюдны. Следует отметить, что часть австралийцев-аборигенов внутренних районов страны (до 20 тыс. человек) не живет в постоянных населенных пунктах, а кочует с места на место.

Неравномерность размещения населения Австралии усиливается еще тем, что основная масса его живет в нескольких крупных городах. Только в двух крупнейших городах страны — Сиднее и Мельбурне — в 1959 г. бы­ло содредоточейо 38% населения Австралии, а в 8 городах, насчитываю­щих свыше 100 тыс. жителей,— 57% всего населения страны. В Новой Зе­ландии крупных городов меньше. В трех городах с численностью насе­ления свыше 100 тыс. в 1960 г. жило 32% всего населения страны. На других островах Океании крупные города отсутствуют. Так, город Сува — административный центр островов Фиджи — имеет лишь 37 тыс. жителей, Нумеа в Новой Каледонии — 23 тыс., а все остальные города Океании не достигают по численности и 20 тыс. человек.


Австралия была заселена человеком сравнительно поздно. Никаких остатков, свидетельствующих о существовании человека на этом материке в нижнем палеолите или в начале верхнего палеолита, не найдено. Поэтому наиболее вероятно, что заселение Австралии произошло в конце верхнего палеолита или в мезолите.

В антропологическом отношении аборигены Австралии — наиболее ти­пичные представители австралоидной (океанийской) ветви экваториаль­ной большой расы.

Находки древних черепов австралоидного типа в Юго-Восточной Азии (в местности Вадьяк на Яве и в других районах) указывают на азиатскую родину предков австралийцев.

Географическая среда не благоприятствовала быстрому освоению кон­тинента. Пришельцам пришлось затратить много сил на приспособление к трудным природным условиям. Все это сковывало развитие производи­тельных сил австралийцев, задерживало их хозяйственное и культурное развитие. К моменту колонизации австралийцы вели бродячий образ жизни, занимаясь охотой и собирательством.

Гораздо сложнее вопрос о путях заселения Тасмании, население кото­рой по своему типу сильно отличалось от австралийцев. Некоторые ученые считают, что тасманийцы находятся в ближайшем родстве с меланезийца­ми и проникли в Тасманию морским путем из Новой Каледонии.


Заселение островов Океании происходило не одновременно. В раннем неолите человек проник в западную часть Океании, которую сейчас назы­вают Меланезией. Вероятнее всего, что в древности в Меланезии жили на­роды, говорившие на папуасских языках, и лишь потом сюда пришли вы­ходцы из Индонезии. В результате смешения этих двух групп населения образовались меланезийские народы.

Народы австралии список

Меланезийцы объединяются вместе с папуасами в единый антрополо­гический тип, обычно называемый меланезийским. Этот тип принадлежит к австралоидной (океанийской) ветви экваториальной большой расы и представлен несколькими подтипами: собственно меланезийским, папуас­ским, новокаледонским и негритосским. Между меланезийским и папуас­ским антропологическими подтипами, с одной стороны, и меланезийскими и папуасскими языками, с другой,— не наблюдается полного соответствия: многие группы, говорящие на меланезийских языках, принадлежат к па­пуасскому подтипу и, наоборот, ряд папуасоязычных групп относится к меланезийскому подтипу.

Проблема происхождения народов восточной части Океании — Поли­незии — является очень сложной.


настоящее время большинство ученых придерживается гипотезы об азиатском происхождении полинезийцев. Это подтверждается близостью полинезийских языков к языкам индонезий­ским, сходством многих элементов материальной и духовной культуры жи­телей Полинезии и обитателей Юго-Восточной Азии. Переселение предков полинезийцев в восточном и юго-восточном направлении происходило в сравнительно недавний период, вероятнее всего в первом тысячелетии на­шей эры.

В антропологическом отношении полинезийцы представляют собой ре­зультат смешения древних форм монголоидной и экваториальной больших рас. Некоторые исследователи считают, что в формировании полинезий­ской расы участвовали и европеоидные элементы.

К полинезийцам близки по культуре микронезийцы. Некоторые иссле­дователи рассматривают население северной части Океании — Микроне­зии — как арьергард переселенческого потока полинезийцев. Однако языки микронезийцев относятся, по мнению большинства лингвистов, к языкам меланезийской группы. По-видимому, население Микронезии образова­лось в результате сложного смешения полинезийских, меланезийских и индонезийских элементов. Особенно тяготеют к индонезийцам как в куль­турном, так и в языковом отношении жители западной Микронезии.

Заселение Австралии европейцами началось в конце XVIII в., когда Австралия была превращена в ссыльную колонию Англии. Население на первых порах состояло главным образом из каторжан и отбывших срок ссылки свободных поселенцев. Во второй половине XIX в. в Австралии было открыто золото, и заселение ее пошло более быстрыми темпами.


После истощения месторождений золота большая часть переселенцев оста­лась в Австралии, создав ряд колоний (Новый Южный Уэльс, Виктория и др.). Осваивая австралийский материк, европейцы зверски расправля­лись с местным населением, основная масса которого была истреблена В конце XIX в. в этих колониях усиленно развивается промышленность, появляются значительные кадры промышленного пролетариата, растет влияние местной буржуазии. Экономическое развитие страны сопровож­далось процессом формирования англо-австралийской нации. В 1901 г. австралийские колонии объединились в Австралийский Союз, получивший статус доминиона. Возникновение политического единства, создание обще­национального рынка и дальнейший рост промышленности в период пер­вой мировой войны окончательно сплотили англо-австралийцев в единую нацию. В формировании англо-австралийской нации приняло участие в основном англоязычное население — выходцы из Англии, Ирландии и Шотландии. Роль других европейских народов в образовании австралий­ской нации весьма скромна.

Большинство островов Океании, в отличие от Австралии, почти не привлекало европейских колонистов. Исключение составила лишь Новая Зеландия и отчасти Новая Каледония.


Систематическая колонизация Новой Зеландии европейцами началась во второй половине XIX в. В отличие от Австралии, где переселенцы из Великобритании не встретили серьезного сопротивления со стороны або­ригенов, заселение Новой Зеландии происходило в жестокой борьбе с мест­ным населением — маори, которые героически отстаивали свою независи­мость. После нескольких «маорийских войн» английским колонистам все же удалось утвердиться на обоих островах Новой Зеландии. В конце XIX  в. началось формирование англо-новозеландской нации, в состав ко­торой вошли выходцы из Англии, Шотландии и Ирландии.

Большая часть аборигенного населения Океании говорит на языках малайско-полинезийской семьи (около 1,6 млн. человек, а включая Га­вайи — около 1,7 млн.) или на папуасских языках (около 1,3 млн. человек).

Малайско-полинезийская, или австронезийская, семья языков объеди­няет индонезийскую, полинезийскую и меланезийскую группы. Если бли­зость индонезийской и полинезийской групп бесспорна, то родство языков этих двух групп с меланезийскими языками ставится иногда под сомне­ние. Что касается микронезийских языков, которые лингвисты прежде вы­деляли в отдельную группу малайско-полинезийской семьи, то теперь большинство исследователей считает, что микронезийские языки следует включать в меланезийскую группу.

Индонезийская группа представлена распространенными в западной части Микронезии языками чаморро (с близкими к нему диалектами ро- танским и др.) и палау. Оба оци относятся к северной подгруппе западно­индонезийских языков, в которую входят также языки Филиппин и северо- восточной части острова Сулавеси.


В восточной и южной части Океании распространены языки полине­зийской группы. Все полинезийские языки весьма близки друг к другу, хотя эта близость иногда и преувеличивалась. Например, некоторые иссле­дователи ошибочно утверждали, что все полинезийцы говорят на разных Диалектах одного и того же языка. В группе полинезийских языков четко намечаются две основные подгруппы: западная и восточная. В восточную подгруппу входят языки таитянский, туамотуанский (паумотуанскжй), мангарев’анский, тубуаи, нукахиванский (Маркизские острова), рапануи (остров Пасхи), языки и диалекты островов Кука, языки маори и мориори (полностью вымер) и, наконец, гавайский язык. Среди этих языков не­сколько обособленное место занимает туамотуанский язык, значительно отличающийся от всех других полинезийских языков некоторыми своими корнями. Языки мангареванский и тубуаи очень близки друг к другу и рассматриваются некоторыми авторами как единый язык. На островах Кука господствуют языки раротонганский и мангайский и (в северной группе рстровов) диалекты букабуканский, манихики-ракаханганский и тонгареванский. Западная подгруппа объединяет следующие языки: само­анский и близкий к нему язык футуна, тонганский и близкий к нему язык увеа (остров Валлис), языки ниуэ, факаофо (острова Токелау) и ваитупу (острова Эллис).


Выделяют еще одну группу полинезийских языков — так называемые «внешние» языки (outliers), распространенные на отдельных, обычно мел­ких островах Меланезии и Микронезии. Это языки (и диалекты) нукуоро и пикирам — в Микронезии, нугуриа, тауу, нукуману, леуангиуа, мушта- ва, тикопиа и ряд других — в Меланезии.

Промежуточное положение между полинезийскими и меланезийскими языками занимает ротуманский язык. Иногда с полинезийскими языками сближают также и фиджийский язык, который большинство исследова­телей относит к меланезийской группе.

Меланезийские языки изучены еще очень плохо. Они гораздо менее однородны, чем полинезийские. Большинство их представляет собой языки небольших местных групп. Единственным исключением является уже упомянутый нами фиджийский язык; число говорящих на нем до­вольно значительно.

Общепринятой классификации меланезийских языков не существует. В. Шмидт делит все меланезийские языки на северную, центральную и южную группы и, кроме того, добавляет к этому перечню в качестве само­стоятельных групп микронезийские, смешанные меланезийско-папуас­ские и переходные мелано-полинезийские языки ®. А. Кэпелл, принимая во внимание малую изученность меланезийских языков, ограничивается классификацией их в основном по географическому принципу.


предла­гает выделять следующие восемь подгрупп меланезийских языков: 1) Новой Гвинеи; 2) островов Адмиралтейства и Новой Британии; 3) Соломоновых островов; 4) архипелага Санта-Крус; 5) островов Банкса и северных Новых Гебрид; 6) южных Новых Гебрид; 7) Фиджи; 8) Новой Каледонии и островов Лоялти. Микронезийские языки, которые Кэпелл рассматривает отдельно от меланезийских языков, разделены им на три подгруппы: 1) индо-микронезийскую; 2) центральную и 3) восточную. В заключение следует указать, что некоторые исследователи выделяют в составе меланезийских языков в качестве обособленной группы языки австромеланезийские (южномеланезийские), противопоставляя им все другие меланезийские языки (включая и микронезийские).

В Новой Гвинее и на некоторых прилегающих к ней островах наряду с меланезийскими языками широко распространены и языки папуасские, которые изучены еще слабее, чем меланезийские. Папуасских языков на­считывается несколько сот, причем они не представляют собой какой-либо единой семьи или группы. Правда, последние исследования показали, что среди папуасских языков можно наметить несколько групп родственных языков, но изучение этих групп только начинается.

Не разрешен полностью и вопрос о классификации языков абориген­ного населения Австралии. Согласно классификации А. Кэпелла, австра­лийские языки делятся на 6 групп: 1) юго-восточной Австралии; 2) Но­вого Южного Уэльса; 3) северного и центрального Квинсленда; 4) цен­тральной и юго-западной Австралии; 5) Кимберли и Земли Аірнхема; 6) Северной территории и северо-западной Австралии. Последняя из групп построена не по генеалогическому признаку, а объединяет малоизученные языки, классификация которых является делом будущего. Особняком стоят тасманийские языки (полностью вымершие); их пока что не уда­лись сблизить ни с одной языковой семьей.

По характеру этнического состава все страны Современный Австралии и Океании можно разделить на две группы. К первой группе относятся страны, в формиро­вании этнического состава которых решающую роль сыграли переселенцы из Европы. Это Австралия и Новая Зеландия. Вторую же группу образуют страны, где большую часть населения по- прежнему составляют аборигенные народы. В эту группу входят почти все острова Меланезии, Микронезии и Полинезии. Промежуточное поло­жение между этими группами занимает Новая Каледония. Своеобразен этнический состав Гавайев, где большинство населения принадлежит к выходцам из Азии.

Рассмотрим отдельно этнический состав населения Австралии и Новой Зеландии, а также трех культурно-географических областей Океании: Полинезии, Микронезии и Меланезии.

Австралия. Выше уже указывалось, что в конце XIX — начале XX  в. в Австралии сложилась англо-австралийская нация, к которой в настоящее время относится подавляющая часть населения страны (8,6 млн. человек из 10,1 млн.). В отличие от выходцев из Великобрита­нии в первом поколении, англо-австралийцы называют себя местными жителями (natives). Местное англоязычное население отличается от ан­гличан отдельными особенностями быта и некоторыми обычаями. В соста­ве англо-австралийской нации имеются различные группы, сознающие свое несколько отличное от основной массы населения происхождение и сохра­няющие некоторые традиции страны, из которой приехали их предки. Так, потомки выходцев из Шотландии, а в еще большей степени потомки ирландских иммигрантов не полностью отождествляют себя с прочим англоязычным населением.

Помимо основной нации, в Австралии живет довольно много выходцев из других стран, преимущественно европейских. Численность их значи­тельно возросла после второй мировой войны, когда усилилась эмиграция из европейских стран. Особенно много в стране англичан (500 тыс.—по приблизительной оценке на 1959 г.) и шотландцев (135 тыс.). При опреде­лении этнического состава Австралии в число англичан, уэльсцев, шот­ландцев и ирландцев следует зачислять лишь выходцев из соответствую­щих стран в первом поколении, так как представители второго поколения обычно уже считают себя «местным населением». В Австралии живут также значительные группы уэльсцев (50 тыс.), ирландцев (40 тыс.), нем­цев (75тыс..), голландцев (55 тыс.), итальянцев (130 тыс.), поляков (60 тыс.), греков (35 тыс.), евреев (50 тыс.), индийцев (16 тыс.) и китай­цев (15 тыс.).

Особое положение занимает коренное население Австралии. Когда европейцы впервые столкнулись с аборигенами, численность последних составляла, по приблизительным подсчетам, 300 тыс. человек. Однако в результате варварского истребления коренного населения колонизато­рами численность австралийцев резко сократилась и в настоящее время не достигаете 40 тыс. человек. Часть аборигенного населения сохранила существовавший в Австралии на протяжении тысячелетий хозяйственно­культурный тип бродячих собирателей и охотников степей и полупу­стынь. Другие уже не ведут прежний бродячий образ жизни и рабо­тают на фермах в качестве батраков, причем труд их оплачивается гораздо ниже, чем труд белых рабочих. Имеется в Австралии также и группа смешанного европейско-австралийского происхождения, насчитывающая более 30 тыс. человек. Эта группа населения говорит на английском языке, близка по культуре к англо-австралийцам и скорее тяготеет к англо­австралийской нации, чем к аборигенному населению.

По религиозной принадлежности подавляющее большинство населения Австралии — христиане. Около 60% населения (5,8 млн. в 1954 г.) при­надлежит к различным протестантским церквам. Среди протестантов больше всего англикан (3,4 млн.), методистов (1,0 млн.) и пресвитериан (0, 9 млн.). Много в стране и католиков (2, 1млн.).

Данные о составе населения по религиозной принадлежности косвенно указывают на происхождение соответствующих групп населения. Англи- кане — это в основном потомки выходцев из Англии, пресвитериане — из Шотландии, католики —из Ирландии.

Новая Зеландия. Близка к Австралии по своему этническому со­ставу Новая Зеландия. Основную массу населения этой страны составляет близкая англичанам по языку и культуре англо-новозеландская нация (1,9 млн. человек из 2,3 млн.). Англо-новозеландцы отделяют себя от англичан, однако, попав за границу, обычно называют себя «British». В отличие от Австралии, в Новой Зеландии европейских иммигрантов, за исключением англичан (130 тыс.) и шотландцев (45 тыс.), немного. Коренное же население здесь гораздо многочисленнее. Аборигены Новой Зеландии — маори (153 тыс.)—очень сильно пострадали от европейской колонизации. Во времена «маорийских войн» была истреблена большая часть взрослых мужчин-аборигенов. В настоящее время маори консоли­дируются в единую народность, хотя племенные пережитки изжиты еще не полностью. Маори стоят на гораздо более высокой ступени развития, чем аборигены Австралии, и в настоящее время быстро перенимают евро­пейскую культуру. Большинство маори принадлежит к наиболее бедным слоям новозеландского общества. Многие из них работают в качестве чер­норабочих и рабочих низких квалификаций на различных предприятиях. В Новой Зеландии живет также около 30 тыс. европейско-маорийских метисов. Они не потеряли культурных связей с «чистыми» маори и, бес­спорно, входят в состав маорийского народа.

В Новой Зеландии преобладающим влиянием среди верующих пользу­ются те же христианские церкви, что и в Австралии. Однако при сохране­нии высокого удельного веса англикан (36%) в стране наблюдается не­сколько повышенный, по сравнению с Австралией, процент пресвитериап (22%) и пониженный процент методистов (7%) -и особенно католиков (14%). Это говорит о том, что выходцы из Шотландди сыграли в формиро­вании этнического состава Новой Зеландии весьма заметную роль. Маори, как и новозеландцы европейского происхождения, придерживаются в на­стоящее время в основном христианства. Лишь небольшая группа их со­хранила различные местные культы.

Полинезия. Кроме Новой Зеландии, в состав Полинезии входят новозеландские владения—острова Кука, Ниуэ и Токелау, находящееся под протекторатом Великобритании королевство Тонга, принадлежащий Великобритании остров Питкэрн, две французские «заморские терри­тории» — острова Валлис и Футуна и Французская Полинезия, владе­ния США — Гавайи, Восточное Самоа, острова Уэйк, Мидуэй, Джон­стон и другие мелкие острова, а также принадлежащий Чили остров Пасхи. Кроме того, к Полинезии относится южная часть колонии Вели­кобритании «острова Гилберта и Эллис» и находящиеся под английским контролем необитаемые центральная и южная группы островов Лайн. На­конец, совершенно особое место занимает в Полинезии недавно образовав­шееся государство Западное Самоа — первая полинезийская страна, до­бившаяся независимости.

Если не считать Гавайев и некоторых мелких островов, то почти все население Полинезии относится к полинезийцам — крупной этнической общности, включающей ряд народов, говорящих на родственных языках и связанных единством происхождения. Все полинезийцы весьма близки друг к другу в хозяйственном и культурном отношении. В Полинезии представлен своеобразный вариант хозяйственно-культурного типа мотыж­ных земледельцев жаркого пояса, выделяемый в особый островной, или океанийский, подтип, отличающийся высоким (развитием мореходства и некоторыми другими особенностями.

В результате европейской экспансии численность полинезийцев, кото­рых до прихода европейцев было около 1,1 млн. человек, сильно сократи­лась и в настоящее время не достигает (включая гавайцев) и 600 тыс. человек.

Степень влияния европейской культуры на разных островах Полинезии неодинакова. Это особенно сказывается в процессах языковой ассимиля­ции. Если на острове Таити широкое распространение среди местного насе­ления получил французский язык, то на периферийных островах того же архипелага (островов Общества), а тем более на островах Туамоту, Гамбье, Тубуаи и Маркизских позиции французского языка весьма слабы. Значи­тельная часть гавайцев и населения Восточного Самоа двуязычна и поль­зуется, кроме родного, также и английским языком. На острове Пасхи местный язык постепенно вытесняется испанским. В то же время насе­ление Тонга, островов Кука, Ниуэ, Эллис и некоторых других продолжает прочно сохранять свои местные языки.

По уровню развития хозяйства и культуры полинезийцы значительно превзошли другие коренные народы Океании, особенно меланезийцев и папуасов. К началу европейской экспансии в Полинезии уже существо­вал ряд примитивных государственных образований (Гавайи, Тонга, Таити). К этому же времени уже четко вырисовывались контуры основных полинезийских народностей. В настоящее время крупнейшими полинезий­скими народностями являются, кроме маори, самоанцы (127 тыс.), га­вайцы (110 тыс.), таитяне (51 тыс.) и тонганцы (63 тыс.). Среда этих народностей наиболее прочно сохраняют свою культуру самоанцы и тон­ганцы. Образование независимого государства Западное Самоа создает условия для дальнейшего экономического и культурного подъема самоан­ского народа.

Определенное препятствие для процесса этнической консолидации соз­дает территориальная разобщенность отдельных групп населения, связан­ная с тем, что Полинезия состоит из сравнительно небольших островов, зачастую значительно удаленных друг от друга. Консолидация локальных этнических групп в народности завершилась еще не во всех островных группах Полинезии. Например, островитяне сильно разбросанных остро­вов Кука не представляют собой единой народности и продолжают гово­рить на разных языках и диалектах. Не сплотилось еще в единое целое и население острова Ниуэ. На этом острове, несмотря на его небольшие размеры, среди местного населения различаются две группы, одна из кото­рых ведет свое происхождение от самоанцев, другая — от тонганцев.

Как уже отмечалось, среди островных групп Полинезии выделяются по своему этническому составу Гавайи. 37% населения этих островов соста­вляют японцы. Значительны также группы филиппинцев (12%), китайцев (6%) и так называемых «белых», преимущественно американцев (23%). Гавайцы составляют лишь 17% всего населения, причем «чистых» гавай­цев осталось лишь несколько тысяч человек.

Значительная группа европейского по происхождению населения (французов) живет на острове Таити. Однако отсутствие статистики, отде­ляющей франзуцов от местного населения, не позволяет с достаточной точностью назвать численность этой группы. Много на Таити также и ки­тайцев (7 тыс.)-

Наконец, следует упомянуть еще о мелких островах Тихого океана, принадлежащих США (Уэйк и Мидуэй), население которых, очень незна­чительное по своей численности (около 1 тыс. человек), почти пол­ностью состоит из американцев, и об острове Питкэрн, где проживает не­сколько более сотни англоязычных метисов — потомков взбунтовавшихся матросов с корабля «Баунти» и группы таитян.

Микронезия. В северной части Океании расположена Микронезия. Основной частью ее является подопечная территория США «острова Ти­хого океана», к которой относятся Марианские (кроме острова Гуам), Ка­ролинские и Маршалловы острова. В состав Микронезии также входят принадлежащий США остров Гуам, северная часть колонии Великобрита­нии «острова Гилберта и Эллис» (острова Гилберта) и остров Науру — под­опечная территория, находящаяся под совместным контролем Австралий­ского Союза, Нивой Зеландии и Великобритании.

Выше указывалось о культурной близости микронезийцев к полинезий­цам. Идентичен и хозяйственно-культурный тип населения Полинезии и Микронезии. Все же микронезийцы несколько отстали по уровню социаль­но-экономического развития от своих юго-восточных соседей, и формирова­ние микронезийских народностей еще не завершилось.

Часто к микронезийцам относят также чаморро и палау, хотя эти на­роды и говорят на языках другой группы малайско-полинезийской семьи. Чаморро живут на Марианских островах (включая Гуам), палау — на островах Палау. Следует отметить, что теперешних чаморро нельзя полно­стью отождествлять с теми чаморро, которых встретили на Марианских островах во второй половине XVII в- испанские колонизаторы. Прежнее население было почти полностью истреблено испанцами. Современные чаморро — результат смешения небольшой группы аборигенного насе­ления с филиппинцами, испанцами к с выходцами с других островов Микронезии.

Общая численность собственно микронезийцев — 95 тыс. человек, ча­морро и палау — 46 тыс.

На острове Гуам, помимо чаморро, живет большая группа американ­цев (28 тыс.), значительную часть которой составляют военнослужа­щие.

Меланезия. В Меланезию входят территория Австралийского Союза Папуа, австралийская подопечная территория Новая Гвинея, про­текторат Великобритании Соломоновы острова, английская колония Фид­жи, французская «заморская территория» Новая Каледония и кондо­миниум (совместное владение) Франции и Великобритании Новые Гебриды.

Подавляющую часть населения Меланезии составляют народы, говоря­щие на меланезийских и папуасских языках. Папуасы (свыше 10 млн. человек) живут во внутренних гористых и лесных областях острова Новой Гвинеи. Встречаются они также на побережье и на некоторых прилегаю­щих к Новой Гвинее островах. Меланезийцы населяют прибрежные райо­ны Новой Гвинеи и большинство островов Меланезии.

По хозяйственно-культурному типу меланезийцы и папуасы относятся к оседлым земледельцам жаркого пояса. В отношении социально-экономи­ческого и культурного развития народы обеих групп (за исключением фид­жийцев) уступают как полинезийцам, так и микронезийцам. Если не счи­тать фиджийцев, меланезийцы и папуасы нигде еще не сложились в этни­ческие общности типа народностей. Племена и территориальные общины меланезийцев и папуасов насчитывают от нескольких сот до нескольких тысяч человек и пока еще плохо связаны друг с другом.

Резко выделяются среди других меланезийских народов фиджийцы (464 тыс. человек). По уровню своего культурного развития этот народ приближается к наиболее развитым полинезийским народам. Фиджийцы являются вполне сложившейся народностью.

Меланезишщ Новой Каледонии также опередили в своем развитии большинство других народов Меланезии. Однако большая языковая дроб­ность страны (языки Новой Каледонии значительно отличаются друг от друга) пока еще сильно тормозит консолидацию новокаледонцев.

Фиджи и Новая Каледония выделяются среди прочих островов Мела­незии не только более высоким уровнем развития местных народов, но так­же и наличием значительного неаборигенного компонента в своем населе­нии. Половину населения островов Фиджи составляют индийцы (189 тыс. человек), причем их удельный вес, вследствие более высокого по сравне­нию с аборигенным населением естественного прироста, неуклонно повы­шается. Уже сейчас фиджийцы несколько уступают по численности индий­цам. В Новой Каледонии имеется большая группа французов, причем в их число обычно включают также смешанное франко-меланезийское населе­ние и «ассимилированных», т. е. говорящих на французском языке и полу­чивших права французских граждан меланезийцев. Общая численность французов, франко-меланезийцев и «ассимилированных» составляет 26 тыс. человек.

Некоторые небольшие острова в ряде островных групп Меланезии засе­лены полинезийцами. Полинезийскими по населению островами являются Онтонг-Дшава, Стюарт, Реннел, Тикопиа и др. Ж. Фоблэ считает, что по­линезийские народы Меланезии представляют собой или след прохожде­ния полинезийцев через эти островные группы или результат полинезий­ской экспансии со стороны Самоа и Тонга.

В заключение отметим, что в результате бурной деятельности христиан­ских миссионеров большинство островитян (не считая населения внутрен­них областей Новой Гвинеи) было обращено в христианство. На островах Фиджи среди индийцев распространены индуизм и ислам.

Переписи населения проводятся в Австралии и на большинстве островов Океании регулярно. В то же время некото­рые из переписей охватывают не все население. На Новых Гебридах, в Новой Гвинее и в Папуа перепись проводится только среди «нетузем­ного» населения.

В большинстве океанийских стран переписи одной из своих задач ста­вят определение этнического состава населения. Однако это определение обычно заключается в подсчете численности крупных групп океанийских народов, таких как полинезийцы, меланезийцы, микронезийцы. Лишь в не­большом числе стран этнический состав определяется более детально. На­пример, в новозеландской переписи 1945 г. выделены такие народы, как маори, «маори», островов Кука, самоанцы, ниуэ, таитяне, фиджийцы, а также китайцы, индийпы и сирийцы. Вместе с тем европейское по проис­хождению население выделено лишь в целом. Этот недостаток характерен для всех переписей, проводимых в Австралии и Океании. Несколько улуч­шает положение то обстоятельство, что в переписях, как правило, постав­лен вопрос о стране рождения, а во многих странах и вопрос о подданстве.

В отдельных странах при проведении переписи определяется и религиоз­ная принадлежность населения. На островах Гилберта и Эллис, Ниуэ и Питкэрн в переписные листы включен также вопрос о языке.

В некоторых небольших океанийских странах этнический состав опре­деляется не только во время переписи, но и при ежегодной приблизитель­ной оценке населения.

Для уточнения переписных данных об этническом составе населения может быть использован ряд литературных источников, среди которых в первую очередь следует назвать справочник Р. У. Робсона по странам Тихого океана, вышеупомянутые труды Артура Кэпелла и ряд других работ.

Все перечисленные материалы дают возможность более или менее под­робно определить численность полинезийских и микронезийских народов и групп. Но в то же время эти данные совершенно недостаточны для оп­ределения численности отдельных меланезийских территориальных и племенных групп, а тем более численности групп папуасских и австра­лийских. Пока что приходится ограничиться для меланезийских народов приблизительным определением численности больших географических групп, а для папуасских и австралийских народов — оценкой лишь общей численности каждой из этих двух больших групп.

 

Источник: lib7.com

Аборигены

Народы Австралии имеют много общего между собой. Бушмены обладают темной кожей, крупными чертами лица. С европейцами их роднит рост. На долю островитян приходится около двух процентов коренного населения. Небольшая часть жителей пролива относит себя к меланезийцам. Остальные называют себя аборигенами.

Историческая справка

Предки современных аборигенов появились на материке примерно пятьдесят тысяч лет назад. Ученые считают, что первые австралийцы прибыли на континент, приплыв из Азии. Бушмены селились рядом с водоемами с пресной водой. Они занимались собиранием съедобных грибов, ягод и фруктов и были искусными рыболовами и охотниками.

Как только племя разрасталось, оно делилось на несколько семей. Молодые бушмены удалялись от своих сородичей в поисках новых богатых живностью мест. Так народы Австралии распространились по всему континенту. В новых краях их ждали непривычный ландшафт и иные климатические условия. Племена вынуждены были адаптироваться к неизбежным изменениям. Менялся их быт, а за ним и внешний облик.

Одним бушменам достались открытые саванны. Другие заняли территорию мангровых лесов. Третьи ушли на болота. Племена обживали пустыни и коралловые отмели, заливные луга и озерные берега, субальпийские предгорья и тропические джунгли.

Расселение

В конце XVII столетия на континенте стали появляться колонии европейцев, которые начали теснить коренные народы Австралии. Считается, что на тот момент на материке проживало около четырехсот тысяч аборигенов. Но эта цифра вызывает массу сомнений. По неофициальным данным, количество бушменов превышало один миллион человек. Сокращение численности местного населения было обусловлено эпидемиями, которые привезли с собой европейцы. Незнакомые болезни в разы увеличили смертность аборигенов.

Согласно описаниям, составленным колонистами, коренные жители Австралии занимали территории, расположенные на севере и в районе крупных рек. Они вели кочевой образ жизни. В основном не покидали своих территорий, но в дни торгового обмена встречались на нейтральных землях. В 1788 году насчитывалось около пятисот крупных племен. Каждая семья владела собственным языком.

Современное положение

В настоящий момент численность аборигенов стремительно увеличивается. Связано это с высоким уровнем рождаемости. В 1967 году коренные жители Австралии стали полноправными гражданами, за ними были закреплены все права, перечисленные в конституции. Сегодня правительство штатов вводит законы, закрепляющие земли резерваций за бушменами. На них действует самоуправление.

Большое количество аборигенов говорит на языке йолнгу-матха. Для них местное телевидение транслирует специальные каналы, которые ориентированы на представителей национальных общин. В 2010 году были запущены циклы обучающих телепередач. Уроки посвящены изучению диалектов народов Австралии и Океании. При этом основное вещание все-таки ведется на английском языке.

Яркими представителями коренного населения являются исполнительница Джессика Маубой и актер Дэвид Галпилил, писатель Дэвид Юнайпон и живописец Альберт Наматжира, профессиональный футболист Дэвид Виррпанда и телевизионный ведущий Эрни Динго.

Этнографы выделяют следующие типы национальных групп, населяющих территорию континента:

  • барриноидный;
  • карпентарийский;
  • мюррейский.

Барриноидная группа

Племена этого семейства проживают в тропических зарослях материка и занимают львиную долю лесных массивов Квинсленда. Этот тип обладает большим количеством общих черт с меланезийской группой. Рост аборигенов низкий, едва достигает 157 сантиметров. Представители барриноидного типа отличаются очень темной, смуглой кожей. У них карие глаза и черные вьющиеся волосы. Борода и усы растут плохо. Нос аборигенов имеет вогнутую форму. Зубы у представителей этой группы мелкие и редкие, но некоторые аборигены страдают макродонтией.

Выходцев из этих племен можно встретить сегодня в крупных городах Австралии и в резервациях. Барриноиды обладают сравнительно большими головами с минимальной шириной лобной зоны. Надбровья развиты слабо, а само лицо узкое и вытянутое. Скулы выражены недостаточно.

Карпентарийская группа

Представители этого типа распространены в северной части материка. Аборигены отличаются насыщенным и почти черным цветом кожи. Они обладают высоким ростом и худощавым телосложением. В крупных городах Австралии потомки этого семейства встречаются редко. Они выбирают тихие и уединенные места в районе Арнемленда и на землях Кейп-Йорка.

Лоб карпентарийцев имеет средний наклон. А вот надбровья выражены сильно. Они мощные и иногда сливаются в единый валик. У аборигенов крупные зубы. Волосы обычно волнистые. Волосяной покров на теле и лице бушменов средний. Этнографы делят карпентарийскую группу на две семьи. Аборигены, проживающие в районе Арнемленда, отличаются от своих сородичей, занявших Кейп-Йорк. Первые высокие и статные, вторые больше похожи на папуасов. В крови племен, занимающих полуостров Кейп-Йорк, имеются примеси семей, относящихся к мюррейскому и барриноидному типам.

Мюррейская группа

Ученые до сих пор спорят, какие народы населяют Австралию. Этот вопрос вызывает массу сомнений. Быт и история племен не были достаточно изучены. Это связано с разобщенностью семей, многие из которых до сих пор изолированы от цивилизованного общества. Что же касается мюррейского типа, то люди, принадлежащие к этой группе, занимают земли на юге континента.

Они отличаются относительно светлым оттенком кожи. Встречаются аборигены с прямыми волосами. Курчавые локоны наблюдаются у тех групп, которые живут в окрестностях пустыни Виктории. Объясняется это примесью тасманийской крови. У них активно растут усы и борода. Их внешний вид наиболее близок к облику европейца.

У бушменов широкий лоб и большая голова. Спинку носа характеризует прямой профиль. У аборигенов очень крупные зубы. Все мюррейцы являются носителями макродонтии. Наклон лба максимальный для австралийских аборигенов.

Нижняя челюсть широкая, развитие надбровья не настолько выразительное, как у карпентарийцев. Лицо высокое и продолговатое. Рост среднего мюррейца составляет 160 сантиметров. Так как антропологических сведений недостаточно, то описание этнического состава Австралии нельзя назвать исчерпывающим.

Центральный регион

В настоящее время в этой части континента австралийцы английского происхождения – редкие гости. Это наименее изученная территория. Ее до сих пор населяют племена аборигенов, которые пока не отнесены к какому-либо типу. Череп бушменов средней длины. Лоб узкий и высокий. Лицо нельзя назвать круглым или широким. А вот нос массивный. Отличительная особенность представителей этих племен – рождение белокурых детей.

Со временем их локоны приобретают более темный цвет, но среди женщин встречаются блондинки. Мужчины обладают высоким ростом, развитой грудной клеткой, крепким телосложением.

Запад

Внешний вид аборигенов, проживающих на западе континента, несколько отличается от облика их соседей. У них вытянутый череп, узкое лицо с сильным надбровным рельефом. Нос расположен низко, что визуально делает форму лица более широкой.

Океания

Народности, населяющие австралийскую часть островного архипелага, представлены меланезийцами и папуасами. Первые отличаются темным цветом кожи. Племена используют различные языковые диалекты и сильно разобщены. Большинство меланезийцев занимается земледелием. Но есть и те, кто путешествует по морским просторам. Они бороздят океан, удаляясь от родных берегов на громадные расстояния.

Подавляющее число жителей обращено в католическую и протестантскую веру. Это результат длительной работы христианских священников, которые прибыли в Океанию вместе с колонистами.

Папуасы приплыли к берегам Австралии из Азии. Переселение произошло примерно сорок пять тысяч лет назад. Эта этническая группа состоит из нескольких сотен племен. Папуасы занимаются огородничеством, иногда ведут рыбный промысел. О принадлежности аборигенов к определенному типу говорит их одежда.

Как таковых вождей у племен папуасов нет. Все вопросы решаются взрослыми мужчинами, которые обладают высоким положением в группе.

Источник: FB.ru

Аборигены Австралии. Кто они?

Есть мнение, что коренные племена австралийского континента приплыли туда через море примерно 50 тысяч лет назад. Само слово «абориген» стало использоваться по отношению к представителям племен англичанами, которые, так же как и голландцы, ступили на земли Австралии, чтобы закрепиться на них навсегда.

Аборигенов Австралии считают первыми мореплавателями. Ведь они смогли добраться на новый материк морским путем. Если бы на новые земли не ступили европейцы, то образ жизни аборигенов до сих пор оставался бы неизменным.

Самое большое поселение племен Австралии расположено в засушливом районе Аутбэке. Там проживает около 2500 человек. Своих детей аборигены сегодня обучают при помощи радио, в поселениях, по-прежнему, нет школ. Медицина пришла в племена только в 1928 году.

Как выглядят австралийские аборигены?

Коренные жители Австралии

По фото, сделанным европейцами, можно судить о внешности коренных народов материка, как о темнокожих и темноволосых людях, довольно высокого роста и худощавого телосложения.

Все коренные народы Австралии можно разделить на три типа:

  • Племена баринеанского типа с самыми темными волосами;
  • Племена мюррейского типа среднего роста с большим количеством волос на теле;
  • Северные племена с высоким ростом и очень темной кожей.

Ученые думают, что всего материк был заселен аборигенами три раза: было три волны мореплавателей-переселенцев.

Наречия и языки аборигенов Австралии

На момент прихода голландцев и англичан на территории материка существовало более 500 разнообразных наречий. На сегодняшний день, у каждого сообщества племен собственные языки. Их можно насчитать не менее 200, а письменность существует только у нескольких племен.

Известно, что в настоящее время почти все коренные народы Австралии овладели английским языком. Поэтому для них в 2007 году запустили отдельный телевизионный канал, где вещание ведется исключительно на родном языке Шекспира.

Традиции австралийских аборигенов

Гора Улуру – для коренных народов является дверью между мирами. Это место считается священным. Сегодня экскурсии к горе из красного песчаника – популярное развлечение для туристов. По-европейски гора, священная для племен, именуется Эйрс, ее возраст впечатляет – горе более 6 миллионов лет.

Представители коренных племен никогда не поднимаются на священную гору. Такое действие для них является страшным святотатством. Они совершают обряды у подножия горы. По мнению аборигенов, на этом горном образовании живут духи предков, туда же снисходят Боги.

Местные войны из разных племен с ранних лет обучаются обращаться с бумерангом. Древнее искусство только на первый взгляд кажется простым, на деле же требует определенной сноровки.

Музыка у племен проигрывается на примитивных инструментах. Бытовой музыки довольно мало, в основном, у аборигенов в почете ритуальные песни и мелодии.

Обнаружение австралийского Стоунхенджа подтвердило версию о том, что аборигены давно разбираются в астрономии. Сооружение точно отражает движение некоторых звезд, а также дни равноденствий.

Если у кого-то еще остались сомнения по поводу причисления аборигенов к коренным жителям Австралии, то им стоит вспомнить, что нога первого европейского мореплавателя ступила на континент только в 17 веке.

Источник: AustraliaLife.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.