Тихий океан открыла экспедиция под командованием


Осенью 1513 года отряд испанских конкистадоров под предводительством Васко Нуньеса де Бальбоа продирался сквозь густые заросли, держа путь через тропический лес Центральной Америки на запад. Жара стояла изнуряющая. Пот ручьями тек по телам, вызывая нестерпимый зуд под одеждой, прикрытой панцирями. Снять их испанцы не решались, поскольку стрелы индейцев не знали промаха. Большие собаки, которыми конкистадоры травили жителей встречных деревень, еле тащились, высунув язык. Куда же так стремились завоеватели?

Секрет открывался просто. Чтобы узнать, где индейцы прячут золото, солдаты жестоко пытали пленных. И кто-то не выдержал, рассказал, что на юго-западе лежит богатая страна, с горных вершин которой можно увидеть Большое море. Там у людей много желтого металла, зачем-то очень нужного пришельцам. Местное население вовсе не так уж его ценило. Золото было мягким и годилось в основном на украшения. Ножи и наконечники из обсидиана и кремния были куда лучше. Но если золото так уж необходимо этим бородатым, одетым в странные одежды людям, то пусть они его возьмут и уберутся. К золоту, к богатствам, которые мерещились во снах, пробивались остатки большого отряда конкистадоров, набранных из колонистов новых земель.


Бальбоа был настоящим бандитом: беспредельно жестокий, жадный до наживы, он не боялся никого. Твердо решив разбогатеть, он не останавливался ни перед какими трудностями, если впереди маячил призрак золота.

Нелегким был путь отряда. Густые леса и высокие горные цепи вставали на его пути. Голод и желтая лихорадка сопутствовали экспедиции, вырывая одного за другим ее участников. Индейцы, неуловимые, как лесные тени, подстерегали солдат, и те либо умирали отравленные ядом стрел, либо исчезали без крика и навсегда. Пропавших не искали.

Шел конец сентября, когда, взобравшись на вершину очередной горы, испанцы увидели впереди бескрайнюю равнину голубой воды. Это и было Южное море — Великий, или Тихий, океан.

На берег бухты отряд вышел 29 сентября и в честь святого Мигеля (Михаила) назвал ее Сан-Мигель. Так она называется и по сей день. Когда начался прилив, Бальбоа облачился в роскошный камзол, взял в руки кастильское знамя и, войдя в воду, торжественно стал читать грамоту, составленную специально для этого случая нотариусом: «…вступаю во владение для кастильской короны… этими южными морями, землями, берегами, гаванями и островами, со всем, что в них содержится…»

С берегов Дарьенского залива, где находились основанные испанцами населенные пункты, Бальбоа снарядил корабль в Испанию с донесением о великом открытии.


нему он предусмотрительно приложил груду золота и 200 прекрасных жемчужин — пятую королевскую часть награбленного богатства. Он правильно рассчитал. В ответ из Испании пришли к нему милостивые грамоты и новые отряды «безработных» дворян, мечтавших приобщиться к баснословным богатствам Золотой Кастилии, как называли эти земли в ту пору. Так был впервые открыт европейцами Тихий океан. Не в плавании с борта корабля, а с земли, с берега.

В заключение надо сказать, что дон Бальбоа все же получил по заслугам. Когда король стал осыпать его милостями, новый наместник Золотой Кастилии на всякий случай приказал арестовать конкистадора и отрубить ему голову. Благо причин для смертного приговора долго искать не пришлось.

А вот первое знакомство с океаном с борта корабля принадлежит Фернану Магальяншу, или Магеллану, — бедному португальскому дворянину, отправившемуся к берегам страны Святого Креста, как называли Южную Америку в то время, для поиска водного прохода из Атлантики в Южное море. Проход этот нужен был испанцам, чтобы западным путем добраться до Пряных островов. Так называли купцы Молуккские острова. Задачу Магеллан выполнил. Но, вмешавшись в междоусобицу на Филиппинах, погиб. Островитяне закидали его копьями и изрубили тесаками.

Лишь один корабль из пяти, отплывших от берегов Испании, вернулся в родной порт, обойдя весь земной шар. Привел его капитан Хуан Себастьян Элькано.


Мореходы восточноазиатских стран давно уже проложили торговые пути в район, пограничный между Тихим и Индийским океаном. Но для европейцев Филиппины были совсем неизвестны. Не знали они и других островов, остатков великого сухопутного моста между Азией и Австралией в те эпохи, когда уровень Мирового океана был намного ниже.

Так представляли себе первые путешественники гиппопотама. Со старинного рисунка.

Сейчас в этом районе Индонезии и Филиппин, в стране тысяч и тысяч островов, картографы размещают не одно море. Так, берега Юго-Восточной Азии омывают воды Южно-Китайского моря. А с востока Филиппинские острова являются границей Филиппинского моря, района глубочайших трещин в земной коре — глубоководных желобов, увенчанных короной подводных и надводных вулканов. Здесь родина частых землетрясений и… тайфунов. Тропические циклоны обычно зарождаются в районах тропических морей у Маршалловых и Каролинских островов. Отсюда они начинают свое движение, и на морских просторах, где температура воды выше 26–27 градусов Цельсия, набирают силу, становясь настоящими тайфунами.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru

Следует отметить, что Тихий океан входит в состав Мирового океана и занимает лидирующее место по площади, так как составляет 49,5% всей поверхности воды. В результате исследований было выявлено, что максимальная глубина составляет 11,023 км. Самая глубокая точка называется «Бездна Челленджера» (в честь научно-исследовательского судна, которое впервые зафиксировало глубину океана).


По территории Тихого океана разбросаны тысячи разнообразных островов. Именно в водах Великого океана находятся самые большие острова, среди которых Новая Гвинея и Калимантан, а также Большие Зондские острова.

Осваивать Тихий океан люди начали еще в древние времена, так как по нему проходили важнейшие транспортные пути. Активно пользовались природными ресурсами океана племена инков и алеутов, малайцев и полинезийцев, японцев, а также других народов и народностей. Первыми европейцами, которые исследовали океан, были Васко Нуньес и Ф. Магеллан. Члены их экспедиций делали очертания береговых линий островов, полуостровов, фиксировали сведения о ветрах и течениях, погодных изменениях. Также была записана некоторая информация о растительном и животном мире, но весьма фрагментарная. В дальнейшем натуралисты собирали для коллекций представителей флоры и фауны, чтобы потом их изучать.

Первооткрыватель конкистадор Нуньес де Бальбоа занялся изучением вод Тихого океана в 1513 году. Открыть невиданное ранее место он смог благодаря путешествию через Панамский перешеек. Так как экспедиция вышла к водам океана в заливе, расположенном на юге, Бальбоа дал название океану «Южное море». После него в открытый океан вышел Магеллан. И потому как прошел он все испытания ровно за три месяца и двадцать дней (в прекрасных погодных условиях), путешественник дал название океану «Тихий».


Чуть позже, а именно, в 1753 году географ по имени Бюаш предложил назвать океан Великим, но всем уже давно полюбилось название «Тихий океан» и данное предложение не получило всеобщего признания. До начала девятнадцатого столетия океан называли «Тихое море», «Восточный океан» и т.д.

Экспедиции Крузенштерна, О. Коцебу, Э. Ленца и других мореплавателей осваивали океан, собирали различные сведения, измеряли температуру воды и изучали ее свойства, проводили исследования под водой. К концу девятнадцатого века и в двадцатом изучение океана стало приобретать комплексный характер. Были организованы специальные береговые станции и проведены океанологические экспедиции, целью которых было собрать информацию о различных особенностях океана:

  • физических;
  • геологических;
  • химических;
  • биологических.

Комплексное изучение вод Тихого океана началось в период исследования английской экспедицией (в конце восемнадцатого века) на знаменитом судне «Челленджер». В этот период ученые изучали рельеф дна и особенности Тихого океана. Это было крайне необходимо для того, чтобы осуществить прокладку подводного телеграфного кабеля. В результате многочисленных экспедиций были выявлены поднятия и углубления, уникальные подводные хребты, котловины и желоба, донные отложения и прочие особенности. Наличие данных помогло составить всевозможные карты, характеризующие рельеф дна.


Чуть позже с помощью сейсмографа удалось выявить тихоокеанское сейсмическое кольцо.

Важнейшим направлением изучения океана являются исследования системы желобов. Численность видов подводной флоры и фауны настолько огромна, что не удается установить даже ее приблизительное количество. Несмотря на то, что освоение океана длится с незапамятных времен, люди накопили массу сведений о данной акватории, но еще так много неизведанного находится под водой Тихого океана, поэтому исследования продолжаются по сей день.

Источник: ECOportal.info

В путь!

«Во второй половине XVIII столетия кругосветные экспедиции стали признаком состоятельности и зрелости морских держав. Особенно активны в этом смысле были Англия и Франция. В 1803 году пришла очередь и России», — отметил Кирилл Назаренко.

Помимо сугубо географической, на экспедицию Крузенштерна и Лисянского было возложено ещё несколько миссий: моряки должны были изучить вопрос рентабельности морских перевозок грузов из европейской части России на Аляску, попытаться наладить экономические связи между Российской Америкой и Китаем и доставить в Японию посланника Николая Резанова.

«С позиций XXI века географическая миссия нам, конечно, видится основной, однако в те времена всё было не так однозначно. Нельзя с уверенностью сказать, что тогда было важнее — наносить русские имена на карту или организовывать торговлю котиковыми шкурками с Китаем», — подчеркнул эксперт.


Перед началом плавания Александр I лично осмотрел корабли и остался ими доволен. Содержание одного из них взяла на себя императорская казна, а другого — Российско-американская компания. Оба шлюпа официально шли под военным флагом.

Эксперты подчёркивают, что личность руководителя экспедиции была результатом взвешенного решения российских властей. «Несмотря на изначальную инициативу Крузенштерна, у Санкт-Петербурга гипотетически были сотни других кандидатур. Начальник экспедиции должен был являться одновременно и хорошим морским офицером, и прекрасным организатором, и хозяйственником, и дипломатом. В итоге решили, что всё-таки именно Крузенштерн располагает оптимальным соотношением всех этих качеств», — рассказал RT председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий.

Офицеров в свои команды Крузенштерн и Лисянский подбирали под себя. В их числе оказались будущий первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен и исследователь Тихого океана Отто Коцебу. Матросов набирали исключительно из числа добровольцев, предлагая им весьма значительное по тем временам жалование — 120 рублей в год. Крузенштерну предлагали привлечь в состав команды британских моряков, но он эту идею отверг.


Кандидатуры части участников экспедиции оказались «спущены сверху» — речь идет, в частности, о посланнике Резанове со свитой, нескольких учёных и «благовоспитанных» молодых людях из числа представителей санкт-петербургского светского общества. И если с учёными Крузенштерн легко нашёл общий язык, то с остальными возникли серьёзные проблемы.

Во-первых, среди представителей «светского общества» оказался авантюрист и дуэлянт гвардии поручик граф Фёдор Толстой, который решил скрыться на время из России, чтобы избежать наказания за очередной проступок. На корабле Толстой вёл себя вызывающе. Однажды он показал своей ручной обезьяне, как мазать чернилами бумагу, и запустил её в каюту к Крузенштерну, в результате чего часть записей начальника экспедиции была полностью утрачена. В другой раз он напоил корабельного священника и приклеил его бороду к палубе. В тесном коллективе подобное поведение было чревато большими проблемами, поэтому на Камчатке Крузенштерн ссадил Толстого на берег.

Во-вторых, уже в ходе плавания из секретных инструкций выяснилось, что посланник Резанов, стеснявший моряков своей большой свитой, ещё и был наделён чрезвычайно широкими полномочиями. В результате Крузенштерн и Резанов постоянно ссорились и в конце концов перестали разговаривать, обмениваясь вместо этого записками.


Команда поддерживала своего начальника. Резанов был разъярён строптивостью военных и пообещал судить экипаж, а Крузенштерна лично — казнить. Начальник экспедиции отреагировал на это хладнокровно и заявил, что пойдёт под суд прямо на Камчатке, ещё до отбытия в Японию, что автоматически сорвёт миссию посланника. Правитель Камчатской области Павел Кошелев с большим трудом их помирил. При этом Резанов в своих воспоминаниях писал, что ему принёс извинения весь экипаж, а вот все остальные очевидцы утверждали, что это Резанову пришлось извиняться перед Крузенштерном.

Закрытая Япония

Экспедиция вышла из Кронштадта 7 августа 1803 года. Корабли зашли в ряд европейских портов и на остров Тенерифе, а 26 ноября пересекли экватор. Российский флаг впервые в истории был поднят в Южном полушарии. 18 декабря корабли подошли к берегам Южной Америки и сделали остановку в Бразилии. Когда они снова взяли курс на юг, Крузенштерн и Лисянский договорились, что если непогода разлучит корабли в районе мыса Горн, то они встретятся либо у острова Пасхи, либо у острова Нукагива. Так и вышло. Потеряв друг друга в тумане, «Надежда» и «Нева» снова объединились в одну группу только у берегов Нукагивы, где российских моряков доброжелательно встретили полинезийцы. После Нукагивы экспедиция достигла Гавайских островов и разделилась: Крузенштерн двинулся к Камчатке, а Лисянский — на Аляску.


В Петропавловске начальник экспедиции, решив проблему с Толстым, выяснив отношения с Резановым и пополнив запасы продуктов, взял курс на Японию. Там их встретили не слишком приветливо. Государство придерживалось жёсткой изоляционистской политики и из европейцев — с рядом оговорок — поддерживало торговые отношения только с голландцами.

26 сентября 1804 года «Надежда» прибыла в Нагасаки. Российским морякам не разрешили выходить в город, предоставив для отдыха лишь ограждённый участок на берегу. Резанову выделили комфортабельный дом, но покидать его не позволили. После длительного ожидания к российскому посланнику приехал императорский чиновник. Резанова вынудили исполнять достаточно унизительные требования японского этикета — он разговаривал с представителем императора стоя и без обуви.

Однако все эти неприятные процедуры не привели ни к каким результатам. Подарки российского царя японский император вернул и устанавливать экономические отношения отказался. Под занавес переговоров Резанов смог только отвести душу, нагрубив японским чиновникам. А Крузенштерн обрадовался тому, что у него появилась возможность исследовать западные берега Японских островов, к которым подходить было запрещено. Испортить несуществующие дипломатические отношения он больше не боялся.

Резанов после неудавшейся миссии отбыл в качестве инспектора на Аляску, где приобрёл суда «Юнона» и «Авось» и отправился в Калифорнию решать вопросы снабжения Российской Америки провиантом. Там 42-летний дипломат познакомился с 15-летней дочерью местного испанского губернатора Консепсьон Аргуэльо и предложил ей руку и сердце. Девушка согласилась, состоялась помолвка. Резанов сразу же отправился в Россию, чтобы через императора получить разрешение Папы римского на брак с католичкой, однако в Сибири простудился, в состоянии горячки упал с лошади и разбил голову. Скончался он в Красноярске. Узнав о судьбе жениха, прекрасная испанка сохранила ему верность и закончила свои дни в монастыре.

Пока Крузенштерн посещал Камчатку и Японию, Лисянский прибыл на Аляску. В это время там как раз началась спровоцированная, по одной из версий, американскими купцами война между Российско-американской компанией и её союзниками с одной стороны и союзом индейских племён тлинкитов — с другой. «Нева» в этой ситуации оказалась весьма грозной военной силой и способствовала победе русских, приведшей к перемирию. Загрузившись на Аляске мехами, Лисянский взял курс на Китай. Там его уже ожидал Крузенштерн, успевший посетить Хоккайдо и Сахалин.

Друзьям удалось достаточно выгодно продать меха и загрузить трюмы кораблей китайскими товарами. После этого «Надежда» и «Нева» отправились домой. В Индийском океане корабли снова потеряли друг друга и вернулись в Кронштадт с разницей в несколько дней в августе 1806 года.

Очередной качественный уровень русского флота

В ходе экспедиции были обследованы берега Японии, Сахалина и Аляски, открыт названный в честь Лисянского остров в составе Гавайского архипелага и получивший имя Крузенштерна риф к югу от атолла Мидуэй. Кроме того, российские моряки опровергли мифы о существовании нескольких островов в северной части Тихого океана, придуманные европейскими мореплавателями. Все офицеры — участники экспедиции получили очередные чины, ордена и крупные денежные премии. Нижние чины — медали, право на отставку и пенсион.

Крузенштерн занимался наукой и служил в Морском кадетском корпусе, который в итоге возглавил в 1827 году. Кроме того, он входил в руководящие советы целого ряда государственных органов и являлся почётным членом Императорской академии наук. Лисянский в 1809 году вышел в отставку и занялся литературной деятельностью.

По мнению Константина Стрельбицкого, момент для отправки первой кругосветной экспедиции был выбран весьма удачно. «Как раз в это время флот не принимал участия в активных боевых действиях и находился в союзнических или нейтральных отношениях с большинством основных флотов мира. Участники экспедиции прекрасно справились с задачей по освоению новых морских путей. Российский флот перешёл на очередной качественный уровень. Стало понятно, что российские моряки способны выдержать многолетнее плавание и успешно действовать в составе группы», — отметил он.

Важной вехой в истории российского флота экспедицию Крузенштерна и Лисянского считает и Кирилл Назаренко. «Кругосветное плавание само по себе стало важным маркером изменения качественного состояния, зрелости российского флота. Но также оно стало и началом новой эпохи российских открытий. До этого наши исследования были связаны с Севером, Сибирью, Аляской, а в 1803 году российская географическая наука вышла в Мировой океан», — подчеркнул эксперт.

По его словам, выбор Крузенштерна как руководителя экспедиции оказался удачен. «Его имя стоит сегодня в одном ряду с такими выдающими мореплавателями, как Кук и Лаперуз. Причём следует подчеркнуть, что Крузенштерн был значительно образованнее того же Кука», — отметил Назаренко.

По мнению Константина Стрельбицкого, первая кругосветная экспедиция принесла российскому флоту бесценный опыт, который необходимо было передать новым поколениям моряков. «Поэтому имя Крузенштерна стало настоящим брендом для Морского корпуса», — подвёл итог Стрельбицкий.

Источник: russian.rt.com

Отплытие

Идея экспедиции во многом являлась повторением идеи Колумба: достичь Азии, следуя на запад. Колонизация Америки еще не успела принести существенных прибылей в отличие от колоний португальцев в Индии, и испанцам хотелось самим плавать к Островам Пряностей и получать выгоду. К тому времени стало ясно, что Америка — это не Азия, но предполагалось, что Азия лежит сравнительно недалеко от Нового Света.

В марте 1518 года в Севилью в Совет Индии явились Фернан Магеллан и Руй Фалейру, португальский астроном, и заявили, что Молукки — важнейший источник португальского богатства — должны принадлежать Испании, так как находятся в западном, испанском полушарии (по договору 1494 г.), но проникнуть к этим «Островам пряностей» нужно западным путем, чтобы не возбудить подозрений португальцев, через Южное море, открытое и присоединенное Бальбоа к испанским владениям. И Магеллан убедительно доказывал, что между Атлантическим океаном и Южным морем должен быть пролив к югу от Бразилии.

После долгого торга с королевскими советниками, выговорившими себе солидную долю ожидаемых доходов и уступок со стороны португальцев, был заключен договор: Карл 1 обязался снарядить пять кораблей и снабдить экспедицию припасами на два года. Перед отплытием Фалейру отказался от предприятия, и Магеллан стал единоличным начальником экспедиции.

Карта.
Карта. Источник: wikipedia.org

Магеллан сам лично следил за погрузкой и упаковкой продуктов, товаров и снаряжения. В качестве провизии были взяты на борт сухари, вино, оливковое масло, уксус, солёная рыба, вяленая свинина, фасоль и бобы, мука, сыр, мед, миндаль, анчоусы, изюм, чернослив, сахар, айвовое варенье, каперсы, горчица, говядина и рис. На случай столкновений имелось около 70 пушек, 50 аркебуз, 60 арбалетов, 100 комплектов лат и другое вооружение. Для торговли взяли материю, металлические изделия, женские украшения, зеркала, колокольчики и ртуть (ее использовали в качестве лекарства).

Магеллан поднял адмиральский флаг на «Тринидаде». Капитанами остальных судов были назначены испанцы: Хуан Картахена — «Сан-Антонио»; Гаспар Кесада — «Консепсьон»; Луис Мендоса — «Виктория» и Хуан Серрано — «Сантьяго». Штатный состав этой флотилии исчислялся в 293 человека, на борту находились еще 26 внештатных членов экипажа, среди них молодой итальянец Антонио Пигафетга, историк экспедиции. В первое кругосветное плавание отправился интернациональный коллектив: кроме португальцев и испанцев в его состав вошли представители более 10 национальностей из разных стран Западной Европы.

20 сентября 1519 года флотилия во главе с Магелланом вышла из порта Санлукар-де-Баррамеда (устье реки Гвадалквивир).

Конфликт в Атлантическом океане

Вскоре после отплытия на эскадре разгорелся конфликт. Капитаны других кораблей вновь стали требовать, чтобы Магеллан дал им разъяснения о маршруте. Но он отказался, заявив: «Ваша обязанность следовать днем за моим флагом, а ночью за моим фонарем». Вместо прямого пути к Южной Америке Магеллан повел флотилию близко к Африке. Вероятно, он пытался избежать возможной встречи с португальскими кораблями. Этот маршрут был довольно труден для плавания. Магеллан заранее разработал систему сигналов, позволявшую флотилии всегда держаться вместе. Каждый день корабли сходились на близкое расстояние для ежедневного рапорта и получения указаний.

Капитан «Сан-Антонио» Картахена, являвшийся представителем короны в плавании, во время одного из рапортов демонстративно нарушил субординацию и стал называть Магеллана не «капитан-генерал» (адмирал), а просто «капитан». В течение нескольких дней он продолжал это делать, несмотря на замечания Магеллана. После чего капитаны всех кораблей не были созваны на «Тринидад». Картахена снова нарушил дисциплину, но на этот раз он был не на своем судне. Магеллан лично схватил его за шиворот и объявил арестованным. Картахене разрешили находиться не на флагманском корабле, а на кораблях сочувствующих ему капитанов. Командиром «Сан-Антонио» стал родственник Магеллана Алвару Мишкита.

Зимовка

29 ноября флотилия достигла побережья Бразилии, а 26 декабря 1519 года — Ла-Платы, где проводились поиски предполагаемого пролива. «Сантьяго» был послан на запад, но вскоре вернулся с сообщением, что это не пролив, а устье гигантской реки. Эскадра начала медленно продвигаться на юг, исследуя берег. Продвижение на юг шло медленно, кораблям мешали штормы, близилась зима, а пролива все не было. 31 марта 1520 года, дойдя до 49° ю. ш., флотилия встает на зимовку в бухте, названной Сан-Хулиан.

Встав на зимовку, капитан распорядился урезать нормы выдачи продовольствия, что вызвало ропот среди моряков, уже измотанных длительным сложным плаванием. Этим попыталась воспользоваться группа офицеров, недовольных Магелланом.

1 апреля, в Вербное воскресенье, Магеллан пригласил всех капитанов на церковную службу и праздничный обед. Капитан Виктории Мендоса и капитан Консепсьона Кесадо на обед не являются. В ночь на 2 апреля начался мятеж. Бунтовщики освободили находившегося на их кораблях Картахену и решили захватить «Сан-Антонио», чьим капитаном раньше он был. Они подплыли к «Сан-Антонио», захватили спящего капитана Мишкиту и заковали его в цепи. Кормчего Хуана де Элорьягу, пытавшегося оказать сопротивление, Кесадо убил ножом. Командование «Сан-Антонио» было поручено Себастьяну Элькано.

Магеллан узнал про мятеж только утром. В его распоряжении осталось два корабля — «Тринидад» и «Сантьяго», почти не имевший боевой ценности. В руках же заговорщиков три крупных корабля — «Сан-Антонио», «Консепсьон» и «Виктория». Но мятежники не желали дальнейшего кровопролития, опасаясь, что им за это придется отвечать по прибытии в Испанию. К Магеллану была послана шлюпка с письмом в котором говорилось, что их цель — всего лишь заставить Магеллана правильно выполнить приказы короля. Они согласны считать Магеллана капитаном, но он должен советоваться с ними по всем своим решениям и не действовать без их согласия. Для дальнейших переговоров они приглашают Магеллана прибыть к ним для переговоров. Магеллан в ответ приглашает их на свой корабль. Те отказываются.

Усыпив бдительность противника, Магеллан захватил шлюпку, перевозившую письма. Мятежники больше всего опасались удара по «Сан-Антонио», но Магеллан решил напасть на «Викторию», где находилось много португальцев. Шлюпка, в которой находился Гонсало Гомес де Эспиноса и пять надежных людей, отправился «Виктории». Поднявшись на корабль, Эспиноса вручил капитану Мендосе новое приглашение от Магеллана прибыть на переговоры. Капитан начал читать. Но Эспиноса нанес ему удар ножом в шею, а один из прибывших матросов добил мятежника. Пока команда «Виктории» пребывала в полной растерянности, на борт вскочила еще одна, на этот раз хорошо вооруженная группа сторонников Магеллана во главе с Дуарте Барбозой, незаметно подошедшая на другой шлюпке. Экипаж «Виктории» сдался без сопротивления. Три корабля Магеллана — «Тринидад», «Виктория» и «Сантьяго» — встали у выхода из бухты, перекрывая мятежникам путь к бегству. После того, как у них отняли корабль, мятежники не решились вступить в открытое столкновение и, дождавшись ночи, попытались проскользнуть мимо кораблей Магеллана в открытый океан. Это не удалось. «Сан-Антонио» был обстрелян и взят на абордаж. Сопротивления не было, жертв тоже. Вслед за ним сдался и «Консепсьон».

«Виктория».
«Виктория». Источник: wikipedia.org

Для суда над мятежниками был создан трибунал. 40 участников мятежа были приговорены к смерти, но тут же помилованы, поскольку экспедиция не могла терять такое количество матросов. Был казнён только совершивший убийство Кесадо. Представителя короля Картахену и одного из священников, активно участвовавшего в мятеже, Магеллан казнить не решился, и они были оставлены на берегу после ухода флотилии. О их дальнейшей судьбе ничего не известно.

Магелланов пролив

В мае Магеллан послал «Сантьяго» во главе с Жуаном Серраном на юг для разведки местности. В 60 милях к югу была найдена бухта Санта-Крус. Ещё через несколько дней в бурю корабль потерял управление и разбился. Моряки, кроме одного человека, спаслись и оказались на берегу без пищи и припасов. Они пытались вернуться к месту зимовки, но из-за усталости и истощения соединились с основным отрядом только через несколько недель. Потеря судна, специально предназначенного для разведки, а также припасов, находящихся на нём, нанесла большой ущерб экспедиции. Магеллан сделал Жуана Серрана капитаном «Консепсьона». В результате все четыре корабля оказались в руках сторонников Магеллана. «Сан-Антонио» командовал Мишкита, «Викторией» — Барбоза.

24 августа 1520 года флотилия вышла из бухты Сан-Хулиан. За время зимовки она лишилась 30 человек. Уже через два дня экспедиция вынуждена была остановиться в бухте Санта-Крус из-за непогоды и повреждений. В путь флотилия вышла только 18 октября. Перед выходом Магеллан объявил, что будет искать пролив вплоть до 75° ю. ш., если же пролив не обнаружится, то флотилия пойдет к Молуккским островам вокруг мыса Доброй Надежды.

21 октября под 52° ю. ш. корабли оказались у узкого пролива ведущего в глубь материка. «Сан-Антонио» и «Консепсьон» посылаются на разведку. Вскоре налетела буря, длившаяся два дня. Моряки опасались, что посланные на разведку корабли погибли. И они действительно чуть не погибли, но когда их понесло к берегу, перед ними открылся узкий проход, в который они вошли. Они оказались в широкой бухте, за которой последовали еще проливы и бухты. Вода все время оставалась соленой, а лот очень часто не доставал дна. Оба судна вернулись с радостной вестью о том, что, возможно, пролив найден.

Флотилия вошла в пролив и много дней шла по настоящему лабиринту скал и узких проходов. Пролив впоследствии был назван Магеллановым. Южную землю, на которой ночами часто виделись огни, назвали Огненной Землей. У «реки Сардин» был созван совет. Кормчий «Сан-Антонио» Эстебан Гомиш высказался за возвращение домой из-за малого количества провианта и полной неизвестности впереди. Другие офицеры не поддержали его. Магеллан объявил, что корабли пойдут вперёд.

У острова Доусон пролив делится на два канала, и Магеллан снова разделяет флотилию. «Сан-Антонио» и «Консепсьон» идут на юго-восток, два других корабля остаются для отдыха, а на юго-запад отправляется лодка. Через три дня лодка вернулась и моряки сообщили, что видели открытое море. Вскоре вернулся «Консепсьон», но от «Сан-Антонио» не было известий. Пропавший корабль искали несколько дней, но безрезультатно. Позже выяснилось, что кормчий «Сан-Антонио» Эстебан Гомеш поднял мятеж, заковал в цепи капитана Мишкиту и ушёл домой в Испанию. В марте он вернулся в Севилью, где обвинил Магеллана в измене.

28 ноября 1520 года корабли Магеллана вышли в океан. Путь по проливу занял 38 дней.

Тихий океан

Итак, Магеллан вышел из пролива и повел оставшиеся три корабля сначала на север, стараясь поскорее покинуть холодные высокие широты и держась примерно в 100 км от скалистого побережья. 1 декабря он прошел близ п-ова Тайтао (у 47° ю. ш.), а затем суда удалились от материка — 5 декабря максимальное расстояние составило 300 км. 12— 15 декабря Магеллан вновь довольно близко подошел к берегу у 40° и 38°30′ ю. ш., т. е. не менее чем в трех точках видел высокие горы — Патагонскую Кордильеру и южную часть Главной Кордильеры. От о. Моча (38°30′ ю. ш.) суда повернули на северо-запад, а 21 декабря, находясь у 30° ю. ш. и 80° з. д.,—на запад-северо-запад.

Нельзя, конечно, говорить, что во время своего 15-дневного плавания на север от пролива Магеллан открыл побережье Южной Америки на протяжении 1500 км, но он по крайней мере доказал, что в диапазоне широт от 53° 15′ до 38°30′ ю. ш. западный берег материка имеет почти меридиональное направление.

Магелланов пролив. Эскиз карты Пигафетты.
Магелланов пролив. Эскиз карты Пигафетты. Источник: wikipedia.org

Флотилия прошла по Тихому океану не менее 17 тыс. км. Такие огромные размеры нового океана оказались неожиданными для моряков. При планировании экспедиции исходили из предположения, что Азия находится сравнительно близко от Америки. Кроме того, в то время считалось, что основную часть Земли занимает суша, и только сравнительно небольшую — море. Во время пересечения Тихого океана стало ясно, что это не так. Океан казался бескрайним. Не готовая к такому переходу, экспедиция испытывала огромные лишения. На кораблях свирепствовала цинга. Погибло, по разным источникам, от одиннадцати до двадцати девяти человек. К счастью для моряков, за все время плавания не было ни одной бури и они назвали новый океан Тихим.

Во время плавания экспедиция дошла до 10° с. ш. и оказалась заметно севернее Молуккских островов, к которым стремилась. Возможно, Магеллан хотел убедиться, что открытое Бальбоа Южное море является частью этого океана, а, возможно, он опасался встречи с португальцами, которая для его потрепанной экспедиции закончилась бы плачевно. 24 января 1521 года моряки увидели необитаемый остров (из архипелага Туамоту). Высадиться на него не представлялось возможности. Через 10 дней был обнаружен еще один остров (в архипелаге Лайн). Высадиться тоже не удалось, но экспедиция наловила акул для пропитания.

Воровские острова и остров Хомонхом

6 марта 1521 года флотилия увидела остров Гуам из группы Марианских островов. Он был населен. Лодки окружили флотилию, началась торговля. Вскоре выяснилось, что местные жители воруют с кораблей все, что попадется под руку. Когда они украли шлюпку, европейцы не выдержали. Они высадились на остров и сожгли селение островитян, убив при этом 7 человек. После этого они забрали лодку и захватили свежие продукты. Острова были названы Воровскими (Ландронес). При уходе флотилии местные жители преследовали корабли на лодках, забрасывая их камнями, но без особого успеха.

Через несколько дней испанцы первыми из европейцев достигли Филиппинских островов, которые Магеллан назвал архипелагом Святого Лазаря. Опасаясь новых столкновений, он нашел необитаемый остров. 17 марта испанцы высадились на острове Хомонхом. Переход через Тихий океан закончился.

На острове Хомонхом был устроен лазарет, куда перевезли всех больных. Свежая пища быстро вылечила моряков, и флотилия отправилась в дальнейший путь среди островов. На одном из них раб Магеллана Энрике, родившийся на Суматре, встретил людей, говорящих на его языке.

Битва при Мактане. Смерть Магеллана

7 апреля 1521 года экспедиция вошла в порт Себу на одноименном острове. Там они встретили порядки настоящего «цивилизованного» мира. Местный правитель, раджа Хумабон, начал с того, что потребовал от них уплаты пошлины. Платить Магеллан отказался, но предложил ему дружбу и военную помощь, если тот признает себя вассалом испанского короля. Правитель Себу принял предложение и через неделю даже крестился вместе со своей семьей и несколькими сотнями подданных.

Гибель Магеллана.
Гибель Магеллана. Источник: pinterest.com

В роли покровителя новых христиан Магеллан вмешался в междоусобную войну правителей островка Мактан, расположенного против города Себу. В ночь на 27 апреля 1521 года он отправился туда с 60 людьми на лодках, но они из-за рифов не могли подойти близко к берегу. Магеллан, оставив в лодках арбалетчиков и мушкетеров, с 50 людьми переправился вброд на островок. Там, у селения, их ожидали и атаковали три отряда. С лодок начали стрельбу по ним, но стрелы и даже мушкетные пули на таком расстоянии не могли пробить деревянных щитов нападающих. Магеллан приказал поджечь селение. Это разъярило мактанцев, и они стали осыпать чужеземцев стрелами и камнями и кидать в них копья. «…Наши, за исключением шести или восьми человек, оставшихся при капитане, немедленно бросились в бегство… Узнав капитана, на него накинулось множество людей… но все же он продолжал стойко держаться. Пытаясь вытащить меч, он обнажил его только до половины, так как был ранен в руку… Один ранил его в левую ногу… Капитан упал лицом вниз, и тут его закидали… копьями и начали наносить удары тесаками, до тех пор, пока не погубили… Он все время оборачивался назад, чтобы посмотреть, успели ли мы все погрузиться в лодки» (Пигафетта). Кроме Магеллана, погибли восемь испанцев и четверо союзных островитян. Среди моряков имелось немало раненых.

В результате поражения погибло девять европейцев, но ущерб репутации был огромен. Кроме того, сразу же дала себя знать потеря опытного руководителя. Вставшие во главе экспедиции Жуан Серран и Дуарте Барбоза вступили в переговоры с Лапу-Лапу, предлагая ему выкуп за тело Магеллана, но тот ответил, что тело не будет выдано ни при каких условиях. Неудача переговоров окончательно подорвала престиж испанцев, и вскоре их союзник Хумабон заманил их на обед и устроил резню, убив несколько десятков человек, в том числе почти весь командный состав. Кораблям пришлось срочно отплыть.

Молуккские острова

Флотилия достигла Молуккских островов лишь 8 ноября. Малайский моряк привел суда к рынку пряностей на о. Тидоре, у западного берега Хальмахеры, самого большого из Молуккских островов. Здесь испанцы дешево закупили пряности — корицу, мускатный орех, гвоздику.

На островах испанцы узнали, что португальский король объявил Магеллана дезертиром, поэтому его суда подлежали взятию в плен. Суда обветшали. «Консепсьон» был ранее оставлен командой и сожжён. Оставалось только два корабля. «Тринидад» был отремонтирован и отправился на восток к испанским владениям в Панаме, а «Виктория» — на запад в обход Африки. «Тринидад» попал в полосу встречных ветров, был вынужден возвратиться к Молуккским островам и был захвачен в плен португальцами. Большинство его экипажа погибло на каторге в Индии.

Острова Зелёного мыса

«Виктория» под командованием Хуана Себастьяна Элькано продолжила маршрут. Экипаж был пополнен некоторым числом островитян-малайцев (почти все из них погибли в дороге). На корабле вскоре стало не хватать провизии, и часть экипажа стала требовать от капитана взять курс на принадлежащий португальской короне Мозамбик и сдаться в руки португальцев. Однако большинство моряков и сам капитан Элькано решили любой ценой попытаться доплыть до Испании. «Виктория» с трудом обогнула мыс Доброй Надежды и затем два месяца без остановок шла на северо-запад вдоль африканского побережья.

9 июля 1522 года изношенный корабль с измождённым экипажем подошёл к островам Зелёного мыса, португальскому владению. Не сделать здесь остановки было невозможно по причине крайнего недостатка питьевой воды и провизии. Им удалось получить две груженные рисом лодки. Однако португальцы все-таки задержали тринадцать человек экипажа, и «Виктория» ушла без них.

Возвращение в Испанию

6 сентября 1522 года «Виктория» добралась до Испании, став, таким образом, единственным кораблём флотилии Магеллана, победно вернувшимся в Севилью. На корабле было восемнадцать выживших. Но «Виктория» привезла столько пряностей, что продажа их с лихвой покрыла затраты на экспедицию, а Испания получила «право первого открытия» на Марианские и Филиппинские о-ва и предъявила претензии на Молукки.

Позже, в 1525 году, ещё четверо из 55 членов команды корабля «Тринидад» были доставлены в Испанию. Также были выкуплены из португальского плена те члены команды «Виктории», которые были схвачены португальцами во время вынужденной стоянки на островах Зелёного Мыса.

Источник: diletant.media


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.