Дикая лошадь пржевальского


Среди всех лошадей, известных нам на данный момент, есть одна очень редкая, дикая лошадь Пржевальского. Этот подвид был обнаружен в одной из экспедиций по Центральной Азии в 1879 году российским ученым Николаем Михайловичем Пржевальским.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-2

Он возвращался домой, но на русско-китайской границе получил презент от одного торговца – шкуру и череп животного, которого не видел доныне, похожего на лошадь и осла одновременно. Этот материал он отослал в Санкт-Петербург, в Зоологический музей, там его тщательно изучил другой ученый Иван Семенович Поляков. Последний выяснил, что этот вид животных до сей поры неизвестен, он же и сделал первое описание полученного образца.


Его главное различие со всем семейством лошадиных – несовпадение по количеству хромосом. У всех известных представителей данного семейства, даже у исчезнувшего тарпана, 64 хромосомы, а у этого редкого животного их 66. Существует мнение, что этот вид зверя не лошадиный. Правда, название ему пока не придумали.

В то же время, именно он свободно вступает в связь с обычной лошадью, получая потомство. А попытки скрестить нашу домашнюю помощницу с другими сородичами либо бесплодны, либо не жизнеспособны.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-1

Эта ситуация дала повод думать, что данный подвид дикой лошади возник в природе неслучайно, а именно от него когда-то произошли все остальные подвиды семейства. Только в процессе развития начали теряться хромосомы. У лошади обыкновенной их 64, у африканского осла – 62, у азиатского осла – 54, у зебры – 46.

На данный момент мы с грустью можем констатировать, что лошадь Пржевальского почти исчезла из дикой природы. Последний раз на вольных просторах ее видели в 1969 году в Монголии.

Ее исчезновению из природы способствовали серьезные морозы и бураны 1944-1945 годов. И не надо забывать, что в это время свирепствовал голод из-за войны. В Монголию были введены китайские и монгольские войска, в пограничных районах появились вооруженные отряды самообороны. Люди из-за голода тотально истребляли диких лошадей. После такого удара эти непарнокопытные не смогли восстановиться и быстро исчезли из дикой природы.


На планете сейчас около двух тысяч особей данного вида животного. Они произошли от 11 жеребцов, пойманных в Джунгарии в начале 20 века. Их потомки уже не один десяток лет старательно разводятся в неволе, в зоопарках и заповедниках по всей земле. Поэтому лошадь Пржевальского в Красной книге МСОП существует в категории «исчезнувший в природе вид».

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-5

В Советском союзе существовал самый большой заповедник лошадей Пржевальского – Аскания-Нова (Украина). Его первый владелец Ф.Э.Фальц-Фейн коллекционировал этих зверей в начале 20 века. Он же организовал поездки в Джунгарию за ними.

Трудно производить животное, не существующее в дикой природе. В неволе постепенно теряется его способность к размножению. Узкие родственные рамки создают проблемы в генофонде. И ограниченность движения тоже портит картину. В дикой природе эта лошадка почти ежедневно пробегала около сотни километров.

Описание и особенности


Сразу отметим, что данный тип лошади – очень выносливый и сильный. Имеет прекрасно развитую мускулатуру, особенно на бедрах. Стремительно наращивает скорость, сильно отталкивается от земли, совершая прыжок. Может даже ударить копытом сзади, оглушив рядом стоящего. По этой причине находиться рядом с агрессивно настроенной кобылой неопытному в вопросах лошадей человеку, не рекомендуется.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-3

Прибывая в дурном расположении духа, такое животное может даже убить. Лучший способ улучшить его настроение – угостить сахаром. Подходить у животному стоит медленно, не торопясь. Оно не должно бояться. В его глаза лучше не смотреть, так как это оно воспримет, как вызов.

Эта лошадь выглядит коренастее, чем обычная. Длина ее тела около 2 метров. Высота в холке от 1,3 до 1,4 м. Вес примерно 300-350 кг. Ноги не длинные, но сильные. Голова крупная, с мощной шеей и маленькими заостренными ушами. Шерсть у нее цвета песка с рыжим оттенком. Таких называют «савраски». Живот и бока более светлого оттенка. Грива, хвост и «гольфы» на ногах темнее шоколада, ближе к черному.


Зимой шерсть более плотная, чем летом, с мягким теплым подшерстком. По сравнению с лошадкой одомашненной, шуба джунгарской красавицы теплее и плотнее. На голове у нее растет «ежик» из короткой стоячей гривы.

Челки нет. На спине темный пояс. На ногах широкие полоски. Лошадь Пржевальского на фото выглядит игриво из-за пышного хвоста. Сверху него видны короткие волоски, что и создает привлекательный объем.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-6

Мускулатура и костяк у лошади хорошо развиты, кожа толстая, корпус обтекаемый. Глаза большие, чтобы иметь широкий кругозор. Ноздри подвижные, нюх очень развит. Копыта крепкие, чтобы пробегать большие расстояния. Настоящая «дочь степей». Быстрая и сильная, как ветер.

Она, хотя и мелкая, но отличается от приземистых и ширококостных местных лошадей. Ее облик близок к культурным верховым породам, а не к монгольским лошадкам. Только большая голова на могучей шее не позволяет причислить ее к рысистым кобылам.


Конечность имеет один палец – средний. Последняя его фаланга утолщена и заканчивается копытом. Остальные пальцы были редуцированы с развитием во времени. Эта особенность дает животному возможность передвигаться быстро.

В отличие от своей обычной родственницы, дикая лошадь Пржевальского совсем не дрессируется. Подчинить ее могут только воля и ветер. Мы всегда говорим об этом существе в женском роде, хотя правильнее было бы сказать конь Пржевальского, настолько брутальным он выглядит.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-8

Виды

Выделяют три подвида диких лошадей – степной тарпан, лесной и, собственно, лошадь Пржевальского. Все они различались по месту обитания и образу жизни. Но сейчас можно считать тарпана исчезнувшим животным.

На данный момент ближайшей родней джунгарского потомка можно назвать домашнюю лошадь, степного осла, кулана, зебру, тапира и даже носорога. Все они относятся к отряду непарнокопытных.

Это травоядные наземные млекопитающие, которые имеют нечетное количество пальцев, снабженных копытом. Кроме этой схожей части тела, их всех объединяют характерные признаки: малое развитие или отсутствие клыка, они имеют простые желудки и являются травоядными.


Некоторые из них были одомашнены, как лошадь и осел. Это дало толчок к развитию человеческой цивилизации. Подчиняясь людям, они перевозили их, работали на их землях, служили на всех этапах мирной и военной жизни.

Из всех побед людей над животными самой полезной и важной является победа над лошадью. Говоря так, мы имеем в виду приручение любого из ее видов. Все эти благородные существа – потенциальные помощники, друзья и верные слуги человека.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-10

Неизвестно, кто и когда придумал приручить их, но сейчас без лошадей сложно представить жизнь человека в историческом разрезе. А тех непарнокопытных, которых человек не приручил, он преследует с ружьем. У всех этих животных есть еще один общий признак – они, как правило, крупные, и поэтому являются желанными мишенями на охоте.

К их числу относятся и тапиры, которые представляют объект спортивной охоты. Эти животные – ценный источник кожи и пищи. Носороги подвергаются незаконной охоте из-за своих рогов и других частей тела. Их используют в нетрадиционной медицине. Так что мы сами стираем с лица земли неодомашненные виды непарнокопытных.

Образ жизни и среда обитания


Считается, что лошадь Пржевальского – животное, которое пережило последний ледниковый период. Земли, где она обитала, были обширны. Северная граница находилась где-то в центре Европы и доходила примерно до Волги, а на востоке – почти до Тихого океана.

С юга их просторы ограничивались горами. В пределах этой огромной территории они выбирали для проживания сухие полупустыни, степи и предгорные долины. В конце ледникового периода тундры и степи Европы постепенно превратились в леса. Этот ландшафт лошадям не подходил. И тогда площадь их проживания сместилась и закрепилась в Азии.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-11

Там они нашли себе пищу на богатых травой лугах. До определения, как отдельный вид, его издавна знали жители окрестностей озера Лоб-Нор. Зверей именовали «тахами». Монголы называют их родиной  хребет Тахийн-Шара-Нуру («Желтый хребет дикой лошади»).

 Где обитает лошадь Пржевальского сегодня? Нам стало известно только после ее обнаружения. В тот момент она проживала в Монголии, в районе джунгарской Гоби. Эти степные просторы как нельзя лучше соответствуют её физическим запросам.


Много воли, травы, мало людей. Благодаря пресным и слабосоленым источникам, окруженным оазисами, они имели там все, что требуется для жизни – воду, пищу, укрытие. Свое существующее имя приобрели в память о великом русском географе и исследователе, который их обнаружил и классифицировал. А раньше этот вид называли джунгарским конем.

С наступлением сумерек табун под руководством вожака находил себе место для пастбища. Всю ночь стадо наслаждалось пищей на открытом пространстве. А утром вожак уводил его в безопасные укрытые. Во время выпаса и отдыха именно он отвечал за сохранность своего стада.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-12

Главный конь располагался немного выше своих сородичей, на пригорке, и очень внимательно оглядывал все вокруг. Он осторожно водил их к водопою. От жары, холода и хищников табун спасался, выстраиваясь кругом.

В степных и полупустынных районах Центральной Азии эти непарнокопытные успешно отвоевывали у домашнего скота водоемы и пастбища. Скотоводы убивали диких лошадей, чтобы прокормить своих. Это обстоятельство, а также природные суровые условия, привели к тому, что теперь мы видим их только в зоопарках.


К чести сказать, многие зоопарки мира считают своей главной целью не развлечение публики, а сохранение и размножение животных. С лошадью Пржевальского эта задача возможна, хотя и непроста. Это животное успешно размножается в неволе и скрещивается с домашней лошадью.

Поэтому предприняли попытку выпустить ее в естественную среду обитания – степи и пустыни Монголии, Китая, Казахстана и России. За перемещенными на эти просторы лошадьми внимательно наблюдали ученые.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-4

Они поняли, что приживается такая живность везде по-разному. Так, в районе Джунгарской Гоби она размножалась хуже, чем в других местах. Хотя именно эти территории были её последним природным местом обитания.

То ли условия изменились, то ли произошли изменения в поведении самой лошади, но она с трудом стала находить там пропитание. А если еды мало, популяция животных не увеличится.

После исследований стало ясно, что раньше у них был другой рацион. Траву они ели только весной и летом, а зимой и осенью питались сухостоем, ветками. Им приходилось прятаться под кустарником от человека, отсюда и приоритеты в питании.


Сейчас они не прячутся, о них, наоборот, заботятся. Однако, парадокс – именно это их и «разбаловало», если можно так сказать. Они уже не выдерживают конкуренции с домашними животными, так как имеют более капризные пищевые приоритеты, выживаемость снизилась. Популяция растет весьма слабо. Приходится постоянно подкармливать этих зверей, чтобы они не погибли.

Территории их обитания автоматически могут быть причислены к заповедникам или заказникам. Охота на них считается очень серьезным преступлением. Исследователи пришли к выводу, что, выпуская в дальнейшем на волю этих животных, надо заранее их приучать к другому образу жизни и питания.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-7

Питание

Пищей такой лошади служили в основном жесткие степные травы, ветки и листья кустарников. На пастбища она выходила в сумерки. В суровые зимние месяцы ей приходилось раскапывать глубокий снег, чтобы добраться до сухой травы.

Кое-что интересное выявили некоторые наблюдения и исследования. Власть в табуне имеет вожак, а вот на поиски пищи всех ведет старшая кобыла. В это время вожак замыкает группу.

Основу их питания составляли злаки: ковыли, житняк, овсяница, чий, тростник. Они также ели полынь, дикий лук, жевали небольшие кустарники. Предпочитали саксаул и карагану. Кстати, живущие сейчас в заказниках на других континентах особи замечательно переносят местное меню.

Очень трудное время для пропитания наступает зимой, особенно после оттепели. Образовавшийся джут (наст) мешает двигаться, лошади скользят, им трудно пробить эту ледяную корку и добраться до травы. Может возникнуть голод.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-9

В неволе их кормить легко, они приспосабливаются ко всем видам растительной пищи. Единственное, не надо забывать их привычные вкусы, включая предпочтения в питье. Иногда рекомендуется добавлять в воду соль. Все-таки солончатые воды Джунгарской Гоби были им исконно родными. Такая жидкость представляет собой огромную пользу для животного.

Размножение и продолжительность жизни

В природных местах обитания, в степях и полупустынях, они держались небольшими табунами. Спаривание обычно происходило весной, в апреле или мае. Беременность длилась 11 месяцев, поэтому потомство появлялось уже следующей весной.

Такой удачный цикл позволял им легче создать подходящие условия для рождения и питания. Мама рожала одного жеребенка обычно вечером или утром. Он с рождения был зрячим. И уже спустя несколько часов мог следовать за табуном на своих ножках.

Его страховал самец. Стоило малышу немного отстать, тот подгонял его, покусывая кожу у основания хвоста. Мама кормила детеныша несколько месяцев, пока у того не вырастали зубки. Тогда жеребенок уже мог самостоятельно есть траву.

Лошадь-Пржевальского-Описание-особенности-виды-образ-жизни-и-среда-обитания-животного-14

Подросших жеребят оставляли в стаде только, если это была кобыла. Если был жеребец – вожак выгонял его из своего табуна через год. Потом подростки образовывали отдельные группы, в которых жили до 3 лет, пока не вырастали окончательно. В таком возрасте половозрелый самец мог завоевать себе кобыл и создать свой табун.

Сейчас трудно сказать, сколько жила эта лошадь в дикой природе. По находкам можно говорить примерно о 8-10 годах жизни. Под присмотром человека животное может дожить до 20 лет. Сегодня за популяцию лошади Пржевальского отвечает человек.

Её численность очень неустойчива, есть опасность генетического однообразия. Все лошади на данный момент — довольно близкая родня друг другу, что может повлечь за собой мутации.

К тому же, это влияет на предрасположенность к заболеваниям. Однако очень многое уже сделано. Людям удалось спасти эту красавицу. Число лошадей уже не вызывает такой обеспокоенности. Так что есть надежда на светлое будущее данного вида.

Источник: givnost.ru

Европа знает вид Equus przewalskii по имени знаменитого путешественника Николая Пржевальского — он сделал первые его описания и привез в Петербург шкуру и череп лошади из Южной Джунгарии. В середине XX века в дикой природе лошадей Пржевальского не осталось, зато начались целенаправленные усилия по восстановлению популяции. Первая «свободная» лошадь родилась еще в 1994 году, а сейчас, после долгой подготовки заканчивается первый этап реинтродукции вида в Предуральские степи.

До конца XIX века о существовании диких коней знали только кочевые племена. Они называли их «тахи» или «кэртаг» .

Затем интерес к новому ранее неизвестному науке виду привел к отловам лошадей Пржевальского в природе для зоопарков, пожелавших иметь это животное в своей коллекции. В заповедник Аскания-Нова, а также в несколько европейских и североамериканских зоопарков поступило 55 отловленных в природе жеребят. Однако далеко не все они в дальнейшем дали потомство. Последнее поступление в зоопарки вольных лошадей Пржевальского из предгорий хребтов Байтаг-Богдо-Нуру и Тахийн-Шара-Нуру произошло в 50-х годах XX века. В неволе постепенно сформировалась популяция лошадей Пржевальского, никогда не видевших степей. Удивительный факт: все ныне живущие лошади Пржевальского ведут своё происхождение всего от 12 диких животных.

По мнению некоторых специалистов, сокращение поголовья лошади Пржевальского в природе началось гораздо раньше, чем о лошади узнали европейцы. Появление в обиходе кочевников хороших нарезных винтовок ускорило естественные природные процессы. А переломным моментом в судьбе кэртага называют суровую зиму 1944-45 г., последовавшую за сухим летом, с бескормицей и страшным «джутом года обезьяны», когда ледяная корка вызвала катастрофический падеж домашнего скота: местные жители выживали только охотой.

Сейчас большинство специалистов считают лошадь Пржевальского единственным и последним диким представителем настоящих лошадей. Споры о том, является лошадь Пржевальского самостоятельным видом или одним из нескольких географических подвидов длились до самого недавнего времени. Четкие фенотипические и генетические признаки позволяют выделить лошадь Пржевальского в самостоятельный вид, отличный и от домашней лошади. У домашней лошади только 64 хромосомы, тогда как у лошади Пржевальского — 66.

Генетик Курт Бениршке из Зоологического общества Сан-Диего (США) в 1965 году, а также российский зоолог Виктор Орлов показали: кариотип домашних лошадей образовался в результате слияния предковых хромосом. Выяснилось, что 32-я и 33-я пары хромосом лошади Пржевальского имеют форму буквы «V», а 32-я пара хромосом домашней лошади имеет форму буквы «X». Генетически 32-я и 33-я пары хромосом лошади Пржевальского соответствуют одной 32-й паре хромосом домашней лошади.

Судя по всему, в процессе эволюции произошло слияние 32-й и 33-й пар хромосом лошади Пржевальского, давшее 32-ю пару хромосом домашней лошади (так называемая «робертсоновская интеграция»). Это означает, что животные, от которых домашние лошади ведут свою историю, и лошадь Пржевальского были близкими родственниками. Теперь такие отношения позволяют им свободно скрещиваться с образованием плодовитых гибридов. В то же время, исследуя митохондриальную ДНК, Оливер Райдер и Анна Боулинг из Зоологического общества Сан-Диего выяснили, что у Equus przewalskii есть уникальные генетические маркеры, не встречающиеся ни у одной породы домашних лошадей, даже у монгольской, соседствовавшей с ней веками.

Специалисты считают, что за время разведения в неволе этот вид дважды прошел стадию «бутылочного горлышка», когда очень низкая численность обусловливает близкородственное скрещивание. Первый раз это случилось в начале ХХ века, когда между разными зоопарками не существовало обмена племенными животными; лошадей разводили небольшими группами. С тех пор в родословных лошадей Пржевальского значатся гены домашней лошади — в разведение была допущена домашняя кобыла. Во время Второй мировой войны в живых осталось всего 15 лошадей Пржевальского. Только четыре из них были чистокровными. Это было второе «бутылочное горлышко».

В 1959 г. в Праге состоялся Первый Международный симпозиум по вопросам сохранения лошади Пржевальского, где была выработана стратегия коллективных действий по спасению буквально на глазах исчезающего вида. Благодаря активной работе ученых Эрны Моор из Гамбурга и Юрия Вольфа из Праги в 1960 году была создана Международная племенная книга лошадей Пржевальского, которая ведется и поныне. Была продумана и разработана целая система обмена производителями, предотвращающая инбридинг, методика содержания лошадей Пржевальского естественными социальными группами.

К 1972 г. численность мировой популяции возросла до 200, к 1985 г. — до 680 особей. Тем временем в 1980-х годах отряды зоологов, пытавшиеся найти в Монголии лошадей Пржевальского, вернулись с неудачей. В природе этот вид исчез.

Генетики выделяют 13 линий разведения лошадей Пржевальского. Накопленный опыт разведения в зоопарках наглядно продемонстрировал «издержки» инбридинга. Из 80-120 жеребят, рождающихся в неволе каждый год, гибнет 15-20%, до двух лет доживает лишь 50%. Помимо аномалий развития и уродств, были обнаружены и другие изменения фенотипа вида, обусловленные содержанием в небольших по площади вольерах.

Сравнение черепов и скелетов лошадей Пржевальского, отловленных когда-то в природе с зоопарковскими, показало, что недостаток движения сильно сказывается на животных. Всего за четыре-пять поколений лошади Пржевальского могут сменить свой облик на низкорослый, грузный и коротконогий, совершенно не приспособленный к выживанию в дикой природе.

Для предотвращения этого в Европе начали создавать питомники-полурезерваты, в которых лошади содержатся на больших территориях с естественными пастбищами, в естественном климате. Лошади «вспомнили» природные поведенческие конструкции, у них стали формироваться «забытые» отношения естественных табунов.

Изыскания по возвращения лошадей Пржевальского в дикую природу были начаты в 1986 году. Специалисты из России и Нидерландов совместно с монгольскими коллегами предложили осуществить проект в заповеднике Хустай-Нуруу (50 000 га), вблизи священной горы Хустай. В 1992 году была осуществлена первая отправка 16 лошадей Пржевальского в Монголию из полурезерватов Нидерландов и Германии и заповедника «Аскания-Нова». Затем последовало еще четыре завоза лошадей, всего в Монголию было доставлено 84 лошади.

Первая свободная лошадь Пржевальского родилась 24 августа 1994 года. На 2003 год в Хустай-Нуруу насчитывалось 150 лошадей, при том, что за прошедшие 11 лет реинтродукции остались в живых лишь 29% завезенных животных. Остальные (71%) были рождены в Монголии. Общее количество вольноживущих лошадей Пржевальского в Монголии на сегодня составляет 340 особей. Монгольские специалисты намерены довести поголовье в Хустай-Нуруу до 500 лошадей.

Сейчас в мире восстановленная популяция лошадей Пржевальского достигает примерно 2000 особей. В мире было создано 11 крупных центров по разведению и выпуску их в природу. В Монголии, помимо национального парка Хустайн Нуру, эта работа идет в Центре реинтродукции Тахин-Таль, расположенном в Большом Гобийском биосферном заповеднике и Центре Хомин-Таль, расположенном в буферной зоне Национального парка Хар-Ус, Западная Монголия. Проекты развиваются в Китае, Казахстане и Узбекистане.

18 лет назад в зону отчуждения ЧАЭС привезли из заповедника Аскания Нова и выпустили на волю небольшой табун пржевальцев. Лошади хорошо там адаптировались, численность табуна достигла 100 особей, лошади продолжают там обитать и даже уходят на земли соседней Белоруссии. К сожалению, браконьерский отстрел представляет для этих лошадей прямую угрозу.

В 2014-2015 году создан первый проект реинтродукции лошади Пржевальского в России — на одном из участков территории ФГБУ «Заповедники Оренбуржья». В работе над программой реинтродукции сотрудничают Степной проект ПРООН/ГЭФ, Министерство природных ресурсов и экологии, РГО, два академических института — ИПЭЭ имени А.Н.Северцева РАН и Институт степи УРО РАН, Зоологический музей МГУ.

Практический этап программы начался осенью 2015 года. Лошадей для создания первой репродуктивной группы безвозмездно предоставила французская Ассоциация по лошади Пржевальского ТАХ (Association pour le Cheval de Przewalski: TAKH). Предуральская степь была признана учеными идеальным местом для разведения и восстановления популяции лошади Пржевальского.

Единый заповедный участок целинной степи площадью более 16,5 тыс.га в междуречье рек Буртя и Урта-Буртя — притоков р. Урал — не распахивался с 1965 года. По своим природным и климатическим условиям, ландшафту, спектру растительности он идеально подходит для диких коней и может обеспечить их существование круглый год. Климатические условия в этом районе мягче, чем в Монголии.

В «Заповедниках Оренбуржья» была построена предназначенная для проекта инфраструктура — специализированный кордон «Сармат», устроены карантинные помещения и укрытия для лошадей, огорожен просторный акклиматизационный загон, заготовлены корма, налажены круглосуточные наблюдения и охрана. Шесть лошадей — косячный жеребец, четыре кобылы и жеребенок были доставлены в заповедник 18 октября 2015 года.

 

Фото: Н.Судец

Опыт монгольских коллег показывает, что из завезенных животных в первый же год выпуска погибает в среднем 22% лошадей — настолько сложно им приспособиться к суровым и переменчивым климатическим условиям. Те, кто пережил первую зиму, имеют уже гораздо более высокие шансы выжить. Первая зима в Оренбуржских степях выдалась очень тяжелая — с буранами и рекордным уровнем снега, с морозами и джутом — ледяной коркой, выдерживавшей вес скачущей лошади. Но самоотверженная работа команды заповедника и продуманность всех мер по акклиматизации животных сыграли свою роль. Все шесть лошадей благополучно пережили первые самые ответственные месяцы на новом месте.

«Мы очень хорошо поработали над планом акклиматизации, — рассказывает Татьяна Жарких, руководитель Центра реинтродукции лошади Пржевальского. — Все действия были продуманы заранее, чтобы лошади спокойно пережили первую зиму. Их привезли в середине осени, буквально за несколько дней до первого снега, и очень хорошо, что они не подверглись стрессу от кровососущих насекомых.

Мы заготовили достаточное количество корма. Мы не содержали их в конюшне, а с самого начала дали им возможность адаптироваться к нашим условиям. И это оказалось правильным ходом — несмотря на суровую зиму, наши кони даже не похудели, хотя в норме в природе они зимой существенно теряют вес. А сейчас они уже даже приступили к размножению. Буквально на днях мы видели, как жеребец кроет кобылу. Успех этого мы пока не можем предсказать, но будем надеяться, что следующей весной будет потомство.

У нас разработана программа научных исследований, главной задачей которых являются взаимоотношения вселенного вида — лошади Пржевальского — и степных экосистем. Мы будем изучать все факторы, которые будут влиять на формирующуюся популяцию, ее демографию. Уже начали геоботаническое картирование и изучение продуктивности растительных сообществ, чтобы ответить на вопрос о предельно допустимой нагрузке на степь.

Когда наши лошади выйдут из акклиматизационного загона, у нас уже будет первая карта растительных сообществ — «нулевой уровень», который мы будем мониторить и отслеживать все изменения. Начаты исследования поведения лошадей в табуне, организована полевая паразитологическая лаборатория. Наш научный отдел ведет и другие исследования — они помогают понять картину жизни степных сообществ, во всей их сложности и взаимосвязи».

Акклиматизационный загон имеет сложную форму «восьмерки» — два круга, соединенные перешейком. «Это первые в мире круглые загоны, мы учли весь опыт завозов, какие только были ранее, — говорит Рафиля Бакирова, директор «Заповедников Оренбуржья». — Это сделано для того, чтобы предотвратить травматизм. Здесь у нас и подкормка, и водопой. Начальный этап проекта рассчитан на срок до 2030 года, его задача — создание устойчивой самовоспроизводящейся популяции численностью до 150 особей, которая будет состоять из чистокровных животных, занесенных в племенную книгу. Крайне важно предотвратить скрещивание лошадей Пржевальского с домашними лошадьми и размыв драгоценного генетического материала. Поэтому принято решение о создании для лошадей огороженной территории площадью 16,5 тыс. км2 с длиной изгороди 52 км. Это будет самый огромный загон в мире. Осенью мы планируем завоз новой группы. Сейчас идет интенсивная работа по подбору лошадей. Скорее всего, это будет группа кобыл, но возможно, найдем и жеребцов. Нам нужны молодые лошади, готовые к воспроизводству, подобранные по генетическим параметрам, направленным на разнообразие и устойчивость генного баланса. Если мы сейчас завезем кобыл, то максимум через год нам предстоит завезти группу жеребцов. После этого можно будет на 10-15 лет забыть о завозах — табун будет расти и строить свою структуру сам».

Почетная гостья «Заповедников Оренбуржья» — французская исследовательница Клаудия Фё. Именно ей принадлежит честь основания биостанций по разведению лошадей Пржевальского на юге Франции — в Камарге, и в Западной Монголии. Она не просто занимается работой с этим видом — она относится к своим питомцам как к собственным детям. На родине у нее целая школа последователей и учеников.

Клаудия Фё в Оренбуржье впервые, и в первый раз после полугодовой разлуки вновь увидела своих коней, перешедших из ее «родительских» рук в руки команды оренбуржцев. Она придирчиво осматривала место подкормки и поильники, сетку ограждения, расспрашивала о деталях Татьяну Жарких — основного специалиста заповедника, принявшего на себя всю заботу о лошадях. Все питомцы бодры, здоровы и невредимы. Они дружелюбны и любопытны, и спустя совсем немного времени позволили гостям приблизиться на пару десятков метров.

«Когда лошади прибывают на новое место, им обычно нужно год или два чтобы адаптироваться, — рассказывает Клаудия Фё. — Здесь зимы не такие как во Франции. И от этих лошадей, прежде всего, требуется научиться жить в новой среде. Так случилась, что именно первая зима здесь оказалась экстремально суровой. Очень хорошо, что за ними здесь такой внимательный присмотр. Мне рассказали, что мои лошади очень хорошо проявили себя, долго добывали корм сами, раскапывая копытами снег. Хорошая подкормка помогла им продержаться, они в отличной форме. Лошади знакомы друг с другом со времен питомника, еще там установилась иерархия доминирования, и это прекрасно, потому что если бы это устанавливалось здесь, поверьте, это был бы просто ад на земле. Их группа волне сформирована — им не нужно тратить время и силы на новые отношения, они могут просто спокойно питаться и привыкать. Думаю, что к сентябрю они уже станут весьма упитанными! А вообще — лошади никогда не перестанут меня удивлять. Работая в Монголии, я наблюдала за игровыми взаимоотношениями жеребят. Наблюдать за ними не менее интересно, чем за человекообразными обезьянами. Игра в жизни лошади вообще имеет большое значение. Социальное поведение молодняка находит потом отражение в драках за партнера. Будущим жеребцам это нужно, чтобы правильно разработать стратегию предстоящих сражений. Они учатся и тренируются в игре, и тот жеребенок, который больше играет, оказывается более успешным в оставлении потомства. А вообще — спустя 40 лет своей работы с лошадьми, я каждый день вижу что-то новое. Вопросов все больше и больше!»

«У них хорошие репродуктивные перспективы. Это молодые животные, они не получали противозачаточных средств перед отправкой. Социальное и половое поведение у них в полной норме, поэтому все должно получиться, — говорит Наталья Спасская, старший научный сотрудник Зоологического музея МГУ. — Лошади могут жеребиться каждый год. Но на деле это происходит реже и зависит от конкретного животного. Есть кобылы, которые приносят потомство раз в два года, другие — раз в три года. Причем это может зависеть от каких-то внешних условий и даже от индивидуальных «личностных» особенностей. Мы знаем, что поведение животных и их гормональный статус плотно увязаны. В условиях табуна, живущего в дикой природе, хорошо, когда жеребята появляются у разных кобыл приблизительно в один и тот же период года — это залог общей безопасности табуна, его мобильности, репродуктивной эффективности. Если один какой-то жеребенок рождается во «внеурочный» период, вероятность его выживания резко снижается. Так что для выживания вида в целом важна сезонность размножения. В резервате у Клаудии Фё был интересный опыт: в питомник были доставлены взрослые кобылы, получавшие до отправки гормональные противозачаточные средства. После этого на протяжении более 5 лет кобылы очень плохо жеребились, на 20 кобыл за это время появилось всего 3 жеребенка. Вероятно, решающую роль сыграли эти самые гормональные препараты. А дальше было забавно. Они получили еще животных — трех кобыл и жеребца из Праги. И вот эти лошади были уже безо всяких противозачаточных гормонов. Когда их выпустили после карантина, они быстренько начали размножаться! И во всем питомнике график репродуктивной активности резко пошел вверх. Посмотрев на своих новых соседей, демонстрировавших нормальное половое поведение, лошади последовали их хорошему примеру. Коллективные животные, что и говорить!»

Монгольский гость Усухжаргал Дорж — молодой ученый, работает в национальном парке Хустайн Нуруу, где проект по реинтродукции лошади Пржевальского в дикую природу идет уже более 20 лет. Помимо основных исследований лошади Пржевальского, ученые из Монголии пытаются определить безопасный предел численности и плотности популяций копытных животных в степных сообществах на территории своего национального парка.

«Реконструирование популяции лошади Пржевальского как бы «реконструирует» саму степь, — рассказывает Усухжаргал Дорж, — До того, как к нам завезли лошадей Пржевальского, биоразнообразие этого участка степи было невелико. Но после установления режима охраны и появления завезенных лошадей, степь как бы «сама по себе» начала заселяться жизнью. Стали приходить и оставаться различные животные, в частности, численность газелей увеличилась в несколько раз. Разведение лошадей Пржевальского создало своеобразный «эффект зонтика», спонтанно повысилось биоразнообразие и биопродуктивность степных сообществ, степь обрела черты биома более высокого качества».

Степные экосистемы удивительны тем, что все богатство их растительного покрова сформировано с помощью бесчисленных в прошлом стад копытных животных, пасшихся и вытаптывавших степи. Животные и растения представляли собой единую и устойчивую систему с точно пригнанными друг к другу особенностями жизненных циклов. Мир ковыльных степей невозможно представить себе без пасущихся табунов диких коней. И человек, вытеснивший их когда-то из мест исконного обитания, стремится исправить свою ошибку.

 

Источник: scientificrussia.ru

Важная особенность лошадей Пржевальского – их невозможно одомашнить. Хотя иногда в порядке исключения и удается приручить отдельных толерантных особей, выросших рядом с человеком. Например, первый в Аскания-Нова жеребчик Васька, росший с людьми с самого малолетства, мог ходить под седлом. Но этот фокус удался всего один раз, и, как ни старалась то белая, то красная кавалерия в гражданскую войну приспособить дикарей к делу, ничего не выходило. Вообще говоря, пока неизвестно, от чего зависит способность тех или иных животных к одомашниванию, но некий генетический базис, предопределяющий склонность сотрудничать с человеком, определенно существует. Достаточно вспомнить известные параллели: азиатские слоны приручаются, африканские – нет; африканские ослы стали домашними, азиатские ослы куланы остались дикими, несмотря на все попытки с ними сладить. Вывод из сказанного прост: современные дикие лошади, как ни странно, не предки домашних лошадей. Ни европейские тарпаны, ни азиатские пржевальцы. Так же, как шимпанзе – не предок человека, а только ближайший родственник, и наши общие с шимпанзе предки жили более шести миллионов лет назад. Анализ митохондриальной ДНК показал: ветви диких и будущих домашних коней разошлись от общего вымершего предка всего 40–90 тысяч лет назад. Так что и скрещиваются они запросто, и за ресурсы конкурируют активно. Более того, одна из причин истребления диких лошадей состояла в том, что они претендовали на те же пастбища, что и домашние. К тому же, и это для человека было еще обиднее, дикари уводили домашних кобыл в свои табуны. Какая домашняя кобыла устоит перед настоящим диким конем? Ну а дальше история известная: они посягнули на мои земли и мой скот! Давайте-ка истребим их (они ведь еще и такие вкусные!). И истребили. Пржевальцев в природе, а диких европейских тарпанов – полностью. Остались только внешне похожие тарпановидные польские коники – потомство тех самых загулявших домашних кобыл. К этой позорной победе над природой люди шли долго: на диких коней, судя по остаткам обглоданных костей, охотились еще в каменном веке. Изначально дикие лошади в Евразии жили на всех открытых пространствах от субарктики до полупустынь. Но под антропогенным прессом их ареал с каждым столетием сокращался: конина считалась деликатесом во все времена. И если от лука и копья лошади могли убежать, то пуля – куда деваться от прогресса! – догоняла их наверняка. К тому же с дикими лошадьми сыграла злую шутку их знаменитая сплоченность. От выстрелов они не кидаются врассыпную, как олени или антилопы, а наоборот, сбиваются в еще более плотный табун, – сильно снижая шансы на спасение. Последняя дикая европейская лошадь – тарпан – дожила лишь до 1919 года – и то в зоопарке. И это не единственный побочный эффект коллективизма лошадей – пржевальцы вообще не могут жить поодиночке. Даже на время оказаться без сородичей для этих животных – невыносимое испытание. Впрочем, в природе одиночество им не грозит – лошадь постоянно в табуне. А вот в неволе такое случается и может стоить жизни. Очутившись в изоляции, лошади впадают в панику, начинают метаться, не могут успокоиться, а за несколько часов способны и вовсе загнать себя насмерть. Чтобы этого не случилось, им необходима компания – другая лошадь, пусть даже домашняя. Нет лошади – пусть будет коза, овца, корова. Хоть кто-нибудь, только не оставляйте меня одну! Поэтому в заповеднике загон для ветеринарных процедур трехместный: один отсек для пациента и два – для «группы поддержки». Лошади Пржевальского, как и чудом уцелевшие европейские лесные быки зубры, прошли сквозь то, что генетики называют бутылочным горлышком. Это когда численность вида падает до критического уровня, и популяция начинает восстанавливаться буквально из нескольких особей. Иногда это получается, иногда вид вымирает. Потому что главная опасность прохождения через бутылочное горлышко – резкое обеднение генофонда. У оставшихся животных могут быть превосходные гены, но этих генов слишком мало, чтобы образовать достаточное количество комбинаций для необходимого генетического разнообразия. К тому же многие аллели продолжают исчезать из генофонда за счет генетического дрейфа – чисто статистического процесса случайного вытеснения генов при рекомбинациях. И за неизбежным в таких условиях инбридингом, близкородственным скрещиванием, следует инбридинговая депрессия: прогрессирующее снижение иммунитета и плодовитости. Чтобы избежать этого, нужна ювелирная племенная работа, и в нее включились все зоопарки и заповедники мира, где были лошади Пржевальского. Племенную книгу вида ведет Пражский зоопарк, в ней досье на каждое чистокровное животное: имя, номер, происхождение, характеристики и – перспективы «устройства личной жизни». Конечная цель племенной работы – создание в естественных условиях нескольких независимых самоподдерживающихся чистокровных популяций, которые станут генетическим резервом вида. Одна из таких популяций, состоящая из нескольких табунов, будет жить здесь, в Предуральской степи. Пржевальцы из Франции – это первый этап колонизации Оренбуржья. В следующем году к французским присоединятся лошади из Мюнхена или от какого-то другого участника программы восстановления вида. Хотя руководитель центра реинтродукции лошадей Пржевальского Татьяна Жарких считает, что лучше всего было бы привезти животных из украинского заповедника Аскания-Нова. Дешевле, проще для акклиматизации и удобнее для специалистов, которые когда-то работали в Аскания-Нова и знают тех лошадей как родных. Но, увы, не всегда самые очевидные решения оказываются самыми простыми.

Источник: nat-geo.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.