Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан


15. Открытие Тихого океана и первое кругосветное путешествие.

© Владимир Каланов,
"Знания-сила".

Напомним теперь нашим читателям ещё о двух важнейших этапах в истории исследования океанских просторов – об открытии Тихого океана и о первом кругосветном путешествии.

Уже в древние времена финикийские и арабские купцы через Малакский пролив проникали в западную часть Тихого океана. У них не было необходимости покидать прибрежные воды, и в течение двух тысячелетий этот громадный водный бассейн оставался неисследованным. Открытие Тихого океана было прямым следствием открытия Америки Христофором Колумбом. Как Колумб, так и его современники, побывавшие позже на восточном побережье Америки, были уверены, что перед ними индийские берега и восточная оконечность Азии. Не сразу пришла мысль о том, что за пределами нового континента находится другой океан.


Первым европейцем, увидевшим Тихий океан собственными глазами, был испанец Васко Нуньес де Бальбоа. О жизни Бальбоа до 1501 года почти ничего не известно. В 1501 г. вместе с другим испанским мореплавателем, Родриго де Бастидасом, он отплыл в Центральную Америку и после многочисленных приключений высадился в Дариене (район нынешнего Панамского канала). Проницательный ум и большие способности позволили Бальбоа занять видное положение среди туземцев. Вскоре он подчинил испанскому владычеству многие местные индейские племена. От туземцев он узнал, что якобы на юге за непроходимыми джунглями лежит огромное водное пространство, а за ним – богатая золотом земля (возможно, речь шла о Перу). Бальбоа снарядил экспедицию и после 25-дневного перехода, 25 сентября 513 года увидел, пока ещё издалека, Тихий океан. По преданию, четыре дня спустя он в полном облачении вошёл в воду и поднял руку с обнажённым мечом в знак того, что отныне океан принадлежит королю Испании. Так, если верить преданию, началось знакомство европейцев с величайшим из океанов мира. Вскоре корабли многих стран стали плавать вдоль восточного побережья Америки, надеясь найти проход в Великое Южное море, как Бальбоа назвал Тихий океан.

Первым, кто отважился пуститься в путь по этому ещё не нанесенному ни на одну карту океану и тем самым осуществить мечту Колумба об открытии западного морского пути в Азию, был португальский мореплаватель Фернан Магеллан.


Он родился около 1480 года в Саброзе, на севере Португалии в семье незнатного дворянина. Но скромное происхождение не закрыло ему путь в жизни: в 12 лет Фернан становится в Лиссабоне придворным пажом. В молодости он отличается по службе в португальском военном флоте. Сначала он служил на корабле флотилии вице-короля Индии – португальского наместника Франсишку де Алмейда, где в 25-летнем возрасте получил свою первую рану в морском сражении при Каннаноре в Индии. Потом он выдвигается благодаря храбрости и служит на португальских кораблях в Малайзии, позднее участвует в военной кампании в Марокко, где получает ранение копьём в ногу.

Однако его заслуги не были оценены должным образом на родине. Более того, по прибытии из Африки в Лиссабон Магеллану пришлось в суде отвечать на вопросы в связи с мелочными обвинениями в злоупотреблениях, которые он якобы допустил, будучи в должности квартирмейстера одного из воинских отрядов в Марокко. Получив оправдательный приговор суда, Магеллан просит у короля Мануэла Первого повышения жалования и предлагает свои услуги как мореплавателя, ведь он хорошо изучил геометрию, астрономию и навигацию. Но король выпроваживает его вон. Вскоре после этого, в сентябре 1517 года он покидает свою родину и становится подданным испанского короля Карла Первого. Хорошо подготовившись к аудиенции у короля, он убеждает его в хороших перспективах плавания к Молуккским островам через Атлантический океан и далее в обход южной оконечности Америки. Карл одобряет план Магеллана в надежде на прибыль, которую сулят королевству острова Пряностей, как тогда называли Молуккские острова.


22 марта 1518 года Карл Первый подписывает договор, по которому Магеллан обязуется искать западный путь к Молуккским островам, а также открыть другие «острова и континенты, расположенные в пределах Наших владений». Король приказывает снарядить пять кораблей с провиантом на два года. Португалия заявила протест, но Карл не отказался от своего решения. В распоряжение Магеллана передаются пять старых, но находящихся в хорошем состоянии трёхмачтовых кораблей. Полтора года уходит на подготовку флотилии: корабли укрепляют, смолят, оснащают дополнительными пушками. Магеллан строго контролирует каждый этап подготовки. Наконец корабли загружаются провиантом, оружием, украшениями и безделушками для будущих встреч с туземцами.

20 сентября 1519 год «Молуккская флотилия» Магеллана поднимает якоря. 265 моряков составляют команду пяти парусников: «Виктория», «Тринидад», «Сан-Антонио», «Консепсьон» и «Сантьяго». Флотилия выходит из порта Сан-Лукарас и берёт курс на Канарские острова. На одном из кораблей находится молодой венецианец Антонио Пигафетта, прибывший ко двору Карла Первого в составе папской делегации. С разрешения короля он нанимается в команду простым матросом, чтобы сопровождать Магеллана в походе и своими глазами увидеть «величественные и внушающие ужас чудеса океана». Именно благодаря этому мужественному итальянцу стали известны подробности первого кругосветного плавания.


Первая кругосветная экспедиция Ф. Магеллана

На всём протяжении пути Антонио Пигафетта ведёт дневник, который фактически превращается в подробную хронику экспедиции, содержащую информацию о величайших трудностях похода, о жертвах, понесённых участниками похода. Дневник содержит наблюдения за океаном, за природой и жителями отдалённых земель. Эти наблюдения представляли огромный интерес для зарождавшейся тогда науки об океане.

Не имея возможности по условиям размера статьи подробно изложить обстоятельства этого великого и драматического похода, всё же остановимся на некоторых его этапах.

Итак, 20 сентября 1519 года эскадра Магеллана отчалила от берегов Испании. Пройдены Канарские острова, далее корабли идут на юг почти посередине Атлантического океана. 13 декабря 1519 года они заходят в бухту Баня-Санта-Лусия (ныне бухта Рио-де-Жанейро), открытую до этого португальцами. Путь вдоль побережья Южной Америки продолжается, и 10 января 1520 г. корабли Магеллана заходят в бухту возле 35 градуса южной широты.


о была самая южная точка, которой четыре года до этого достигли испанцы. Открывший эту бухту испанский мореплаватель Хуан Солис (убитый здесь туземцами) считал, что тут начинается проход в Тихий океан. А что, если это действительно так? И Магеллан посылает корабль «Сантьяго» на разведку. 15 дней ожидают возвращения корабля. Но нет, здесь прохода в Тихий океан природа не предусмотрела. Магеллан продолжает плыть на юг вдоль южноамериканского берега.

31 марта 1520 г. в необитаемой бухте флотилия Магеллана укрывается от непогоды. Началась осень, и для моряков-испанцев стало непривычно холодно. В этой бухте Магеллан решит перезимовать. В советах других капитанов он не нуждается, стиль его руководства – чисто военный, авторитарный. Для капитанов-испанцев и большинства матросов – он чужой, иностранец. Плавание длится уже более полугода, а результата нет. Недовольство команды растёт, а тут Магеллан ещё вынужденно сокращает выдачу вина и хлеба.

2 апреля 1520 г. возникает мятеж. Несколько офицеров захватывают три корабля. Магеллан подавляет мятеж с небывалой жестокостью. Он устраивает суд и одного из капитанов-зачинщиков мятежа он приговаривает к казни путем отсечения головы. Приговор исполняет слуга этого капитана, за что ему (слуге) обещано помилование.

Зимовка продолжается. Команда морально подавлена. В какой-то мере от грустных мыслей моряков отвлекают местные жители. По словам Пигафетты, они так высоки ростом, что европейцы головами доставали им только до пояса. За очень большие стопы ног Магеллан окрестил туземцев «патагонцами», что означает «большеногий». Отсюда и пошло название южной части Аргентины – Патагония.


24 августа 1520 г. экспедиция снимается с зимовки недосчитавшись каждого десятого моряка и одного корабля.

Корабль «Сантьяго», высланный вперёд на поиски прохода, буря разбивает о скалы, экипаж спасается каким-то чудом. Поиски прохода в Тихий океан продолжаются. Наконец, 21 октября 1520 г. корабли заходят ещё в одну неизвестную бухту. Магеллан приказывает капитанам «Сан-Антонио» и «Конселсьон» обследовать её. Корабли уходят на разведку и возвращаются только через неделю, когда уже перестали ждать их возвращения. Возвратившиеся моряки не дошли до конца бухты, но убедились, что это было не речное русло, а морской пролив.

Несмотря на это обнадёживающее известие, некоторые офицеры предлагают вернуться домой – продовольствие на кораблях заканчивалось. Но Магеллан решает пройти пролив до конца. Корабли пробираются между суровых скал, Магеллан приказывает постоянно промерять фарватер, чтобы не сесть на мель. Перед отдельными рукавами пролива он разделяет корабли своей маленькой флотилии, чтобы не попасть в тупик. Флотилия сокращается до трёх судов: во время обследования одного из рукавов экипаж «Сан-Антонио» дезертирует, прихватив в своих трюмах большую часть всего оставшегося провианта экспедиции. Положение критическое. Магеллан приказывает офицерам письменно доложить ему свои соображения. В единодушном ответе офицеров говорится: следует использовать весну, чтобы «продолжать это открытие». Корабли продолжают тяжёлое плавание по извилистому узкому проливу. По ночам на берегах мерцают огни, возможно, это пожары, зажжённые молнией, пишет Антонио Пигафетта. Магеллан даёт название этой земле Tierra del Fuego, «Огненная земля».


Более 600 километров тянется извилистый пролив. Наконец в середине ноября 1520 г. команда высланной вперёд шлюпки выходит к Тихому океану. Узнав об этом, капитан – генерал Магеллан, всегда серьёзный и сосредоточенный, плачет от счастья. Но сомнения терзают его: имеет ли он право вести за собой людей дальше, в неизвестный океан, не нанесённый ни на одну карту? Из навигационных приборов на кораблях только компасы, да старенькая астролябия, а продовольствие на исходе. А тут ещё дезертирство экипажа «Сан-Антонио»… но верные ему офицеры готовы идти с ним дальше.

28 ноября 1520 г. на трёх кораблях Магеллан выходит в Тихий океан, держа курс на северо-запад. Лишения, которые пришлось вынести участникам экспедиции, не поддаются описанию. Голод заставлял моряков есть опилки и мышей, из-за крысы они убивали друг друга, умерли 19 человек. Трупы Магеллан приказал немедленно выбрасывать за борт, чтобы не допустить людоедства.

Девяносто восемь дней шли мореходы через Тихий океан, прежде чем достигли Марианских островов.


ть, который они прошли от пролива (ныне Магелланов пролив) до острова Гуам, составляет более тринадцати тысяч километров. К тому времени никто из мореплавателей не совершал безостановочного морского перехода такой огромной протяжённости. Самое драматичное в этом переходе состояло в том, что на этом огромном пути Магеллан не встретил ни одного острова, где его умиравшие от голода матросы могли бы получить продовольствие. А ведь они проходили вблизи многих островов, но не заметили их в безбрежном океане. Правда, в конце января – начале февраля 1521 г. моряки заметили два необитаемых острова, но бросить якоря не смогли из-за большой глубины у берегов.

Остановка на острове Гуам длилась три дня, с 6 по 9 марта 1521 г. и не обошлась без происшествий. Микронезийцы, у которых свои понятия о собственности, посетили корабли Магеллана и расхватали на палубах различные вещи, которые «плохо лежали», заодно прихватили с собой одну из корабельных шлюпок. Пигафетта пишет, что Магеллан наказал за это туземцев Гуама – его матросы сожгли много хижин и убили семерых островитян. После этого корабли Магеллана снова уходят в плавание и берут курс на запад в поисках островов Пряностей.

Через неделю показывается первый остров Филиппинского архипелага – Самар, но крутые скалы не дают возможностей высадиться на берег, и 7 апреля испанские корабли подходят к острову Себу.

Здесь Магеллан задумал обратить туземцев в «истинную веру». Он устраивает обряд крещения от имени испанского короля Карла. В христианскую веру посвящается раджа (князь) острова Себу и многие сотни жителей острова. Через несколько дней в христианскую веру переходят жители соседних островов. Но не все местные князья подчиняются европейцам. Князь острова Мактан, расположенного недалеко от Себу, не хочет платить дань пришельцам и не признаёт власти испанского короля над островом Себу.


Гибель Магеллана.И тут Магеллан принимает роковое решение. 27 апреля 1521 г. он во главе 49 тяжёловооружённых солдат высаживается на острове Мактан. Ему противостоят сотни вооружённых луками и пиками островитян. Не позволив европейцам подойти на расстояние ружейного залпа, туземцы бросаются в атаку. В маленькое войско Магеллана полетели сотни стрел и копий. В бою погибает Магеллан и большинство его воинов. Крещённый князь Себу изменяет своим покорителям, многие моряки попадают в ловушку и гибнут. После сражения оставшиеся моряки пытались выкупить у туземцев тело своего капитана, но за такой трофей островитяне потребовали непосильную плату.

Итак, Малуккская флотилия лишается своего командующего, ещё не добравшись до цели. Оставшиеся моряки поспешно покидают остров Себу, оставив корабль «Консепсьон» потому что на нём почти некому плавать – так много погибло матросов. После гибели Магеллана капитаном «Виктории» становится Себастьян Элькано. В июне 1521 г. остатки флотилии доплывают до острова Борнео, но не находят там лоцмана, который смог бы повести их к Молуккским островам. И вот они почти пять месяцев наобум бороздят Тихий океан, по пути вынуждены грабить, брать заложников, чтобы найти лоцманов.


6 ноября 1521 г. моряки наконец достигают островов Пряностей. Они входят в гавань на острове Тидоре, недалеко от самого большого из Молуккских островов – острова Хальмахера. Князь этого острова, а за ним и другие молуккские князья добровольно переходят под власть испанской короны. Моряки капитана Себастьяна Элькано загружают на «Викторию» пряности (мешки с сушёной гвоздикой), полученные от туземцев в обмен на сукно, ножи, стаканы и безделушки, и 21 декабря 1521 года «Виктория» покидает Тидоре и берёт курс на запад. А где же ещё один корабль – «Тринидад»? Команда «Тринидада» решается плыть на восток, к Южной Америке. После тяжёлого, полного испытаний пути из сорока восьми моряков «Тринидада» до Европы добрались только четверо.

Ну, а «Виктория» с сорока семью членами команды и тринадцатью туземцами на борту (из них два лоцмана) идёт на запад. Впереди – 15000 километров пути корабль проходит западную часть Тихого океана, пересекает Индийский океан и почти три четверти Атлантического океана – до Гибралтарского пролива. «Викторию» на родине давно похоронили, но она тем не менее 6 сентября 1522 года бросает якорь в гавани Сан-Лука (Сан-Лукар) близ Севильи. Великий поход закончен. Землю впервые удалось обойти под парусами, значит она действительно круглая.

Король Испании Карл Первый назначил капитану Элькано ежегодную пенсию в размере 500 дукатов, возвёл его в рыцарское достоинство и выдал ему личный герб. На этом гербе был изображён глобус с надписью «Primus circumdedisti me», что по-латыни значит: «Ты первым обошёл меня кругом».

Из команды «Виктории», включая тринадцать туземцев, в Испанию вернулись всего восемнадцать человек. Жизнь остальных унесли бури, болезни и голод.

Путешествия Колумба, Васко да Гама и Магеллана имели определяющее значение для изучения Мирового океана и Земли в целом. Человечество получило более ясное представление о распределении моря и суши на Земле. На карте Земли появилось новое полушарие. Возвращение корабля Хуана Себастьяна Элькано в исходную точку плавания подтвердило, что Земля круглая. Этот факт в условиях эпохи Возрождения имел не просто научное, но и мировоззренческое значение.

С 16-го века начинается постепенное развитие океанографии. Новые данные о протяжённости и конфигурации океанских акваторий немедленно наносятся на карты. Уже на карте космографа Диего Рибера, выпущенной в 1529 году, соотношение трёх великих континентов указано близким к реальному, хотя, конечно, очертания береговой линии даны весьма приблизительно.

Карта фламандского географа Абрахама Ортелиуса, включенная в его огромный труд «Географический атлас мира», опубликованный в 1570 г., была составлена с учётом данных последних исследований западного побережья Америки и поэтому была наиболее полной для того времени.

16-й век считают эпохой великих географических открытий и, соответственно, эпохой открытия и изучения новых морей и океанов. И это справедливо. Но великие географические открытия продолжались ещё на протяжении более чем трёх столетий. Если говорить о 16-м веке, то тогда ещё оставались большие заблуждения в области географии. Исследователи и путешественники считали, что на крайнем севере и крайнем юге Земли расположены огромные массивы суши. Такое представление держалось со времён Птолемея (2-й век н.э.), на картах которого Индийский океан с юга ограничивала Terra Incognita. Это представление у некоторых исследователей оставалось и после того, как Диас, а потом и Васко да Гама доказали, что Африка на юге омывается океаном и не переходит в Terra Incognita. А тут ещё Магеллан по ошибке принял берег Огненной Земли за начало южного материка.

© Владимир Каланов,
"Знания-сила"

Источник: znaniya-sila.narod.ru

16 июля 1819 года Кронштадт покинули два шлюпа, «Восток» и «Мирный», под командованием капитана 2-го ранга Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и лейтенанта Михаила Петровича Лазарева. Так началась русская экспедиция, имеющая целью поиск Южного материка, чье наличие до сих пор вызывало не лишенные остроты и напряженности споры в мировой географической среде.

Материк под знаком вопроса

Возможное наличие большого материка в южных водах издревле занимало умы ученых. Еще с античных времен эту предполагаемую территорию обобщенно называли «Terra Australis Incognita», или Неизвестная Южная земля. В разные исторические периоды массивные очертания суши, расположенной к югу от известной части Африки, появлялись на картах и рисунках географов и мореплавателей. Одно из первых подобных изображений приписывается Птолемею.

Не была обойдена вниманием эта гипотеза и в средневековье. На карте французского математика и картографа Оронция Финеуса, составленной в 1532 году, явственно можно различить очертания тогда еще не открытой Антарктиды, лишенной ледового покрова. Материк изобилует реками и горами. Считается также, что на составленных турецким адмиралом и пиратом Пири-реисом в 20-е гг. XVI столетия картах изображен фрагмент Антарктического материка.

В 1737 г. действительный член Французской академии наук Филипп Бюаш опубликовал карту мира, где на южном поле был изображен обширный пласт суши. Внутреннее море делило эту сушу на два субматерика, лежащих к западу и востоку от линии, где сейчас находятся Трансантарктические горы. Вопросы об источниках и документах, которыми пользовались эти и другие ученые, изображавшие «Терра аустралис инкогнита» на своих картах, остаются открытыми до сих пор.

Долгие столетия европейским мореплавателям, занятым отысканием путей к богатым пряностями странам, было не до поисков каких-то неизвестных южных материков, местоположение и существование которых находилось под внушительным вопросом. Каравеллы первооткрывателей продвигались вдоль африканского побережья на юг, пересекали Атлантический, Индийский и Тихий океаны, но отдаленные южные широты пока что оставались без внимания.

Сохранилось свидетельство знаменитого впоследствии флорентийского астронома и географа Америго Веспуччи, принимавшего участие в португальской экспедиции еще одного флорентинца Гонсалу Коэлью в 1501–1502 гг. В апреле 1502 года две каравеллы из состава экспедиции, двигаясь от берегов Бразилии, достигли 52 градусов южной широты, где обнаружили скалистую землю.

По словам Веспуччи, путешественники столкнулись с невероятным для них холодом, который они, уроженцы теплых стран, буквально не могли выносить. Стояла туманная погода, а продолжительность ночи в этих широтах достигала 15 часов. Пройдя вдоль побережья около 20 миль и не обнаружив подходящего места для якорной стоянки, португальские корабли, к общему облегчению команд, повернули обратно.

Что за землю обнаружила экспедиция, зайдя так далеко на юг, остается загадкой до сих пор. Одни исследователи полагают, что пройденное, по оценкам Веспуччи, расстояние в 500 лье (около 3 тыс. километров) было высчитано ошибочно, и путешественники достигли острова Триндади. Это остров вулканического происхождения, входящий в архипелаг Триндади-э-Мартин-Вас, который принадлежит Бразилии. Более смелые предположения позволяют осторожно допустить, что португальская флотилия могла достичь антарктического острова Южная Георгия.

Свое мнение о существовании южного материка в конце XVI века высказывал такой авторитетный мореплаватель, как пират Френсис Дрейк. Фортуна и тяга к свершениям отнюдь не географического характера занесла этого почтенного джентльмена удачи далеко на юг. Ему принадлежит честь открытия пролива между Огненной Землей и Южными Шетландскими островами, получившего название пролив Дрейка. Вернувшись в Англию, Френсис Дрейк утверждал, что никакой «Терра аустралис инкогнита» не существует, поскольку за Южными Шетландскими островами не было ничего, кроме бескрайнего пустынного океана.

Первая целенаправленная попытка отыскать Южный материк была предпринята англичанами только в последней четверти XVIII века. Миражи, виденные различными мореплавателями с бортов своих кораблей, находящихся в субантарктических широтах, и упорно циркулирующие слухи о том, что «там что-то есть», побудили британское адмиралтейство подтвердить или опровергнуть теоретические домыслы практическими шагами.

Разумеется, экспедиция не была только лишь способом проверить различные предположения и байки. Просвещенные мореплаватели были весьма озабочены мореплавательной активностью в южных водах французского королевского флота и стремились сохранять паритет. Неизведанную «Терра аустралис инкогнита» требовалось обнаружить и в случае успеха провести исследования на предмет возможной колонизации.

Во главе предприятия был поставлен возвратившийся в 1771 году из своего кругосветного путешествия опытный моряк Джеймс Кук. Под его команду поступил новый корабль «Резольюшен». Вторым экспедиционным судном, «Эдвенчер», командовал подчиняющийся Куку не менее опытный офицер Тобиас Фюрно. Для проведения вычислений в распоряжение экспедиции впервые в истории мореплавания был передан хронометр – техническая новинка тех лет, стоившая больших денег.

В июле 1772 г. «Резольюшен» и «Эдвенчер» покинули Плимут и направились к Южной Африке. В конце октября они достигли расположенного в районе мыса Доброй Надежды Капстада. Пополнив запасы воды и провизии, экспедиция в конце ноября двинулась на юг. В начале декабря корабли попали в сильный шторм, температура начала понижаться, а 10 декабря с борта были замечены первые плавучие льдины. Постепенно количество льда увеличивалось, температура достигла −3 градусов по Цельсию.

Несмотря на то, что корабли часто шли в полосе тумана, Кук продолжал двигаться на юг, лавируя между льдинами и обходя ледяные поля. Среди экипажей появились первые признаки цинги. 17 января 1773 года экспедиция впервые пересекла Южный полярный круг. Несмотря на все старания, никаких признаков земли обнаружено не было. Надежды встретить неизвестный южный материк, да еще и пригодный к колонизации, таяли с каждым днем.

Вечером 17 января впередсмотрящие на грот-мачте «Резольшена» не увидели впереди ничего, кроме сплошного ледяного покрова. Поиски прохода среди белой преграды не принесли успеха. Была уже середина лета в южном полушарии, команды устали, и Кук решил отступить. 8 февраля корабли потеряли друг друга в тумане, но на этот счет Тобиас Фюрно имел четкие инструкции. Аккуратно обходя льды, «Резольюшен» покинул негостеприимные воды и в конце марта 1773 года бросил якорь в Новой Зеландии. Позже туда же прибыл и «Эдвенчер».

Преодолев за три с половиной месяца многие тысячи миль, англичане так и не увидели никакой земли. Завершив в 1775 году свое второе кругосветное путешествие и вернувшись в Англию, Джеймс Кук вынес гипотезе о возможном существовании «Терра аустралис инкогнита» свой вердикт: никакого материка в приполярных южных широтах не существует.

В книге, посвященной своим путешествиям, Кук был категоричен. Он утверждал, что никто не сможет проникнуть на юг дальше него. Никакого континента в этих суровых водах не существует, а если и есть какая-то земля, то только в виде небольших островов у самого Южного полюса, которые не только не годятся для колонизации, но и, по мнению британского путешественника, абсолютно недосягаемы.

Часть научного сообщества наконец-то успокоилась, тем более что Джеймс Кук много сделал для исследования не гипотетической, а совершенно реально существующей Австралии, фактически создав предпосылки для освоения ее Великобританией. К идее все-таки перепроверить столь категоричные высказывания английского мореплавателя вернулись спустя почти полвека. Однако зачастую географические открытия осуществлялись не по приказам адмиралтейства, пусть даже и британского, а по воле стихии.

В начале 1819 года британский коммерческий бриг «Уильямс» под командованием капитана Уильяма Смита следовал из Монтевидео в Вальпараисо с грузом. У мыса Горн корабль был отброшен штормом далеко на юг, и 19 февраля с его борта была замечена скалистая земля. Уильям Смит осенью того же года совершая такой же рейс, решил проверить увиденное. 14 октября 1819 года он вновь подошел к обнаруженной им земле. Обследовав берег, капитан Смит и его спутники осуществили высадку и дали открытому ими острову имя Новой Южной Британии. Впоследствии Смита уговорили переименовать остров в Новую Южную Шотландию.

Смит и его моряки стали первыми, кто вступил на землю Антарктики. Но сам материк, именуемый сейчас Антарктида, продолжал оставаться неизвестным. Впрочем, в таком полном таинственности положении ему оставалось быть совсем недолго.

«Славу такого предприятия не должны мы допускать отнять у нас»

Разумеется, поисками новых земель и исследованием бескрайних просторов Мирового океана были поглощены не только просвещенные мореплаватели или их давнишние соперники по ту сторону Ла-Манша. Над этой проблемой работали и в России. Замыслы, рождавшиеся в тиши увешанных картами кабинетов и аудиторий, нередко перемещались в процессе своего развития и осуществления на зыбкие палубы кораблей и в тесные капитанские каюты.

Русские моряки осваивали северные моря, искали удобные пути к богатым странам Востока. Правда, время от времени им приходилось отвлекаться на чередующиеся войны с Турцией или Швецией. Учреждение в конце XVIII века Русско-Американской компании, рост значения дальневосточных рубежей империи закономерно привели к интенсификации морских плаваний с научными и не только целями.

Уже в начале XIX века в царствование императора Александра I с 1803 по 1819 годы русскими мореплавателями было осуществлено по меньшей мере семь крупных морских экспедиций и плаваний в Атлантический, Индийский и Тихий океан. Произведено множество исследований географического, океанографического, натуралистического характера. В 1818 г. успешно закончилось кругосветное плавание брига «Рюрик» под командованием лейтенанта Отто Евстафьевича фон Коцебу, начатое в 1815 году. В результате в бассейне Тихого океана были открыты около 400 новых, не известных ранее, островов, сделана съемка берега, произведены археологические раскопки.

Однако, несмотря на достаточно интенсивные исследования, обширные районы Атлантического, Индийского и Тихого океанов оставались неизученными, особенно это касалось участков к югу от Южного полярного круга. Всю эту неведомую акваторию тогда было принято называть Южным Ледовитым океаном. Сейчас уже трудно предположить, у кого именно сформировалась идея направить экспедицию с целью исследования этого продолжавшего оставаться неопределенным белого пятна на карте. Возможно, эта концепция зародилась в той или иной степени у нескольких русских мореплавателей.

Первое упоминание о таком проекте обнаруживается в переписке известнейшего и авторитетного во флотских кругах капитана 1-го ранга Ивана Федоровича Крузенштерна с тогдашним морским министром маркизом Иваном Ивановичем де Траверсе. В письме, датированном 7 декабря 1818 года, Крузенштерн – в ответ на сообщение о намерении послать русские корабли к Северному и Южному полюсам – просит разрешения представить свои соображения по вопросу организации экспедиции.

Следует отметить, что в 1814 г. в процессе подготовки к плаванию брига «Рюрик» под командованием лейтенанта Коцебу Иван Федорович составил для этого предприятия подробнейшие инструкции, основываясь на своем богатом опыте. После этого обмена мнениями де Траверсе поручил Крузенштерну и нескольким другим авторитетным морякам изложить свои соображения на этот счет.

Среди последних был и выдающийся гидрограф вице-адмирал Гаврила Андреевич Сарычев. Он был не только полярным исследователем и археологом, но и считается первым русским писателем-маринистом. К описываемому времени Сарычев был почетным членом Петербургской Академии наук и членом Адмиралтейств-коллегии. Впоследствии, в царствование императора Николая I, Гаврила Андреевич Сарычев займет уникальную и единственную в истории русского флота должность – генерал-гидрографа Главного морского штаба.

Важной для плана намечавшейся экспедиции стала также докладная записка вернувшегося из кругосветного плавания уже капитан-лейтенанта Отто Евстафьевича фон Коцебу. Его «Рюрик» прибыл в Кронштадт в начале августа 1818 года. В этом документе, именуемом «Краткое обозрение плана предполагаемой экспедиции», помимо всего прочего Коцебу рекомендовал послать не один корабль, а два.

В марте 1819 г. пришел черед Ивана Федоровича Крузенштерна обстоятельно высказать свое мнение. Из Ревеля, где он тогда жил и трудился над составлением своего «Атласа Южного моря», была послана докладная записка, составленная на четырнадцати страницах, вместе с сопроводительным письмом. Иван Федорович откровенно признавался, что он и сам охотно бы возглавил одну из экспедиций, но здоровье не позволяет ему занять место на мостике. Однако Крузенштерн готов помочь будущему руководителю всеми своими знаниями и опытом.

Как и Коцебу, Иван Федорович настаивал на отправке двух кораблей к Северному и двух – к Южному полюсу. Особое внимание мореплаватель уделял последнему направлению, поскольку, как он считал, там необходимо было «поверить все неверное в южной половине Великого океана». В заключение капитан 1-го ранга Крузенштерн подчеркивал государственную важность и фактор престижа будущей экспедиции. «Славу такого предприятия не должны мы допускать отнять у нас», – писал он.

Учитывая важность будущего предприятия, Иван Федорович предлагал перенести организацию экспедиции на следующий, 1820 год, поскольку настаивал на тщательности и планомерности ее подготовки. Министр де Траверсе был не в восторге от полученной записки. В частности, его не устраивал перенос ее начала.

Крузенштерн предлагал сформировать две «дивизии», или отряда, каждый из которых состоял бы из двух кораблей. Одна «дивизия» предназначалась для исследования Северного полюса, а другая, соответственно, Южного. Южный отряд должен был как можно дальше проникнуть к Южному полюсу и выяснить окончательно вопрос о существовании или отсутствии там материка или каких-либо других земель. Северному отряду предписывалось следовать через Берингов пролив и далее вдоль северного побережья Аляски и Канады и попытаться пройти т.н. Северо-Западным проходом, о котором к тому времени много говорили в международных географических и военно-морских кругах.

Недовольство маркиза де Траверсе письмом капитана 1-го ранга Крузенштерна было вызвано еще и тем фактом, что проект экспедиции был высочайше одобрен императором Александром I уже в феврале 1819 года, и наверху начали раздаваться высокие и авторитетные мнения о крайней желательности отплытия кораблей не в следующем году, а уже в нынешнем. На подготовку экспедиции, таким образом, оставалось чрезвычайно мало времени.

Подготовительные мероприятия

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан

Первым делом приступили к кадровому вопросу. И он, как это бывает нередко, решался со скрипом и треском полярных льдов. Капитан 1-го ранга Крузенштерн считал наиболее подходящим на должность командира южной дивизии опытного моряка капитана 2-го ранга Василия Михайловича Головнина, однако тот в данный момент находился в кругосветном плавании, командуя шлюпом «Камчатка». Ввиду его отсутствия Крузенштерн рекомендовал привлечь своего бывшего соплавателя капитана 2-го ранга Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена, который в ту пору командовал фрегатом «Флора», входившим в состав Черноморского флота. По мнению Ивана Федоровича, возглавить северную дивизию мог бы недавно вернувшийся из экспедиции капитан-лейтенант Отто Евстафьевич фон Коцебу.

Разумеется, высокое начальство выслушало опытного моряка и сделало все по-своему. Командиром южного отряда поставили командира линейного корабля «Юпитер» капитана-командора Макара Ивановича Ратманова, который во время кругосветной экспедиции Крузенштерна на шлюпах «Надежда» и «Нева» был у него старшим офицером. Вторая дивизия была поручена капитан-лейтенанту Михаилу Николаевичу Васильеву. Капитан-командор Ратманов, чье здоровье после пережитого им кораблекрушения у мыса Скаген оставляло желать лучшего, попросил заменить его и выдвинул кандидатуру Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена.

Материальная сторона экспедиции, в первую очередь то, что касалось кораблей, тоже решалась не без проблем и в спешке. Поскольку решение отправить обе дивизии в плаванье в 1819 году особо не оспаривалось, ввиду высоты, на которой оно было принято, то от постройки кораблей специальных, предназначенных для плавания во льдах, пришлось отказаться. Начался поиск из того, что имелось в наличии.

Для северной дивизии были отобраны шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный». В экспедицию, отправляющуюся в южные широты, были назначены недавно спущенный на воду со стапелей Охтенского адмиралтейства большой шлюп «Восток» (водоизмещение 985 тонн, 28 пушек) и новейший, построенный в том же 1818 году на Олонецкой верфи, шлюп «Мирный» (водоизмещение 530 тонн, 20 пушек). Эти корабли не были однотипными и имели разные оценки у моряков.

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан

Михаил Петрович Лазарев в письмах к сослуживцам сетовал на то, что «Восток» не был в достаточной степени пригоден для столь опасного предприятия, имел недостаточную вместительность и тесноту помещений как для офицеров, так и для команды. «Восток» входил в серию однотипных шлюпов, его строителем был англичанин на русской службе инженер Вениамин Фомич Стокке.

Выбор пал на «Восток» только из-за того, что однотипный с ним корабль «Камчатка» под командованием капитана 2-го ранга Михаила Головнина находился в кругосветном путешествии, хотя Головнин впоследствии и критиковал свой корабль. Свой скепсис по поводу «Востока» не скрывал и Беллинсгаузен, отмечая его чрезмерно высокий рангоут, плохое качество корпуса и материалов, из которых он был изготовлен. Капитан 2-го ранга прямо обвинял инженера Стокке в недобросовестном отношении к своим обязанностям. Шлюп был построен из сырого леса и не имел медной обшивки подводной части корпуса. Обшивка была спешно установлена в Кронштадтском доке в ходе подготовки к отплытию. На большом протяжении плавания экипаж отмечал, что «Восток» давал течь, его корпус постоянно приходилось укреплять и ремонтировать. К концу экспедиции состояние шлюпа было плачевным.

В отличие от «Востока», второй экспедиционный корабль южной дивизии «Мирный» отличался прекрасными мореходными характеристиками. Проект это корабля был составлен известным русским корабельным инженером Иваном Васильевичем Курепановым. Его строителем являлся корабельный мастер Яков Аникеевич Колодкин. Первоначально этот корабль числился в списках флота как транспорт «Ладога», однако было решено его дооборудовать. Переименованный в «Мирный», бывший транспорт подвергся основательной переделке. Сосновый руль был заменен на дубовый, установлены дополнительные крепления корпуса и более прочный такелаж. «Мирный» имел вторую обшивку, был менее быстроходным, чем «Восток», однако его командир, лейтенант Лазарев высоко оценивал хорошие мореходные качества своего корабля.

Руководители экспедиции негативно отнеслись к решению де Траверсе отправить в плавание разнотипные корабли, поскольку это создавало определенные проблемы, в первую очередь разницу в скорости хода и опасность потерять друг друга.

Экипажи кораблей комплектовались исключительно добровольцами. Примечательно, что среди офицеров и матросов не было ни одного иностранца. Правда, в экспедицию были приглашены два немецких ученых, которые должны были подняться на борт в Копенгагене, однако в последний момент они от участия в предприятии отказались. На кораблях сожалели, что из-за немцев, которые потом «испугались», было отказано в месте двум русским студентам, специализировавшимся по части естественной истории и отважно рвавшимся в далекое плавание.

Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен взял с собой с прежнего места службы своего старшего офицера капитан-лейтенанта Ивана Ивановича Завадовского. Большим уважением среди команд пользовался лейтенант Константин Петрович Торсон. Во время Отечественной войны 1812 года мичман Торсон, служивший тогда на фрегате «Амфитрида», первым из моряков был награжден орденом Святой Анны III степени. Он был очень компетентным, мужественным и в то же время скромным офицером. Участвовавший в восстании декабристов, Торсон в 1826 году был осужден на каторгу и скончался в 1852 году в Селенгинске.

Несмотря на спешность отбора и комплектации экипажей, и Беллинсгаузен, и Лазарев отмечали высокие моральные и профессиональные качества подчиненных им людей, что не раз подтвердилось в опасном плавании. Вместе с моряками тяготы похода разделили профессор Казанского университета астроном Иван Михайлович Симонов и художник, впоследствии академик живописи, Павел Николаевич Михайлов. В качестве духовного лица на борту шлюпа «Мирный» присутствовал иеромонах Дионисий.

Обеспечение всем необходимым вопреки сжатым срокам на подготовку было на вполне высоком уровне. Корабли в достаточной степени были укомплектованы навигационным и астрономическим оборудованием. Поскольку подавляющая часть его не производилась в России, не пожалели средств и осуществили соответствующие закупки во время стоянки в Портсмуте. Впоследствии англичане отмечали, что, несмотря на все еще в некоторой степени пренебрежительное отношение к хронометрам в королевском флоте, во флоте российском эти приборы уже входили в штатное оснащение.

На борт шлюпов было погружено большое количество провианта, включавшего в себя и противоцинготные средства в виде хвойной эссенции, лимонов, кислой капусты, сушеных и консервированных овощей. Для противодействия кишечным заболеваниям в условиях жаркого климата имелся большой запас красного вина, который добавляли в воду, а для согревания матросов, работающих на мачтах во время следования антарктическими водами, – ром.

Личному составу строго предписывалась тщательная гигиена: проводилось регулярное мытье в импровизированной бане, стирка белья, уборка и проветривание помещений. Для связи между шлюпами имелся изобретенный русским морским инженером капитан-лейтенантом Александром Николаевичем Бутаковым специальный флажной телеграф. Для составления и распознавания сигналов применялся составленный им же «Морской телеграфный словарь». Не был обойден вниманием и досуг команды. Перед отплытием на борт шлюпов была погружена тщательно отобранная обширная библиотека, включающая большое количество научной литературы по географии, геодезии, океанографии, астрономии и другим дисциплинам.

Всего на борту «Востока» было 117 человек, экипаж «Мирного» насчитывал 73 человека. 4 (16) июля 1819 года корабли оставили родной Кронштадт и взяли курс на запад. Первая русская антарктическая экспедиция началась.

Продолжение следует…

Источник: topwar.ru

Южное море

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан
Васко Нуньес де Бальбоа впервые увидел восточную часть Тихого океана

Народы Азии и Океании путешествовали по Тихому океану с доисторических времён. Путешественники из индонезийских и западных островов Тихого океана плавали в центральной тихоокеанской части, создавая населённые пункты даже в самых отдалённых местах, например, Рапануи (остров Пасхи) или Гавайи. Однако восточную часть Тихого океана открыли европейские мореплаватели в начале XVI века. Конкистадор из Испании Васко Нуньес де Бальбоа с флотом из одной бригантины и десяти каноэ прошёл через Панамский перешеек, соединяющий материки Северной и Южной Америки, в 1513 году.

Мореплаватель вышел на восточный тихоокеанский берег и, оказавшись у горного хребта в районе Дарьен (Панама), из вершины горы увидел далеко на горизонте воды великого неизведанного моря. Члены экспедиции отправились на каноэ в короткое разведывательное плаванье, став первыми европейцами в навигации по Тихому океану у побережья Нового Света.

Васко Нуньес де Бальбоа назвал воды «Южным морем» (по-испански Mar del Sur), потому что океан располагался к югу от побережья Панамского перешейка, откуда мореплаватель впервые его увидел.

Тихий океан изначально также называли в честь его первооткрывателя – «Море Бальбоа».

Тихое море

В 1519 году мореплаватель из Португалии Фернан Магеллан, нанятый испанским королем Карлом І, отправился в путешествие по Атлантическому океану, чтобы найти западный маршрут к Молуккским островам (островам Пряностей) через Южную Америку.

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан
Магелланов пролив соединяет Атлантический и Тихий океаны

Ф. Магеллан, командуя флотом из пяти кораблей, вышел в Атлантический океан и направился на юг вдоль восточного берега Южной Америки в поисках пролива, который, как предполагалось, приведёт к островам Пряностей. Судна вошли в пролив, расположенный между островом Огненная земля и материком Южная Америка, 1 ноября 1520 года. На этот день выпал праздник Всех Святых, поэтому Ф. Магеллан присвоил водному каналу соответствующее название – «Пролив Всех Святых».

Пройдя через пролив, в конце ноября 1520 года флот вышел в неизвестный океан, незафиксированный на картах. Ф. Магеллан назвал новые водные просторы Mar Pacifico, что в переводе с португальского, испанского означает «тихое море» («мирное», «спокойное»), поскольку после прохождения через бурные моря с крайней оконечности Америки (мыса Горн), экспедиция наконец нашла спокойные воды. Океан встретил испанских моряков штилем. Во время плаванья суден от Огненной земли до Филиппинских островов, которое продлилось 3 месяца и 20 дней, стояла безбурная, спокойная, тихая погода.

Достигнув Филиппинского архипелага, Ф. Магеллан погиб в сражении с туземцами на о. Мактан 27 апреля 1521 года. Продолжив путь, экспедиция под командованием Хуана Себастьяна Элькана достигла индонезийских островов Пряностей в ноябре 1521 года и вернулась домой через Индийский океан, чтобы завершить путешествие вокруг света. В сентябре 1522 года мореплаватели прибыли в Испанию на единственном корабле.

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан
Экспедиция Ф. Магеллана первой совершила кругосветное плавание

Команда Ф. Магеллана впервые в мире совершила кругосветное плавание, пересекая Тихий океан от Магелланова пролива до Филиппинских островов. Это путешествие стало величайшим географическим открытием, поскольку, обойдя земной шар, мореплаватели доказали, что Земля круглая.

Таким образом, Ф. Магеллан переименовал Южное море в Тихий океан. До XVIII века океан часто называли «Море Магеллана» в честь первопроходца.

Другие названия Тихого океана

До конца XVIII века в европейской картографии названия «Тихий океан» и «Южное море» соседствовали. Французский учёный Жан-Никола Бюаш в 1753 году для обозначения Тихого океана применил термин «Великий океан», исходя из огромных масштабов акватории. На русских картах также встречались названия «Тихое море», «Восточный океан», которое появилось в результате новых исследований с западной тихоокеанской стороны. Однако, к ХІХ веку в мировой географии закрепился гидроним, введенный Ф. Магелланом, – «Тихий океан».

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан
Фернан Магеллан впервые пересёк Тихий океан и назвал его Тихим

Таким образом, название Тихому океану дал знаменитый мореплаватель из Португалии Фернан Магеллан, экспедиция которого впервые пересекла Тихий океан от материка Южной Америки до Филиппин и совершила первое кругосветное плавание (1519-1522 гг.). Когда флот во главе с Ф. Магелланом прошёл бурные моря с мыса Горн, он вышел в неизвестный океан с тихими водами. Так возникло название Тихого океана. Спокойная погода сопутствовала морякам на протяжении всего плавания просторами Тихого океана, их ни разу не застала буря. Несмотря на сокрушительные природные явления, связанные с океанскими силами, в мировой географии сохранилось название наибольшего водного бассейна в мире, данное его первопроходцем Ф. Магелланом, – «Тихий океан».

Другие именования Тихого океана – Южное море, Море Бальбоа, Море Магеллана, Тихое море, Великий океан, Восточный океан – являются историческими.

Поделиться:

Источник: kipmu.ru

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан

Открытие Тихого океана

Кто открыл Тихий океан?

Первым европейцем, открывшим Тихий океан, и увидавшем его с суши, с высоты Панамского перешейка, был губернатор испанской колонии Васко Нуньес де Бальбоа (1475–1519 гг.) Испанский конкистадор, представитель худородного дворянства, Нуньес де Бальбоа в поисках богатой южной приморской страны (Перу) был первым из европейцев кто пересек Панамский перешеек в его самом узком месте и 29 сентября 1513 года вышел (с отрядом из 27 человек) к Тихому океану.

Это водное пространство, лежащее к югу от перешейка, Бальбоа назвал Южным морем и провозгласил владением испанской короны (не зная того, что перед ним раскинулся величайший из океанов на планете).

Почему Тихий океан назвали Тихим?

Первый европейский мореплаватель проплывший по водной глади океана – Фернан Магеллан (около 1480–1521 гг.)

1520 год, 28 ноября – в открытый океан вышел Магеллан. Он смог пересечь океан от Огненной Земли до Филиппинских островов за 3 месяца и 20 дней. И назвал океан так за то, что за все это время следования экспедиция ни разу не попала в шторм.

История открытия тихого океана

1513 год, осень – отряд испанских конкистадоров руководимых Васко Нуньеса де Бальбоа пробирался через густые заросли, держа путь через тропический лес Центральной Америки на запад. Жара была изнуряющей. Пот ручьями стекал по телам, чем вызывал нестерпимый зуд под одеждой, прикрытой панцирями. Идти без них конкистадоры не решались, потому как индейские стрелы не знали промаха. Большие собаки, которыми испанцы травили жителей встречающихся деревень, еле тащились, высунув язык. Куда же так стремились завоеватели?

Чтобы разузнать, где у индейцев спрятано золото, солдаты подвергали пленных жестоким пыткам. И кто-то не смог выдержать, рассказал, что на юго-западе раскинулась богатейшая страна, с горных вершин которой видно Большое море. Там есть много желтого металла, который зачем-то очень нужен чужестранцам. Местные жители не очень то его ценили. Золото мягкое и годилось как правило на украшения. Нож и наконечник из обсидиана и кремния был куда лучше.

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан

К золоту, к богатству, которое мерещились во снах, пробирались остатки большого отряда конкистадоров, набранных из колонистов новых земель. Бальбоа был настоящий бандит: бессмысленно жестокий, жадный до наживы, он не боялся ничего, если впереди маячил призрак золота.

Тяжелым был путь испанцев. Густой лес и высокие горные цепи вставали на их пути. Голод и желтая лихорадка сопутствовали отряду, вырывая одного за другим ее участников. Индейцы, неуловимые, как лесные тени, подстерегали конкистадоров, и те или умирали от отравленных ядом стрел, или исчезали без крика и навсегда. Пропавших ни кто не искал.

Сентябрь подходил к концу, когда, взобравшись на вершину одной из гор, экспедиция увидела впереди бескрайнюю равнину голубой воды. Это и было Южное море — Великий, или Тихий, океан.

На берег бухты испанцы вышли 29 сентября и в честь святого Мигеля (Михаила) назвали ее Сан-Мигель. Так она называется и сегодня. Во время начавшегося прилива, Бальбоа надел роскошный камзол, взял в руки кастильское знамя и, войдя в воду, торжественно начал читать грамоту, составленную специально по этому поводу нотариусом: «…вступаю во владение для кастильской короны… этими южными морями, землями, берегами, гаванями и островами, со всем, что в них содержится…»

С берегов Дарьенского залива, где были расположены основанные конкистадорами населенные пункты, Бальбоа снарядил судно в Испанию с известием о великом открытии. К нему он предусмотрительно приложил груду золота и 200 удивительных жемчужин — пятую королевскую часть награбленного богатства. Он все верно рассчитал. В ответ из Испании к нему пришли милостивые грамоты и новые отряды «безработных» дворян, которые мечтали приобщиться к невероятным богатствам Золотой Кастилии, как называли эти земли в те времена. Так был впервые открыт европейцами Тихий океан. Не в плавании с борта судна, а с земли, с берега.

В заключение следует отметить, что дон Бальбоа все же получил по заслугам. Когда монарх начал осыпать его милостями, новый наместник Золотой Кастилии на всякий случай велел арестовать конкистадора и отрубить ему голову. Благо причин для смертного приговора долго искать не приходилось.

Фернан Магеллан

А вот первое знакомство с Тихим океаном с борта корабля принадлежит Фернану Магеллану (Магальяншу), — бедному португальскому дворянину, который отправился к берегам страны Святого Креста, как называли Южную Америку в те времена, для поиска водного прохода из Атлантики в Южное море. Проход этот необходим был испанцам, чтобы западным путем можно было добираться до Пряных островов. Такое называние дали купцы Молуккским островам. Задачу Магеллан смог выполнить. Однако, вмешавшись в междоусобицу на Филиппинах, погиб. Островитяне закидали его копьями и изрубили тесаками.

Лишь одно судно из пяти, отплывших от испанских берегов, возвратилось в родной порт, обойдя весь земной шар. Привел его капитан Хуан Себастьян Элькано.

Наследие

На тихоокеанском побережье Панамы поставили памятник Васко Нуньесу де Бальбоа, его именем назвали основную денежную единицу этой страны. А Магеллан стал… проливом.

Трехнедельная экспедиция отряда Бальбоа к западной оконечности Южной Америки, и кругосветное путешествие команды Магеллана имели грандиозные последствия, изменилось мировоззрение европейцев, были перекроены карты.

Многие из средневековых иллюзий были развеяны – к примеру, о том, что южнее берегов Америки лежит еще один материк, таинственная terra incognita.

Нет земли – есть море, точней океан. Кроме этого опытным путем удалось доказать, что Земля в действительности круглая, как предполагали еще в античные времена.

Интересные факты

Следует отметить что, когда Бальбоа в 1510 г. уговаривал первых испанских колонистов отправится с ним в глубь материка, среди последних находился прославившийся со временем Франсиско Писарро. Тогда Писарро не захотел идти с будущим первооткрывателем Тихого океана. Звездный час Писарро настанет 20-ю годами позже. В 1532 г. он завоюет Перу, …империю инков…, и станет обладателем невиданного количества золота.

 

Экспедиция какого мореплавателя впервые пересекла тихий океан

 

Источник: shtorm777.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.