Демографический взрыв в китае


Одной из самых острых проблем в Китае, которую местные СМИ называют не менее серьезной, чем недавние экономические потрясения в стране, является проблема населения, а точнее, его быстрого старения. Китайский новостной портал Hexun 30 сентября сообщил со ссылкой на официальные данные властей, что уровень рождаемости в стране составляет 1,181, то есть численность следующего поколения сократится на 45%, а последующего за ним — на 70%. Сначала станет заметно меньше детей, а потом и взрослого трудоспособного населения.
 
В статье приводится анализ прошедшей в 2010 году всекитайской переписи населения. Так, в 2018 году количество студентов вузов, то есть молодых людей в возрасте от 18 до 22 лет, в стране станет на 55,6% меньше, чем было в 2008 году. Ожидается масштабное закрытие учебных заведений, от начальных школ до университетов.
 
Китайская газета First Financial Daily пишет, что если в стране дети в возрасте до 14 лет составляют 15-18% численности .


не сократится на 44,3%. Количество детей в возрасте до 14 лет уменьшится на 10%, и станет гораздо меньше, чем уровень «крайне низкой рождаемости».
 
Однако, несмотря на такие тенденции, население Китая продолжает увеличиваться.
 
Китайский специалист в области демографии Хэ Яфу объяснил, что это происходит по инерции и продлится еще какое-то время. В 60-х годах население КНР начало стареть. По оценкам Хэ, скоро уровень смертности будет гораздо выше уровня рождаемости, и затем скорость сокращения населения в КНР станет «небывалой в истории».
 
Согласно раннее опубликованному отчету ООН о демографической обстановке в мире, в 2017 году население Китая достигнет своего пика — 1,36 миллиарда человек, и затем начнет сокращаться с нарастающей скоростью.
 
Китайские специалисты данной области, с которыми пообщались журналисты First Financial Daily, считают, что сроки начала сокращения населения страны зависят от политики властей в области демографии.

все они сходятся во мнении, что прогноз ООН в общем правильный.
 
В настоящее время наиболее быстрые темпы старения населения в Китае наблюдаются в Шанхае, Пекине, а также провинциях Хэнань и Сычуань.
 
Согласно статистике комиссии по планированию семьи, в 2014 году количество людей в возрасте старше 60 лет в КНР достигло 15,5% населения страны, против 13,3% четыре года назад. Кроме этого, в Китае уже три года подряд наблюдается сокращение людей трудоспособного возраста.

Специалисты китайской академии социальных наук отмечают, что во многих районах страны наблюдается «сравнительно низкое» желание молодых людей, родившихся после 80-х годов, рожать детей. За год действия новой политики, разрешающей рожать второго ребенка супругам, которые являются единственными детьми в семье, заявки на рождение детей подали только 13% семей.
 
Китайские специалисты предупреждают, что старение населения и сокращение рабочей силы может нанести значительный удар по экономике. Может начаться одновременный спад потребления и спроса, в результате чего экономика лишится движущей силы.
 
Гу Баочан, демограф из китайского университета Жэньминь, предупреждает, что в ХХI веке главная угроза для Китая будет связана с опасностями, вызванными старением и сокращением населения страны.
 
Ситуацию усугубляет и то, что отношение к пожилым людям в современном китайском обществе очень прохладное.
 
Китайский портал Sina недавно провел соцопрос на тему «поможете ли вы пожилому человеку, если он упал на улице?»
 
В опросе, который проводился в режиме онлайн, приняли участие около 20 тысяч человек. В результате 70,9% участников заявили, что не помогут. Помочь готовы только 6,7%. Остальные написали, что сначала подумают.


Источник: inosmi.ru

«ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КИТАЯ»

Содержание

Введение……………………………………………………………………………………….. — 3 —

Проблемы, связанные с ростом количества населения……………………. — 5 —

Обострение проблемы занятости………………………………………………………………………… — 5 —

Проблемы образования населения……………………………………………………………………… — 6 —

Обострение продовольственной проблемы………………………………………………………… — 6 —


Проблема «старения» населения………………………………………………………………………… — 8 —

Обострение кризиса, связанного с миграцией и урбанизацией…………………………… — 9 —

Обострение экологической проблемы………………………………………………………………. — 10 —

Заключение………………………………………………………………………………….. — 11 —

Список литературы……………………………………………………………………….. — 12 —

Введение

Китайская Народная Республика – самая многонаселенная страна в Азии и на земном шаре. После образования КНР в стране стал налаживаться повсеместный учет населения, и в 1953 году была проведена первая общегосударственная перепись, результаты которой показали численность населения – 582,6 млн.


ловек (без Тайваня). Вторая перепись населения КНР состоялась в 1964 году, численность населения на эту дату составило 698,6 млн. человек. Летом 1982 года проводилась третья общенациональная перепись населения; численность составила 1008,2 миллионов человек, т.е. впервые превысила 1 миллиард человек. Данные переписи 1990 года показали, что население 29 провинций и автономных районов Китая составило 1,160 млрд. человек. Население КНР за 1949-1990 год выросло на 618 миллионов, с 542 до 1160 млн. человек, средний абсолютный прирост составлял около 15 млн. человек. Такой «демографический взрыв» обусловлен рядом факторов.

В силу вековых традиций китайские семьи обычно были многодетными и считались счастливыми, если в семье рождались сыновья, ибо, женившись, они приводили в дом своих жен – дополнительные рабочие руки. Сыновья – что было весьма важно – обеспечивали родителям спокойную старость. «Имеешь дом – не бойся стужи, имеешь сына – не бойся нужды», – говорили в старину. Дочь же, уходившая к мужу, не могла оставаться опорой родителям.

Росту численности населения в КНР, безусловно, способствовали ликвидация голода, определенное повышение материального благосостояния, улучшение системы здравоохранения, ликвидация различного рода инфекционных заболеваний уже в первые годы народной власти, что привело к сокращению детской смертности, увеличению продолжительности жизни.


Немаловажную роль в быстром росте населения сыграла демографическая политика, проводившаяся государством в течение первых десяти лет. Утверждалось, что каждый человек, достигший трудоспособного возраста, – это прежде всего рабочие руки, и поэтому в ходу был лозунг: «Чем больше рабочих рук, тем больше объем производства, тем больше накопления». При этом, однако, не учитывались относительная ограниченность плодородных земель, источников энергии в стране, ее общая экономическая отсталость. В первых государственных планах обращали внимание лишь на производственные показатели в целом, но почти не принимали в расчет темпы роста населения. Считалось, что большое население представляет собой огромный потенциал трудовых ресурсов, который создает благоприятные предпосылки для ускорения социально-экономического развития в условиях развернувшегося строительства основ социалистического общества.

Лишь в середине 60-х годов была осознана ошибочность официальной политики в области народонаселения, стали приниматься меры, направленные на снижение уровня рождаемости. Однако проведение мероприятий, ставивших своей целью контроль над рождаемостью, не было систематическим, повсеместным и глубоко продуманным. Годы же «культурной революции» практически свели к нулю и те небольшие успехи, которые были достигнуты в ходе осуществления этих мероприятий. Была дезорганизована деятельность государственных учреждений и общественных организаций, занимающихся «планированием семьи».


В 70-е годы китайское руководство оказалось вынужденным пойти на принятие строгих экономических и социальных мер, регламентирующих рождаемость. Всем органам власти на местах было указано проводить в жизнь лозунг: «Одна семья – один ребенок». Плановый рост населения объявили одной из важнейших задач, стоящих перед государством. При ее решении предусматривается взять под строгий контроль быстрый и чрезмерный его прирост с тем, чтобы к 2000 году его численность не превышала 1200 миллионов человек. По мнению китайских демографов, если этого не добиться, то достигнутые в экономической области результаты будут сводиться на нет.

С целью обуздания чрезмерной рождаемостью разработана система мер наказания «нарушителей» принципа «одна семья – один ребенок». На них накладывают штрафы, производят вычеты из зарплаты. Они в последнюю очередь получают жилье, их детей (второго, третьего ребенка) не берут в детские сады, иногда не к обучению в школе, не будут принимать в высшие учебные заведения. Родители, нарушившие указанный принцип, рискуют даже потерять работу.

Напротив, для супружеских пар, соблюдающих установку «одна семья – один ребенок», предусмотрены различные льготы. Они получают надбавку к заработной плате до достижения ребенком 14 лет, пятипроцентную надбавку к пенсии. У них право на первоочередное получение жилья, устройство ребенка в детский сад. Политика сокращения рождаемости поощряет аборты, а также стерилизацию как женщин, так и мужчин.


Девиз «одна семья – один ребенок» воплощает собой политику не только жесткую, но подчас и жестокую. Ее осуществлением занимается министерство по делам планирования семьи, которое в Китае называют одним из силовых министерств. Оно располагает штатом в несколько сот тысяч человек и имеет представителей во всех административных единицах, вплоть до волостей. Министерство содержит свой научно-исследовательский центр и сорок предприятий по производству противозачаточных средств. Их бесплатно получают более 200 млн. супружеских пар. Оно также имеет клиники и медпункты, где можно бесплатно сделать аборт (которым нынче в Китае кончается каждая четвертая беременность). Ежегодно соглашаются на стерилизацию более 20 млн. мужчин, уже имеющих одного или двух детей (это составляет почти половину подобных операций в мире).

В то же время среди населения остается различное отношение к государственной политике планирования семьи. Большая его часть правильно понимает демографические установки правительства. Однако исследование современной демографической ситуации в КНР и репродуктивного поведения китайского населения показывает, что в настоящих условиях население еще не готово к восприятию и реализации установок на однодетную семью. Осуществление этой политики сталкивается с большими трудностями, особенно в сельской местности, где население ориентируется не менее, чем на двухдетную семью. Такой ориентации способствуют и традиционные убеждения в необходимости отдавать предпочтение сыновьям, боязнь не иметь поддержки в старости.


едствие этого – участившиеся в последнее время явления инфантицида (убийство новорожденных девочек). По материалам выборочного обследования крестьянских семей в провинции Хубэй иметь одного ребенка желают лишь 5% семей, 2-х детей – 51%, 3-х и более – 44%. Кроме того, можно нередко слышать, что иметь одного ребенка в семье ненормально с психологической точки зрения, поскольку родители всегда обеспокоены возможностью того, что с их ребенком может произойти какой-нибудь несчастный случай.

В целом в стране превышаются установленные государством нормы рождаемости. В ряде семей имеется двое, а то и трое детей. Люди предпочитают отделываться штрафом за рождение ребенка «сверх нормы». В народе говорят, что они «покупают» себе детей. Когда таких супругов спрашивают, почему они не желают соблюдать установленный «лимит», они обычно отвечают: «Если рождаются девочки, мы готовы потратить несколько тысяч юаней, чтобы иметь мальчика. Деньги можно легко заработать, а сына получить нелегко».

Проблемы народонаселения накладывают отпечаток на разнообразные стороны жизни китайского общества – экологическую и продовольственную ситуации, особенности занятости и роста производительных сил в целом, характер производственных отношений.

Проблемы, связанные с ростом количества населения

Обострение проблемы занятости

С 50-х годов в Китае наблюдались два всплеска рождаемости. Первый происходил с 1954 г. по 1957 г. Тогда количество новорожденных ежегодно превышало 20 млн. Второй – с 1962 г. по 1975 г. Данные третьей переписи населения Китая показывают, что и в 1981 г. после 10 лет применения планового деторождения количество новорожденных за год составляло 20,7 млн. человек. При очень низкой смертности населения в возрасте от 0 до 14 лет – с конца 70-х годов до 1996 г. – в Китае ежегодно более 20 млн. человек входило в трудоспособный возраст.


В итоге здесь уже в 1990 г. численность трудовых ресурсов составила 754,5 млн. человек, 65,6% от всего населения; среди них социально занятые – около 614 млн. человек. В 1996 г. количество лиц трудоспособного возраста возросло до 850 млн. чел и к концу прошлого века превысило 900 млн. человек. По абсолютной численности экономически активного населения КНР находиться на первом месте. Населению трудоспособного возраста в Китае присущи следующие особенности: масштабность; быстрый рост; значительная доля в общей численности населения; длительный период продолжающегося увеличения.

Большое количество трудоспособных имеет положительную сторону только при соответствии численности трудящихся уровню социально-экономического развития страны и при условии, что общество имеет достаточно средств, ресурсов и оборудования для обеспечения трудоустройства. В Китае же, где этих условий еще нет, оно является обузой, «бомбой» для общества. Здесь на рынке труда предложение постоянно превышает спрос. Очевидно, перед Китаем еще довольно длительный период будет стоять проблема трудоустройства. Ее «давление» будет обострять противоречие между «равенством» и «эффективностью», мешать реформам в общественной экономике.

Источник: mirznanii.com

В Китае разрешение иметь двоих детей привело к буму рождаемости в 2016 году. Об этом в понедельник, 23 января, заявил представитель Государственного комитета КНР по делам здравоохранения и планового деторождения Ян Вэньчжуан.

В прошлом году в Поднебесной родились 17,86 млн. детей — на 7,9% больше (1,31 млн.), чем годом ранее. Причем, таких показателей удалось достичь несмотря на то, что число женщин детородного возраста снизилось на 5 млн. человек.

По сути, это следствие решения Пятого пленума Компартии Китая, который в октябре 2015 года подвел черту под политикой «одна семья — один ребенок», и позволил китайским семьям иметь по двое детей с 1 января 2016 года. В коммюнике по итогам пленума говорилось, что «изменения направлены на улучшение баланса населения и решение проблемы старения населения».

Правило, по которому одна китайская семья могла иметь только одного ребенка, было введено в 1979 году. Резкий рост населения КНР подрывал эффект экономических реформ, начатых Дэн Сяопином в 1978-м. Благодаря политике «одна семья — один ребенок» среднее число детей в китайской семье удалось снизить с 5,9 в 1970 году до 1,8 на сегодня.

Политика помогла остановить рост населения Поднебесной, но цена оказалась высока. Молодые родители часто принимали решение прервать беременность, если ребенком оказывалась девочка. В результате к 2014 году, по данным китайской статистики, молодых мужчин фертильного возраста в стране было на 25 млн. больше, чем женщин аналогичного возраста.

Одновременно численность людей старше 65-и в Китае увеличилось за 20 лет с 4% до 9%, а к 2050 должна достичь 30%. Это выше, чем показатель нынешней Японии, считающейся одним из самых старых обществ планеты. Быстрый рост численности пенсионеров грозит замедлением экономике КНР, традиционно опиравшейся на дешевую и молодую рабочую силу.

Словом, отказ от политики «одна семья — один ребенок» — назревшее решение. Но далеко не факт, что оно способно стабилизировать демографическую ситуацию. Как отмечают эксперты, большинство населения Китая не спешит воспользоваться новыми возможностями. О нежелании иметь второго ребенка заявили 53% участников опроса, проведенного Всекитайским объединением женщин среди 10 тысяч семей с одним ребенком до 15 лет.

Справится ли Китай с демографической проблемой, какие последствия будет иметь рост рождаемости для Поднебесной и мира?

— Рождаемость в Китае ощутимо не вырастет, — считает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский. — Прежде всего потому, что семьи в Китае уже привыкли иметь только одного ребенка. Этому способствуют огромные затраты, которые несет семья на здравоохранение, образование, приобретение жилья и — как ни странно — на свадьбу. В результате, одного ребенка китайской семье предостаточно даже в деревне. И хотя в Китае традиционной считается именно большая семья, средняя семья в КНР сейчас составляет 2,6−2,7 человека.

Естественно, это следствие программы «одна семья — один ребенок», которая привела к дисбалансу на рынке труда. Китай преодолел так называемую «поворотную точку Льюиса» еще в 2010 году. Нобелевский лауреат, экономист Артур Льюис в 1950-е доказал, что страна, в которой большая часть населения живет в сельской местности, может долгие годы быстро развивать экономику за счет крестьян и низких зарплат. Но рано или поздно наступает момент — «точка Льюиса», — когда этот источник рабочей силы начинает иссякать, а зарплаты быстро расти.

Единственное спасение из такой ситуации — резко увеличить производительность труда оставшихся работающих. Для этого Китаю нужно развивать науку и технику, внедрять инновации в экономику.

— Почему спасением не может стать простое повышение рождаемости?

— Потому что Китай движется по тому же пути, что Европа, Южная Корея или Япония. Высокая рождаемость сегодня осталась разве что в странах Африки и Южной Азии. Даже в Юго-Восточной Азии она снижается. А в Южной Корее, Гонконге, Тайване и Японии показатели рождаемости вполне европейские — другими словами, крайне низкие, — еще с 1980-х годов.

Ситуация, когда ежегодно в Китае на пенсию выходит больше людей, чем вступает в трудоспособный возраст, будет длиться еще как минимум 20 лет, какой бы высокой ни была нынешняя рождаемость. Просто потому, что новорожденного к станку не поставишь — требуется время, чтобы ребенок вырос и овладел профессией.

 — Насколько эта ситуация губительна для экономики Поднебесной?

— Если китайцы резко увеличат производительность труда на каждом рабочем месте — поставят новые станки, будут выпускать продукцию с учетом последних достижений науки и техники, — ничего страшного с экономикой не случится.

Да, конечно, если всю рабочую силу занимать неквалифицированным физическим трудом — ситуация может развиваться фатально. Но Китаю такой сценарий явно не грозит. Достаточно сказать, что средняя зарплата в КНР выше, чем в России, — более 40 тысяч рублей в месяц, в переводе на наши деньги. Если же брать среднюю зарплату в китайских городах, она еще выше — 60 тысяч в месяц.

 — Насколько обещание президента США Дональда Трампа развязать с Китаем торговую войну осложняет планы Пекина по повышению производительности труда?

— Китай — вполне самодостаточная страна. Кроме того, от таких действий США пострадают, прежде всего, сами американцы. Американо-китайская торговля — это $ 600 млрд. в год, причем на американский рынок поступает, в основном, китайский ширпотреб. Американцы привыкли его покупать, благо стоит он недорого, а сама Америка давно ничего подобного не производит. США, напомню, сегодня производят либо высокотехнологичные ноу-хау, либо нарезанную бумагу под названием «доллары». В такой ситуации затевать торговую войну с Пекином — себе дороже.

 — Население Китая в перспективе будет уменьшаться?

— Будет, но не скоро — примерно с 2030—2035 года. Причем, еще неясно, по какому из трех сценариев — нормальному, ускоренному или замедленному — пойдет этот процесс.

— Что значит для КНР такое сокращение с точки зрения геополитических последствий?

— Ничего не значит. Китай давно подсчитал, что общая численность его населения не должна превышать 1,5 млрд. человек — в этом случае они не будут испытывать недостатка в природных ресурсах. Сейчас, замечу, численность населения Китая до этой планки не дотягивает — составляет 1,382 млрд.

При этом надо понимать: китайцы не планируют экспансии населения — они осуществляют экспансию экономическую. А экономическая экспансия на численность населения никак не замкнута.

Сейчас китайский капитал входит в Америку, и скупает предприятия в США. Трампу именно это, кстати, не нравится, и американцы в этом его поддерживают. Но американцы будут точно возражать, если Белый дом обложит китайские товары ввозными пошлинами. В этом случае на улицы Америки выйдет протестовать примерно такая же толпа, которая протестовала на инаугурации Трампа.

 — То есть, Китаю ничего не грозит?

— Почему же — грозит: проблемы народонаселения, экологии, нехватки энергоресурсов. Но это угрозы далеко не той серьезной степени, как часто представляют в России. Думаю, Китай с этими вызовами успешно справится.

]]>Источник]]>

Фото ТАСС

Источник: www.kramola.info

Демографический взрывДЕМОГРАФИЯ [гр. demos на­род + grapho пишу] — общественная наука, изучающая население и законо­мерности его развития в общественно-исторической обусловленности. Цен­тральное место в Д. занимает исследо­вание воспроизводства населения, т. е. процесса смены одних групп людей другими. Воспроизводство происходит прежде всего вследствие естественной смены поколений (естественного дви­жения населения). Социальная гигиена и здравоохранение используют методы Д. для комплексной оценки состояния здоровья населения и в целях планиро­вания работы органов здравоохранения (Н. А.Агаджанян с соавт., 1997).

ВЗРЫВ ПОПУЛЯЦИОННЫЙ [фр. population население] — резкое, многократное, как правило, относитель­но внезапное увеличение численности особей какого-либо вида, связанное с выклю­чением обычных механизмов ее регу­ляции. Наиболее интенсивные В. п. на­блюдаются при интродукции видов (напр., кроликов в Австралии) (Н. А.Агаджанян с соавт., 1997).

ИНТРОДУКЦИЯ – 1) успешное внедрение (как правило, благодаря деятельности человека) какого-либо чуждого вида в местные природные комплексы; 2) преднамеренный или случайный перенос какого-либо вида организма за предел его естественного ареала обитания (А. Ахатов, 1995).

ВЗРЫВ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ [гр. demos народ + grapho пишу] — резкое увеличение народонаселения, связанное с улучшением социально-эко­номических или общеэкологических ус­ловий жизни (Н. А.Агаджанян с соавт., 1997).

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ НА ПРИМЕРЕ КРЫМА

По состоянию на 1 сентября 1997 года в Крым, по данным Рескомнаца, возвратилось более 260 тысяч ранее депортированных с полуострова граждан, в том числе 258,1 тысячи крымских татар, 3,8 тысячи армян, болгар, греков и немцев. По сути это беспрецедентный демографический взрыв (Семена Н., 1997).

Доля репатриантов в составе населения автономии составила в различных районах до 25%. На полуострове сегодня сформировалось около 300 поселков репатриантов, однако около 70 процентов их не обеспечено водой, более 25 процентов — не имеют электроэнергии, газифицировано всего 3 процента, практически нет канализации, асфальтированных дорог, телефонов, школ, больниц, медицинского обслуживания, бытового сервиса (Семена Н., 1997).

История не знает другого столь стремительного нарастания населения на сравнительно ограниченной территории. Вопреки логике руководство бывшего СССР, десятилетиями неправедными средствами сдерживавшее возврат лишенного родины народа, не предвидело этих процессов, и когда они по наследству достались Украине, страна оказалась совсем не подготовленной к управлению ими и к решению проблем, возникающих в результате этого поистине демографического взрыва, — ни организационных, ни политических, ни экономических, ни психологических и культурных (Семена Н., 1997).

В политическом плане в Крыму вместо культурно-национальной крымскотатарской, как это было в 1921—44 годах, была создана практически русская автономия. Необходимость самоорганизации репатриантов толкала их к созданию своих органов национального самоуправления — меджлиса у крымских татар, фолькстага у немцев (Семена Н., 1997).

Сегодня уже очевидно, что Украине необходимы концепция региональной политики и концепции интеграции в украинское общество новых репатриантов, их реабилитация, удовлетворение не только материальных, но политических, культурных, образовательных, национально-психологических потребностей (Семена Н., 1997).

Но к ее разработке, несмотря на то, что проблема зримо перерастает в вопрос национальной безопасности, никто пока не приступил. В то же время политика отстраненности от проблемы, затягивания ее — приводит к накоплению взрывного потенциала в этом сложном и опасном регионе маленькой Украины (Семена Н., 1997).

Главная проблема, конечно, экономическая. Вопреки решениям саммита глав государств СНГ, принятом в Бишкеке, об их участии в финансировании возвращения депортированных, тяготы этого процесса легли на бюджет только Украины. Выделение средств шло также по затухающей (Семена Н., 1997).

Сегодня состояние народа катастрофическое – 110 тысяч возвратившихся не имеют жилья. Около 60 тысяч живут в недостроенных домах. Репатрианты оказались лишними и на крымском рынке труда. Уровень заболеваемости и смертности возвратившихся превышает среднекрымские показатели и увеличивается (Семена Н., 1997).

Помощь оказывается репатриантам за счет международных организаций. Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Программой развития и интеграции Крыма ООН и Международной организацией миграции в нынешнем году выделено примерно 3—4 миллиона гривен. Фонд «Відродження» принял решение за счет средств Д. Сороса воссоздать на полуострове утраченную в результате депортации систему крымско-татарского национального образования, для чего планируется выделить и привлечь больше 3 миллионов долларов в течение трех предстоящих лет (Семена Н., 1997).

По расчетам необходимо построить не мене 2 миллионов квадратных метров жилья, проложить свыше 2,5 тысячи километров инженерных сетей и коммуникаций, создать не менее 30 тысяч рабочих мест, ввести в действие более 160 объектов социально-культурной сферы. Даже при сохранении нынешних объемов финансирования на решение потребуется не одно десятилетие (Семена Н., 1997).

Исключительно из-за уважения к украинскому народу, из-за его реальных трудностей крымские татары и другие депортированные граждане сегодня не ставят вопрос о реституции собственности или компенсации утраченного в ходе депортации имущества. Однако в петиции крымских татар на имя Президента Украины, которую подписали больше 90 тысяч человек, они просят «создать механизм реального возмещения материального и морального ущерба, причиненного крымско-татарскому народу в ходе депортации и последующей дискриминации». И надо смотреть на вещи реально — рано или поздно эту проблему необходимо будет решать. Но лучше раньше, пока она не приобрела опасной остроты (Семена Н., 1997).

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ НА ПРИМЕРЕ КИТАЯ

Население Китая с глубокой древности — самое многочисленное в мире. В середине 2000 г. оно составляло, по статистике ООН (включая жителей Сянгана и Аомэня), 1285 млн. чел. или 21,2% мирового населения.

КНР — постоянный член Совета безопасности ООН с правом вето. Она — одна из мировых ракетно-ядерных и аэрокосмических держав, третья по мощности ядерного оружия и первая по коммерческой космонавтике. За годы народной власти валовой внутренний продукт КНР увеличился более чем в 30 раз, устойчиво возрастая в последние двадцать лет примерно на 10% ежегодно, что выше показателей всех других крупных государств.

По стоимости ВВП Китай занимает ныне 3 место в мире, имея перспективу стать первой страной к 2015 г. (по оценкам ООН). По производству ряда видов продукции промышленности и сельского хозяйства он стоит на первом месте в мире. Запасы иностранной валюты у Китая достигли примерно 150 млрд. долл. (2 место в мире). По обороту внешней торговли он выдвинулся на 4 место в мире.

Тем не менее правительство КНР настаивает на том, что по уровню экономического развития (показатели в расчете на душу населения) Китай принадлежит к развивающимся странам.

Вследствие огромного прироста населения страны остро стоит вопрос обеспеченности природными ресурсами, в первую очередь земельными. Один из наиболее употребляемых постулатов гласит: «Жэнь до — ди шао», в переводе с китайского: «Людей много — земли мало». Это положение имеет в Китае многообразный жизненный смысл.

Территория КНР — 9562 тыс. км2, включая площадь суши Сянгана и Аомэня (1,1 тыс. км2), по величине вторая в мире после России (17 075 тыс. км2). На Китай приходится 6,4% площади суши земного шара, то есть в 3,3 раза меньше, чем его доля в мировом населении.

Средняя плотность населения КНР — 134 чел./км2. Среди стран Азии – не такой уж высокий показатель. Для Японии он составляет 341, Вьетнама — 242.

Однако фактическая плотность населения Китая резко отличается от средних величин. Так, в провинции Цзянсу средняя плотность населения около 700 чел./км2 и т. д.

Когда в Китае говорят об острой нехватке земли, то всегда имеют в виду именно пахотные земли. Пашня занимает чуть более 1/10 площади страны, но она кормит гигантское население государства.

Т. о. земли не прибавлялось, а население Китая росло высокими темпами и в огромных размерах. За 1950—2000 гг. численность населения Китая в целом увеличилась на 722,8 млн. чел., то есть в 2,3 раза.

Сокращение пахотных земель в Китае обусловлено многими факторами: природными, экологическими, экономическими, социальными, политическими. Сказались чрезмерная порубка лесов (в конце 70—начале 80-х годов — по 2—2,5 млн. га ежегодно), частые стихийные бедствия, особенно наводнения, водная и ветровая эрозия; в мире ежегодно смывается 25 млрд. т почвы, из них 5 млрд. т в Китае. Значительная в целом территория, включая земли, пригодные для земледелия, была отдана под промышленное и транспортное строительство, городскую застройку, лихорадочное военное строительство (во второй половине 60-х годов), потеряна в ходе непродуманной кампании «битва за зерно»

в 60—70-х годах, а также в результате развития сельской индустрии в 80—90-х.

Жизненная цепочка: ресурсы – продовольствие – население.

Первостепенной задачей правительства Китая остается прежде всего накормить все население страны. Каждый новорожденный — новый едок. Такова «жизненная цепочка»: ресурсы (земельные!)—продовольствие—население.

Индустриализация, урбанизация, демографическая политика, последовательно осуществляемые с 70-х годов, привели к явному снижению «давления на землю».

Во-первых, в результате жесткой государственной демографической политики население Китая ныне примерно на 200 млн. чел. меньше, чем если бы такая политика не проводилась бы. Однако цель, чтобы к концу нынешнего столетия население Китая не превышало 1,2 млрд. чел., не была достигнута. Уже в 1995 г. население страны составило 1,2205 млрд. чел.

Во-вторых, изменилась структура экономики КНР. На долю сельского хозяйства и сопутствующих отраслей приходится меньше стоимости ВВП чем раньше. Численность занятых в сельском хозяйстве Китая уменьшается.

В-третьих, ситуацию в китайской деревне серьезно изменило создание сельской индустрии. В 80-90-х организовано свыше 15 млн. малых предприятий, привлекших более 100 млн. «избыточных» сельских жителей под лозунгом: «Покинув землю, не покидай край родной». Города КНР вряд ли смогли бы принять и обеспечить работой такую массу мигрантов.

Сельская индустрия в Китае образовала новый социально специфический слой населения — сельский рабочий класс по производству: каменного угля, фосфорных удобрений, ядохимикатов, стройматериалов, пряжи, готовой одежды, обуви, сельскохозяйственного инвентаря, а также деталей для велосипедов, швейных и стиральных машин, электротехники, товаров художественных промыслов.

Источник: pandia.ru

Правило «одна семья – один ребенок», символизирующее эпоху реформ в Китае было отменено на этой неделе. Теперь каждая семья может завести второго ребенка. Стоит ли ждать демографического взрыва в Китае, и как эта мера повлияет на мировую экономику, выясняла «Экономика сегодня».

Политика ограничения рождаемости действовала в Китае с 1971 года. Развитие в рамках этой политики привело к появлению глобального среднего класса, миллионы китайцев улучшили свой уровень жизни, но в то же время значительно увеличилось количество пенсионеров. Сегодня в Поднебесной живет около 200 млн человек старше 60 лет. По прогнозам аналитиков, к середине века каждый третий житель страны доживет до этого возраста.

«Прежде всего, стоит отметить, что закончилась целая эпоха проводимой политики «Одна семья – один ребенок», которая фактически была вынужденной мерой на протяжении более 30 лет реформ китайского общества и китайской экономики. Само по себе снятие этой ограничительной меры является серьезным шагом, сигналом того, что китайское общество уверенно идет в будущее и имеет все основания для стабильного социально-экономического развития страны», — комментирует президент Российско-китайского аналитического центра Сергей Санакоев.

«Безусловно, стоит ожидать повышение рождаемости. Я приведу еще одну цифру, которую не прозвучала на полях пленума центрального комитета КПК. За последние 10 лет средний класс в Китае вырос почти в 10 раз. Примерно с 20 млн человек до 200 млн человек. То есть семей, которые в состоянии обеспечивать и второго, и даже третьего ребенка в Китае становится гораздо больше», — продолжает эсперт.

Но с этим утверждением соглашаются не все эксперты. Экономический рост последних лет сопровождался увеличением уровня образования населения. Бытует мнение, что количество семей, желающих завести более одного ребенка, сокращался независимо от действия правила «одна семья – один ребенок». Семьи желают предоставить ребенку качественное образование, чтобы тот был конкурентоспособным на рынке труда, что отнимает много сил и средств. Средств для воспитания еще одного ребенка попросту не остается.

Но и раньше были определенные исключения из этих правил. «Я бы не назвал это лазейкой, скорее правильной национальной политикой – необходимо показывать обществу, что власти поддерживают национальные меньшинства. Не только титульную нацию в Китае, но и малые народности», — считает Санакоев.

Сегодня же, по его мнению, идет именно демонстрация того, что и экономические предпосылки у Китайского общества для такой программы имеются. Граждане страны могут быть уверенными, что развитие общества будет стабильным и есть все шансы сохранять такой рост в экономике. Я соглашусь, что это политика привела к определенным традициям, многие китайцы считают без необходимости иметь большие семьи и в менталитете это закрепилось.

«В новом пятилетнем плане необходимо также выделить сохранение средневысоких темпов развития, хотя точные цифры не называются. Китай не будет уже стремиться к очень высоким показателям в 10-11%. Даже 7% уже достаточно высокий уровень. Я считаю, что на уровне 6,5% будет развиваться экономика Поднебесной, и думаю, что они смогут выйти на удвоение к 2020 году. Кроме того намечено качественное изменение в развитии, эффективность роста выходит на первый план, и будет основным лейтмотивом экономики развития экономики Китая в будущем», — подводит итог эксперт.

Источник: rueconomics.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.