Черная книжка


  • «Чёрная книга» — самый дорогой фильм в истории нидерландского кинематографа, его бюджет оценивается в 17 миллионов евро. Права на показ картины были проданы в 52 страны, а в самих Нидерландах сборы приблизились к семи миллионам евро. Таким образом «Чёрная книга» является одновременно и самым коммерчески успешным нидерландским фильмом.
  • Фильм дебютировал в российском прокате на 17 экранах и собрал за первый уик-энд всего 2,13 млн рублей, однако кассовые сборы картины на одну копию во много раз превысили остальные показатели бокс-офиса — в среднем 124 тысячи рублей с одной копии за уик-энд.
  • Идея создания фильма родилась у режиссёра Пол Верховена и сценариста Херарда Сутемана во время подготовки к съёмкам «Солдат королевы» (1977). Вместо того чтобы внедрить дополнительную сюжетную линию в картину, они решили создать в будущем самостоятельный фильм, работа над сценарием которого шла на протяжении почти двух десятков лет.
  • Работа над фильмом была на грани полного срыва в 2004 году, когда ряд зарубежных компаний так и не выполнил свои обязательства по финансированию проекта. Производство было возобновлено только осенью 2005 года, когда необходимый бюджет в 16 млн евро всё-таки был обеспечен. Более 2 млн евро из этой суммы внесли различные голландские общественные организации и министерство образования и культуры. Из-за столь серьезной задержки у продюсеров оставалось немногим более двух месяцев непосредственно на съёмочный процесс.

  • Фильм был выдвинут от Голландии на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», прошёл в шорт-лист из девяти претендентов, но остался за бортом финальной пятёрки номинантов.
  • Многие актёры в киноленте разговаривают более чем на одном языке. Сложнее всего пришлось Кэрис Ван Хаутен, которая разговаривает на четырёх разных языках. В большей части фильма она говорит на родном голландском, в сценах в Израиле на иврите, с немецкими солдатами на немецком и с канадскими военными на английском.
  • Серьёзная задержка в производстве фильма повлекла за собой то, что исполнительница главной роли Кэрис Ван Хаутен уже дала согласие сыграть в театральной постановке. Театральная компания подала иск к продюсерам фильма, требуя компенсацию за перенос объявленной пьесы, и получила 60 тысяч евро в качестве возмещения понесённого ущерба.
  • Роль лидера сопротивления Гербена Куйперса первоначально должен был сыграть Гийс Шолтен ван Ашат, но из-за вынужденной задержки с производством фильма актёр оказался занят в театральной постановке. В поисках подходящей замены режиссёр обратил внимание на Дерека де Линта, с которым уже работал ранее 28 лет назад на съемках «Солдат королевы».

  • Многим членам съёмочной группы пришлось прождать более года для того, чтобы получить причитающийся им гонорар за проделанную работу, поскольку продюсеры полностью израсходовали все средства ещё до того, как производство было полностью завершено.
  • Самая масштабная в фильме сцена освобождения Гааги была снята с привлечением более чем 1200 человек массовки.
  • Одновременно с фильмом 1 сентября 2006 года вышла его новеллизация, которую написал голландский писатель Лоренс Аббинк Спайнк. Книга сопровождалась иллюстрациями в виде кадров из фильма и послесловием режиссёра Пола Верховена и сценариста Херарда Сутемана.

Источник: pickfilm.ru

ЧЕРНАЯ КНИГА

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ ”ЧЕРНОЙ КНИГИ”

Настоящее издание осуществлено Институтом Памяти жертв нацизма и героев сопротивления ”Яд Вашем”, Израильским институтом исследования современного общества и издательством ”Тарбут”. Книга печатается по рукописи сборника, составленного под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга в 1944—1946 гг. ”Черная Книга” была подготовлена к печати, но так и не вышла в СССР: в 1948 г. ее набор был уничтожен.

В настоящее издание включены также материалы ”Черной Книги”, которые в свое время были опубликованы в советской периодике, но отсутствуют в рукописи, попавшей в Израиль; издатели снабдили текст примечаниями, краткими сведениями об авторах, именным и географическим указателями.


которые страницы, отсутствующие в экземпляре рукописи, воспроизводятся в обратном переводе с румынского по изданию Ilya Ehrenburg, Vasilii Grosman, Lew Ozerow, Vladimir Lidin… Cartea Neagra, Bucuresti [1946]. Незначительные пропуски, обнаруженные при сличении рукописи со сборниками

איליא ערענבורג, מערדער פון פעלקער (מאטעריאלן וועגן די רעציכעס פון די דייטשישע פארכאפער אין די צייטווייליק אקופירטע סאוויעטישע ראיאנען), ”דער עמעס”, מאסקווע, זאמלונג I-1944, II-1945.

внесены в обратном переводе с языка идиш. Неразборчивые строки и купюры в очерке В. Гроссмана ”Треблинка” восстановлены по его книге ”Треблинский ад” (Москва, 1945). Неясные места, имевшиеся в письме Р. Фрадис-Мильнер, помогла уточнить автор, живущая ныне в Израиле.

Все вставки выделены квадратными скобками, отмечены звездочками и оговорены в разделе ”Дополнения и примечания”, помещенном в конце книги. Постраничные сноски, отмеченные цифрами, принадлежат составителям ”Черной Книги”.

Рукопись ”Черной Книги” подготовили к печати и снабдили справочным аппаратом научные сотрудники Марк Кипнис и Хая Лифшиц.

Ответственный за издание Феликс Дектор.

УНИЧТОЖЕНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ОККУПИРОВАННОЙ НЕМЦАМИ ТЕРРИТОРИИ СССР.


В годы Второй мировой войны нацисты уничтожили 6 миллионов евреев, в том числе полтора миллиона на оккупированной территории СССР.

Для политики нацистской Германии по отношению к евреям характерно постепенное усиление жестоких мер. С приходом Гитлера к власти в январе 1933 года и до начала Второй мировой войны нацистская политика в отношении евреев Германии была направлена на то, чтобы лишить их гражданских прав, вынудить их оставить Германию и конфисковать имущество, принадлежащее евреям. После начала Второй мировой войны и оккупации немцами территории западной и центральной Польши, на которой проживало около двух миллионов евреев, начался новый, более жестокий этап в нацистской политике. Евреи были загнаны в гетто. Они подвергались всяческим унижениям, голодали и должны были носить особый отличительный знак; их использовали на тяжелых принудительных работах, на них были наложены непосильные контрибуции. Евреи подвергались коллективным наказаниям, и многие из них были убиты за малейшее нарушение и неповиновение.

Физическое уничтожение евреев в Европе началось после нападения Германии на Советский Союз в июне 1941 года. Евреи СССР были первыми обречены на истребление.

Решение о тотальной физической ликвидации еврейского народа было принято накануне нападения на СССР и было обусловлено двумя факторами.

1-ый фактор: эскалация войны, ее всемирный характер сняли политические и гуманитарные ограничения мирного времени. Военные действия, которые велись в крупном масштабе, гибель миллионов людей сделали возможным полное уничтожение еврейского народа, самого ненавистного врага Гитлера и нацистов.


2-ой фактор: Представления Гитлера о роли евреев в СССР и о связи между большевизмом и еврейством. Гитлер рассматривал советское государство и коммунистическую идеологию как инструмент и средство, которыми евреи пользовались для установления мирового господства.

Физическое уничтожение евреев на территории Советского Союза явилось частью так называемого ”окончательного решения еврейского вопроса”, а также средством для разрушения советского государства и подготовки европейских территорий Советского Союза к немецкой колонизации.

В директивах плана ”Барбаросса” (шифр нападения на Советский Союз), который верховное командование вермахта утвердило 13 марта 1941 года, сказано: ”Для подготовки политического управления на территории действий армии рейхсфюрер СС (Гимлер) получает особые задания от фюрера, вытекающие из решительной борьбы, которая ведется между двумя противоположными политическими системами.

Практически эти ”особые задания” фюрера заключались в уничтожении всех евреев и коммунистических деятелей на территориях, которые были оккупированы.

В ”Приказах о военных полевых судах и комиссарах”, которые были отданы верховным командованием вермахта в мае-июне 1941 года, подчеркивалось, что граждан, подозреваемых во враждебной деятельности (коммунистов, военных комиссаров и политработников), следует казнить без суда и без следствия.


В этих приказах прямо не говорится о евреях, но поскольку евреи еще ранее были определены как враги Рейха — коммунисты, и во многих документах вермахта их называют основной вражеской силой, то эти приказы служили немецкой армии оправданием для массового уничтожения евреев на оккупированной территории.

Для осуществления этой задачи были созданы четыре оперативные группы СС (эйнзацгруппы), подчиненные Рейнхарду Гейдриху, которые занимались уничтожением евреев и комиссаров. В целях полной секретности эти группы получали приказы об уничтожении евреев в устной форме. Начальники ”эйнцацгруппен” подчеркивали этот факт во время процессов, которые проходили после войны.

”Эйнзацгруппа А” действовала в Прибалтийских республиках и на ленинградском направлении; ”Эйнзацгруппа В” — в Белоруссии и в московском направлении; ”Эйнзацгруппа С” зверствовала на Украине; ”Эйнзацгруппа Д” — в Молдавии, южной части Украины, в Крыму и на Северном Кавказе.

После них оставались лишь небрежно засыпанные рвы — общие могилы замученных и расстрелянных в Румбуле (около Риги), в Девятом Форте (Каунас), в Понарах (под Вильнюсом), в Бабьем Яру (в Киеве), в Травицкой долине (под Харьковом), в Малом Тростенце (под Минском) и во многих других местах, а в них сотни тысяч евреев — мужчины, женщины, старики и дети.

Оккупированная часть Советского Союза была разделена на четыре зоны: в одной, непосредственно примыкающей к линии фронта, была установлена военная администрация; во второй зоне, находившейся под военным управлением, вермахт предоставил свободу действий ”эйнзацгруппен”, и евреи были почти полностью уничтожены в первые же месяцы оккупации. Немецкие военные части, особенно ”Ваффен СС” и даже регулярные армейские подразделения непосредственно помогали ”эйнзацгруппен” в истреблении евреев.


В некоторых городах, находившихся под управлением немецкой военной администрации, нацисты были вынуждены оставить в живых определенное количество еврейских специалистов: столяров, жестянщиков, сапожников, портных и т.д. Это была вынужденная мера, так как им не хватало специалистов неевреев. Но и эти люди были уничтожены спустя несколько месяцев. Вторая зона, куда входили Эстония, Латвия, Литва, Западная Белоруссия со столицей Минск, часть Украины до Днепра были подчинены немецкой гражданской администрации, во главе которой стоял министр по делам восточных территорий Альфред Розенберг.

Источник: online-knigi.com

Джеймс Паттерсон

Черная книжка

Настоящее

1

Пэтти Харни притормаживает свой автомобиль-седан без опознавательных знаков полиции за два квартала от того места, куда направляется. На местных узких улицах полно патрульных полицейских машин, и свет «мигалок» порождает какой-то хаос в ночном освещении квартала. Тут таких машин штук двадцать — не меньше.

Пэтти припарковывает авто у края проезжей части, надевает на шею шнурок с прикрепленным к нему значком полицейского-детектива, и теперь значок болтается у нее на груди поверх футболки. Воздух на улице необычно холодный для конца апреля. Пэтти, однако, чувствует, что ее то и дело бросает в жар.


Она пробегает один квартал и оказывается перед желтой лентой внешнего периметра. Один из полицейских делает шаг по направлению к ней, чтобы остановить, но, увидев значок, позволяет пройти. Она не знакома с этим полицейским, охраняющим внешний периметр, а он, похоже, никогда не видел ее. Тем лучше.

Она подходит все ближе и ближе. Пот щиплет глаза, а футболка, несмотря на холод, стала мокрой. Нервы сильно напряжены.

Она знает этот многоквартирный дом и нашла бы его без труда, даже если бы рядом с ним не суетились полицейские. Некоторые собрались под навесом, прикрепленным к фасаду. Один из них — такой же, как и Пэтти, детектив — узнает ее, и выражение его лица сразу же смягчается.

— О господи, Пэтти…

Она поспешно устремляется мимо него в вестибюль здания. Со стороны может показаться, что это какие-то похороны, а не место преступления: полицейские в форме и детективы в гражданской одежде стоят потупив взгляды, выражение лиц у них трагическое, а на глазах — слезы. Некоторые утешают друг друга. А заниматься сейчас нужно совсем другим.

Пэтти идет по вестибюлю к лифту, невольно рыская глазами по сторонам в поиске камер видеонаблюдения (давнишняя привычка, едва не превратившаяся в инстинкт — такой, как, например, инстинкт дыхания), и видит, что в лифте возится группа технических специалистов — членов Управления судебно-медицинских экспертиз: они посыпают поверхности лифта специальным порошком, чтобы затем снять отпечатки. Пэтти быстренько надевает вместо туфлей кеды и распахивает дверь, ведущую на лестницу. Она знает, что надо подняться на шестой этаж, и понимает, какая квартира ей нужна.


Она идет вверх по лестнице, перешагивая через ступеньку. В груди жжет, ноги слабеют, в животе назревает бунт. Чувствуя головокружение и с трудом пытаясь не поддаться панике, она останавливается на лестничной площадке третьего этажа — одна посреди хаоса — и, присев на корточки, берется за голову и старается собраться с мыслями. Все тело дрожит, а из глаз капают слезы, расплывающиеся на бетоне пятнышками.

«Тебе необходимо это сделать», — мысленно уговаривает она себя.

Она преодолевает оставшиеся пролеты лестницы, чувствуя, что в груди по-прежнему жжет, а ноги стали какими-то резиновыми. Наконец она проходит в дверь, ведущую с лестницы на шестой этаж.

Там кипит работа: щелкают фотоаппараты, суетятся специалисты по сбору улик, полицейские в форме допрашивают соседей. Пэтти замечает знакомого судебно-медицинского эксперта Рэмзи.

Она делает шаг, затем еще один, но ей при этом кажется, что она вообще не продвигается вперед, а просто перемещается по кругу в каком-то аттракционе ужасов…

— Туда заходить нельзя.

— Пэтти.


— Детектив Харни. Пэтти!

Кто-то хватает ее за руку. Ее взгляд неспешно — как при замедленном воспроизведении видеозаписи — движется по лицу лейтенанта Визневски, которого все называют Визом. Пышные усы, круглое лицо, сигарный запах…

— Пэтти, я… О господи… Мне очень жаль.

— Он… Он…

Пэтти не может заставить себя договорить.

— Они все, — говорит Виз. — Мне очень жаль, что именно я вынужден сообщить об этом.

Пэтти качает головой и пытается высвободить руку.

— Туда нельзя заходить, Пэтти. Пока еще нельзя.

Виз становится перед ней, преграждая путь к двери.

Она с трудом подыскивает подходящие слова:

— Но я ведь… Я знаю, как… как себя вести на месте преступления.

«На месте преступления». Звучит так, как будто речь идет всего лишь еще об одном акте насилия, с которым она то и дело сталкивается в своей профессиональной деятельности.

— Но не здесь, детектив. Туда пока еще нельзя. Дай нам возможность попыта… Пэтти, перестань…

Она отбивает в сторону его руки и резко толкает его. Едва удержав равновесие, он хватает ее за плечи.

— Пэтти, пожалуйста, — говорит он. — Никому не пожелаю увидеть своего брата в таком состоянии.

Она смотрит Визу прямо в глаза, почти не видя его и лихорадочно пытаясь до конца все осознать. У нее мелькает мысль, что, возможно, Виз прав и ей не следует смотреть на труп, потому что, если она не увидит брата мертвым, он и не будет для нее мертвым, он не уйдет в мир иной…

Раздается треньканье лифта.

Но ведь он сейчас не эксплуатируется: ребята из Управления судебно-медицинских экспертиз посыпают его специальным порошком. Кто же тогда пользуется лифтом? Наверное, тот, кто может воспользоваться служебным положением и…

«О господи…»

— Пришел начальник следственного управления, — слышится чей-то голос.

Пэтти смотрит поверх плеча Виза.

Высокая, угловатая фигура, характерные большие шаги, орлиный нос, который она, слава богу, не унаследовала…

— Папа, — произносит она. Слово едва не застревает в горле, и она чувствует, как самообладание быстро улетучивается.

К ней приближается отец — начальник следственного управления Дэниел Харни. Он одет в спортивную куртку, наброшенную поверх помятой рубашки, его редеющие волосы не причесаны, а под глазами — темные пятна.

— Малышка, — шепчет он, заключая ее в объятия. — О-о, мой маленький ангелочек.

— Неужели это в самом деле произошло, папа? — выдыхает она ему в грудь, потому что он крепко прижимает ее к себе. Она говорит так, будто снова стала маленькой девочкой, считающей, что ее отец знает ответы на все вопросы в мире.

— Я хочу его увидеть, — говорит отец, но не ей, а Визу.

Он берет дочь за руку, словно бы ведя ее по коридору, и поворачивается к двери.

— Я понимаю, сэр, — говорит Виз, — но это… это не… Крепитесь, сэр.

Отец смотрит на Пэтти, и выражение лица у него очень мрачное: оно — как плотина, удерживающая разбушевавшуюся стихию. Она кивает.

Его голос начинает дрожать, когда он командует:

— Покажите, куда идти, лейтенант.

2

Пэтти что-то выключает у себя в мозгу, а включает совсем другое. Она будет держаться спокойно. Она будет вести себя как детектив, а не как сестра. Она осмотрит место преступления, а не труп брата-близнеца. Она изо всех сил цепляется за руку отца, который уже направляется в выложенный плитками коридор.

Ей знаком этот коридор. Из него можно попасть в большую гостиную. Налево — маленькая кухня, прямо — спальня и ванная. В общем-то, довольно обычная квартира в высотном многоквартирном доме в Чикаго, но данную конкретную квартиру она знает хорошо. Она уже была здесь.

Первый раз она побывала тут вчера.

В помещении сразу же становится тихо — словно кто-то поднял руку, требуя тишины. Все, кто чем-то занимался — посыпал поверхности специальным порошком, чтобы затем снять отпечатки, или фотографировал, или собирал образцы, или о чем-то разговаривал, — сделали паузу и уставились на начальника следственного управления и его дочь (тоже детектива).

Пэтти машинально осматривает все вокруг себя глазами детектива. Не видно никаких следов борьбы в гостиной — самой большой комнате в квартире. Мебель стоит на месте, плитка на полу — блестящая и чистая, и не заметно признаков никакой деятельности, кроме той, которой занимаются сейчас детективы и технические специалисты.

Источник: www.litmir.me

Два с половиной часа первоклассного приключенческого кино, с довольно неординарно и разносторонне показанной атмосферой второй мировой войны Вам тут точно обеспечено. Динамичный, крепкий и по-настоящему увлекательный сюжет, юмор, трагедия, история, немного эротики, потрясающие декорации и экшн в одном флаконе. И пусть вас не смущает отсутствие громких имен в актерском списке этого фильма (хотя если вы смотрели гениальный фильм «Жизнь других» отхвативший «Оскара» в 2007 году за лучший иностранный фильм, то Себастьяна Коха вы непременно вспомните), в «Чёрной книге» главная звезда это, конечно же, режиссер.

Голландский гений Голливуда Пол Верховен, культовый человечище и большой мастер фильмов всех направлений, подаривший зрителям за свою жизнь массу потрясающих фильмов разного толка и всевозможных жанров, загибайте пальцы: «Плоть + кровь», «Робокоп», «Вспомнить всё», «Основной инстинкт», «Шоугелз», «Невидимка», «Звездный десант», а вот в 2006-ом он порадовал всех наконец-то и своим военным фильмом. По жанру кино это близко к триллеру и даже шпионскому детективу, здесь ты просто не можешь сидеть на месте, тебе постоянно скорее хочется всё узнать, как говорится заглянуть в последнюю страницу книги. Оригинален и интересен взгляд Верховена на войну в целом с позиции Западной Европы (действие фильма по большей части происходит в Нидерландах), и мне нравится то, что он не мажет в этом фильме всех одними цветами, эти у нас хорошие, а те — нет. Его позиция, что на войне не было абсолютно правых или виноватых мне понятна и очень близка.

Этот фильм абсолютно не претендует на стопроцентную историческую достоверность, но важные вещи он преподносит вполне грамотно. Замечательная голландская актриса Кэрис Ван Хаутен («Операция Валькирия», «Пожиратели»), мгновенно прославившаяся в Голливуде после этого фильма сыграла свою роль простой еврейской девушки, которой приходилось выживать в годы войны всеми немыслимыми способами, блестяще, ярко и очень выразительно, показав насколько ужасна и тяжела была участь женщины в войне.

Наградами «Черную книгу» американские киноакадемики не засыпали, но в родной Европе фильм был оценен по достоинству номинациями Британской и Европейской киноакадемии и призом молодежного кино за лучший иностранный фильм на Венецианском кинофестивале в 2006-м. Если вы любите добротное европейское кино и поклонник таких военных лент как: «Пианист», «Яков-лжец» и «Жизнь прекрасна», то «Черная книга» ваш фильм без сомнений.

Источник: kino.mail.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.