Фауна кавказа


Животные Западного Кавказа
Территория Западного Кавказа находится в зоне величественных горных степей и широколиственных лесов, что определяет богатство фауны этого региона. Множество представителей животного мира является эндемиками, то есть встречаются только на этой территории. Много лет назад на нетронутых массивах обитало большое количество представителей копытных. В их числе были некоторые представители семейства оленевых. Сейчас на территории степей многих из этих животных не осталось, как и некоторых представителей отряда грызунов.

Но животный мир и в наше время остается богатым и разнообразным. Среди его представителей — заяц-русак, суслики, хомяки, южный еж, степной хорек и большой тушканчик. Типичные обитатели речных заводей — водяная крыса и норка. Также в степи можно встретить волка и степную лисицу — корсак. Обитают в степи и пресмыкающиеся. Это веретеница, степная гадюка, водяной уж и другие.

Степную полосу также населяют множество разновидностей насекомых. Среди них много и представляющих угрозу для культурных растений (американская белая бабочка, саранча, калифорнийская щитовка).

Дикие животные Западного Кавказа                                                                    

Кавказский Зубр

Дикие животные населяют территории горных лесов данной области. Типичные жители этих мест — зубр, дикий кабан, кавказский олень и косуля. Зубры — это самые крупные представители млекопитающих в Европе. В начале XXв., в здешних лесах обитали кавказские зубры, но их численность неуклонно снижалась из-за сокращения мест обитания и отстрела охотниками.

В 1927 г. браконьеры убили последних представителей этого вида. В 40-е годы было положено начало восстановлению этого вида и сейчас на территории заповедников и рядом с ней обитают животные, которые внешне почти ничем не отличаются от кавказских зубров. В наше время, количество этих животных, населяющих Кавказ около 2000.

Что касается оленей, местности их обитания значительно сократились, и сейчас встретить их можно в горах южных склонов на линии населенных пунктов Курджиново, Преградная и Карачаевск. Для промышленных целей создан Эльбурганский олений питомник, в котором в настоящее время обитают около 2000 оленей. Их выращивают с целью получения оленьего мяса и шкуры. Также ценностью обладают неороговевшие оленьи рога (панты). Панты являются сырьем для получения лекарственного препарата пантокрина.


На высокогорных территориях можно встретить туров и кавказскую серну. Среди птиц в степной местности, можно наблюдать таких как серая куропатка, жаворонок, коршун. Также среди этого класса встречаются те, кто населяет исключительно территорию Кавказа. Среди них кавказский тетерев и кавказский улар — представители семейства фазановых. На вершинах гор устраивают свои гнездовья хищники — орлы, беркуты, черные грифы.

Кавказская рысьТакже традиционными представителями кавказских лесов являются бурые медведи, лисы, шакалы, куницы и рыси. Эти и другие обитатели Кавказа населяют территорию Кавказского государственного заповедника, который находится в списке всемирного наследия. В настоящее время его населяют 89 видов млекопитающих и 248 видов птиц. Территория заповедника занимает площадь около 280 тыс.га. На его землях обитают и животные, занесенные в Красную Книгу.

Фауна заповедника богата и многообразна, здесь живут не только представители кавказской фауны, но и средиземноморской и других видов европейского животного мира. Различные климатические условия на территории заповедника, позволяющие сохранять такой богатый и неоднородный животный мир, обусловлены его географическим положением, расположением в непосредственной близости Черного моря, а также горной цепи Кавказского хребта.


Источник: www.alaniatv.com

[3]

Общий очерк фауны Кавказа

Первые исследования Кавказа в зоологическом и вообще естественноисторическом отношении начались с 1770 года, когда на Кавказ приехал с своей экспедицией академик Антон Гюльденштедт и почти вслед за ним другой член Академии наук Самуил Гмелин, также во главе особой экспедиции. Если к этим двум исследователям присоединить еще ботаника Маршаля Биберштейна и Паласса, посетившего в 1793 г., между прочим, и степи Ставропольской губернии, то ими почти исчерпается перечень исследователей Кавказа XVIII столетия.

Насколько трудно было в те времена заниматься изучением Кавказа можно видеть из того, что оба первые, очень солидные ученые, которые могли бы сильно расширить и обогатить сведения о Кавказе, не были даже в состоянии закончить свои первоначальные работы. Гюльденштедт заболел на Кавказе жестокой изнурительной лихорадкой, расстроившей его здоровье, и умер через пять лет по возвращении в Петербург, а Гмелин был взят в плен недалеко от Дербента, пробыл в плену почти пять месяцев и скончался в ауле, не увидев снова свободы. Могила его с большим железным ажурным крестом, обнесенная простой изгородью из колючих растений и находящаяся почти у самой дороги на небольшом холме, вблизи аула Каякента, и теперь обращает внимание на себя каждого, едущего в Дешлагар.


С 20-х годов прошлого столетия Кавказ начал все чаще и чаще посещаться различными учеными. За двенадцать лет здесь перебывали Эйхвальд, Менетриэ, Криницкий, Эверсман, Нордман — всё специалисты-зоологи. Сороковые и пятидесятые годы были гораздо беднее исследователями Кавказа, чем двадцатые и тридцатые годы прошлого столетия; но с 60-х, а особенно с 70-х годов, [4]Кавказ начинает уже почти из года в год посещаться различными учеными и, кроме того, в его пределах начинают выступать местные исследователи. Труды их отличаются, по словам покойного — профессора М. Н. Богданова, занимавшегося изучением птиц Кавказа, новизной и научным интересом. Из целого ряда таких лиц укажу для примера на Гогенакера, скромного пастора немецких колоний Елизаветпольской губ. и лесничего Млокосевича, проработавшего многие годы в местечке Лагодехи Тифлисской губернии.

Первые исследователи Кавказа, как и всегда бывает в подобных случаях, стремились объехать возможно большее пространство, посетить возможно большее число интересных мест, собрать коллекции и обогатить науку новыми видами животных и растений, но они не могли, конечно, заняться детальным изучением особенностей фауны и флоры Кавказа, изучением разновидностей, вариететов, точным сравнением животных и растений Кавказа с их родственниками, живущими в соседних в странах Европы и Азии, а также изучением географического распространения их как в пределах Кавказа, так и в окружающих его странах, то есть не могли заняться исследованиями столь важными для разъяснения очень многих интересных вопросов общего характера.


этому из трудов первых исследователей Кавказа можно было вывести заключение лишь о большом богатстве и разнообразии природы его; но только более основательные исследования последних 20—25 лет показали, что изучение фауны и флоры этой страны, через которую пролегали пути не только переселяющихся народов, но и пути, по которым распространялись шире и шире разные виды животных, представляет еще огромный научный интерес и в других отношениях, проливая между прочим свет на далекое прошлое современной Европы и Азии, на то, как и откуда населялся Кавказ живущими в нем растениями и животными, по каким путям совершалось расселение животным в современную и предыдущие геологические эпохи. [5]на то, почему фауна Кавказа имеет такую, а не иную физиономию и так далее.

Кавказ представляет местность с таким богатым и разнообразным животным населением, какое редко где можно встретить в других странах на таком сравнительно ограниченном пространстве. На Кавказе мы находим животных, свойственных самым разнообразным климатам, начиная почти с тропического и кончая очень холодным, почти полярным.


ъ зверей мы встречаем здесь с одной стороны гиену, тигра, пантеру, массу шакалов, индийского дикобраза, а с другой — снежную полевку (Microtus petrophilus Wagn), половину жизни проводящую под снегом, куниц, горностая и бурого медведя, то есть таких животных, которые живут по преимуществу в более или менее холодных странах. Особенно южным характером отличается фауна лесов окрестностей Ленкорани и Талышских гор, проходящих по границе России и Персии, где, по словам известного зоолога К. А. Сатунина, мы находим 45% индийских видов. Встречаются на Кавказе животные, свойственные по преимуществу средней Европе с ее мягким и более или менее влажным климатом, например, европейская дикая коза, благородный олень (особая раса, гораздо более близкая к европейскому оленю, чем к азиатским), зубр, серна, живущая по преимуществу в горах западной Европы; но рядом с ними живут звери, свойственные крайне сухим и жарким в летнее и очень холодным в зимнее время азиатским пустыням, каковы, например, корсаки, сайгаки, отчасти джейраны (Antilope subgutturosa Pall), многие виды тушканчиков, земляных зайцев и так далее.

Почти рядом с животными, свойственными жарким низменностям, мы встречаем на Кавказе и высокогорные формы, проводящие всю жизнь вблизи вечных снегов и ледников, например, упомянутую уже снежную полевку, туров или каменных козлов, серн и тому подобных. Подобное же смешение форм, свойственных самым разнообразным климатам, мы встречаем на Кавказе, конечно, не только среди млекопитающих, но и среди птиц, [6]пресмыкающихся и других классов животных.


самом деле, вместе с великолепно окрашенной султанской курицей (Porphyrio poliocophalus Lath), розовым фламинго, щуркой (Merops), сивоворонкой (Coracius), имеющей такую чудную лазоревую окраску нижней стороны крыльев, какая может быть только у птиц тропических стран, зимородком — такими близкими родственниками птиц тропического пояса — живут дети холодных даже полярных стран, как, например, снегири, клесты (Loxia pityopsittacus Bechst), овсянки (Emberiza citrinella L.) и так далее. Среди пресмыкающихся Кавказа мы встречаем, например, кольчатого ужа, который живет в Петербургской, Новгородской и, вероятно, даже Олонецкой губерниях, обыкновенную гадюку, распространяющуюся до Архангельска, а на Скандинавском полуострове переходящую даже за полярный круг, и рядом с ними средиземноморскую гадюку (гюрза, Vipera lebetina L.), свойственную Алжиру, Египту, Месопотамии, Афганистану, Белуджистану, Кашмиру и так далее, песчаного удава (Eryx jaculus L.), много видов полозов (Zamenis, Elaphis), а из ящериц — стеллионов, агам, гекконов (Gymnodactylus), свойственных по преимуществу теплым странам Азии и Африке. Из отряда черепах рядом с европейской (Emys orbicularis L.) на Кавказе мы встречаем сухопутную кавказскую черепаху (Testudo ibera Pall.), водящуюся в Северной Африке, Сирии, Персии и нигде не встречающуюся на материке Европы.

Животный мир Кавказа отличается не меньшим богатством и разнообразием, а, вероятно, даже большим, чем растительный, но богатство и разнообразие последнего лишь сильнее бросаются в глаза.


авним, например, флору прикаспийских степей северного Кавказа, где растет полынь, да сухие, почти безлистные колючки с лесами окрестностей Ленкорани, Имеретии или Мингрелии с их вечнозелеными лаврами, самшитом или кавказской пальмой, лавровишнями, родендронами, грецкими орехами, платанами, гранатами, винными ягодами и птерокариями, так густо заплетенными виноградом, ломоносом (Clematis), обвойником (Periploca) и другими лианами, что человек [7]без топора или большого ножа не может сделать в них ни одного шага. Не менее поразит нас сравнение этих лесов с растительностью более или менее высоких гор, покрытых лесами, состоящими из берез, рябин, сосен, елей, пихт, рядом с которыми растет брусника, черника, голубика и другие кустарники или полукустарники северных стран.

Причин, вызывающих такое разнообразие и богатство как животного, так и растительного мира Кавказа, очень много. К ним принадлежит прежде всего необыкновенный рельеф Кавказа, на котором мы встречаем с одной стороны низменности, лежащие даже ниже уровня океана (все Каспийское побережье), а с другой — горы, которые поднимаются до высоты, на несколько тысяч футов превышающей высоту нижней границы вечных снегов, (Эльбрус 18470 ф., Дых-тау 17054, Шхара, Коштантау и так далее). Такой рельеф вместе с другими метеорологическими условиями является причиной необыкновенного разнообразия климата местностей Кавказа, которое в свою очередь не может не влиять на животный и растительный мир.


статочно указать на Карс с его морозами, доходящими до 47 °C (самая низкая температура, наблюдавшаяся на Кавказе), а с другой стороны — Аралых, Дербент, Баку, Ленкорань, и даже Екатеринодар, где температура второй половины лета всего лишь на 2—3 градуса отличается от температуры многих мест, находящихся под экватором. Не меньшее разнообразие представляют различные пункты Кавказа в отношении влажности. В Батуме, например, выпадает в год влаги до 2370 мм., а в некоторые годы даже более 3000 мм., в Баку же, находящемся подобно Батуму на берегу моря, средним числом только 245 мм., то есть в десять раз меньше.

Другая причина необыкновенного разнообразия животного мира Кавказа заключается в том, что Кавказ, как мы увидим ниже, в прежние геологические эпохи служил мостом, по которому неоднократно совершались переселения животных севера на юг, а животных юга на [8]север, причем как те, так и другие, находя иногда на Кавказе подходящие для себя условия жизни, поселялись в нем навсегда.

На Кавказе мы не встречаем, однако, нескольких животных, свойственных северу и распространяющихся даже далеко за полярный круг, но, несмотря на это, живущих до сих пор на высоких горах юго-западной Европы, например, на Альпах и даже Пиренеях. К таким животным принадлежать заяц-беляк и тундровая куропатка. Но отсутствие их на Кавказе может быть объяснено довольно просто: эти животные севера, подобно многим другим, без сомнения, были отодвинуты с севера на юг во время ледникового периода, а при наступившем позднее повышении температуры и отступании ледников частью снова ушли на север, частью, встретив подходящая для себя по климату и другим жизненным условиям места на горах, остались на них.


надо заметить, что в ледниковый период оледенение Западной Европы достигало гораздо больших размеров, чем Восточной, поэтому движение на юг животных севера в восточной части Европы, наверно, не было таким сильным в западной, и что многие из двигавшихся на юг животных севера в восточной части Европы хотя и были оттеснены более или менее далеко на юг, но не дошли до гор Кавказа, и следовательно, не могли, поселиться там, несмотря на наличность подходящих условий. По мнению К. А. Сатунина, этому переселению животных мог помешать Манычский пролив, соединявший в ледниковый период прежнее Арало-Каспийское море с нынешним Чёрным и Азовским. Для переселения птиц, впрочем, этот пролив едва ли мог составить серьезное препятствие, особенно в зимнее время, когда он, вероятно, покрывался льдом.

Надо еще заметить, что на Кавказе встречаются как среди зверей, так и среди других классов животных, виды, которые свойственны только Кавказу и в других странах не встречаются вовсе. К этим эндемическим кавказским видам принадлежат, например, все виды туров, [9]некоторые виды землероек (например, Sorex Raddei Sat), несколько видов грызунов, может быть, кавказский дикий черный кот и так далее. Есть даже роды, свойственные исключительно Кавказу, например, Prometheomys Satun. К эндемическим видам птиц принадлежит, например, красивый розово-красный горный щур (Carpodacus rubicilla Güld), кавказская горная индейка (Totraogallus caucasicus Pall), кавказский горный тетерев (Tetrao Mlocosiewiczi Tacz) и некоторые другие.

Кавказ представляет еще интерес в том отношении, что в нем сохранилось много крупных животных, почти или даже совершенно истребленных в других цивилизованных странах или только искусственно сохраненных в них в парках в полуприрученном состоянии. На Кавказе, например, мы встречаем в диком состоянии не менее 14 видов одних копытных животных, тогда как на Альпах или Пиренеях в отдельности они живут в количестве только трех видов.

Достаточно вспомнить о зубрах, целых стадах туров, серн, безоаровых козлов, оленей, диких кабанов, об изрядном количестве медведей, о существовании на Кавказе даже тигров, чтобы согласиться с тем, что по количеству и разнообразию крупных животных Кавказ богаче многих других стран.

Что касается общей физиономии фауны Кавказа, то она имеет гораздо сильнее выраженный азиатский, восточный характер, чем европейский, и в тоже время южный характер. Первое особенно бросается в глаза при рассматривании класса птиц, пресмыкающихся, а также некоторых отрядов млекопитающих. Горные индейки, нигде не встречающиеся в Европе, живут в числе двух видов на Кавказе и водятся на большей части его высоких гор; они же в числе полудюжины видов встречаются на многих высоких горах Азии (на Алтае, Гималаях, Тянь-Шане, Копет-Даге, в Малой Азии и так далее). Фазаны представляют чисто азиатских птиц; они водятся в большей части Азии, включая и Зондские острова, в числе около сотни видов; в Африке они заменяются цесарками, вовсе не встречаются, за исключением [10]разведенных искусственно, в Европе; но на Кавказе живут везде, где находят подходящие жизненные условия. Горная курочка (Perdix chukar Gray), очень обыкновенная на Кавказе, водится во многих местах Азии, а из европейских стран — только в Греции. Красная утка (гагара, по нашему, Tudorna rutila Pall.), которая живет в большей части Азии до Японии включительно, и только изредка залетает в западную Европу, встречается и гнездится на Кавказе часто и во многих местах. Султанская курица (Porphyrio poliocephalus Lath.), свойственная главным образом Индии, также живет на Кавказе. Степной орел (Aquila orieiitalis Cab.), родиной которого считают китайскую зоографическую область и центральную Азию, почти никогда не гнездится в Европе вне России, но представляет самую обыкновенную птицу Кавказа, гнездящуюся очень часто в его степях.

Среди млекопитающих Кавказа мы знаем немало таких, первоначальной родиной которых была Азия и которые до сих пор сохранили чисто азиатский тип или чисто азиатскую физиономию. К ним принадлежат по преимуществу млекопитающие степей и пустынь Кавказа, а также некоторые лесные и горные звери. К первым принадлежит сайгак или степная антилопа (Saiga tatarica Pall.), которая, хотя и встречалась в доисторические времена в значительной части Европы, но должна считаться животным в настоящее время свойственным почти исключительно пустыням и степям Азиатского материка. Почти то же можно сказать про джейрана (Gazella subgutturosa Güld.) и также корсака или степную лисицу (Vulpes corsak), которые распространяются от Кавказа через Туркестан и монгольскую пустыню до Амура. К подобным же животным принадлежат: перевязка (Putorius sarmaticus Pall), распространяющаяся от южнорусских степей через каспийскую область и Персию до Афганистана и западной Индии, многие грызуны, особенно земляные зайцы (Alactaga) и тушканчики (Scinthus), хомяки, слепцы, встречающиеся в изобилии почти во всех степях центральной и западной Азии и так далее. К лесным или [11]таким, которые для своего местообитания не требуют строго определенной физиономии местности, горным зверям Кавказа, но также, без сомнения, переселившимся на Кавказ из Азии, принадлежат: тигр, пантера, гиена, камышовый кот (Felis chaus), сибирский хорек (Putorius ewersmani Lesson), индийский дикобраз и некоторые другие.

Что касается пресмыкающихся, живущих на Кавказе, то упомянутый уже раньше степной удав (Eryx jaculus L.), свойственный западной Азии и нигде не попадающийся на материке Европы за исключением Турции, узорчатый полоз (Elaphis dione) и еще некоторые виды полозов, кроме того Vipera lebetina, агамы, круглоголовки (Phrynocephalus), Stellio, вовсе не встречающиеся на материке Европы, очень обыкновенны на Кавказе; с другой же стороны, мы можем указать на целый ряд видов змей и ящериц, свойственных Западной Европе, но совершенно не встречающихся на Кавказе. К таковым относится редиева гадюка (Vipera aspis L.), гадюковый уж (Tropidonotus viperinus Latr.), еще два вида ужей, глазчатая ящерица (Lacerta ocellata Daud), хамелеон (Chameleon vulgaris Daud.) и многие другие. В списке пресмыкающихся Западной и Восточной Европы в книге С. Шрейбера[1] насчитывается 13 видов пресмыкающихся, свойственных Западной Европе, но вовсе не встречающихся в России и на Кавказе.

Заметим, что преобладание азиатских форм млекопитающих даже в самой северной части Кавказа, то есть в его степной полосе, обнаруживается еще очень ясно. Если же включить из 45 видов млекопитающих, указанных для этой местности десять лет тому назад К. А. Сатуниным, летучих мышей как могущих легко переселяться из одной местности в другую, крыс и домашних мышей, всюду следующих за человеком и потому вполне космополитных, да еще 3 вида эндемических, нигде кроме степей северного Кавказа не встречающихся, то окажется, что из остальных 37 видов, живущих здесь млекопитающих, есть только 3 вида, которые встречаются как в Восточной, так и в Западной [12]Европе и должны считаться вполне типичными европейскими,[2] и 5 видов таких, которые живут только в восточной Европе (заяц-русак, норка, один вид слепца (Spalax microphtalmus), соня (Mioxus nilidula) и серый суслик (Spermophilus musicus). Все эти 8 видов надо, однако, считать европейскими. Замечательно, что некоторые из группы последних пяти, например, серый суслик и слепец, носят уже более или менее заметный азиатский отпечаток. Млекопитающих, свойственных как Европе, так и Азии, в степной полосе Кавказа считается К. А. Сатуниным 22 вида, но 6 из них не распространяются на запад дальше Восточной Европы. Их, строго говоря, надо считать азиатскими, которых они и напоминают во многих отношениях. Кроме перечисленных выше, для степей северного Кавказа К. А. Сатунин указывает еще на 7 видов, распространяющихся на запад только до реки Дона[3]. Это уже вполне азиатские животные, которые лишь в сравнительно недавнее время проникли в Европу. Последним обстоятельством, конечно, и объясняется их столь малое распространение на запад, в южнорусские степи, для жизни некоторых из них очень благоприятные. Таким образом, в степях северного Кавказа мы имеет 3 вида общеевропейских, 5 видов восточноевропейских, 13 видов азиатских, 16 видов европейско-азиатских. Азиатские виды преобладают, следовательно, над европейскими.

Особенности кавказской фауны делаются понятными после знакомства с далеким прошлым Кавказа. До начала ледникового периода, а в особенности в эпоху отложения сарматских пластов (миоценовый период), почти весь северный Кавказ, значительная часть Закавказья так точно, как и всёе огромное пространство, начинавшееся от современной Австро-Венгрии и Дунайской низменности, до Аральского моря и азиатской пустыни [13]Каракумы были покрыты морем. Над поверхностью его в то время на Кавказе выступал Главный хребет и другие высокие горы; все же более низкие места скрывались под водою. Сухопутная фауна Кавказа в те времена не могла отличаться ни богатством, ни разнообразием и носила, вероятно, островной характер. Составить о ней более или менее точное понятие мы не в состоянии. Это будет возможно лишь после изучения Кавказа в палеонтологическом отношении. В ледниковый период Главный Кавказский хребет был покрыт огромными глетчерами, Арало-Каспийское море соединялось посредством Манычского пролива с Азовским, а большая часть степей северовосточного Кавказа была покрыта морем, простиравшимся на запад почти до Ставрополя, а на север — до Камы и Вятки. На Кавказе в это время жили мамонты, и, как совершенно основательно предполагает К. А. Сатунин, другие звери, не боящиеся холода, например, медведи, куницы, волки, серны, туры и некоторые мелкие животные, по преимуществу грызуны, живущие и теперь на больших высотах Кавказа. К ним принадлежат, например, снежная полевка, встречающаяся даже на высоте 11 000 ф., серый суслик (Spermophylus musicus), поднимающийся на Эльбрусе до 8½ тысяч футов, и некоторые виды хомяков, также живущие частью на высотах 7½ и 8 тысяч футов; большая же часть современных зверей Кавказа явилась сюда с юга, из Азии в более позднее время, то есть в конце ледникового периода и в послеледниковое время. В самом деле, остатков туров, серн и многих других из только что упомянутых животных не найдено в ледниковых и послеледниковых отложениях России, поэтому нельзя допустить, что они попали на Кавказ с севера, то есть были оттеснены оттуда наступающими ледниками. Несравненно вероятнее предположение, что эти животные пришли на Кавказ с юга, что подтверждается и их южной, если можно так выразиться, физиономией. Такое переселение было возможно и в ледниковый период по той причине, что ни западная, ни восточная оконечности Кавказского хребта в то время не были покрыты ни [14]ледниками, ни морем, и следовательно, вдоль берегов морей, омывающих Кавказ, пути для переселения животных были открыты.

Теперь мне остается указать хотя на двух — трех примерах справедливость высказанного уже положения, что только детальное изучение кавказских животных и их географического распространения в странах, окружающих Кавказ, могло пролить свет на происхождение фауны Кавказа. Заимствую большую часть данных по этому предмету из статьи К. А. Сатунина «О млекопитающих степей северо-восточного Кавказа». Изучение хомяков и слепцов, а также их географического распространения, привело Сатунина и проф. Неринга к заключению, что первоначальной родиной этих животных была Малая Азия, откуда они распространялись на юг до Египта (Spalax aegipticus Nehring), а на север в степи восточной Европы. В последнюю они могли попасть двумя путями: через Кавказ в юго-восточный угол России и через Балканский полуостров, который в конце третичного периода был соединен сушей с Малой Азией,[4] в другие части Европы. Часть переселяющихся слепцов осталась в Греции и там из них выработался особый вид — Spalax graecus Nehring, на Кавказе и в Закавказье обособилось три вида их, а кроме того часть слепцов расселявшихся на восток из Малой Азии, по юго-восточному побережью Каспийского моря перебралась в киргизские степи и там образовала еще новый вид Spalax kirgisorum Nehring. Справедливость этого предположения относительно расселения слепцов подтверждается тем, что кавказские и закавказские слепцы так близки друг к другу по своим признакам, что сомневаться в происхождении их от одного родича невозможно; киргизский же слепец отличается от них гораздо сильнее, так как его прародители рано отделились от тех, которые направились на Кавказ, жили в стороне от них, за морем, в другом климате и при иных жизненных условиях.

Подобные же данные можно было бы привести в [15]отношении различных видов хомяков, также вышедших, как было замечено, из Малой Азии и живущих теперь в числе нескольких видов на Армянском нагорье, на высоких степях Закавказья, на Главном Кавказском хребте и на низменности северного Кавказа. Заметим, что слепцов и хомяков в делювиальных отложениях средней Европы не было найдено, следовательно, эти животные не могли прийти на Кавказ с севера, а пришли именно только что указанным путем с юга. С юга же пришел, вероятно, сюда меньший из двух видов кавказских медведей (Ursus arctos meridionalis Midd.), очень напоминающий сирийского медведя (Ursus siriacus Hempr. et Ehrenb), ушастый еж, шакал, живущий почти всюду в южной половине Азии и в Африке, перевязка, живущая в Персии, Афганистане, Сирии, Палестине и соседних с ними странах, гиена, пантера, тигр, дикобраз, снежная полевка, живущая также на горах Палестины, и многие другие.

Заселение Кавказа с юга прекрасно подтверждается еще нахождением в его пределах целой массы упомянутых раньше пресмыкающихся, живущих в Персии, Месопотамии, Сирии, Афганистане, Индии и даже Северной Африке и не встречающихся нигде на материке Европы. Еще раз напоминаю читателю сухопутную черепаху, огромную и очень опасную средиземноморскую гадюку, известную на Кавказе под именем гюрзы, ящериц агам, круглоголовок, стелионов и других, не живущих нигде в Европе, кроме Кавказа.

Когда после ледникового периода перестал существовать Манычский пролив, тогда началось еще передвижение на Кавказ животных с севера и востока, из западной Азии, но с этой стороны перешло на Кавказ, как оказывается, гораздо меньшее количество видов, чем с юга. К таковым относится, без сомнения, корсак или степная лисица, живущая в киргизских степях и вообще в Арало-Каспийской низменности, начиная от южной Сибири и Байкала, сайгак, обыкновенный хорек и некоторые из грызунов.

Источник: ru.wikisource.org

Пятнистый хозяин ущелий должен уметь многое — терпеливо выслеживать добычу, быть неслышным, словно призрак, и всячески избегать человека.

Программа восстановления численности переднеазиатского леопарда появилась по инициативе президента России на Кавказе больше десяти лет назад, когда в сентябре 2009 года в Сочинский национальный парк привезли двух самцов, а еще через год — выловленных в дикой природе юных самок Мино и Чери. К тому моменту раздробленные группы леопардов встречались только в глухих уголках гор Ирана и Туркмении, на западе Дагестана. На российском Кавказе следы появлялись раз в десять лет и то были представлены одинокими самцами-кочевниками. Поэтому на естественное восстановление популяции ученым надеяться не приходилось.

За годы работы в Центре родились двадцать котят, шесть из них были выпущены в естественную среду. А 20 августа ранним утром еще двоих хищников — сильного самца Кодора и грациозную самку Лабу — доставили в специальных деревянных клетках вертолетом на склон горы Ятыгварта. Это недалеко от традиционного места выпуска кошек в Кавказском заповеднике — гребня Ахцархва, где первый прыжок к свободе сделали леопарды Виктория, Ахун, Килли, а позже Артек.

За месяц до этого животные успешно сдали «экзамены», подтвердив умение охотиться и готовность к самостоятельной жизни. Каждого оснастили спутниковым ошейником, позволяющим отслеживать маршруты леопарда и получать информацию об объектах питания и процессах адаптации. Перед выпуском воспитанники также прошли взвешивание, обмер, фотографирование, у них был взят анализ крови и шерсть на гормоны.

— Кавказский заповедник идеально подходит для жизни переднеазиатских леопардов, начиная от ландшафта и климата, заканчивая кормовой базой, которая позволяет животному в данном регионе не испытывать трудностей в охоте и нахождении пропитания. Мы очень рассчитываем, что пара, которая сегодня выпущена в дикую природу, хорошо адаптируется и даст долгожданный результат — первое потомство, — рассказал Николай Ескин, и. о. директора Кавказского заповедника.

…К сожалению, из четырех ранее выпущенных леопардов в живых осталось только двое. Единственная самка, Виктория (ее поймали за воровством кур в селе Абхазии и снова вернули в заповедник), погибла на второй год из-за полученной травмы на охоте. Красавец Килли также забрел в Абхазию и был убит браконьерами в феврале 2019 года в шести километрах от села Ажара. По официальной версии, леопард попал в капкан и к моменту обнаружения его зажатая лапа почти отмерла (в стремлении освободиться хищник ее практически отгрыз, однако был жив). Жители приняли зверя за мертвого, но при попытке вытащить его из железных тисков он стал защищаться. Конечно, никто и не думал сообщать о раненом животном в комитет по охране природы: Килли застрелили, а затем сняли шкуру, бросив останки…

Обстоятельства этого уголовного дела растворились в юридических проволочках. Но между тем зоологи задаются важным вопросом: что же так манит леопардов в районы с более мягким климатом? Почему они уходят, вместо того чтобы держаться безопасных границ заповедника, богатых кормом? По мнению руководства природной территории, причиной может быть неподготовленность кошек к зимовке на высокогорье. Уже в октябре в котловинах выпадает до полметра снега, и леопард, не видевший такого в Сочи, просто уходит. Но помимо глубокого снега основной угрозой для нового обитателя являются люди.

— Местные жители уже отвыкли от присутствия в лесах крупного хищника, и каждая встреча с ним вызывает у людей сильные эмоции, причем не всегда адекватные, — признается руководитель Центра восстановления леопарда на Кавказе. — Сегодня на домашний скот нападают практически все хищники — от куниц до медведя, потому что у диких животных остается все меньше и меньше пространства для жизни, человек вытесняет их в скалы, где нет условий для круглогодичного пропитания. Мы просто не оставляем им выбора.

Именно поэтому наряду с программой восстановления исчезающего вида необходимо вводить статью о финансировании ООПТ для компенсаций местному населению убытков от дикого хищника, то есть нужно оплачивать по рыночной стоимости добытую леопардом домашнюю козу или барана, организовывать антибраконьерские группы, постоянно отслеживать ситуацию. Пока же за разрешение подобных конфликтов активно берется участник программы — WWF России.

В Северной Осетии, где кавказский барс украшает герб республики и является символом Владикавказа, первых леопардов выпустили в 2018 году — самку Волну и самца Эльбруса. Теперь же, 25 августа жители с воодушевлением встретили еще одну пару пятнистых кошек, которым сразу же дали имена героев национального эпоса — Батраз и Агунда.

Хищники чуть помедлили, прежде чем сделать решающий прыжок из клетки… и вот они на воле. Понадобится больше недели для адаптации, а затем они совершат продолжительные переходы. Следующий выпуск, по словам специалистов WWF, состоится в республике через два года.

Исторически ареал обитания переднеазиатского леопарда простирался от горных цепей Центральной и Передней Азии до Большого Кавказа. Однако в середине XIX века рост населения в этих регионах постепенно вытеснил барса из привычных границ. Заметно уменьшились его охотничьи угодья, и в поисках пищи зверь все чаще спускался к селениям, включив в свой рацион домашний скот. За разбой на подворьях хищную кошку объявили вне закона.

Впрочем, и без этого она всегда привлекала внимание охотников. Леопард был опасным противником, поэтому добыть его шкуру считалось для горца особой доблестью. На базаре в то время за леопардовые шкуры платили 20 рублей серебром. Безудержная охота привела к тому, что осторожный зверь практически исчез, изредка появляясь лишь в верховьях рек Киши и Белой.

Матери-леопарды очень заботливы — нередко в природе детеныши остаются с родителем до двух и более лет. Только характер одиночки и необходимость искать собственные охотничьи угодья заставляют взрослых особей рвать семейные узы. В самостоятельной жизни молодые животные повторяют то, чему обучили их родители — выбирать пищевой объект, преследовать жертву, прятаться от врагов. В Центре же образовательный процесс расписан от начала до конца. Даже к рождению котят готовятся за тридцать дней до их появления.

Беременной самке предоставляются в распоряжение отдельные «апартаменты» — два вольера. К ним люди не приближаются в течение двух месяцев до первой вакцинации котят. Чтобы ее не тревожить, предварительно пространство убирают, дезинфицируют, меняют матрицы на камерах. Также развешивают канаты, цилиндры, деревянные шары для будущих малышей. Когда котятам исполняется четыре месяца, они начинают осваивать территорию и приступают к тренировкам. К примеру, учатся балансировать на шестиметровой искусственной скале, искать жертву по запаху. Важно, чтобы самка правильно среагировала на человека, который приходит ее кормить. Если она не будет транслировать тревогу, ученые не смогут закрепить у малыша стойкую реакцию избегания человека. Это куда сложнее, чем научить леопарда охотиться.

Кстати

К середине ХХ века сведения о встречах с этим грациозным зверем в дикой природе перестали поступать. Предпринятая российским отделением Всемирного фонда дикой природы (WWF) вначале ХХI столетия специальная экспедиция в район исторического ареала распространения хищника на Кавказе следов пребывания жизнеспособной популяции не обнаружила.

Источник: rg.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.