Вернадский владимир иванович учение о биосфере


Автор книги: Владимир Вернадский

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 39 страниц)

Вернадский владимир иванович учение о биосфере

Владимир Иванович

ВЕРНАДСКИЙ

БИОСФЕРА

И

НООСФЕРА

Вернадский владимир иванович учение о биосфере

УЧЕНИЕ О БИОСФЕРЕ, МЕЧТА О НООСФЕРЕ

Нет ничего сильнее жажды познания, силы сомнения… И это искание, это стремление – есть основа всякой ученой деятельности… ищешь правды, и я вполне чувствую, что могу умереть, могу сгореть, ища ее, но мне важно найти, и если не найти, то стремиться найти ее, эту правду, как бы горька, призрачна и скверна она ни была!

В. И. Вернадский

(из письма жене Н. Е. Старицкой)

Видения и провидения Вернадского

Принято делить ученых на романтиков и классиков. Первые – генераторы идей, вдохновенные творцы и фантазеры. Вторые – собиратели и обобщатели фактов, создатели обстоятельных трудов.


Владимир Иванович Вернадский – признанный классик естествознания. Он основал новые отрасли знаний: биогеохимию и радиогеологию, был одним из создателей генетической минералогии, геохимии. Никто из ученых XX века не имел соразмерных достижений. Венцом его научного творчества стало учение о биосфере, области жизни на планете. Оно явилось синтезом идей и фактов, относящихся к десяткам наук!

Ученые-романтики проявляют свои таланты в молодые годы. Например, чрезмерно прославленный физик А. Эйнштейн до тридцатилетнего возраста создал фотонную теорию света, теорию броуновского движения, специальную теорию относительности (на основе преобразования К. Лоренца). В последующие 45 лет жизни у него не было сколько-нибудь значительных открытий, не говоря уж о том, что он был автором физических теорий, а не основателем новых дисциплин или комплексных учений. Об этом приходится упоминать не для того, чтобы умалить достижения Эйнштейна – человека достойного и талантливого, но для осознания грандиозности результатов научного творчества Вернадского, который вдобавок был замечательным историком знаний и выдающимся организатором научных учреждений.

В молодые годы вспышки озарений испытывают многие мыслители. Это относится не только к поэтам, но также к математикам, физикам. В естествознании так не бывает. Оно требует, помимо всего прочего, обширной эрудиции и способности к синтезу самых разнообразных идей и фактов. Вот почему гениальное учение о биосфере оформилось в сознании Вернадского, когда творцу было уже около шестидесяти лет.


Понять этот феномен помогает, как мне представляется, одно странное событие его жизни: пророческое видение. Это произошло в начале 1920 года, когда он болел сыпным тифом и находился на грани смерти (лечивший его врач умер). Предоставим слово самому Владимиру Ивановичу: «Мне хочется записать странное состояние, пережитое мной во время болезни. В мечтах и фантазиях, в мыслях и образах мне интенсивно пришлось коснуться моих глубочайших вопросов жизни и пережить как бы картину моей будущей жизни и смерти. … Это было интенсивное переживание мыслью и духом чего-то чуждого окружающему, далекого от происходящего. Это было до такой степени интенсивно и ярко, что я совершенно не помню своей болезни и выношу из своего лежания красивые образы и создания мысли, счастливые переживания научного вдохновения… И сам я не уверен, говоря откровенно, что все это плод моей больной фантазии, не имеющей реального основания, что в этом переживании нет чего-нибудь вещего, вроде вещих снов, о которых нам несомненно говорят исторические документы. Вероятно, есть такие подъемы человеческого духа, которые достигают того, что необычно в нашей обычной изодневности. Кто может сказать, что нет известной логической последовательности жизни после известного поступка? И м. б. в случае принятия решения уехать и добиваться Инст[итута] Жив[ого] Вещ[ества], действительно, возможна та моя судьба, которая мне рисовалась в моих мечтаниях».


В те годы страшной гражданской войны у ученого стали складываться первые соображения о планетном (он не употреблял модного ныне словца «планетарный») значении совокупности живых организмов, населяющих Землю и преображающих ее, живого вещества. Это было предчувствием учения о биосфере, которое складывалось в его подсознании, воплощаясь в яркие образы.

Выздоравливал Вернадский от тяжелой болезни в Крыму. Белая армия терпела сокрушительные поражения, несмотря на иностранную помощь. Началась поспешная эвакуация. Ученому и его семье было забронировано место на британском военном корабле (об этом позаботилось Королевское общество, в котором состоял Владимир Иванович). А у него среди видений было одно из наиболее отчетливых: морской берег, светлые здания с хорошо оборудованными лабораториями. Это – руководимый им Институт Живого Вещества, находящийся в США.

Казалось бы, настала пора реализовать свои подсознательные устремления: ехать в Англию, а затем в США. Он – ученый с мировым именем, его новаторские идеи будут поддержаны. А что ждет его на родине? Победа большевиков (в ней он не сомневался уже в 1919 году, когда ездил в штаб Деникина за ассигнованиями на Украинскую академию наук, создателем и президентом которой он являлся). Разруха и голод. Гегемония пролетариата и подозрительность к интеллигенции. Отсутствие средств на серьезные научные исследования…

Вернадский пошел наперекор судьбе. Даже предполагая свои видения вещими, он не мог избавиться от привычного духа сомнений. Решил остаться на родине. (Покинул навсегда Россию сын Георгий, обосновавшийся в США и ставший видным историком.) Институт на берегу Атлантики остался в мечтах. Владимир Иванович так и не произнес доклад «О будущности человечества» и не написал «Размышлений перед смертью», хотя и то и другое явилось ему в вещем сне.


Однако некоторые его предвидения сбылись. «Умер я между 83—85 годами, почти до конца работая над “Размышлениями”.

Я писал их по-русски». Он умер действительно в таком возрасте, в 1945 году (родился в 1863). Это документально зафиксированное свидетельство о собственной смерти производит мистическое впечатление. Ведь оно сделано за четверть века до события! До конца своих дней он работал над «Размышлениями», хотя и не «…перед смертью», а «…натуралиста» и над воспоминаниями «Пережитое и передуманное».

Не менее точно осознал Владимир Иванович свои научные достижения. В полузабытьи он вдруг ощутил свои незаурядные интеллектуальные силы. До этого, даже став академиком, он сомневался в них. А тут словно произошло внезапное озарение: «Я ясно стал сознавать, что мне суждено сказать человечеству новое в том учении о живом веществе, которое я создаю, и что это есть мое призвание, моя обязанность, наложенная на меня, которую я должен проводить в жизнь – как пророк, чувствующий внутри себя голос, призывающий его к деятельности. Я почувствовал в себе ДЕМОНА СОКРАТА. Сейчас я сознаю, что это учение может оказать такое же влияние, как книга Дарвина, и в таком случае я, нисколько не меняясь в своей сущности, попадаю в первые ряды мировых ученых…


Так почва подготовлена была у меня для признания пророческого, вещего значения тех переживаний. Но вместе с тем, старый скепсис остался».

Да, он создал учение не менее (если не более) значительное, чем эволюционное учение Дарвина. Правда, оно не оказало решительного воздействия на общественное сознание. Но это лишь подчеркивает глубину научно-философских прозрений Вернадского.

Например, специальная теория относительности была принята и понята сразу. Популяризационная шумиха вокруг нее объясняется рвением журналистов и занятной парадоксальностью некоторых ее следствий. А учение о биосфере

поначалу оценили очень немногие; за рубежом – французские мыслители Ле Руа и Тейяр де Шарден, которые, прослушав в Париже (1923 г.) лекции Вернадского по геохимии, выдвинули идею ноосферы – области духовной жизни на планете.

Только спустя три десятилетия учение о биосфере получило широкое признание, хотя к этому времени имя его творца основательно забылось. Экологический бум последних десятилетий выдвинул на первый план технологические и социально-политические аспекты этого учения, тогда как научно-философская сущность взаимодействия человечества с природой и эволюции биосферы (о чем писал Вернадский) остаются в забвении.

Пожалуй, произошло это потому, что наиболее знаменитые мыслители второй половины XX века все дальше удалялись от познания Природы в ее бесконечном разнообразии и гармоничном единстве. Они отражают основы современного общественного сознания: дробность восприятия («компьютерное мышление»), склонность к примитивным формализациям, механистичному мировоззрению – совершенно естественному в искусственной (не естественной) техногенной среде, окружающей нынешнего человека и творящей его по своему образу и подобию.


Как натуралист Вернадский с юности стремился постичь земную природу. Он записал в дневнике: «Какое наслаждение “вопрошать природу”! Какой рой вопросов, мыслей, соображений! Сколько причин для удивления, сколько ощущений приятного при попытке обнять своим умом, воспроизвести в себе ту работу, какая длилась веками в бесконечных ее областях!»

Он не ограничивал свой кругозор заемными знаниями, хотя читал разнообразнейшую литературу на всех основных европейских языках. Он проехал тысячи километров на поездах и в повозках, пересекая вдоль и поперек Европу, Кавказ, Урал. Прошагал сотни километров, изучая рудники Польши, Чехословакии, Германии; древние вулканы Центральной Франции и огнедышащий Везувий; грязевулканы Тамани и Керченского полуострова; нефтепромыслы Баку; рудопроявления в горах Кавказа, Алтая, Средней Азии, на Украине; гранитные массивы Забайкалья и Франции, базальты Северной Ирландии…

Как геолог он охватывал миллионолетия существования биосферы; как историк культуры прослеживал эволюцию человеческой мысли за века и тысячелетия. Последнее обстоятельство во многом определило его представления о ноосфере (в отличие от модных ныне ноосферных фантазий). С позиций гуманизма Вернадский полагал, будто неуклонный научно-технический прогресс ведет к торжеству разума и рациональной организации природы: «Биосфера XX столетия превращается в ноосферу, создаваемую прежде всего ростом науки, научного понимания и основанного на ней социального труда человека».


Увы, этот его прогноз оказался, по меньшей мере, преждевременным. Он мечтал о прекрасной ноосфере, где произойдет новый расцвет жизни и разума, творческого гения человечества. Сейчас, в начале XXI века, на планете и в околоземном космосе безраздельно господствует техническая цивилизация. Ноосфера остается мечтой, техносфера стала реальностью.

Надо только подчеркнуть, что Вернадский нигде и никогда не называл свою гипотезу ноосферы учением.

Венец творчества Вернадского – учение о биосфере как области взаимодействия планетных и космических сил (энергий) с живым веществом. Оно обосновано в нескольких его монографиях и многих статьях. Один из главных выводов: живые организмы (глобальная их совокупность – живое вещество) активно преображают окружающую природу. Поэтому вся область жизни – биосфера – является не механической системой, а своеобразным космическим организмом.

Вернадский совершенно справедливо выделял огромную мощь техники, созданной и управляемой человеком. Но он не мог себе представить, что очень многие люди в своей безудержной погоне за материальными благами и комфортом будут пренебрегать законами биосферы, алчно расхищать ее богатства. Для Вернадского духовные ценности были несравненно выше и желанней, чем материальные, тогда как для нынешнего «техногенного человека» все обстоит как раз наоборот…


Гуманистические идеалы Вернадского оказались далекими от реальности. Но это никак не умаляет значимости его учения о биосфере. Более того, только осознание и дальнейшее развитие этого учения позволит человечеству избежать быстрой и безнадежной духовной деградации.

…До сих пор у нас шла речь о Вернадском как ученом классического типа, осуществлявшем синтез знаний, разрабатывавшем основы новых научных дисциплин. Но он был и творцом оригинальных идей.

Около сорока лет назад в физике немало споров вызвало предположение, что в мире элементарных частиц существует отличие правого и левого. Знаменитый физик В. Паули написал тогда: «Я не верю, что Бог является левшой… и готов побиться об заклад на очень большую сумму, что эксперимент даст симметричный результат». Того же мнения придерживались едва ли не все авторитетные физики (например, Р. Фейнман, который, правда, все-таки предлагал провести опыт).

На первый взгляд элементарные частицы должны вылетать из атома симметрично, если отсутствуют воздействия извне. Какая им разница? Но проведенный эксперимент с ошеломляющей достоверностью доказал обратное!


А Вернадский предвидел возможность различия правого и левого в микромире за 20 лет до того, как физики всерьез поставили эту проблему. Он писал: «Пространство-время глубоко неоднородно, и явления симметрии могут в нем проявляться только в ограниченных участках».

Почему геолог, геохимик постиг в физике то, что не смогли предвидеть физики-профессионалы? Потому что он не ограничивал себя узкими рамками одной науки, а стремился понимать природу как целое. И он имел смелость выходить мыслью за пределы известных фактов, что характерно для ученых-романтиков.

Другой пример. Задолго до Второй мировой войны Вернадский предупреждал о возможности использования атомной энергии для военных целей и писал в этой связи о великой ответственности ученых перед обществом. В те годы физики не верили в создание атомного оружия.

Предвидя начало «атомной эры», Вернадский организовал в СССР академические комиссии, благодаря которым у нас велась геологическая разведка радиоактивного сырья, изучалась атомная энергия, что позволило советским ученым создать первую в мирю атомную электростанцию и достойно ответить на изобретение в США атомной бомбы.

Путь исканий

Владимир Иванович Вернадский родился в Петербурге 12 марта 1863 года в семье профессора политэкономии и статистики. В детстве и отрочестве он увлекался историей, с интересом прислушивался к политическим спорам, которые велись в кабинете отца, любил украинские песни; учась в гимназии, посещал оперу и концерты. И уже тогда его завораживали беседы о мироздании с дядей Евграфом Максимовичем Короленко.


«Я долго после этого не мог успокоиться, – вспоминал Вернадский, – в моей фантазии бродили кометы через бесконечное мировое пространство; падающие звезды оживлялись; я не мирился с безжизненностью Луны и населял ее целым роем существ, созданных моим воображением».

С той поры стремление постичь тайны природы не оставляло его. В последнем классе гимназии он прочел 4 тома «Космоса» А. Гумбольдта и его «Картины природы» (на немецком языке), начал регулярно читать английский научно-популярный журнал «Природа».

В 1881 году Владимир Иванович поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. «Больше всего прельщали меня, – признавался он, – с одной стороны, вопросы исторической жизни человечества и, с другой – философская сторона математических наук».

В университете на него произвели большое впечатление лекции А. Н. Бекетова по ботанике. В них жизнь растений представала как часть гармоничного целого – земной природы. Поистине ошеломили его лекции Д. И. Менделеева: «Ярко и красиво, образно и сильно рисовал он перед нами бесконечную область точного знания, его значение в жизни и в развитии человечества, … подымая нас и возбуждая глубочайшее стремление человеческой личности к знанию и к его активному приложению».

Личность и идеи Менделеева оказали заметное влияние на формирование научного мировоззрения Вернадского. Но если Менделеев успешно занимался экспериментальной и теоретической химией, а также ее приложениями к практике промышленности и сельского хозяйства, то Вернадский постарался использовать методы химии для познания окружающей природы, прежде всего – мира минералов. Характерна его дневниковая запись 1884 года: «Минералы суть памятники реакций, происходивших на земном шаре; по ним можно восстановить тот химический процесс, какой происходил и происходит на земле… Историю планеты можно рассматривать как историю интенсивного изменения материи в одном месте мирового пространства, и этот ход, без сомнения, совершается с большой правильностью».

Нетрудно заметить, что уже тогда в воображении Вернадского минералогия из традиционной и древней описательной дисциплины переходила в новую динамичную форму геохимии – науки о геологической истории, превращениях и круговоротах химических элементов на Земле. Основоположником этой научной дисциплины стал В. И. Вернадский.

Свои первые научные исследования Владимир Иванович проводил под руководством В. В. Докучаева – человека сильной воли, трудной судьбы и огромного таланта. «Профессор минералогии В. В. Докучаев был чужд той отрасли знания, преподавать которую ему пришлось по случайности судьбы, – писал Вернадский.– По кругу более ранних своих интересов это был геолог, интересовавшийся динамической геологией лика Земли на Русской равнине. Его привлекали вопросы орографии (изучения рельефа. – Р.Б.), новейших ледниковых и аллювиальных (речных. – Р.Б.) отложений, и от них он перешел к самому поверхностному покрову, к почве. В ней В. В. угадывал новое естественное тело, отличное и от горной породы, и от мертвых продуктов ее изменения».

Вот и Вернадский так же подошел к познанию биосферы, области жизни, видя в ней особое природное тело, в котором существуют в гармоничном единстве живые организмы и минеральные образования, «впитывающие» и переводящие в земные процессы животворную лучистую энергию Солнца.

Он изучал живые организмы как своеобразное природное явление» имея в виду прежде всего геохимический аспект (с позиций физики или философии понятие «живое вещество» весьма уязвимо). Он подхватил и развил идеи французского ученого В. Анри о космической и планетной роли живых организмов как преобразователей солнечной энергии. Об этом, в частности, сообщил Вернадский в Сорбонне, читая там лекции по геохимии (в 1923—1924 годах он работал в Париже, командированный АН СССР). В «Очерках геохимии» и в подлинном научном шедевре «Биосфера» он раскрыл геохимическую роль живого вещества и человека на планете.

«Живые организмы, с геохимической точки зрения, – писал он,– не являются случайным фактором в химическом механизме земной коры; они образуют его существенную и неотделимую часть. Они неразрывно связаны с косной материей земной коры, с минералами и горными породами». Исходя из таких предпосылок и данных геологии, он сформулировал и обосновал смелую идею о геологической вечности жизни.

Идея о вечности жизни, безусловно, не нова. В частности, ее разрабатывал выдающийся шведский физико-химик Сванте Аррениус (гипотеза «панспермии», витающих в космическом пространстве зародышах организмов). Но в XX веке в науке возродилась популярная во времена средневековья идея возникновения живого из неживого. Стали проводить многочисленные эксперименты по техногенному синтезу организмов (в нашей стране энтузиастом этих работ был А. И. Опарин).

Вернадский подошел к этому вопросу как естествоиспытатель. По его мнению, все известные геологам горные породы, даже наидревнейшие, несут на себе следы жизнедеятельности. В последующие десятилетия провидческая мысль Вернадского подтвердилась и начинает получать признание.

В те же 20-е годы Владимир Иванович начал разрабатывать учение о живом веществе с позиций кристаллохимии и законов симметрии. Пространство живой клетки резко диссимметрично (это было известно со времен Луи Пастера), или, говоря иначе, для него характерно закономерное, устойчивое нарушение симметрии. Например, поляризованный свет, проходя через протоплазму, отклоняется влево. А в неорганических кристаллах встречаются как лево-, так и правовращающие формы.

Развивая эти идеи, Вернадский пришел к выводу о принципиальной неоднородности пространства-времени, которое также подчиняется принципу диссимметрии (выше мы уже упоминали об этих его взглядах). Тот же принцип диссимметрии он распространил и на познание общих закономерностей строения нашей планеты, земной коры, биосферы (наиболее полно об этом написано в монографии «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения»).

С геохимических позиций подошел Вернадский к познанию не только земной коры и живого вещества, но и человечества. И это было настоящим творческим подходом (данную тему он разрабатывал совместно со своим другом и учеником, замечательным ученым и мыслителем Л. Е. Ферсманом, автором понятий «биогенез» и «техногенез»). Об этом он впервые написал в 1913 году: «В последние века появился новый фактор, который увеличивает количество свободных химических элементов, преимущественно газов и металлов, на земной поверхности. Фактором этим является деятельность человека».

Позже ученый развил данную тему: «Земная поверхность превращается в города и культурную землю и резко меняет свои химические свойства. Изменяя характер химических процессов и химических продуктов, человек совершает работу космического характера. Она является с каждым годом все более значительным фактором в минеральных процессах земной коры и мало-помалу меняет их направление».

Справедливости ради надо отметить, что о глобальной преобразовательной и разрушительной роли человека на планете еще во второй половине XIX века писали ученые разных стран: Г. Марш (в превосходной книге «Человек и природа»), Ф. Ратцель, Л. И. Мечников, Э. Реклю. А вот что писал в начале XX века английский океанолог Дж. Мёррей:

«БИОСФЕРА. Где только существует вода или, вернее, где вода, воздух и земля соприкасаются и смешиваются, обыкновенно можно найти жизнь, в той или иной из ее многих форм. Можно даже всю планету рассматривать как одетую покровом живого вещества. Давши нашему воображению немного больше свободы, мы можем сказать, что в пределах биосферы, у человека, родилась сфера разума и понимания, и он пытается истолковать и объяснить космос; мы можем дать этому наименование ПСИХОСФЕРЫ».

Позже Э. Ле Руа и Тейяр де Шарден предложили другой термин: ноосфера (от греческого «нус» – разум), исходя из предположения об одухотворенности и наделенности разумом не только человека, но и всего живого вещества (Тейяр писал о «Духе Земли»), Этими мыслями они поделились с Вернадским, находясь, как мы уже говорили, под впечатлением его сорбоннских лекций по геохимии. Однако чуждый идеализма Вернадский по-своему стал толковать ноосферу как область проявления научной мысли и технической деятельности. В 1938 году он писал:

«Мы присутствуем и жизненно участвуем в создании в биосфере нового геологического фактора, небывалого в ней по мощности…

Закончен после многих сотен тысяч лет неуклонных стихийных стремлений охват всей поверхности биосферы единым социальным видом животного царства – человеком…

Нет на Земле уголка, для него недоступного. Нет пределов возможному его размножению. Научной мыслью и государственно организованной, ею направляемой техникой, своей жизнью человек создает в биосфере новую биогенную силу…

…Создание ноосферы из биосферы есть природное явление, более глубокое и мощное в своей основе, чем человеческая история…

Это новая стадия в истории планеты, которая не позволяет пользоваться для сравнения, без поправок, историческим ее прошлым. Ибо эта стадия создает, по существу, новое в истории Земли, а не только в истории человечества».

Для Вернадского человек был прежде всего носителем разума. Он верил, что преобразование природы будет вестись предусмотрительно, без ущерба людям и природе. Хотя на собственном опыте, пережив две мировые войны и одну гражданскую, он мог бы убедиться, что в действительности все происходит совсем не так. В своей деятельности человек слишком часто использует дарованный природой разум для порабощения и уничтожения себе подобных, для разрушения биосферы. Им движет не столько разум, сколько воля, желания, вера, потребности, предрассудки, невежество, психические «комплексы»…

Впрочем, Вернадский сознавал, что человек «отчуждается» от создавшей его природы. По его словам: «Благодаря условностям цивилизации эта неразрываемая и кровная связь всего человечества с остальным живым миром забывается, и человек пытается рассматривать отдельно от живого мира бытие цивилизованного человечества. Но эти попытки искусственны и неизбежно разлетаются, когда мы подходим к изучению человечества в обшей связи его со всей Природой»,

Энтузиаст науки

Для Вернадского наука была не просто областью деятельности, профессиональным занятием. Хотя, конечно, он прекрасно понимал, что наука основана на рутинной работе тысяч мало известных или вовсе безымянных тружеников, В статье памяти хранителя Минералогического кабинета Московского университета, П. К. Алексата, он так отозвался об этих людях: «Они проходят жизнь не признанными и не понятыми современниками. Только немногим из них дается в удел признание потомков; в огромном большинстве случаев едва сохраняется или совсем не остается о них память. А между тем эти люди в целом делают большое дело, так как именно среди них вырабатываются те, которые вносят в жизнь общества свое, новое. Эти люди, не укладывающиеся в рамки современного, делают будущее. Они нарушают стремление общества к среднему, безличному. Чем больше в обществе таких людей, тем разнообразнее и сильнее его культура». Вернадскому было чуждо вошедшее позже в широкое употребление название «научный работник» (по аналогии с канцелярским или торговым работником). Он признавал лишь тружеников науки и сам относился к их числу. Науку он воспринимал как важнейшую часть современной культуры. Этим убеждением проникнута его работа «Научная мысль как планетное явление». В ней он неоднократно подчеркивает: «Биосфера XX столетия превращается в ноосферу, создаваемую прежде всего ростом науки, научного понимания и основанного на ней социального труда человечества».

По его мнению, научное знание является геологической силой, создающей ноосферу. И как всякое природное явление, научная мысль – не случайна, она проявляется стихийно и закономерно; корни ее уходят в глубины геологической истории, обнаруживаются в процессе цефализации – развития нервной системы и головного мозга животных.

С таких позиций Вернадский по-новому взглянул на историю науки. По его словам: «История научной мысли, научного знания, его исторического хода проявляется с новой стороны, которая до сих пор не была достаточно осознана. Ее нельзя рассматривать только как историю одной из гуманитарных наук. Эта история есть одновременно история создания в биосфере новой геологической силы – научной мысли, раньше в биосфере отсутствовавшей».

Можно, конечно, отметить, что при этом он отстранился от многих «ненаучных» факторов, которые определяли человеческую деятельность изначально, задолго до того, как возникла наука. Ведь перестройка биосферы человеком шла многие десятки тысячелетий и одним из важнейших факторов при этом было использование огня (о чем Вернадский упоминал). Научная мысль стала подобием катализатора, значительно ускорившего и усилившего геологическую глобальную деятельность человека (техногенез – по А. Е. Ферсману).

Сама по себе наука, увы, способствует не только и даже не столько улучшению природной среды и жизни человеческой. Она используется обществом и отдельными социальными группами для целей далеко не благородных: удержания власти, накопления капиталов, усиления военной мощи страны, порабощения других народов и государств, экстенсивного использования природных богатств. Вопрос в том, какие социальные группы и с какими целями используют (или не используют) достижения науки.

Обо всем этом Владимир Иванович предпочитал не думать или умалчивать. У него была другая цель: показать величие научной мысли и те возможности, которые она открывает перед человечеством. Он верил в науку, в ее высокое предназначение. В том-то и беда современного человечества, что оно – в прямом противоречии с надеждами Вернадского и его убеждениями – сделало науку подсобным занятием, средством для получения максимальных прибылей и ускорения технического прогресса с целью добывания материальных благ.

Правда, за последние десятилетия ситуация меняется. Развитые страны стали значительно больше уделять внимания состоянию окружающей природной среды, опираясь отчасти на достижения наук, прежде всего экологии, на учение о биосфере. Но все это – лишь частные мероприятия, не имеющие того глобального масштаба, который предполагал Вернадский. Поэтому разрушение биосферы продолжается.

В своих воззрениях на ноосферу Владимир Иванович попытался соединить воедино биогеохимические исследования, свои взгляды на историю научной мысли, а также веру в великую мощь и высокое предназначение науки. Такой синтез вряд ли можно назвать органичным. Ведь когда речь идет о всепланетном геологическом процессе, преобразующем область жизни, имеются в виду материальные явления. А научная мысль относится к явлениям идеальным. Следовательно, ноосфера как область идеальных явлений, включающих и научную мысль, как область проявления разума – это одно. Совсем другое – сфера материальных преобразований, использования техники и технологий. Ее не следовало бы смешивать с идеальной областью научной мысли. Поэтому и название требуется подыскать иное. Возможно, наиболее подходящее – техносфера, учитывая то немаловажное обстоятельство, что в науке и даже в философии укоренился термин «техногенез», обозначающий глобальную техническую деятельность человека.

Однако Вернадский, повторим, был энтузиастом науки, а потому и выдвигал на первый план именно ее. При этом он не оставался кабинетным теоретиком. Он вел научные исследования, читал лекции, проводил важнейшие научно-организационные мероприятия, даже в страшные годы гражданской войны. Летом 1917 года он занимал пост товарища министра народного образования во Временном правительстве (именно с этим связан выход его замечательной статьи «Задачи науки в связи с государственной политикой», которая публикуется в этом сборнике). На следующий год в Киеве организовал и возглавил Комиссию по изучению естественных производительных сил Украины и Украинскую академию наук.

В 1919 году, переехав в Симферополь, Владимир Иванович руководил Таврическим университетом и создал лабораторию по изучению геологической деятельности живых организмов. В конце года он написал важную в теоретическом и практическом аспектах работу: «О задачах геохимического исследования Азовского моря и его бассейна». В 1921 году в Петрограде он организовал и возглавил Комиссию по истории науки, философии и техники при Российской АН, а затем и Государственный Радиевый институт.

Источник: itexts.net

Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. [Djv-19.2M] Автор: Владимир Иванович Вернадский. Научное издание. Составители Н.А. Костяшкин, Е.М. Гончарова. Предисловие Р.К. Баландина.
    (Москва: Айрис-пресс, 2004. — Библиотека истории и культуры)
    Скан, обработка, формат Djv: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • СОДЕРЖАНИЕ:
      Р.К. Баландин. Учение о биосфере, мечта о ноосфере (5).
      Раздел первый. БИОСФЕРА
      Биосфера (32).
      Очерк первый. Биосфера а космосе (35).
      Очерк второй. Область жизни (101).
      Раздел второй. НООСФЕРА
      О научном мировоззрении (184).
      Научная мысль как планетное явление (242).
      Отдел первый. Научная мысль и научная работа как геологическая сила в биосфере (242).
      Отдел второй, О научных истинах (334).
      Отдел третий. Новое научное знание и переход биосферы в ноосферу (376).
      Отдел четвертый. Науки о жизни в системе научного знания (414).
      Несколько слов о ноосфере (470).
      Проблема времени в современной науке (483).
      По поводу критических замечаний акад. А.М. Деборина (520).
      Раздел третий. ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ
      Общественное значение Ломоносовского дня (536).
      Война и прогресс науки (542).
      Задачи науки в связи с государственной политикой в России (553).
      Русская интеллигенция и новая Россия (568).
      Указатель имен (570).
      Примечания (573).
.
.
  • Вернадский В.И. Живое вещество. [Djv-16.6M] Автор: Владимир Иванович Вернадский. Составители: В.С. Неаполитанская, Н.В. Филиппова.
    (Москва: Издательство «Наука», 1978)
    Скан, обработка, формат Djv: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • ОГЛАВЛЕНИЕ:
      Предисловие (1)0.
      Два синтеза Космоса (вместо введения) (12).
      Глава первая. Значение живого вещества (21).
      Геохимическое изучение живого вещества (21).
      Космические проблемы в связи с геохимией живого вещества (28).
      Человечество как часть однородного живого вещества (44).
      Живое вещество с логической точки зрения (51).
      Глава вторая. О живом веществе с геохимической точки зрения (57).
      Состояние знания и значение химического состава, веса и энергии организмов (57).
      Сгущения и разрежения живого вещества (68).
      Глава третья. Начало и вечность жизни (101).
      Самопроизвольное зарождение и вечность жизни (101).
      Связь между живым и мертвым в биологии (136).
      Начало и вечность жизни в геологии и геохимии (142).
      Глава четвертая. Живое и мертвое (178).
      Еще раз об определении «живого» (178)
      Живая часть в организме (182).
      Минимальный размер организмов (205).
      Глава пятая. Живое вещество и особенности его изучения в геохимии (213).
      Неразрывная связь живого и мертвого (213).
      Определение живого вещества (разное понимание термина «живое вещество») (219).
      Свойства однородного живого вещества как видовой признак
      Механические смеси однородного живого вещества
      Социальные и рассеянные однородные живые вещества
      Органические смеси
      Изменения однородного живого вещества во времени
      Биологический элемент времени
      Периодические изменения однородного живого вещества
      Состав живого вещества
      Сторонние организмы в элементах однородного живого вещества
      Индивид как элемент живого вещества
      Постороннее вещество в однородном живом веществе
      Неживая часть организма в однородном живом веществе
      Биологические разности живого вещества
      Половые разности однородного живого вещества
      Смена морфологически различных поколений
      Социальные разности однородного живого вещества
      Живое вещество в геологическом времени
      Дополнения
      От составителей
      Комментарии
      Именной указатель
      Предметный указатель
      Указатель латинских названий растений и животных
.
.
  • Вернадский В.И. История минералов земной коры. Том 1. Выпуск 1. [Djv-64.3M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Петроград: Научное химико-техническое издательство, 1923)
    Скан, обработка, формат Djv: Игорь Беспалов, 2011
    • КРАТКОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ:
      Введение
      I. Задачи и область ведения минералогии (3).
      II. Литература минералогии.
      III. Земная кора.
      IV. Несколько замечаний о характере природных химических реакций. (62).
      V. Формы нахождения минералов в природе.
      VI. Химический состав и физико-химические свойства минералов.
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. История минералов земной коры. Том 1. Выпуск 2. [Djv-57.3M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Ленинград: Научное химико-техническое издательство, 1927)
    Скан, обработка, формат Djv: Игорь Беспалов, 2011
    • КРАТКОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ:
      ИСТОРИЯ МИНЕРАЛОВ
      I. Классификация минералов. Общие указания (§217) (209).
      II. Первый отдел минералов. Свободные элементы и их смеси (§225) (215).
      1. Общие замечания (§225) (215).
      2. Группа первая. Газообразные самородные элементы (§234) (219).
      3. Группа третья. Самородные металлы. (§255) (238).
      4. Группа четвертая. Самородные металлоиды (§370) (316).
      Примечания, исправления и дополнения. Первая серия, (1-й и 2-й выпуски) (I).
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. История минералов земной коры. Том 2. История природных вод. Часть 1. Выпуск 1. [Djv- 4.9M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Ленинград: Госхимтехиздат, 1933)
    Скан, обработка, формат Djv: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • ОГЛАВЛЕНИЕ:
      От автора (3).
      Второй отдел минералов
      Водородистые минералы (гидриды) (5).
      Общие замечания (§1) (5).
      БИНАРНЫЕ СОЕДИНЕНИЯ ВОДОРОДА И КИСЛОРОДА
      ПРИРОДНАЯ ВОДА
      Значение воды в строении земли (9).
      1. Особое положение воды в истории земли (§7) (9).
      2. Природная вода в минералогии (§22) (16).
      3. Природная вода в ходе времени (§26) (17).
      4. Вода в космосе (§30) (19).
      5. Природная вода в земной коре (§38) (23).
      6. Диссимметрия в положении природных вод в земной коре (§74) (42).
      II. Природная вода и живое вещество (64).
      1. Вода и жизнь (§112) (64).
      2. Вода в организмах (§114) (65).
      3. Роль организмов гидросферы в истории воды (§119) (67).
      4. Влияние организмов суши на историю природных вод (§129) (72).
      III, Коллоиды и капиллярные воды в земной коре (82).
      1. Общие замечания (§150) (82).
      2. О коллоидных процессах в разных геосферах (§165) (91).
      3. Волосные природные воды и пленки поверхностного натяжения (§171) (93).
      IV, Природные водные растворы (99).
      1. Общие данные (§181) (99).
      2. Основные компоненты классификационного значения для природных вод (§207) (110).
      3. Несколько соображений об энергетике природных водных растворов в земной коре (§270) (140).
      4. Несколько замечаний о магмах (§297) (153).
      V. Изменение молекул воды в земной коре (161).
      1. Гидратация и дегидратация (§309) (161).
      2. Синтез и распадение молекулы воды в земной коре (§317) (165).
      VI. Минералы группы воды (172).
      1. Принципы классификации минералов группы воды (§333) (172).
      2. Химическая классификация водных природных растворов (§344) (178).
      3. Список минералов группы природной воды (§353) (182).
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. История минералов земной коры. Том 2. История природных вод. Часть 1. Выпуск 2. [Djv- 4.6M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Ленинград: ОНТИ. Химтеорет, 1934)
    Скан, обработка, формат Djv: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • ОГЛАВЛЕНИЕ:
      VII. Эволюция представлений о химии природных вод в связи с изучением их истории в земной коре (203).
      VIII. Химический состав минералов группы природной воды (265).
      1. Состав твердых фаз (265).
      2. Состав газовых фаз природной воды (270).
      3. Химический состав жидких фаз природных под (279).
      I) Общие замечания (279).
      II) Класс пресных вод (292).
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. История минералов земной коры. Том 2. История природных вод. Часть 1. Выпуск 3. [Djv- 2.8M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Ленинград: ОНТИ. Химтеорет, 1936)
    Скан, обработка, формат Djv: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • ОГЛАВЛЕНИЕ:
      III) Класс соленых вод (403).
      V) Класс рассольных вод (514).
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. [Djv- 7.2M] Автор: Владимир Иванович Вернадский. Научное издание. Ответственный редактор А.Л. Яншин. Составитель Ф.Т. Яншина.
    (Москва: Издательство «Наука», 1991. — Академия наук СССР)
    Скан, обработка, формат Djv: Павел Потехин, 2013
    • ОГЛАВЛЕНИЕ:
      Предисловие А.Л. Яншин, Ф.Т. Яншина (3).
      Отдел первый. НАУЧНАЯ МЫСЛЬ И НАУЧНАЯ РАБОТА КАК ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СИЛА В БИОСФЕРЕ (13).
      Глава 1. Человек и человечество в биосфере как закономерная часть ее живого вещества, часть ее организованности. Физико-химическая и геометрическая разнородность биосферы: коренное организованное отличие — материально-энергетическое и временное — ее живого вещества от ее же вещества косного. Эволюция видов и эволюция биосферы. Выявление новой геологической силы в биосфере — научной мысли социального человечества. Ее проявление связано с ледниковым периодом, в котором мы живем, с одним из повторяющихся в истории планеты геологических проявлений, выходящих своей причиной за пределы земной коры (13).
      Глава 2. Проявление переживаемого исторического момента как геологического процесса. Эволюция видов живого вещества и эволюция биосферы в ноосферу. Эта эволюция не может быть остановлена ходом всемирной истории человечества. Научная мысль и быт человечества как ее проявление (27).
      Глава 3. Движение научной мысли XX в. и его значение в геологической истории биосферы. Основные его черты: взрыв научного творчества, изменение понимания основ реальности, вселенскость и действенное, социальное проявление науки (64).
      Отдел второй. О НАУЧНЫХ ИСТИНАХ (84).
      Глава IV. Положение науки в современном государственном строе (84).
      Глава V. Непреложность и обязательность правильно выведенных научных истин для всякой человеческой личности, для всякой философии и для всякой религии. Общеобязательность достижений науки в ее области ведения есть основное отличие ее от философии и религии, выводы которых такой обязательности могут не иметь (93).
      Отдел третий. НОВОЕ НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ И ПЕРЕХОД БИОСФЕРЫ В НООСФЕРУ (118).
      Глава VI. Новые проблемы XX века — новые науки. Биогеохимия — неразрывная ее связь с биосферой. (118).
      Глава VII. Структура научного знания как проявление ноосферы, им вызванного геологически нового состояния биосферы. Исторический ход планетного проявления Homo sapiens путем создания им новой формы культурной биогеохимической энергии и связанной с ней ноосферы (124).
      Отдел четвертый. НАУКА О ЖИЗНИ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ (148).
      Глава VIII. Жизнь — вечное проявление реальности или временное? Естественные тела биосферы — живые и косные. Сложные естественные тела биосферы — биокосные. Грань между живым и косным в них не нарушается (148).
      Глава IV. Биогеохимическое проявление непроходимой грани между живыми и косными естественными телами биосферы (158).
      Глава X. Биологические науки должны стать наравне с физическими и химическими среди наук, охватывающих ноосферу (178).
      ПРИЛОЖЕНИЕ (191).
      О научном мировоззрении (191).
      Несколько слов о ноосфере (235).
      Заключительные фрагменты раннего варианта рукописи «Научная мысль как планетное явление» (244).
      Именной указатель (257).
      Предметный указатель (261).
      ИНФОРМАЦИЯ (264).
.
.
  • Вернадскiй В.И. Опыт описательной минералогии. Том 1. Самородные элементы. Выпуск 2. [Pdf-41.9M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (С.-Петербург: Типография императорской академии наук, 1909)
  • Вернадскiй В.И. Опыт описательной минералогии. Том 1. Самородные элементы. Выпуск 3. [Pdf-41.4M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (С.-Петербург: Типография императорской академии наук, 1910)
  • Вернадскiй В.И. Опыт описательной минералогии. Том 1. Самородные элементы. Выпуск 4. [Pdf-43.6M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (С.-Петербург: Типография императорской академии наук, 1912)
  • Вернадскiй В.И. Опыт описательной минералогии. Том 1. Самородные элементы. Выпуск 5. [Pdf-45.9M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (С.-Петербург: Типография императорской академии наук, 1914)
    Скан, обработка, формат Pdf: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • СОДЕРЖАНИЕ:
      .
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. Выпуск 1. Значение биогеохимии для познания биосферы. [Djv- 2.6M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1934)
    Скан, обработка, формат Djv: Игорь Беспалов, 2011
    • ОГЛАВЛЕНИЕ:
      От автора (5).
      I. Вводные замечания (7).
      II. Биогеохимия среди наук об атомах. Организованность жизни и ее среды в атомном их проявлении (8).
      III. Изменение представлений о соотношении между организмом и средой. Среда жизни (15).
      IV. Замечания о биосфере (19).
      V. Концентрация и рассеяние жизни в биосфере (23).
      VI. Пространственная неоднородность биосферы. Диссимметрические поля живого вещества (27).
      VII. Газовые функции живого вещества. Создание тропосферы (31).
      VIII. О концентрации радия в биосфере живыми организмами (42).
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. Выпуск 2. О коренном материально-энергетическом отличии живых и косных естественных тел биосферы. [Djv- 2.0M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Москва — Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1939)
    Скан, обработка, формат Djv: Игорь Беспалов, 2011
    • КРАТКОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ:
      От автора (4).
      I. Основные понятия (3).
      II. Таблица материально-энергетического отличия живых естественных тел биосферы от ее косных естественных тел (17).
      III. Дополнительные разъяснения (28).
.
Вернадский владимир иванович учение о биосфере
  • Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. Выпуск 4. О правизне и левизне. [Djv- 1.1M] Автор: Владимир Иванович Вернадский.
    (Москва — Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1940)
    Скан, обработка, формат Djv: Игорь Беспалов, 2011
    • СОДЕРЖАНИЕ:
      .
.
.
  • Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. [Djv-36.7M] Издание 2-е. Автор: Владимир Иванович Вернадский. Ответственный редактор А.А. Ярошевский. Составители: В.С. Неаполитанская, И.Н. Ивановская, С.Н. Полосухин.
    (Москва: Издательство «Наука», 1987)
    Скан, обработка, формат Djv: ???, предоставил: Игорь Беспалов, 2011
    • СОДЕРЖАНИЕ:
      Предисловие ко второму изданию (3).
      От редактора (4).
      Часть I. Геологическое и геохимическое проявление Земли как планеты в Солнечной системе и в Млечном пути. Биосфера и связанные с ней геологические оболочки Земли
      Глава I. Земля как планета в Солнечной системе и в Млечном пути (10).
      Глава II. Основные геологически важные предпосылки планетных свойств Земли (29).
      Глава III. Общее понятие о биосфере (45).
      Глава IV. Неоднородность строения биосферы (56).
      Глава V. Таблица Филлипса-Кларка-Фохта и ее геологическое значение (59).
      Глава VI. Земная кора — область былых биосфер, поверхность современной биосферы на суше. (68).
      Глава VII. Геологическое строение материков (74).
      Глава VIII. Гранитная оболочка. Особое положение Тихого океана (79).
      Глава IX. Радиоактивный распад химических элементов и его значение в геологии планеты (84).
      Глава X. Концентрация радиоактивной энергии в верхних геосферах Земли (88).
      Глава XI. Астрономический характер геологических оболочек (96).
      Глава XII. Диссимметрия геологических оболочек и геосфер (106).
      Глава XIII. Обзор геологических оболочек и геосфер Земли как планеты (113).
      Глава XIV. Современное состояние наших знаний о химическом составе геологических оболочек и геосфер (128).
      Часть II. Геохимическая структура биосферы. Планетная роль живого вещества
      Глава XV. Планетное значение жизни. Симметрия как геометрическое проявление эмпирических состояний пространства. Состояние пространства косных природных тел нашей планеты (140).
      Глава XVI. Состояния пространства, отвечающие живому веществу (175).
      Глава XVII. Геологические оболочки и геосферы в структуре биосферы. Диссимметрия и ее значение (190).
      Глава XVIII. Особая роль гидросферы на нашей планете (205).
      Глава XIX. Живое вещество биосферы Земли как планетное явление (212).
      Глава XX. Значение биогеохимических принципов и биогеохимической энергии роста и размножения живого вещества в структуре биосферы (262).
      Дополнение
      Глава XXI. Несколько слов о ноосфере (вместо ненаписанной автором, главы) (298).
      Приложения
      Комментарии (306).
      Библиография научных трудов В.И. Вернадского, тематически связанных с данной работой (323).
      Указатели
      Предметный (327).
      Именной (330).
.

Источник: vgershov.lib.ru

По современным представлениям, биосфера — это осо­бая оболочка Земли, содержащая всю совокупность живых ор­ганизмов и ту часть вещества планеты, которая находится в непрерывном обмене с этими организмами.

Эти представления базируются на учении В. И. Вернадско­го (1863—1945) о биосфере, являющимся крупнейшим из обоб­щений в области естествознания в XX в. Исключительная зна­чимость его учения во весь рост проявилась лишь во второй половине прошлого века. Этому способствовало развитие эко­логии, и прежде всего глобальной экологии, где биосфера яв­ляется основополагающим понятием.

Учение В. И. Вернадского о биосфере — это целостное фун­даментальное учение, органично связанное с важнейшими про­блемами сохранения и развития жизни на Земле, знаменую­щее собой принципиально новый подход к изучению планеты как развивающейся саморегулирующейся системы в прошлом, настоящем и будущем.

По представлениям В. И. Вернадского, биосфера включа­ет живое вещество (т. е. все живые организмы), биогенное (уголь, известняки, нефть и др.), косное (в его образовании живое не участвует, например магматические горные поро­ды), биокосное (создается с помощью живых организмов), а также радиоактивное вещество, вещество космического про­исхождения (метеориты и др.) и рассеяние атомы. Все эти семь различных типов веществ геологически связаны между собой.

Сущность учения В. И. Вернадского заключена в признании исключительной роли «живого вещества», преобразующего об­лик планеты . Суммарный результат его деятельности за геоло­гический период времени огромен. По словам В. И. Вернадско­го, «на земной поверхности нет химической силы более посто­янно действующей, а потому более могущественной по своим конечным последствиям, чем живые организмы, взятые в це­лом». Именно живые организмы улавливают и преобразуют лу­чистую энергию Солнца и создают бесконечное разнообразие на­шего мира.

Вторым главнейшим аспектом учения В. И. Вернадского является разработанное им представление об организованно­сти биосферы, которая проявляется в согласованном взаимо­действии живого и неживого, взаимной приспособляемости организма и среды. «Организм, — писал В. И. Вернадский, — имеет дело со средой, к которой он не только приспособлен, но которая приспособлена и к нему» (В. И. Вернадский, 1934).

В. И. Вернадский обосновал также важнейшие представ­ления о формах превращения вещества, путях биогенной ми­грации атомов, т. е. миграции химических элементов при уча­стии живого вещества, накоплении химических элементов, о движущих факторах развития биосферы и др.

Важнейшей частью учения о биосфере В. И. Вернадского являются представления о ее возникновении и развитии. Со­временная биосфера возникла не сразу, а в результате дли­тельной эволюции  в процессе постоянного взаимо­действия абиотических и биотических факторов. Первые фор­мы жизни, по-видимому, были представлены анаэробными бактериями. Однако созидательная и преобразующая роль жи­вого вещества стала осуществляться лишь с появлением в био­сфере фотосинтезирующих автотрофов — цианобактерий и си-незеленых водорослей (прокариотов), а затем и настоящих во­дорослей и наземных растений (эукариотов), что имело ре­шающее значение для формирования современной биосферы. Деятельность этих организмов привела к накоплению в биосфере свободного кислорода, что рассматривается как один из важнейших этапов эволюции.

Параллельно развивались и гетеротрофы, и прежде все­го — животные. Главными датами их развития являются вы­ход на сушу и заселение материков (к началу третичного пе­риода) и, наконец, появление человека.

В сжатом виде идеи В. И. Вернадского об эволюции био­сферы могут быть сформулированы следующим образом:

Вначале сформировалась литосфера — предвестник ок­ружающей среды, а затем после появления жизни на суше — биосфера.

В течение всей геологической истории Земли никогда не наблюдались азойные геологические эпохи (т. е. лишен­ные жизни). Следовательно, современное живое вещество ге­нетически связано с живым веществом прошлых геологиче­ских эпох.

Живые организмы — главный фактор миграции хими­ческих элементов в земной коре, «по крайней мере, 90% по весу массы ее вещества в своих существенных чертах обуслов­лено жизнью» (В. И. Вернадский, 1934).

Грандиозный геологический эффект деятельности ор­ганизмов обусловлен тем, что их количество бесконечно ве­лико и действуют они практически в течение бесконечно боль­шого промежутка времени.

Основным движущим фактором развития процессов в биосфере является биохимическая энергия живого вещества.

Венцом творчества В. И. Вернадского стало учение о ноо­сфере, т.е. сфере разума.

В целом, учение о биосфере В. И. Вернадского заложило основы современных представлений о взаимосвязи и взаимо­действии живой и неживой природы. Практическое значение учения о биосфере огромно. В наши дни оно служит естест-. веннонаучной основой рационального природопользования и охраны окружающей среды.

Источник: ibrain.kz


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.