Угольные бассейны китая


Китай является крупнейшим производителем и потребителем угля. Он также занимает первое место в мире по потреблению электричества, полученного в процессе сжигания угля. Однако, по данным Национального Бюро статистики, с 2014 года доля угля в структуре энергопотребления Китая сократилась до 64% в 2015 году, а потом до 62% в 2016 году[1].

Национальное производство угля продолжает сокращаться, ежегодно снижаясь на 9%[2]. Дальнейшее сокращение производства было объявлено в июле 2016 года, когда комиссия, ответственная за работу государственных предприятий, SASAC, приказала компаниям, находящимся под его контролем, сократить объемы добычи угля на 10% за 2 года и на 15% за 5 лет[3].

Несмотря на сокращение добычи угля и падение доли угля в структуре энергетики, ожидается рост потребления электроэнергии к 2020 г.


3,6-4% по сравнению с 2016, в соответствии с тринадцатым пятилетним планом развития Китая (2016-2020)[4]. Согласно плану, производительность станций, работающих на угле, будет увеличена с 960 ГВт до 1100 ГВт к концу 2020 года для удовлетворения растущего спроса на электроэнергию. Согласно данным комитета по электроэнергетике Китая, Китай действительно в первые два месяца 2016 года увеличил установленную мощность электростанций на 22 ГВт, 14 ГВт из которых приходится на угольную генерацию[5]. Для снижения продолжающегося строительства угольных электростанций, в апреле того же года Национальная энергетическая Администрация (НЭА) издала директиву об ограничении строительства станций по стране. После этого, в январе 2017 года, несмотря на сопротивление местных властей, озабоченных необходимостью создания рабочих мест, НЭА закрыла еще 103 угольных электростанции общей установленной мощностью 120 ГВт. Осознание того, что было построено слишком много электростанций и некоторые из них используются далеко не на полную мощность, является причиной дальнейшего снижения темпов строительства электростанций[6][7].

Поток ресурсов[править | править код]

Запасы угля[править | править код]


В конце 2014 года запасы каменного и бурого угля в Китае составляли 62 млрд тонн и 52 млрд соответственно. Китай занимает третье место в мире по совокупным запасам угля, уступая лишь США и России. Большая часть запасов находится на севере и северо-западе страны, что создает проблемы для снабжения электроэнергией более густонаселенных прибрежных районов. При нынешнем уровне производства, Китай располагает запасами на 30 лет[8][9].

Добыча угля[править | править код]

Китай является крупнейшим производителем угля в мире, но из-за падения цен на уголь в 2015 году произошло массовое сокращение угольных шахт на северо-востоке страны[10][11].


Год Добыча Импорт Экспорт
млрд тонн
2000 1.00
2005 2.19
2006 2.38
2007 2.62
2008 2.72
2009 2.96
2012 0,012
2013 0,010
2014 3.89 0,008
2015 3,67 0,204 0,008
2016 3,34 0,256 0,011
2017 3,49 0,271
2018 3,52 0,281

За I квартал 2019 года в Китае было добыто 812 млн т угля, что на 0,7% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Более трети добычи (69% в 2018 году) приходится на три провинции на севере и в центре страны: Внутреннюю Монголию, Шаньси и Шэньси.

млн тонн 2015 2016 2017 2018
Внутренняя Монголия 906,7 831,8 913,8 933,3
Шаньси 934,5 810,3 850,6 875,7
Шэньси 518,7 504,0 572,3 618,9
Синьцзян 144,9 156,7 167,1 169,9
Гуйчжоу 167,7 166,2 172,2 142,9
Шаньдун 142,2 128,3 128,6 121,7
Прочие регионы 853,4 745,4 684,6 657,7
ИТОГО 3668,0 3342,7 3489,0 3520,0

Спрос на энергию продолжает повышаться, при этом спрос на электричество к 2013 году вырос приблизительно в два раза[12]. Потребность в угле возросла в Китае очень быстро, и спрос продолжает превышать добычу из-за таких факторов, как жёсткие меры, осуществлённые властями в отношении шахт, признанных небезопасным, сильно загрязняющими окружающую среду или экономически неэффективными. Некоторые из них были закрыты в связи с проведением в Пекине летних Олимпийских игр 2008 года[13].

6 июля 2008 года в Центральном и Северном Китае, 2.5% от общего числа угольных электростанций в стране (58 единиц или 14,020 МВт) пришлось закрыть из-за нехватки угля. Это заставило местные власти ограничить потребление электроэнергии и опубликовать предупреждение об отключении энергии. Дефицит угля отчасти объясняется закрытием малых угольных шахт, находящихся в аварийном состоянии[14].

В 2011 году 7 китайских компаний, занимающихся добычей угля, извлекли около 100 млн. тонн угля. Этими компаниями были: Shenhua Group, China Coal Group, Shaanxi Coal and Chemical Industry, Shanxi Coking Coal Group, Datong Coal Mine Group, Jizhong Energy, and Shandong Energy. Компания Shanxi Coking Coal Group являлась крупнейшим производителем коксующегося угля[15] [16].


В 2015 году официальная статистика показала, что раннее публикуемые данные о выбросах систематически занижали показатели на 17%, что сопоставимо по объемам со всеми выбросами СО2 в Германии[17].

Внутренняя Монголия[править | править код]

Самый большой открытый угольный разрез в Китае расположен в Хар-Ус-Нуур в автономной области Внутренняя Монголия. Добыча угля здесь ведется с 20 октября 2008 года и управляется корпорацией Shenhua Group. В четвертом квартале 2008 года объем добычи угля составил 7 млн. тонн. С предполагаемым годовым объемом добычи в 20 млн.тонн угля, угольный разрез будет работать в течение 79 лет. Общее количество запасов угля составляет около 1.73 млрд. тонн. Добываемый здесь уголь отличается низким содержанием серы. Объемы производства во Внутренней Монголии стремительно увеличиваются: в 2009 году добыча угля достигала 637 млн. тонн. Транспортировка угля из этого региона в морские порты на побережье Китая перегружает транспортные магистрали, такие как Национальное шоссе 110, что приводит к постоянным пробкам и задержкам доставки.[18] [19]

Потребление угля[править | править код]


В 2010 году расход угля в Китае составил 3,2 млрд тонн в год. Национальная комиссия развития и реформ, формирующая энергетическую политику Китая, стремится сохранить расход угля в Китае меньше 3,8 млрд. тонн в год.

В течение первых трех кварталов 2009 года в Китае расход угля увеличился на 9% с 2008 года и достиг 2,01 млрд метрических тонн.[20]

Большая часть угля используется в производстве электроэнергии. Кроме того, его используют на многих предприятиях в промышленных целях и для домашнего потребления.

Одним из наиболее приоритетных направлений использования угля является производство синтетического жидкого топлива (СЖТ). В 2008 г. во Внутренней Монголии был построен первый в Китае завод по производству СЖТ из угля мощностью 1,0 млн т топлива в год. Оператором проекта является «Shenhua Group». В 2009 г. были введены в эксплуатацию заводы в Ордосе («Inner Mongolia Yitai Coal», 160 тыс. т в год) и Цзиньчэне («Jincheng Anthracite Mining», 300 тыс. т метанола).[21]


Потребления угля за 2007 год по данным МЭА (млн. тонн)[22]
Где используется Антрацит Коксующийся Уголь Другие виды
Домашнее использование 0 0 71.7
Промышленность 24.6 16.3 342.1
Электростанции 0 0.2 1305.2
Тепловые станции 0 0.19 153.7
Другие сферы[23] 0 359.2 84.0

Выработка электроэнергии[править | править код]

Распределением энергии, получаемой за счет сжигания угля, занимается государственная электросетевая корпорация.

В области переработки угля более популярной технологией является помол угля вместо более совершенной и предпочтительной газификации угля. Причиной тому является переход Китая к более открытой экономике в 1990-х годах, когда бизнесу требовался быстрый результат. К 2010 году планируется строительство установки комплексного комбинированного цикла газификации (МГИК).[24][25] Кроме того, менее 15% заводов оборудованы десульфационной системой.[26]

Промышленное использование[править | править код]

Промышленность является крупнейшим потребителем энергии в Китае, большая часть которой вырабатывается на угольных ТЭС. Один из основных потребителей — металлургия.[27] 


Домашнее использование[править | править код]

В городах запрещено использовать уголь для домашнего потребления, однако в сельской местности его по-прежнему применяют. Чаще всего используются невентилируемые печи, из-за чего в воздух попадает большое количество токсичных металлов, приводя к плохому качеству воздуха в помещениях. Кроме того, люди едят пищу, приготовленную на углях, содержащих токсичные вещества, такие как мышьяк, фтор, полициклические ароматические углеводороды и ртуть. Они становятся причиной многих болезней, в том числе отравления мышьяком, флюороза скелета (более 10 млн. людей в Китае страдает данным заболеванием), рака легких и пищевода, отравлением селена[28]

В 2007 году использование угля и биомассы (твердое топливо) для бытовых целей было почти повсеместным в сельских домохозяйствах, но снижалось в городских домах. В то время, согласно оценкам, 420 000 людей в год преждевременно умирали из-за загрязнения воздуха в домах. Это показатель даже выше, чем количеством смертей из-за загрязнения атмосферы, оценивающееся  300 000 смертями в год. Причинами смерти стали респираторные заболевания, такие как  рак легких, хроническая Обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), ослабление иммунной системы и снижение функции легких. Уровень загрязнения воздуха в домах, где используется твердое топливо, в целом превысил принятые в Китае стандарты качества воздуха. Технологии, такие как дымоходы и модернизированная биоэнергия, существуют для того, чтобы улучшить качество крытого воздуха, но нужно больше поддержки, чтобы результаты стали ощутимы.[29]


Международная торговля[править | править код]

Китай является нетто-импортером угля. В 2016 году импорт составил 256 млн т, а экспорт — всего 11 млн т. В 2018 г. импорт всех видов угольного топлива составил 281 млн т. Крупнейшими поставщиками угля в Китай являются Индонезия (125,6 млн т в 2018 г.), Австралия (52,4 млн т) и Россия (23 млн т). [источник не указан 515 дней] Индонезийский уголь менее калорийный (низшая теплота сгорания 3400—5000 ккал/кг) и в целом не высокого качества, тогда как австралийские и российские угли, отгружаемые на экспорт, обладают более высокой теплотой сгорания — от 5500—6000 ккал/кг. В I кв. 2019 г. импорт угля из России сократился на 2,8%, до 6,1 млн т, а из Австралии — на 26,6%, до 10,6 млн т. Китай с 2018 г. ввел систему квотирования импорта, чтобы поддержать цены на уголь внутренних производителей, от которой пострадали прежде всего австралийские поставщики. С начала 2019 года Китай ввел неофициальные ограничения по разгрузке австралийских сухогрузов с углем в портах, что резко увеличило сроки обработки грузов. В качестве причины таких действий называются политические разногласия между странами[30].

Углеродный след[править | править код]


В 2014 году количество выбросов углекислого газа из Китая составило около 28,8% от общемирового, равное 10,4 миллиардам тонн Со2 выбросов[31]

Считается, что дальнейший рост угольной энергетики в Китае может негативно сказаться на международных инициативах по снижению выбросов углерода, таких как Киотский протокол, который призывает снизить количество выбросов до 483 млн. тонн к 2012 году. В то же время, предполагается, что угольные электростанции в Китае увеличат выброс СО2 до 1,926 млн. тонн, то есть более чем в 4 раза по сравнением с предложенным сокращением.[32]

Выбросы углеводородов , 1998–2004 (в миллионах метрических тонн)
1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004
CO2 от угля  2,363 2,287 2,339 2,472 2,518 2,731 3,809
CO2 от природного газа 47 51 57 64 69 72 83
CO2 от нефти   531 566 636 653 686 737 816
Общее количество CO2 от горючих ископаемых 2,940 2,905 3,033 3,190 3,273 3,541 4,707
Source: DOE/EIA[33]

Попытки по уменьшению количества выбросов [править | править код]

По данным Всемирного банка, загрязнение воздуха в Китае становится причиной смерти 750 000 человек каждый год. В ответ на рекордно высокий уровень загрязнения воздуха в 2012 и 2013 годах, Государственный Совет выпустил в сентябре 2013 г. комплекс мероприятий по предупреждению и контролю загрязнения воздуха, тем самым установив, что необходимо сократить долю угля в китайском энергобалансе до 65% к 2017 году. С ростом общественной озабоченности, также растет число протестов. Например, в декабре 2011 года правительство приостановило планы по расширению электростанции, работающей на угле в городе Хаймень, после того как 30000 местных жителей устроили протест из-за того, что «угольная электростанция привела к росту числа больных раком среди местных жителей, а загрязнение окружающей среды снижает улов местных рыбаков».[34] .[35][36]

В дополнение к экологическим проблемам и проблемам здравоохранения внутри страны, зависимость Китая от угля вызывает озабоченность во всем мире. В значительной степени из-за выбросов, вызванных сжиганием угля, Китай в настоящее время является главным производителем двуокиси углерода, что означает, что Китай ответственен за четверть выбросов от общего объема. Согласно исследованиям, даже если бы Америка сократило количество выбросов до 0, объем загрязнения вернулся бы на тот же уровень в течение четырех лет в результате действий лишь одного Китая. «Страна предприняла шаги по борьбе с изменением климата, пообещав сократить свою углеродоемкость (количество CO2, произведенного на доллар экономической продукции) примерно на 40% к 2020 году по сравнению с уровнями 2005 года. Reuters сообщает, что» выбросы и потребление угля будут продолжать расти в течение 2020 — х годов, хотя и более медленными темпами. Другими словами, достижение целевых показателей углеродоемкости потребует значительного изменения способов потребления угля и выбросов углерода.» С этой целью Китай объявил о плане инвестировать 2,3 трлн юаней ($376 млрд) до 2015 года в проекты по энергосбережению и сокращению выбросов углерода.[37][38][39] .

Первую угольную китайскую электростанцию, использующую комбинированный цикл комплексной газификации (IGCC), который представляет собой процесс газификации угля, превращающий уголь в газ перед его сжиганием, планируется открыть в 2009 году в Тяньцзине недалеко от Пекина. Эта станция мощностью $5,7 млрд. 650 МВт, разработанная в рамках проекта GreenGen, станет совместным предприятием группы государственных предприятий и Peabody Energy. В дополнение к этим проектам газификации угля, стоит отметить, что в среднем, угольные заводы Китая работают более эффективно, чем в Соединенных Штатах, из-за того, что они относительно новые.[40]

В сентябре 2011 года Министерство охраны окружающей среды Китая ввело новые стандарты для тепловых электростанций относительно NOx и ртути, а также ужесточило стандарты по выбросам SO2 и сажи. Новые угольные электростанции начнут работу согласно новым стандартам с начала 2012 года, а старые электростанции — с середины 2014 года. Они также должны соблюдать новый стандарт для ртути к началу 2015 года. По оценкам, такие меры могут привести к сокращению выбросов NOx электростанциями на 70% [41]

В 2012 году промышленный конгломерат China Wanxiang Holdings подписал контракт с американской компанией GreatPoint Energy на $ 1,25 млрд на строительство крупномасштабного завода с использованием каталитического процесса гидрометанации GreatPoint во время газификации угля. Технология преобразует уголь в природный газ и позволяет извлекать загрязняющие вещества из угля, нефтяного кокса и биомассы в качестве полезных побочных продуктов. Самое главное, почти весь CO2, произведенный в процессе, улавливается как чистый поток, подходящий для секвестрации или повышения нефтеотдачи. Общий проект обойдется примерно в $ 20-25 млрд и будет поставлять триллион кубических футов природного газа. Это представляет собой огромный скачок в масштабах внутреннего производства для Китая, который в прошлом году добыл только 107 миллиардов кубических футов природного газа. Сделка включает в себя инвестиции  в размере $420 миллионов. Согласно отраслевому трекеру VentureSource, это крупнейшая из когда-либо заключаемых сделок между китайской корпорацией и американской венчурной компанией.[42][43][44]

Китай является первой страной с однопартийной правительственной системой, предпринявшей шаги по созданию общенациональной системы торговли квотами на выбросы.[45]

Пекин[править | править код]

Китай решил закрыть последние четыре угольные электростанции и тепловые станции в муниципальном районе Пекина, заменив их газовыми станциями, для того чтобы улучшить качество воздуха в столице. Четыре завода, принадлежащие Huaneng Power International, Datang International Power Generation Co Ltd, China Shenhua Energy и Beijing Jingneng Thermal Power Co Ltd, имели общую мощность около 2,7 гигаватт (ГВт). Первая электростанция закрылась в 2014 году, две другие-в 2015 году, а последняя-в 2017 году.[46]

Пожары в угольных шахтах [править | править код]

По оценкам, в результате пожаров на угольных шахтах в Китае ежегодно сжигается около 200 млн. кг угля. В северном районе Шаньси часто происходят небольшие незаконные пожары. Местные шахтеры могут использовать заброшенные шахты для укрытия и преднамеренно устраивать такие пожары. Согласно одному исследованию, это составляет 360 млн. метрических тонн выбросов двуокиси углерода в год, что не отражено в предыдущих показателях выбросов.[47]

Автономная область Внутренняя Монголия, расположенная в северной части Китая, объявила о планах по тушению пожаров в регионе к 2012 году. Большинство этих пожаров были вызваны опасными методами добычи угля во время плохой погоды. Для этих целей было выделено 200 миллионов юаней (29,3 миллиона долларов).[48]

Несчастные случаи и смерти[править | править код]

В 2003 году уровень смертности на добываемый 1 миллион тонн угля был в 130 раз выше, чем в Соединенных Штатах, в 250 раз выше, чем в Австралии, где уголь добывают в открытых шахтах, и в 10 раз выше, чем в Российской Федерации (подземные шахты). Однако показатели безопасности на крупных государственных угольных предприятиях были значительно выше, чем показатели вышеперечисленных стран. Тем не менее, в 2007 году Китай произвел треть мирового угля, хотя при этом четыре из пяти людей, задействованных в данном процессе, погибали. Важно также отметить, что, согласно отчету за 2014 год Министерства труда США о детском и принудительном труде по всему миру угледобывающая промышленность Китая прибегает к принудительному труду и работники более подвержены опасностям данного вида деятельности.[49] ,[50]

Заболевания легких[править | править код]

Многие другие случаи смерти также являются результатом, хотя и косвенным, опасных выбросов угольных электростанций. Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), связанная с воздействием тонкодисперсных частиц, SO2 и сигаретного дыма среди других факторов, составила 26% от количества всех смертей в Китае в 1988 году. В докладе Всемирного банка, подготовленного при сотрудничестве с правительством Китая, отмечается, что около 750 000 человек ежегодно преждевременно умирают от загрязнения воздуха. Позже китайское правительство попросило исследователей смягчить выводы[52][53]

Много людей умирает при добыче и переработке угля. В 2007 году 1084 из 3770 смертей рабочих были вызваны взрывами газа. Известно, что на малых шахтах (которые составляют 90% от числа всех шахт) уровень смертности значительно выше. Чтобы сократить смертность на 20% к 2010 году, правительство Китая запретило открывать новые угольные шахты с высокой газовой опасностью и мощностью менее 300 000 тонн. Правительство также пообещало закрыть 4000 небольших шахт для повышения безопасности промышленности. Уже в конце 2006 года примерно 2,657,230 людей работали на государственных угольных шахтах.[54]

Аварии[править | править код]

Правительство начало борьбу с нерегламентированной горнодобывающей деятельностью, на которую приходится почти 80 процентов от 16 000 шахт страны. Закрытие примерно 1000 опасных малых шахт помогло сократить вдвое среднее число несчастных случаев со смертельным исходом, сообщило правительство. Взрывы газа в угольных шахтах остаются проблемой, хотя количество несчастных случаев и смертей постепенно уменьшается из года в год, сказал глава государственной администрации безопасности труда Ло Линь на национальной конференции в сентябре.[55]

По данным центрального правительства, за первые девять месяцев 2009 года на угольных шахтах Китая произошло 11 крупных аварий, в которых погибло 303 человека, при этом главными причинами стали взрывы газа. Большинство несчастных случаев связано с несоблюдением правил безопасности, включая отсутствие необходимой вентиляции или противопожарного оборудования.

По неофициальным оценкам, число жертв часто превышает официальные показатели в 2 раза. С 1949 года было зарегистрировано более 250 000 смертей от добычи угля. Однако с 2002 года число жертв постепенно сокращается, а добыча угля быстро растет, удвоившись за тот же период.[56][57] 

Статистика[править | править код]

Год Количество несчастных случаев Смерти Количество смертей на миллион тонн угля
2000 2,863 5,798 5.80
2001 3,082 5,670 5.11
2002 4,344 6,995 4.93
2003 4,143 6,434 4.00
2004 3,639 6,027 3.01
2005 3,341 5,986 2.73
2006 2,945 4,746 1.99
2007 3,770 1.44
2008 3,210 1.18
2009 1,616 2,631 0.89
2010 2,433[58]
2011 1,973[59]
2012 1,301
2013 1,049

Источник: Государственное управление безопасностью труда[60]

Международная реакция[править | править код]

В октябре 2008 года Гринпис, Всемирный Фонд Дикой природы и Энергетический Фонд опубликовали отчет под названием  «Истинная стоимость угля» (The True Cost of Coal), в котором говорилось, что такие последствия сжигания угля, как загрязнение воды, воздуха, а также увеличивающееся число смертей, обходятся Китаю дополнительно в 1,7 триллиона юаней в год, то есть более 7% ВВП. Они рекомендовали Китаю увеличить цену на уголь на 23%, чтобы показать истинную цену зависимости Китая от угля[61].

Другие специалисты заметили, что Китай играет ведущую роль в вопросе по развитию более чистых методов использования угля в качестве источника электроэнергии. Например, Китай построил новые сверхкритические угольные электростанции (КПД~44%) раньше чем это сделала Америка. Китайский угольный комплекс по данным на 2017 год имеет среднюю эффективность (38,6%) по сравнению с США (37,4%). В 2009 году Китай потребовал от компаний, строящих новые заводы, закрывать старые производства[62][63][64].

В 2015 году исследование МВФ показало, что Китай имеет самое большое воздействие на загрязнение атмосферы в мире.[65].

См. также[править | править код]

  • Азиатское коричневое облако

Источник: ru.wikipedia.org

I (каменно-угольные бассейны на терр. Китая) Хуанхэ, Большой Хуанхэ-бассейн собирательное название группы крупных каменноугольных бассейнов на территории Китая, расположенных в среднем и нижнем течении р. Хуанхэ и ранее составлявших единую угленосную площадь. В их центральную группу входит Шаньсийский угольный бассейн — самый крупный бассейн Китая (150 тыс. км2). Угленосность Х. приурочена к отложениям верхнего палеозоя и мезозоя. Среди палеозойских выделяются образования верхнего карбона (свита Тайюань) и нижней перми (свита Шаньси); количество рабочих пластов угля в каждой свите соответственно 6—13 (общей мощностью 18—25 м) и 2—3 (около 4 м). Наиболее крупное разрабатываемое в Шаньси месторождение Х. — Датун (площадь около 2200 км2; общие геологические запасы свыше 100 млрд. т, годовая добыча около 20 млн. т). Основные угленосные свиты — Датун (нижняя юра) и Тайюань. В свите Датун до 12 сближенных рабочих пластов мощностью по 0,6—5,7 м. В Х. известны также др. крупные месторождения углей: Сишань, Кайпин (одно из древнейших), Янцюань (Яньюань), Цзинсин. Все угли Х. — каменные. Палеозойские угли — мало- и среднезольные с содержанием летучих веществ 18—29%, малосернистые, главным образом спекающиеся и коксующиеся, с теплотой сгорания 31—32 Мдж/кг. Содержание летучих веществ в юрских углях около 31%. Сравнительно простая структура, пологое залегание и сближенность рабочих пластов угля создают благоприятные условия для их разработки. Лит.: Баженов И. И., Леоненко И. А., Харченко А. К., Угольная промышленность Китайской Народной Республики, М., 1959; Матвеев А. К., Угольные месторождения зарубежных стран, т. 1 — Евразия, М., 1966; Информационный бюллетень агентства Синьхуа, 9. 12. 1976. А. К. Матвеев. II (река в Китае) Хуанхэ, Желтая река, река на В. Китая, одна из величайших рек Азии. Длина 4845 км, площадь бассейна 745 тыс. км2 (по др. данным, 771 тыс. км2). Берет начало на В. Тибетского нагорья, в хребте Баян-Хара-Ула, на высоте более 4000 м. В верхнем течении пересекает котловину Одон-Тала, протекает через озера Орин-Нур и Джарин-Нур; на этом отрезке падение реки сравнительно невелико. Выходя за пределы нагорья, прорывает сквозными ущельями юго-восточные отроги Куньлуня и Наньшаня, образуя пороги и водопады. Принимая многочисленные притоки (Таохэ, Хуаншуй и др.), Х. постепенно становится большой горной рекой с бурным течением. В среднем течении Х. образует большую излучину, протекая сначала вдоль западной границы плато Ордос на С., затем по равнине Хэтао на В. и, наконец, на Ю., пересекая Лессовое плато. На этих полупустынных и степных участках протяженностью около 2000 км водность реки увеличивается незначительно, а в пределах равнины Хэтао (где часть воды расходуется на орошение и теряется при просачивании) даже уменьшается. Интенсивно эродируя Лессовое плато, Х. образует глубокие ущелья в рыхлых породах, которые чередуются с расширениями долины. Имеются небольшие водопады и водоскаты, в том числе водопад Хукоу высотой около 17 м. Х. и ее притоки Удинхэ, Вэйхэ, Фыньхэ и др. несут очень много наносов, придающих их водам характерный желтый оттенок (отсюда название Х.). Ниже впадения р. Вэйхэ Х. меняет направление на восточное и пересекает в глубоких скалистых ущельях (Саньмынься и др.) Шаньсийские горы, после чего в нижнем течении на протяжении 700 км протекает по Великой Китайской равнине. Впадает в залив Бохайвань Желтого моря, образуя дельту. Питание преимущественно дождевое, в горной части бассейна также снеговое. Средний расход воды у г. Ланьчжоу 1105 м3/сек, у г. Баотоу 818 м3/сек, в нижнем течении, у г. Лэкоу, около 1500 м3/сек. Половодье в июле — августе, во время муссона. Максимальные расходы воды в нижнем течении 22 тыс. м3/сек, во время катастрофических паводков — до 30 тыс. м3/сек. Объем стока около 50 км3 в год. Во время половодий подъем воды в ущельях иногда достигает 10—20 м, на равнинах — 4—5 м. Зимой Х. маловодна, замерзает в среднем течении на 2—3 месяца, в нижнем местами на 2—3 недели. Воды Х. несут в среднем от 35 до 40 кг/м3 взвешенных наносов, их общий объем оценивается в 1300 млн. т в год (по этому показателю занимает 1-е место среди больших рек мира). Откладываясь в русле реки, в нижнем течении наносы способствуют его повышению. В пределах Великой Китайской равнины дно русла Х. обычно расположено на 3—10 м выше прилегающей низменности; это вызывает частую угрозу наводнений, для защиты от которых русла Х. и ее притоков ограждены дамбами (высота которых 5—12 м, а общая протяженность около 5000 км). Отложение наносов вызывает рост дельты Х. (до 290 м в год). Прорывы дамб в прошлом приводили к неоднократным значительным перемещениям русла Х. За последние 4000 лет в ее нижнем течении зафиксировано свыше 20 перемещений, в том числе 7 больших, сопровождавшихся катастрофическими наводнениями (из-за частой их повторяемости Х. получила прозвище «горе Китая»). При больших перемещениях русла (достигавших 800 км) Х. сливалась на С. с р. Хайхэ, на Ю. — с р. Хуайхэ и впадала в Желтое море — то к С., то к Ю. от Шаньдунского полуострова. Последнее значительное перемещение русла — в 1938, когда во время войны между Китаем и Японией на Х. были взорваны дамбы и река стала впадать в Желтое море к Ю. от Шаньдунского полуострова. После ремонта дамб в 1947 Х. вновь стала впадать в Желтое море к С. от полуострова. Х. и ее притоки богаты энергоресурсами (23 Гвт, оценка). На Х. с помощью СССР построены ГЭС Люцзяся близ Ланьчжоу (мощностью 1,2 Гвт) и Саньмынься (мощностью 1,1 Гвт). Судоходна на отдельных участках общей протяженностью 790 км (главным образом на Великой Китайской равнине). Воды широко используются для орошения (на равнине Хэтао и в нижнем течении), бассейн Х. — густонаселенный район Китая, в нем проживает свыше 200 млн. чел. (1970, оценка). В долине Х. — гг. Ланьчжоу, Иньчуань, Баотоу, Чжэнчжоу, Кайфын, Цзинань. Лит.: Муранов А. П., Река Хуанхэ (Желтая река), Л., 1957. А. А. Соколов.

Источник: www.xn--80aacc4bir7b.xn--p1ai

 



Китай последние несколько лет является крупнейшим торговым партнером России, наша граница с этим государством тянется на несколько тысяч километров, у нас становится все больше совместных проектов в самых разных отраслях экономики.

Мало того — в конце минувшего года США официально объявили Россию и Китай своими «стратегическими конкурентами», безапелляционно объявив обоим государствам Вторую «холодную войну».

В результате Китай стал нашим союзником в не нами начатом геополитическом противостоянии.
 

 

Статус «союзника», как показывает история России, у любого государства временный, ситуативный. Продлить этот временной промежуток можно только одним способом — выстроить отношения так, чтобы обеспечить экономическую зависимость партнера, доросшего до звания «союзника».

Конечно, зависимость может быть военной, колониальной, политической, но выстраивание таких зависимостей никогда не было традиционным для России. При этом понятие «дружба» в межгосударственном товарообмене, обмене услугами и технологиями отсутствует, превалирует понятие «цинизм».
 

Для России Китай — крупнейший внешнеторговый партнер, но мы-то для Китая таковым не являемся, все наши товары и услуги, вместе взятые составляют только 2% в общем объеме китайского импорта, Россия для него внешнеторговый партнер с номером «12». Двусторонний оборот в паре Китай-Россия не дотягивает до 100 млрд долларов, а в паре Китай-США сумма превышает 500.

Хотим видеть Китай своим союзником, пусть и временным — цифры надо радикально менять, а для этого надо знать структуру экономики Китая, ее сильные и слабые стороны, как свои пять пальцев.

 


Писать о Китае, с одной стороны, занимательно, но с другой — это адски сложная работа. КНР во многом остаётся для нас terra incognita, китайский язык у нас в стране знает в десятки раз меньше людей, чем английский, что сильно ограничивает возможности по поиску данных и сужает до критического минимума информационное наполнение русскоязычного сегмента всемирной паутины.

Поэтому сразу оговоримся, что в статье мы будем использовать два типа источников: советские — академично выверенные, и различные современные американские издания, специализирующиеся на изучении главного экономического конкурента разносчиков демократии.

Ссылки на источники в этой статье приведены не будут, поскольку, во-первых, их общее количество превышает два десятка, во-вторых — это всего лишь ознакомительная статья, более подробный анализ отдельных отраслей экономики Поднебесной пока еще только впереди.
 


Открытие Китая

При написании этой статьи авторы исходили из очевидного постулата. Основная доля в структуре импорта Китая — электронное и электротехническое оборудование, аппараты и инструменты.

Для того чтобы стать основным партнером Китая в этом секторе, России предстоит выдержать жесточайшую конкуренцию с такими странами, как Южная Корея, Тайвань, Япония, США, ЕС, Австралия, Малайзия, Бразилия, Швейцария, Таиланд и Вьетнам.

Часть стран из этого списка имеет преференции в доступе на рынок Китая в рамках региональных интеграционных отношений, а как у самой России обстоят дела с производством этих групп товаров, мы прекрасно знаем — потенциал имеется, но он далек от полной реализации.

Мы уверены, что все у нас получится, но на это уйдут годы, а усиление союзнических отношений России требуется не завтра, а вчера. Причина необходимости действовать быстро известна и нами ранее уже проанализирована.

 


 
Читайте в ИМХОклубе
 
Борис Марцинкевич. Китай как стратегический конкурент США. Атаки и оборонительные действия

 
Угольные бассейны китая
 


 
       

Перед тем как перейти непосредственно к энергетическим ресурсам, коротко рассмотрим, чем вообще богаты недра нашего юго-восточного соседа, чтобы видеть картину более полно и комплексно. Высшие силы совсем не обидели Китай, по объёму многих полезных ископаемых он стабильно входит в первую тройку-пятёрку.

Таблица 1. Запасы основных полезных ископаемых КНР

Угольные бассейны китая

На начало 90-х годов суммарные извлекаемые ресурсы нефти Китая на суше оценивались в 10-15 млрд тонн, из которых около 4 млрд на тот момент уже были разведаны и более 1,3 млрд тонн извлечены.

Запасы китайской шельфовой нефти оценены в 4 млрд тонн, их освоение на сегодняшний день до сих пор в процессе. Небольшие нефтеносные месторождения найдены в западной части залива Бохайвань, промышленные же запасы нефти и газа сконцентрированы в Южно-Китайском море.

Более 75% разведанных запасов нефти сосредоточено на востоке страны, в бассейнах маньчжурской долины Сунляо (месторождения Фуюй, Гунчжулин, Дэнлоукоу, Циньшанькоу, Даоютай) и Северокитайском бассейне (основное месторождение — Чжунъюань), 25% приходится на Центральный и Западный Китай (бассейны Преднаньшаньский, Цайдамский и Джунгарский.
 

Рост закупок нефти Китаем привел к тому, что по этому показателю она уже обошла Соединенные Штаты. Это наглядное свидетельство не только роста автопарка Поднебесной, но и развития нефтехимической промышленности, поэтому ниша, занятая Россией — правильный выбор, спрос будет большим и стабильно растущим.

Что касается газа, то разведанные запасы газа КНР довольно скромны и не превышают 1 трлн м3. Основное количество месторождений газа открыто в Центральном Китае (в бассейне Сычуань находится 60 месторождений с запасами 0,8-1 трлн м3).

Чёрное золото Красного Дракона

Нет, это мы не про нефть, а про некоронованного короля подземного мира — про уголь.

По состоянию на 2007 год в КНР мощности угольной электрогенерации составляли 907 ГВт или 77% от общего объёма производимой энергии.

Китай стал самым крупным строителем АЭС на собственной территории, Китай подписал с Россией контракт на поставки природного газа по магистральному трубопроводу «Сила Сибири», Китай увеличивает закупки СПГ, строит электростанции на возобновляемой экзотике, из кожи вон лезет, чтобы уйти от угля. Но делать ему это предстоит еще много-много лет.

900 ГВт угольной генерации — это, к примеру, 900 реакторов ВВЭР-1000, которые Росатом сооружает для АЭС «Тяньвань». Газ? В 2010 году КНР потребляла 3,2 млрд тонн угля в год, только за первые три квартала 2009 года потребление выросло на 9% по сравнению с 2008 годом.
 

Даже если предположить, что все до одной угольные ТЭЦ и ТЭС работают с КПД в 30%, а газовые ТЭЦ и ТЭС будут созданы заново, с КПД в 60%, для полного замещения угля Китаю потребуется 2 трлн кубометров газа. Это, извините, в два раза больше, чем все разведанные на территории Китая запасы голубого топлива, то есть такой переход будет означать полную, тотальную зависимость экономики страны от импорта газа. Предполагать подобное можно — например, для написания антинаучно-фантастической книги, а вот в реалиях планеты Земля такой сюжет невозможен. Уголь — король Китая, это данность.
 

При этом, по имеющимся данным, в КНР всё ещё массово применяется устаревший способ подготовки угля — помол, вместо современной и перспективной газификации. Такой выбор был определён простотой и доступностью первого способа, в том время как газификация всегда была связана с большими промышленными, научными и финансовыми затратами. Кроме того, в КНР установками по удалению серы из продуктов сгорания угля оборудовано менее 15% предприятий. Сера — один самых главных вредных компонентов, выделяемых при сжигании угля, то есть в данном случае можно говорить об определённой опасности для китайских граждан, проживающих в непосредственной близости от электростанций и предприятий.

Как показано выше в Таблице 1, общие запасы угля в КНР оцениваются в титанические 781,5 миллиардов тонн. По этому показателю КНР занимает третье место в мире, уступая лишь России и США.

Таблица 2. Американские данные по объёмам добычи угля Китаем

Угольные бассейны китая
 
Основным потребителем угля является энергогенерирующий сектор.

Таблица 3. Порядок потребления угля, согласно данным международного энергетического агентства (IEA), млн коротких тонн

 
Угольные бассейны китая

Как видим, Китай опирался на запасы собственных подземных кладовых, если судить по типам пережигаемых углей.

Лет 10 назад, в том числе и под давлением мировой общественности, к руководству страны пришло понимание, что текущее положение вещей, когда в угоду электрогенерации и росту производства сжигаются титанические объёмы угля, приводит к радикальному ухудшению состояния экологии. Доходило до того, что в самых крупных городах страны в разгар солнечного дня сквозь тяжеленный слой выхлопов и угольного дыма было практически невозможно увидеть небесный купол. Да и зола, образующаяся в результате такой массовой топки, тоже совсем не улучшала чистоту городов и с/х угодий.
 

Сообщения такого вот рода часто встречаются в наших СМИ. А вот китайские источники обходятся без эмоций:
 

Согласно докладу китайского совета по электроэнергетике, за первый квартал 2016 года генерирующие мощности страны были увеличены на 22 ГВт, 14 из которых пришлись на уголь.

Вывод достаточно прост — не смотря на все хайтэк отрасли промышленности, на серьезные достижения в развитии инфраструктуры, скоростных магистралей, на строительство АЭС и ГЭС, экономика Китая «стоит на угле», и опираться ей на этот фундамент предстоит еще немало лет.

Двигаемся дальше — попробуем понять, нужен ли Китаю импорт угля, или ему и так хорошо.

Запасы и ресурсы угля Китая

Для геологов запасы и ресурсы — далеко не одно и то же. Дополнительные пояснения тут неизбежны, иначе разобраться в том, что публикуется в разных источниках, очень непросто.

Профессионалы — геологи и геофизики, могут спокойно пропустить этот раздел статьи, а для всех остальных мы попробуем пояснить, какие бывают запасы, какие есть подходы к оценке запасов того или иного полезного ископаемого и почему в различных источниках царит порой просто кардинальный «разнобой» цифр и объёмов.

Для наглядности сделаем это на примере запасов угля в России и КНР.

Запасы угля делятся на предварительно оценённые и разведанные.

Понятие предварительно оценённых запасов подразумевает, что где-то в условной сибирской тайге или степях Маньчжурии прошли геологоразведочные партии, которые провели комплексные изыскания, и установили, что в данном районе точно есть залежи определённого угля.

Естественно, что оцениваются подобные запасы по принципу «плюс/минус километр». Пример — Тунгусский угольный бассейн России. Расположен он в труднодоступных районах Красноярского края, Якутии и Иркутской области. Его общая площадь «всего-то» более миллиона квадратных километров. Это больше площади таких отдельно взятых стран, как Франция, Венесуэла, Турция или Украина.

Естественно, что ждущие своего часа запасы сибирского угля оценены как «три локтя по карте». По приблизительным подсчётам, в вечной мерзлоте ждут своего роторного экскаватора не менее двух триллионов тонн угля.

К разведанным запасам относят ту массу полезных ископаемых, которые уже более-менее разведаны и частично вскрыты в процессе отработки месторождений. То есть эта цифра будет всё время плавать, то увеличиваясь, то уменьшаясь.

Классификация запасов и ресурсов

Таблицы 4 и 5. Классификация запасов и ресурсов (принятая в советской и российской классификации)
 
Угольные бассейны китая
 
Угольные бассейны китая
 
 

Чёрно-бурая география

Нужно обязательно помнить, что запасы китайского угля даже сейчас, в 2018 году точно не установлены. Из них точно разведаны около 250 млрд тонн, из которых 97% запасов представлено каменными, зачастую коксующимися углями (бассейн Великой Китайской равнины, или Большой Хуанхэ, бассейны Янцзы, Ганьцзян, Датун, Хэган-Шуанъяшань, Урумчи, Турфан-Хами и другие).

Угольные бассейны китая

Предполагаемые угольные бассейны Китая.
 


КНР богата хорошими каменными углями и даже антрацитом: от жирных (Дациншань) до антрацитов (Шаньси, Цзинсин и другие). Самый крупный бассейн коксующихся углей и антрацитов расположен в бассейне Великой Китайской равнины (бассейн Большой Хуанхэ), а также в междуречье Янцзы.

Центральная часть бассейна изучена слабо, по его периферии расположено 14 крупных угленосных районов, в том числе Цзинсин, Фынфын, Пиндиншань, Хуайнань, Хуайбэй, Кайлуань и др. Запасы каждого района оцениваются в 2-3 млрд тонн.

На северо-востоке Китая расположен бассейн каменных коксующихся углей Хэган-Шуанъяшань (запасы до 5 млрд тонн).

В остальном же география залегания углей в КНР следующая:
 
Запасы бурых углей в Китае очень малы, всего-то 3% от общей массы. Водится этот уголёк:
 

Не обделила матушка-природа Китай и болотами, лежащими в северной части страны, их суммарная площадь составляет около 1 млн гектар. В них сосредоточены неплохие залежи торфа, которым китайцы не брезгуют топить и сегодня, особенно в сельской местности.

Китайский гамбит

Правительство КНР в 2010 году приняло решение снижать добычу собственного угля, а также ограничить сжигание углей низкого качества, в частности торфа и бурых. Еще раз: потребность в электричестве в стране лавинообразно нарастает, при этом правительство собирается меньше добывать и сжигать угля. Где логика или в чем подвох?

Программа, разработанная национальной комиссией, подразумевает покупку более качественных углей за границей. Как говорится, денег у нас много, поэтому мы будем покупать у вас более качественный уголь (а вы опустошайте свои недра), мы же в это время будем проводить инфраструктурную модернизацию и внедрять новые технологии.

Сегодня КНР сокращает строительство угольных ТЭС, и в далёкой перспективе делает всё большую ставку на атом. По состоянию на июль 2008 Китай закрыл 2,5% собственных угольных шахт и разрезов (всего 58 предприятий, дававших более 14 МВт энергии). Такой радикальный подход даже привел к тому, что в некоторых регионах было введено ограничение на суточное потребление электричества.

По результатам 2011 года основные угольные компании — Shenhua Group, China Coal Group, Shaanxi Coal and Chemical Industry, Shanxi Coking Coal Group (основной производитель коксующихся углей для металлургии), Datong Coal Mine Group, Jizhong Energy и Shandong Energy отчитались о добыче более 100 млн тонн угля различных марок. Правда, товарищи азиаты и тут проявили свойственную им хитрость. Спустя 4 года, в 2015 выяснилось, что эти цифры были умышленно занижены почти на 20%. Как говорится, экологи спят спокойно, а батареи и домны горячие.

Угольные бассейны китая

Угольные электростанции в Китае.
 


В апреле 2016 года Национальный совет по энергетике КНР принял постановление, согласно которому строительство угольных ТЭС отныне запрещается в целом ряде регионов.

В январе 2017 Совет отменил строительство сразу 130 угольных ТЭС, потеряв сразу 120 ГВт энергии. На принятие решения не повлиял даже массовый протест местных властей, озабоченных сокращением рабочих мест в регионах.

Дефицит энергии был ликвидирован переходом на альтернативные источники, и до зимы 2017/2018 года была уверенность, что проблему можно решать при помощи этого алгоритма.

Однако декабрь и январь, когда в северных и северо-западных регионах Китая установилась температура на 5-6 градусов ниже многолетней нормы, выяснилось, что даже решения ЦК КПК с природными аномалиями справиться не способны, и это был уже не первый просчет планово-экономического отдела центрального правительства.

Промежуточные итоги

Как видим, Китай сегодня ведёт довольно гибкую политику, с одной стороны заявляя о приверженности программам защиты окружающей среды, с другой не забывая в случае необходимости подпитывать собственную энергогенерацию недостающими объёмами угля.

В настоящий момент известная профильным специалистам схема добычи/закупок в рамках удовлетворения потребностей собственных ТЭС и ТЭЦ в КНР выглядит следующим образом.

Таблица 6. Потребление угля по направлениям, в миллионах метрических тонн

Угольные бассейны китая

Источник — IEA, без учёта территории Гонконга.
 


Нетрудно заметить и посчитать, во сколько раз объёмы закупаемого за рубежом угля превышают собственную добычу, которая, как обещают планировщики будущих пятилеток, будет и дальше снижаться.

В период 2014-2016 годов участие угля в системе генерации энергии снизилось с 64 до 62%. За 2016 год собственная добыча угля в КНР упала на 9%, впоследствии, согласно распоряжению Комиссии по контролю и управлению государственным имуществом (SASAC), все государственные компании должны снизить добычу ещё на 10% в течение ближайших двух лет, и на 15% на протяжении 5 лет.

Цена ошибок

Китай, если кто-то забыл, по-прежнему управляется Коммунистической партией, живет пятилетками, энергетика — стратегическая отрасль, контролируемая государством.

Поэтому все процессы — сокращение добычи угля, закрытие и строительство угольных электростанций — управляются планово-экономическими отделами, в которых работают живые люди, порой делающие большие и маленькие ошибки.

Сократить добычу на больший объем, чем предусмотрено сокращение угольной энергогенерации при условии, что Китай является крупнейшим в мире потребителем угля — так тоже бывает.

Результат проще всего проиллюстрировать графиком изменения мировых цен на этот «энергетический ресурс позапрошлого века» — на нем хорошо видно, что ошибки у плановых отделов ЦК КПК случаются, как видно и то, во что эти ошибки выливаются.

Угольные бассейны китая

Динамика мировых цен на уголь. Рис.: vedomosti.ru.
 


Тринадцатая пятилетка в КНР началась в 2016 году, и данный график весьма убедительно доказывает — в планы пятилетки закралась ошибка. Вместо снижения добычи угля на 2-3% в год, как это было в предыдущей пятилетке, в 2016 году Китай сократил ее сразу на 10%. А 10% его добычи, как мы показали — это не менее 300 млн тонн.
 

Итог — на графике. Вероятнее всего, были основательно переоценены возможности строительства альтернативных генерирующих мощностей.

К примеру, известная американская компания Westinghouse строит в Китае два реактора АР-1000, срок сдачи в эксплуатацию которых изначально был 2013 год, и с той поры он аккуратно переносится и переносится.

Наверняка были и другие просчеты, изучать которые смысла уже нет, важнее итог — мировые цены угля, оттолкнувшись от дна в 65 долларов за тонну, взлетели до 200 долларов и теперь «плавают» вокруг этого значения. Четырехкратный рост цены радикально изменил ситуацию для производителей угля во всем мире вообще и для российских в частности.

Кстати, есть и вторая версия объяснения причин событий на мировом рынке — вполне возможно, что никто в системе никаких ошибок не делал, напротив, все было рассчитано самым тщательным образом.

В 2016 году агентство Bloomberg писало о том, что добыча угля в Китае была весьма убыточной отраслью — общая ее задолженность при ценах в 65 долларов перед государственным бюджетом составила полтриллиона долларов. Вариантов у китайцев было всего два — либо продолжать субсидировать своих угольных дел мастеров, либо снизить предложение настолько, чтобы поднять цены.

При этом слишком сильно поднимать цены тоже было нельзя, поскольку из-за роста цен на электроэнергию могли пострадать промышленные предприятия. Закрыть все свои убыточные шахты Китай тоже не может по тривиальной причине — мировые производители не возместят исчезновение почти 4000 млн тонн угля.

Точность планирования тут нужна поистине хирургическая — поднять цены так, чтобы уменьшить объем субсидирования угольщиков, но не нанести урон энергоемким производством.

С учетом КПД угольных и газовых электростанций на возмещение «исчезнувших» 300 млн тонн угля требовалось увеличить импорт природного газа на 150 млрд кубометров, но и это было невозможно. Такой объем газа не мог дать Китаю никакой трубопровод — нет таких даже близко. Принять такой объем СПГ? Нужны регазификационные мощности на побережье, нужны трубопроводы вглубь территории — на то и другое требуются инвестиции и время. Дополнительный спрос на такой объем газа автоматически подбросил бы цены — с тем же риском для промышленности Китая.

Угольные бассейны китая
 
Вот, собственно говоря, и итог этой большой статьи. Резко уменьшать добычу угля Китай может только при одновременном росте импорта угля, решать экологические проблемы Китай может только за счет роста импорта природного газа.

Нехитрая арифметика такова: «Сила Сибири» после запуска в 2019 году принесет в Китай 38 млрд кубометров российского газа, этот объем заместит сокращение добычи 76 млн тонн китайского угля. При этом по плану XIII пятилетки объем добычи угля должен сократиться на 15%, то есть на почти 600 млн тонн.

Как будет компенсировать недобытый уголь КНР? АЭС, ГЭС, ВИЭ — наверное, смогут «взять на себя» около 100 млн тонн, потому вопрос ближайшей пятилетки звучит «просто» — на сколько тысяч кубометров, на сколько миллионов тонн увеличится объем импорта Китаем газа и угля, каким будет сочетание трубного газа и СПГ?

Вопрос ближайшей пятилетки для России еще «проще» — какой объем этого импорта мы окажемся способны «перетянуть на себя»?

Ставка тоже понятна — некая комбинация трех объемов: угля, трубного газа и СПГ, в сумме эквивалентная 400 млн тонн угля. Кто в России может взять на себя такую работу?

Эксклюзивные права на экспорт трубного газа из России принадлежат Газпрому, но дотянуть трубы до Китая — это годы и годы. СПГ-завод на Сахалине под контролем Газпрома функционирует исправно, вот только сахалинский СПГ законтрактован почти полностью. «Ямал-СПГ» НОВАТЭКа в течение года будет выходить на проектную мощность, но и его газ законтрактован на несколько лет вперед.

В игре остаются только наши газовые трейдеры, способные покупать СПГ у третьих лиц — но тут есть риск не вписаться по цене.

В «сухом остатке» только наши угольные компании, частники, которым предстоит не только попытаться расширить собственный бизнес, но и решить, по сути, государственную задачу, о которой мы писали в начале нашей статьи.

Союз с Китаем будет тем крепче и продолжительнее, чем больше будет его зависимость от наших энергетических ресурсов и чем дольше она продлится.
 

Источник: imhoclub.by


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.