Футурологическая экология это


Футурология (от лат. Futurum — будущее и греч. Logos — учение) — наука прогнозирования будущего, в том числе путём экстраполяции существующих технологических, экономических или социальных тенденций или попытками предсказания будущих тенденций.

Экстраполяция — лишь один из многих методов и техник, используемых при изучении будущего (таких как сценарии, метод Дельфи, мозговой штурм, морфология и другие) . Футурология также включает рассматривание таких вопросов как нормативные или желаемые варианты будущего, но её реальный вклад — это сочетание методов экстраполяции и нормативного исследования для изучения лучших стратегий.

Футуролог использует вдохновение и исследование в различных пропорциях. Этот термин исключает тех, кто предсказывает будущее сверхестественными способами, а также тех, кто предсказывает недалёкое будущее или легко предсказуемые варианты развития событий. (Например, экономисты, которые предсказывают изменения процентных ставок в течение следующего делового цикла, футурологами не являются, в отличие от тех, кто предсказывает относительное богатство наций через поколение. )


Некоторые авторы были признаны футурологами. Они исследовали тенденции (особенно технологические) и писали книги о своих наблюдениях, заключениях и предсказаниях. Вначале они следовали следующему порядку: публиковали свои заключения, а затем принимались за исследования для новой книги. В последнее время они основали консультационные группы или стали зарабатывать публичными выступлениями. Элвин Тоффлер, Джон Нейсбитт и его бывшая супруга Патриция Эбурдин — три ярких примера этого класса. Многие гуру бизнеса также подают себя в качестве футурологов.

Футурологи имеют ряд общих черт с авторами научной фантастики, а некоторые писатели воспринимаются как футурологи или даже выступают с футурологическими статьями (например, Артур Кларк, Станислав Лем) . Другие писатели часто отвергают этот ярлык. Например, во вступлении к «Левой руке тьмы» Урсула Ле Гуин писала, что предсказание — это дело пророков, ясновидящих и футурологов, но не писателей: «дело писателя — лгать» .

Некоторые попытки были сделаны в области космологической футурологии относительно предсказания далёкого будущего всей вселенной, обычно предрекая её тепловую смерть или «большой коллапс» .

Футурология, хотя и основывается иногда на науке, не может следовать научному методу, так как не может быть фальсифицирована никакими методами, помимо ожидания наступления будущего. Однако футурологи могут применять (и применяют) многие научные методы.


Футурологи имеют очень смешанную репутацию и историю успехов. По очевидным причинам они часто экстраполируют современные технологические и общественные тенденции и полагают, что они будут развиваться теми же темпами в будущем, однако технический прогресс в реальности имеет свои собственные пути и темпы развития. Например, многие футурологи 1950-х верили, что в наши дни космический туризм будет повсеместно распространённым явлением, но проигнорировали возможности вездесущих дешёвых компьютеров. С другой стороны, многие прогнозы были точными.

Прогнозируемые варианты будущего (по состоянию на 2003 год) включают как экологическую катастрофу, так и утопическое будущее, в котором беднейшие люди живут в условиях, которые сегодня можно считать богатыми и комфортными, так и трансформацию человечества в постчеловеческую форму жизни, а также уничтожение всей жизни на Земле в нанотехнологической катастрофе.

Источник: otvet.mail.ru

История футурологии[править]

Прогнозировать будущее пытались все философы, пророки и религиозные мыслители с древних времён: Платон, Аристотель, библейские пророки, Исайя, Иоанн Богослов, Нострадамус и пр.

Первые попытки научных прогнозов относятся к концу XIX века:

  • «Германия в 2000 году» (1891) Георга Эрманна,
  • «Будущая война и её экономические последствия» (1897) Ивана Станиславовича Блиоха,
  • «Набросок политической и экономической организации будущего общества» (1899) Густава де Молинари,
  • «Предвосхищения» (1901) Герберта Уэллса.

В 1920-30-е годы пользовалась влиянием книга Джона Холдейна «Дедал, или Наука и будущее» (1924).

Термин «футурология» предложил социолог Осип Флехтхайм (Ossip K. Flechtheim) в 1943 году, в письме к Олдосу Хаксли, который с энтузиазмом его принял и ввёл в оборот.

В СССР было принято разделять «буржуазную» футурологию и «научную» (марксистскую) прогностику, например, в БСЭ.

Футурологические организации[править]

«Фабрики мысли» (think tanks) — один из этапов развития научных институтов в прошлом столетии. В ХХ веке происходила активная индустриализация науки, развитие — в соответствии с заветами соединявшего истину с полезностью Фрэнсиса Бекона — её прикладного, технологического аспекта. Возникает новый тип исследовательского заведения: военно-промышленная лаборатория (в России — КБ, «шарашки», «закрытые города»), демонстрируя одновременно социальный потенциал подобных конструкций. В США процесс развивался в русле проектного подхода, яркие примеры — «Манхэттенский проект» и впоследствии — проект «Аполлон»; в России таким стержнем стал Атомно-космический проект (а его социальной ипостасью — реформированная в ходе реализации проекта Академия наук, а затем футуристический замысел «академических городков»).

Следующее поколение интеллектуальных предприятий — «фабрики мысли». Это сугубо американское достижение: к революционному рубежу 60–70-х годов ХХ века количество подобных интеллектуальных предприятий в США исчислялось сотнями.


Футурологи имеют достаточно неоднозначную репутацию. Причина в том, что они (как и все люди) ошибаются, причём иногда настолько сильно, что со временем их прогнозы выглядят, как чья-то нелепая шутка. [1]

«Футурология – это один из способов манипулирования общественным мнением. Она такая с древнейших времён, начиная с замечательных центурий Нострадамуса».

Нострадамус прав — будущее сулит нам новые конфликты, интриги и бедствия (а едва ли не половина всех бедствий в мире происходит из людской неспособности предвидеть будущее). Именно поэтому предрекать всякие неприятности выгоднее — рано или поздно такие предсказания сбываются и, увы, куда чаще, чем нам хотелось бы.

Пророки ошибаются, говорил Артур Кларк, когда им не хватает дерзости и воображения. В 80-х годах ХХ века никто не предполагал, что Советский Союз может исчезнуть с карты мира, он фигурировал во всех прогнозах. Всё произошло в одночасье.

Что такое будущее?[править]

Бу́дущее — предстоящее, такое время, которое следует за настоящим; события и время, следующие за настоящими событиями и временем.

Смысл будущего[править]

Будущее всегда имело очень специальное место в философии и в общем, в людском разуме. Это поистине большое место, потому что люди нуждаются в предсказаниях того, что же с ними произойдёт. Возможно, что развитием людского мозга будет в большей части развитие в познавательных способностях обязательно для того, чтобы прогнозировать будущее, то есть абстрактные воображение, логика и индукция.


Воображение позволяет нам «видеть» правдоподобную модель.

Логически рассуждение позволяет предсказать неизбежные последствия действий и ситуации и поэтому даёт полезную информацию о будущих случаях.

Индукция позволяет ассоциацию причины с последствиями, основополагающее понятие для каждого прогноза будущих событий.

Несмотря на эти познавательные аппараты для понимания будущего, стохастическая природа многих естественных и социальных процессов делала задачу прогнозирования будущего сложной, но желанной целью многих людей и культур в течении времен.

Люди всегда стремились увидеть образы будущего. Поэтому такие люди как пророки и предсказатели наслаждались большим вниманием и уважением со стороны общества и даже социальной важностью в многих общинах прошлого и настоящего.

Все такие псевдо-науки, как астрология возникли с целью прогнозирования будущего. Фантастика возникла как средство сверхдальнего прогноза.

Много из развития физической науки легко объяснить как попытку сделать количественные и объективные прогнозы о будущих событиях.

Понятие будущего также формирует предпосылки для веры в Бога.

Часто вероисповедания предлагают пророчества о жизни после смерти и также о конце мира.

Конфликт в христианском вероисповедании между знанием будущего Богом и свободой воли человека ведёт, например, к доктрине предопределения (predestination).

Концепция прогресса[править]


Концепция человеческого будущего тесно связана с понятием прогресса. Объективно количественно измерить прогресс сложно. В индустриальную эру измерением было бы увеличение уровня энергопотребления. На этом основана шкала цивилизаций Кардашёва. В информационную эру мерилом может быть быстрота микропроцессоров (см. закон Мура).

Несмотря на переход от индустриальной эпохи к информационной, количество потребляемых ресурсов с каждым годом растёт. Колонизация космоса неизбежна.

Будущее есть совокупность проектов, и речь может и должна идти о его конструировании.

Важнейшим фактором прогресса является человеческий потенциал. Реально определяет судьбу человечества культура. Это не войны да политические дрязги, а Кант и Моцарт, Шекспир и Пушкин, железные дороги и телефоны.

Линейное и циклическое время[править]

В развитии культур, цивилизаций можно выделить как линейное время, так и циклическое. [2]

Социально-исторические циклы ни в коем случае не означают механического повторения пройденного, а их периодичность совершенно не предполагает, что их фазы и стадии будут всегда одинаковой продолжительности.

Примеры несбывшихся прогнозов[править]


  • Менделеев, полагавший самой сложной технической проблемой следующего, двадцатого, века утилизацию огромного количества навоза (ведь поголовье лошадей, ясное дело, будет и дальше прирастать прежними темпами);
  • Эйнштейн, заявивший, буквально за дюжину лет до Хиросимы, что до практического использования атомной энергии дело дойдёт лет через сто — никак не раньше;
  • Бернард Шоу, видевший политическую карту будущей Европы так: «Франция и Германия? Это устарелые географические названия… Под Германией вы, очевидно, подразумеваете ряд советских или почти советских республик, расположенных между Уральским хребтом и Северным морем.»

О несбывшихся социальных прогнозах смотрите также здесь: Еськов Кирилл. Наш ответ Фукуяме

Прогнозируемые варианты будущего[править]

Прогнозируемые варианты будущего включают как экологическую катастрофу, так и утопическое будущее, в котором беднейшие люди живут в условиях, которые сегодня можно считать богатыми и комфортными, так и трансформацию человечества в постчеловеческую форму жизни, а также уничтожение всей жизни на Земле в нанотехнологической катастрофе.

Элвин Тоффлер предупреждает о новых сложностях, социальных конфликтах и глобальных проблемах, с которыми столкнётся человечество на стыке XX и XXI веков в связи с переходом цивилизации в сверхиндустриальную (постиндустриальную) фазу.


Что ждёт нас в будущем: фотонные двигатели, позитронные роботы, биологические компьютеры, терраформинг планет, генетическая инженерия или регресс?

Это так называемая Железная Стена, -- ответил он. -- К сожалению, мне неизвестна этимология обоих этих слов, но я знаю, что она разделяет два мира -- Мир Гуманного Воображения и Мир Страха перед Будущим.  

Оптимистические сценарии будущего[править]

Вселенная Стар Трека живописует гуманистическое и оптимистическое будущее. В нём создана межпланетная Федерация, исповедующая принципы терпимости и невмешательства.

Правда, и во Вселенной Стар Трека, идут бесконечные космические войны землян с клингонами, ромуланами, и др. Во Вселенной Дэвида Вебера идут беспрерывные войны потомков землян между собой.

Оптимизм же здесь состоит в том, что человечество пережило Холодную войну, Карибский кризис, события 9/11, выжило и распространилось среди звёзд.

Интересно, что к XXII веку отнесено время действия Стар Трека, Мира Полудня и Матрица.

Пессимистические сценарии будущего[править]

Теории гибели западной цивилизации — теории, утверждавшие или утверждающие, что вечное существование западной цивилизации невозможно и она обречена на закономерную гибель.

Вывод о неизбежности краха политической, экономической и культурной системы западных стран делается на основании анализа экологических, демографических, культурных, религиозных, экономических и политических факторов.

Некоторые теории предсказывают гибель не только западной цивилизации, но и всего мира. Гибель западной цивилизации (или всей земной цивилизации) также является темой многих литературных произведений и кинофильмов.

Человек будущего[править]


При условии правильного отношения к вопросам этики и социальным нуждам можно ожидать существенного улучшения человеческих способностей, эффективности общественной деятельности и качества жизни. [3]

Впереди более высокая фаза эволюции интеллекта. [4]

Технологический прогресс ведёт к тому, что уже скоро появятся киборги, роботы, разумные компьютеры.

— Юрий Никитин. Зачеловек

Постчеловек[править]

Постчеловек — гипотетический образ будущего человека, который потерял привычный человеческий облик в результате внедрения передовых технологий: информатики, биотехнологии, медицины. Активно разрабатывается в научной фантастике (киберпанк и нанопанк).

Трансгуманизм[править]

Трансгумани́зм — философское движение, в основе которого лежит предположение, что человек не является последним звеном эволюции, а значит может совершенствоваться до бесконечности.

Это рациональное и культурное движение, утверждающее, что можно и нужно ликвидировать старение и смерть, значительно повысить умственные и физические возможности человека.

Это изучение достижений, перспектив и потенциальных опасностей использования науки, технологии, творчества и других способов преодоления фундаментальных пределов человеческих возможностей.

Крионика[править]


Что такое крионика?

Так называется сохранение тела человека после смерти в состоянии глубокого охлаждения с целью его оживления и излечения (в том числе, и от последствий старения) в будущем, когда достижения медицины это позволят.

Как правило, такое сохранение осуществляется при температуре жидкого азота (-196 С) в специальных ёмкостях — сосудах Дьюара. Перед охлаждением в кровеносную систему вводится раствор, содержащий защитные вещества — криопротекторы, способствующие выживанию клеток человеческого организма при сверхнизких температурах.

Как будет осуществляться оживление?

Сейчас мы можем только гадать о тех направлениях, по которым будет развиваться наука будущего. На сегодняшний день наибольшие надежды возлагаются на бурно развивающуюся отрасль — нанотехнологию, и рождающуюся на наших глазах её ветвь — наномедицину. Есть основания полагать, что в обозримом будущем станут реальностью микроскопические механизмы, способные перемещаться внутри человеческого тела и лечить его на клеточном уровне — разрушать атеросклеротические бляшки, уничтожать раковые клетки. Такие механизмы можно будет производить миллионами.

Технологическая сингулярность[править]

Технологи́ческая сингуля́рность — предполагаемая точка в будущем, когда эволюция человеческого разума в результате развития нанотехнологии, биотехнологии и искусственного интеллекта ускорится до такой степени, что дальнейшие изменения приведут к возникновению разума с гораздо более высоким уровнем быстродействия и новым качеством мышления.

По некоторым мнениям, придерживающихся возможности сингулярности, она должна наступить около 2030 года.

Только вот конца истории это отнюдь не означает. Скорее наоборот: окончена Предыстория человечества, а настоящая-то История только-только начинается.

Есть гипотеза, что явно выраженной точки сингулярности, с острым кризисом, не будет. Развитие идет по S-кривой, и уже в ближайшее время начнётся торможение. А точка сингулярности — это такая точка на графике развития, в которой скорость этого самого развития максимальна (середина S-кривой). О развитии по S-кривой см. также: Жаров А. Будущее. Эволюция продолжается.

Возникновение искусственного интеллекта[править]

Искусственный интеллект или будет создан людьми, или самозародится в сети (эмержентная эволюция).

Преимущества ИИ будущего над интеллектом человека:

  1. скорость распространения сигналов между нейронами — 100 м/с, а между микросхемами — 300 000 км/с (скорость света), при этом и время срабатывания у нейронов мозга человека примерно в миллиард раз медленнее по сравнению с кремниевыми элементами (на сегодня) и этот разрыв продолжает нарастать;
  2. количество нейронов в мозгу человека ~ 10 миллиардов, у ИИ — практически без ограничений;
  3. срок функционирования ИИ скорее всего соизмерим со сроком жизни звезды (миллиарды лет), в частности, например, вследствие возможного переписывания «души» — программы ИИ из одной электронной среды в другую;
  4. при управлении цивилизацией не будет сказываться «человеческий фактор» (у любого человека всегда есть недостатки, а так же, возможно, непонимание приоритетов развития);
  5. непосредственная «вживляемость» ИИ в электронно-компьютерные сети, всё более опутывающие планету (т.е. мгновенная одновременная обработка и управление миллиардами каналов).

Скорее всего, первые электронные существа (е-личности) не самозародятся в интернете, а будут целенаправленно созданы людьми.

Кевин Уорвик, руководитель отдела кибернетических исследований в университете Рединга в Британии, убежден, что к 2050 году машины подчинят себе человечество. Та же мысль преследует Хьюго де Гейриса из Института передовых исследований в области телекоммуникаций в Киото — он опасается, что кремниевый мозг, над которым он работает, окажется настолько могущественным, что в любой момент сможет уничтожить своего создателя. Машины, полагает он, просто следующая ступень эволюции, и надо отнестись к этому с пониманием. (Зачем машине мыслить?)

Многие специалисты считают, что имитация человеческого мозга посредством соединения в единую сеть сотен миллиардов нейронов ведет в тупик. Так полагает, например, Игорь Александр, специалист по нейронным системам, работающей в Лондонском Имперском колледже. С его точки зрения, электронное устройство, управляющее поведением котенка де Гейриса никак нельзя считать мозгом, поскольку настоящий мозг — и у лягушки, и у человека — совершенно иначе получает и интерпретирует информацию. Тем не менее, если регулярно подключать энергию к коробке сотнями миллионов и даже миллиардами нейронов, вводить туда какие-то программы и сенсорную информацию, то со временем из этого может получиться нечто. Скорее всего, этот интеллект мало будет походить на разум — и уж тем более на человеческий. Мы столкнемся с каким-то совершенно иным восприятием мира.

Вот прогноз Рэймонда Курцвейла, основателя кибернетической компании <<Курцвейл Текнолоджиз>>, добившейся немалых успехов в программах по распознаванию речи.

К 2020 г. технически появится возможность создать искусственный мозг. Будет ли он кремниевым, кремнийорганическим или в нем будут использованы какие-то другие материалы, загадывать пока рано. Но такой мозг может быть любого размера и разместить его можно где угодно — лишь бы рядом был источник энергии и системы связи. Например, на высокой орбите или под землей. При этом не исключено, что для создания мозга не понадобится досконально знать, как работает человеческий мозг. Искусственный интеллект может сам себя программировать, при этом он вовсе не обязательно должен походить на человеческий.

После 2025 г. роботы начнут стремительно вытеснять людей из всех областей производства, при этом обеспечивая нас всем необходимым.

К середине века появятся нейроимпланты — приспособления, позволяющие непосредственно подключать к мозгу дополнительные устройства. Например, это может быть дополнительная память, обучающие программы, средства, позволяющие видеть другие области спектра. С их помощью мы получим возможность практически беспредельно расширять наши знания и восприятие мира. Успехи биотехнологии — в частности, выращивание искусственных органов — положат начало к постепенному соединению человека и машины и могут привести к созданию киборгов. Микроскопические роботы — плоды нанотехнологий — смогут проникать в человеческий мозг и, воздействуя на соответствующие области коры, создавать подлинную виртуальную реальность, которую невозможно отличить от настоящей реальности. К концу века всё больше людей начнут отказываться от своих физических тел в пользу виртуального существования в компьютерных сетях (вот она, «Матрица»). Очевидно, к этому же времени станет возможно перевести человеческую личность в электронную форму… Вполне может быть, что кто-то захочет перезаписать свое сознание в кремниевый супермозг и посвятить свою практически вечную жизнь странствиям по отдаленным планетам или межзвездным путешествиям, но вряд ли эти существа могут называться людьми.

Сверхразум[править]

Уже много тысячелетий не умолкают споры о том, что же такое разум, а пора уже и побеспокоиться о грядущем сверхразуме. Под сверхразумом понимается любой разум, значительно превосходящий лучшие умы человечества практически во всех областях, включая научные исследования, житейскую мудрость и социальные навыки.

Иногда различают слабый и сильный сверхразумы. Слабый сверхразум — это то, что получится, если бы можно было запустить человеческий мозг с увеличенной скоростью, возможно, посредством загрузки человеческого сознания в компьютер. Если рабочая частота загруженного сознания будет в тысячу раз больше, чем у биологического человеческого мозга, оно будет воспринимать реальность замедленной в тысячу раз. Это означает, что за определенное время оно сможет обдумать в тысячу раз больше мыслей, чем его натуральный двойник. Сильный сверхразум — это разум, который не только быстрее, чем человеческий мозг, но и качественно превосходит его. Не важно, насколько вы ускорите мозг собаки, он не сравнится с человеческим мозгом. Некоторые полагают, что аналогичным образом может существовать сильный сверхразум, с которым не сможет сравниться ни один человеческий мозг, с какой бы скоростью он не работал. (Впрочем, отличие слабого сверхразума от сильного может оказаться не таким чётким. Достаточно разогнанный человеческий мозг, который не делает никаких ошибок и имеет достаточно памяти (или чистой бумаги), в принципе может вычислить любую функцию, вычислимую по Тьюрингу. Алонзо Черч показал, что множество вычислимых по Тьюрингу функций совпадает с множеством механически вычислимых функций.)

Многие (хотя и не все) трансгуманисты уверены, что сверхразум будет создан в первой половине этого (XXI) века. Для этого потребуются две вещи: аппаратное и программное обеспечение. Когда производители процессоров разрабатывают следующее поколение чипов, они полагаются на закономерность, известную как «Закон Мура». Этот закон гласит, что скорость процессоров обычно удваивается каждые восемнадцать месяцев. Закон Мура охватывает все вычислительные устройства, начиная ещё со старых механических калькуляторов. Если он будет действовать ещё несколько десятков лет, то будут созданы компьютеры, эквивалентные по вычислительной мощности человеческому мозгу. Закон Мура сам по себе — это всего лишь экстраполяция, но этот вывод можно подкрепить, проанализировав физические ограничения и ознакомившись с исследованиями, ведущимися сегодня в лабораториях. Компьютеры с массовым параллелизмом — это ещё один способ достичь вычислительной мощности уровня человеческого мозга даже без новых быстрых процессоров. Что касается вопроса о программном обеспечении, прогресс в вычислительной неврологии даст нам понимание вычислительной архитектуры человеческого мозга и используемых им принципов обучения. Тогда мы сможем реализовать те же самые алгортимы на компьютере. Используя нейронные сети, мы сможем избежать необходимости программирования сверхразума: достаточно будет дать ему учиться на своем опыте так же, как это делает человеческий ребёнок. Также можно использовать генетические алгоритмы и классические методы искусственного интеллекта, чтобы создать сверхразум, который может и не иметь никакого сходства с человеческим мозгом.

Появление сверхразума неизбежно нанесёт серьёзный удар по любому антропоцентрическому мировоззрению. Человеческий вид больше не будет самой разумной формой жизни в известной нам части Вселенной. Но гораздо важнее практические последствия. Создание сверхразума станет последним изобретением, которое людям потребуется сделать, поскольку сверхразумы смогут позаботиться о дальнейшем научно-техническом прогрессе гораздо эффективнее, чем это смогут сделать люди. Перспектива появления сверхразума ставит много серьёзных вопросов, над которыми пора серьёзно задуматься уже сейчас, до фактического появления сверхразума. Главный вопрос заключается в том, что же можно предпринять для того, чтобы максимизировать шансы появления сверхразумов, которые не причинят людям вреда, а наоборот, помогут. Для того, чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимы гораздо более широкие знания, чем те, которыми обладают исследователи в области искусственного интеллекта. Неврологи, экономисты, когнитологи, компьютерные специалисты, философы, социологи, научные фантасты, специалисты по военной стратегии, политики, законодатели и многие другие должны будут объединить свои знания, чтобы справиться с тем, что может оказаться самой важной задачей из тех, что когда-либо вставали перед человечеством.

Трансгуманисты обычно стремятся к тому, чтобы самим развиться и превратиться в сверхразумы. Существуют два пути, которыми они надеются сделать это:

  • Через последовательные модификации биологического мозга, возможно, используя ноотропные препараты, когнитивные технологии, компьютерные технологии (например, носимые компьютеры, интеллектуальных агентов, системы обработки информации, программы для визуализации и анализа данных и т. п.), нейроинтерфейсы и бионические мозговые имплантанты.
  • Через загрузку сознания.

Озарение[править]

Геополитика[править]

Конфликт цивилизаций[править]

Нынешний мир, отмечает Элвин Тоффлер, далёк от равновесия, а это значит, что даже небольшой толчок может вызвать огромный эффект — какая-то малая внутренняя война в отдалённой точке земного шара, вспышка религиозного фанатизма, скачок цен, спекуляции на бирже, — легко могут привести к самым серьёзным последствиям.

Американский политолог Сэмюэл Хантингтон предрекает в ближайшие десятилетия конфликт между христианской и мусульманской цивилизациями. (Исламский фактор)

В формировании нового исламского мира существенную роль играет демография. Сегодня в мире насчитывается около миллиарда мусульман. В 1980 г. они составляли 18 процентов населения мира, в 2000 г. — около 23 процентов, а к 2025 составят 31 процент, превысив по численности население христианских стран.

«Внезапно оказалось, что западная цивилизация вновь достаточно уязвима — на этот раз перед лицом той непонятной и чуждой для нее силы, которую с 1978 года называют Исламской революцией. Особенно эта уязвимость ощутима в таких полузападных форпостах свободного мира, как реформистская Россия и постсионистский Израиль, — пишет российский эксперт Евгений Ихлов. — В глазах сотен миллионов мусульман в Чечне победил Ислам.»

Журналист-футуролог Пётр Дейниченко высказывает тезис, что джихад действительно может привести к столкновению цивилизаций, но не христианской и исламской, а цивилизации разума и цивилизации веры.

Борьба за ресурсы[править]

Осложняет положение острая нехватка воды на Ближнем Востоке и в Северной Африке (об этом факторе редко упоминают). Сегодня жажду испытывают 11 стран, а к 2025 году число их возрастёт до 18. Если самые богатые из них — такие, как Кувейт, Израиль или Саудовская Аравия — могут позволить себе опреснительные установки, то остальные вынуждены бороться за скудные источники воды. Сирия, Турция и Ирак не могут поделить воды Евфрата. Израиль и Иордания — воды реки Иордан.

Нанотехнологии и киберпанк[править]

Примечателен роман Нила Стивенсона «Алмазный век, или Букварь для благородных девиц». Сергей Бережной. Букварный мир

Первыми представителями киберпанка были Уильям Гибсон (William Gibson), Брюс Стерлинг (Bruce Sterling), Пэт Кэдиган (Pat Cadigan), Руди Рюкер (Rudy Rucker) и Джон Ширли (John Shirley).

В нанопанке рассматриваются возможности манипуляции материей на молекулярном и атомарном уровне, в том числе создание веществ с программируемыми свойствами («умная материя»). Показываются перспективы и опасности, связанные с применением программируемых молекулярных устройств-нанороботов и т. н. сборщиков материи, занимающихся нанофабрикацией материальных макрообъектов.

Брюс Стерлинг в своей статье «Cyberpunk in the Nineties» писал:

В некоторых киберпанковских произведениях много действия происходит в киберпространстве, размывающем границу между действительностью и виртуальной реальностью. В таких произведениях описано прямое подключение между человеческим мозгом и компьютерными системами. Такой киберпанк изображает мир как тёмное, зловещее место, в котором Сеть управляет каждым аспектом жизни людей. Гигантские, многонациональные корпорации заменяют правительства, обладая политической, экономической и даже военной силой. Тема борьбы аутсайдеров против тоталитарных или квази-тоталитарных систем типична для научной фантастики и киберпанка в частности, хотя в традиционной фантастике тоталитарные системы являются упорядоченными и государственными.

Среди протагонистов в киберпанковских произведениях обычно присутствуют компьютерные хакеры, олицетворяющих идею борьбы одиночки против несправедливости. Намного чаще это бесправные, аморальные, «негероические» люди, оказавшиеся в чрезвычайной ситуации, чем замечательные учёные или капитаны космических кораблей, ищущие приключений. Одним из прототипов персонажей киберпанка стал Кейс из романа Гибсона «Нейромант». Кейс — «ковбой консоли», хакер, предавший мафию. Лишённый своего дара из-за полученной травмы, Кейс неожиданно получает уникальную возможность излечиться, при условии участия в незаконной операции с новоявленными компаньонами.

Как и он, многие киберпанковские протагонисты используются другими людьми или ИИ. Они оказываются в практически безысходных ситуациях, в которых они ничего не понимают. Это антигерои нового мира, неудачники, люди второго сорта, которым предоставляется шанс изменить мир.

Киберпанковские произведения часто используются как метафора современных беспокойств, вызванных крахами корпораций, правительственной коррупцией, отчуждением и развитием средств слежения. Киберпанк стремится взволновать читателей и призвать их к действиям. Часто это выражается бунтарством, которое можно описать как контркультуру контркультурной научной фантастики.

Киберпанк также иногда представляется как описание эволюции Интернета. Виртуальные миры часто выступают под разными именами, такими как «киберпространство», «Сеть» или «Матрица».

Также в киберпанке представлены возможности существования гражданских прав и обязанностей у ИИ, как у загруженного человеческого разума в компьютер, как и изначально запрограммированного ИИ, имеющего рассудок и самоанализ. Это подымает вопрос о том, что наличие разума, сравнимого с человеческим, должно давать таким субъектам права и статус, подобные человеческим.

См. также[править]

  • «1984»
  • Кампанелла. Город Солнца в Lib.ru
  • Утопии
  • Шкала Кардашёва
  • Сверхцивилизация
  • Логарифмическая шкала времени
  • Эсхатология
  • Технологическая сингулярность
  • Трансгуманизм
  • Колонизация космоса
  • Мир Полдня
  • Земля XXII века
  • Смысл жизни
  • Киберпанк
  • Научная фантастика
  • Жюль Верн
  • Герберт Уэллс

Источник: ru.wikibooks.org

Футурология

от лат. futurum — будущее и греч. logos — учение) — область знаний, охватывающая перспективы социальных процессов. Немецкий социолог О. Флехтгейм предложил термин «футурология» в 1943 г. в качестве названия некой надклассовой «философии будущего», противопоставлявшейся им «идеологии» (учениям, оправдывавшим действительность) и «утопии» (отвергавшим ее). Однако новая «философия», как и ее бесчисленные предшественницы, оказалась мертворожденной, и термин был надолго забыт. Он получил на Западе распространение в начале 60?х гг. в связи с разработкой глобальных прогнозов социально-экономического характера и попытками подвести теоретическую базу под практику современного прогнозирования, обозначая на сей раз «науку о будущем», «историю будущего», призванную монополизировать прогностические (предсказательные) функции научных дисциплин. Но так как перспективы различных процессов изучаются многими науками, термин «футурология» ввиду многозначности и неопределенности с конца 60?х гг. вытесняется понятием «исследование будущего», которое охватывает весь сложный комплекс теории и практики разработки прогнозов, включая прогностику — науку о законах прогнозирования. В настоящее время термин «футурология» в СССР и за рубежом употребляется преимущественно в публицистике как образный синоним прогнозирования и прогностики, обозначая всю совокупность «литературы о будущем». В советской литературе он чаще относится лишь к современным немарксистским концепциям будущего человечества (буржуазная футурология). Предыстория футурологии связана с развитием религиозно-эсхатологических, утопических и идеалистических философско-исторических представлений о будущем. Марксизм произвел переворот в этих представлениях, с него началась собственно история предвидения научного. В условиях борьбы марксизма-ленинизма против идеалистических концепций будущего, а также позитивизма, отрицавшего возможность научного предвидения, во второй половине XIX — начале XX в. некоторые писатели и ученые (П. Гартинг, Ш. Рише, Г. Тард, Э. Говард, М. Бертло, Г. Уэллс, И. И. Мечников, Д. И. Менделеев, К. Э. Циолковский и др.) выступили с работами футурологического характера (так наз. ранняя футурология). Число таких выступления умножилось в 20 — начале 30?х гг. в связи с долгосрочными планами развития экономики и культуры СССР, что вызвало на Западе дискуссию о возможностях научного предвидения (работы Дж. Б. С. Холдейна, А. Лоу, Ф. Джиббса, Э. Биркенхеда и др.). С середины 30?х гг. из-за второй мировой войны эта литература сошла на нет, но с конца 40?х гг. ее количество вновь стало быстро расти. На этот раз рост был связан с зарождением концепции научно-технической революции, ее наблюдаемых, ожидаемых и желательных социально-экономических последствий (труды Дж. Бернала, Н. Винера, Р. Юнгка, Дж. Томсона, А. Кларка и др.). «Бум прогнозов» в начале 60?х гг. придал росту «литературы о будущем» беспрецедентно огромные масштабы. В 60?х гг. сложилось три основных течения буржуазной футурологии: преобладавшее в то время открыто апологетическое, опиравшееся на концепции, пытавшиеся доказать жизнеспособность государственно-монополистического капитализма, возможность его модернизации и выступавшее под знаменем теории «постиндустриального общества», противопоставлявшейся научному коммунизму (У. Ростоу, Дж. Гэлбрейт, Д. Белл, Г. Кан (США), Ж. Фурастье, Р. Арон, А. Турэн, Б. де Жувенель (Франция) и др.); гораздо белее слабое — реформистское, проповедовавшее «конвергенцию» капитализма и социализма (Ф. Бааде (ФРГ), Р. Юнгк (Австрия), Ф. Полак (Нидерланды), И. Галтунг (Норвегия) и др.); наконец, еще более слабое — «апокалипсическое», опиравшееся на философию экзистенциализма, тейярдизма, неопозитивизма и развивавшее концепции первой половины XX в. (О. Шпенглер, П. Сорокин, А. Тойнби) о неизбежности гибели «западной цивилизации» в условиях социальных последствий НТР (П. Тейяр де Шарден, Ж. П. Сартр (Франция), К. Ясперс (ФРГ) и др.). В конце 60?х гг. первые два течения подверглись резкой критике, причем не только со стороны марксистов, как ранее, но и из самого лагеря буржуазных идеологов, а также со стороны леворадикальных кругов (А. Уоскоу, Дж. Платт, О. Тоффлер (США) и др.), так как выяснилась несостоятельность оптимистических прогнозов в свете социальных последствий НТР для капитализма. Буржуазная футурология оказалась в состоянии глубокого кризиса. В этих условиях ведущую роль в буржуазной футурологии занял Римский клуб — международная общественная организация, объединившая несколько десятков видных ученых, политических деятелей, бизнесменов Запада во главе с итальянским экономистом А. Печчеи и выступившая инициатором исследования глобальных проблем современности, стоящих перед человечеством, методами моделирования социальных процессов. При содействии Римского клуба было проведено несколько таких исследований: «Мировая динамика» под рук. Дж. Форрестера (США, 1971); «Пределы роста» под рук. Д. Медоуза (США, 1972); «Человечество на поворотном пункте» под рук. М. Месаровича (США) и Э. Пестеля (ФРГ, 1974); «Пересмотр международного экономического порядка» под рук. Я. Тинбергена (Нидерланды, 1976), «Цели человечества» под рук. Э. Ласло (США, 1977); «За пределами века расточительства» под рук. Д. Габора (Великобритания) и У. Коломбо (Италия, 1978); «Перспективы образования человека и общества» под рук. Дж. Боткина (США), М. Малицы (СРР) и М. Эльманджры (Марокко, 1979); «Энергия: игра на понижение» Т. де Монбриаля (Франция, 1979); «Диалог о богатстве и благосостоянии» О. Джиарини (Швейцария, 1980); «Третий мир — три четверти мира» М. Гернье (Франция, 1980); «Путеводитель в будущее» Б. Гаврилишина (США, 1980) и др. В центре внимания современной буржуазной футурологии остается дискуссия о степени вероятности и путях преодоления грядущих кризисных ситуаций. В ходе ее западные футурологи разделились на два новых течения: «экологические пессимисты» неомальтузианского толка (Дж. Форрестер, Д. Медоуз, Р. Гейлброунер (США) и др.), доказывающие невозможность преодоления нарастающих кризисных ситуаций без приостановки роста населения и промышленного производства (концепции «нулевого роста»), и «технологические оптимисты» (К. Фримэн (Великобритания), Г. Кан, В. Феркисс (США) и др.), возлагающие надежды в данном отношении на огромный потенциал научно-технического прогресса (концепции «органического» или «сбалансированного» роста по отдельным регионам планеты и отраслям производства). Затяжной кризис футурологии на Западе — одно из проявлений общего кризиса капитализма, включая буржуазную идеологию. Концепции буржуазной футурологии подвергаются развернутой критике с марксистских позиций (см. Лавалле Л. За марксистское исследование будущего. М., 1974; Будущее человеческого общества: критика буржуазных философских и социально-политических концепций. М., 1971; Араб-Оглы Э. А. В лабиринте пророчеств. М., 1973; Ожелов Ю. П. Социальное прогнозирование и идеологическая борьба. М., 1975; Бовш В. И. Футурология и антикоммунизм. Минск, 1977; Косолапов В. В., Лисичкин В. А. Критика буржуазных концепций будущего. М., 1978; Борьба идей в современном мире. М., 1975—1978, т. 1—3; Шахназаров Г. X. Фиаско футурологии. М., 1979; Бестужев-Лада И. В. Кризис буржуазных концепций будущего человечества. М., 1979). Многообразным и противоречивым концепциям буржуазной футурологии противостоит подлинно научное предвидение, основы которого заложены в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Марксистско-ленинское научное предвидение основано на положениях диалектического и исторического материализма, тесно связано с теорией научного коммунизма, со всем марксистско-ленинским учением. Методы и техника прогнозирования в условиях социализма и капитализма имеют некоторые общие черты, но существуют принципиальные различия методологии и характера прогнозов с позиций буржуазной футурологии и с позиций марксизма-ленинизма (см. Предвидение научное). С конца 70?х гг. оба течения буржуазной футурологии стали отходить на задний план, выступая все чаще оппонентами по отношению к третьему, представители которого развернули поиски «новой цивилизации», способной преодолеть назревающие опасности. В рамках буржуазной футурологии эти поиски связываются преимущественно не столько с необходимостью социальных преобразований, сколько с различными техническими факторами; переходом на «чистую» энергетику (гелио-, гидро-, ветро-, геотермоэнергетика, энергия приливов, волн, разница температур, способная давать электроток на полупроводниках, и пр.), на рациональное потребление с преодолением расточительства сырья в развитых странах Запада, на «рациональное жилье» и «рациональное расселение» с преодолением тех же нежелательных тенденций, на сокращение транспортных перегрузок путем более интенсивного использования возможностей кабельного ТВ и т. д. Типичны в этом отношении работы Г. Гендерсон, М. Сатина, М. Фергюсон, Дж. Рифкина (США), последние работы О. Тоффлера и др.

Источник: Научный коммунизм. Словарь

Источник: terme.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.