Как стать зоозащитником


Навеяло постом о девочке, покусанной таксой в парке. И не столь важно, что горе-родители не научили ребенка не лезть к чужим животным, а недохоз не надел в общественном месте на собаку намордник. Дело в другом.

За последние 15-20 лет нам пытаются подменить ценности. Скажи лет 15 назад "Собаки лучше людей" или "похуй на детей, сами виноваты, что их собаки покусали" — такому нелюдю ебло бы на месте сломали. А сейчас этих тварей развелось как собак нерезаных. Особенно это заметно в соцсетях. Там часто с фейк- страниц бесчинствуют многочисленные защитники бродячих псов, непонятно почему называющие себя "зоозащитниками". Есть ощущение, что их "труд" по унижению и оскорблению противников уличного обитания бродячих псов кем-то финансируется.

Мне странно и удивительно, почему за некоторые высказывания органы не ищут этих фейк-нелюдей и не привлекают их по суду за экстремистские высказывания?

И вот нашлась статейка, к которой в некоторых местах полностью соглашусь:
"Почему я не люблю защитников бродячих собак"


1.) Глупость.
Понятно, что не все люди от природы гении, у каждого есть свой потолок – кому-то до него прыгать с шестом, кому-то рукой дотянуться, а кто-то уже уперся в него макушкой.

У ЗОО же вместо потолка – узенькая, тесная антресоль, где собственным мыслям не ужаться, а место нашлось только для дюжины затертых шаблонов.
Самый любимый и непоколебимый – «Собака – друг человека». Звучит солидно и торжественно, почти как «Книга – источник знаний».

Только недосуг задуматься бедняжкам, что дружба (в отличие от любви, которая может быть и безответной) – чувство обоюдное, то есть основанное на взаимности. Проще говоря – если я дружу с Шарон Стоун, а она со мной – нет, то мы с ней НЕ друзья. И только мне – человеку – решать, друг мне собака или нет, а не Шарику, Жучке или управдому.

Что там еще завалялось на нашем пыльном чердачке? Ах, да – «Человек – самый страшный зверь!» (Говорится с придыханием, переходящим в злобное шипение в сторону «жЫводеров»). А слабо пойти и проверить? Вилы за спину – и в тайгу, можно и с любимыми собачками. Вам какого зверя предъявить на сравнение – медведя, волка, росомаху, рысь, кабанчика? Нет, таблетками они собачку не накормят и бутылками не закидают, отвечаю. Зато шкуру запросто сдерут заживо и кишки распустят вокруг поляны. Но ты, подруга, этого кошмара, к счастью для себя, не увидишь. Уже не увидишь.


2.) Невежество.
А, собственно, зачем им знания, если на каждый случай уже есть готовая шпаргалка? «Нет плохих собак, есть плохие хозяева!» То есть дворовый пустобрех не стал пограничным псом Алым только потому, что хозяин ему попался ленивый да неопытный. А попался бы ему младший лейтенант Глазычев – сейчас бы пес ходил в медалях на всю грудь. А попался бы ему мистер Степлтон (урожденный Баскервиль).

Ну, не знают наши простушки, что мозги, рефлексы и темперамент у собак наследуются от папы с мамой на генетическом уровне и лишь немногое шлифуются дрессировкой. И никогда не станет тупой агрессор покладистой семейной собакой, точно так, как не вырастет в кавказскую овчарку дворовая Жучка, как ее ни корми и ни коли анаболиками.

3.) Ханжество.
Ни для кого не секрет, что среди ЗОО немалый процент чайлдфри и непутевых мамаш. Или просто незрелых нимфеток (которые к деторождению еще не готовы), а также старых дев (которым уже поздно, да и не с кем, да и не под кого). Короче говоря, в массе своей ЗОО детей не любят, хотя редко кто в этом признается вслух (признаются только самые оголтелые, которым свою злость и досаду на «двуногих ублюдков» сдерживать совсем уж невмоготу).
Сам тот факт, что ЗОО защищают бродячих собак, которые то тут, то там калечат и убивают детей, уже о многом говорит.

Что, впрочем, не мешает ЗОО проявлять трепетную заботу о психике детей, на чьих глазах околела очередная бродячая псина. И через слово вставлять «мама» по отношению к самке собаки и «дети», «ребенок» по отношению к ее приплоду – тем самым взывая к самым святым человеческим чувствам. «Семь щенят вот-вот околеют на теплотрассе» — не каждому тронет сердце. Другое дело – «Дети в опасности! Маму уже убили!…» (А между тем дети (наши) – без всякой подмены понятий – на самом деле в опасности, покуда рядом с ними гуляют бродячие псы).


4.) Инфантилизм.
Все мы родом из детства, все когда-то читали сказки и смотрели мультики, где котенок дружил со щенком, медвежонок – с поросенком, а львенок пел дуэтом, обнявшись с черепахой.

Только одни (и их, слава богу, большинство) выросли, созрели умом и больше не верят в дружбу медведя с кроликом.

А другие так и застряли в мире поющих енотов и розовых лошадок.
Где «собака бывает кусачей только от жизни собачьей», а совсем не потому, что так принято у всех плотоядных.

Где самые умные собаки – это дворняжки (привет совковскому прошлому, «кто был ничем, тот станет всем» — собачий пролетариат против «гнилой аристократии»).

Где смышленые и верные шарики решают проблемы туповатых хозяев, за что в награду получают розовую попонку и сахарную косточку как воплощение собачьей мечты.
Где щенки рождаются у двух собак исключительно по любви, а не по решению племенной комиссии.

Где смерть, страдание и секс – табу! И эти табу ЗОО переносят на реальную жизнь – нет смерти (боремся за каждого доходягу), нет страданиям (даешь каждой собаке мягкий диван и розовую попонку), нет половым связям (отрезаем тестикулы, а вместо этого целомудренно лобызаем любимца в попу).


5.) Мазохизм.
Вы думаете, что люди, громко-громко кричащие "Я — зоозащитник!", действительно любят животных? А вы хоть знаете, кого ЗОО ненавидят больше всего после так называемых догхантеров-жЫвадеров? Сможете угадать с трех раз? Да что угадывать – почитате-ка ЗОО-форумы, а лучше сами поставте над ними опыт.

А ненавидят они больше всего простых людей, которые звонят и пишут им с предложением (просьбой, требованием – нужное выделить) забрать очередную бесхозную псину, которая своим грозным или, наоборот, жалким видом не дает обывателям покоя. Сколько тем прилетает в ответ!
И тут, между делом, становится ясно, насколько наши ЗОО устали от своей миссии. Нет бы обрадоваться – дворняжку предлагают! На халяву, то есть даром! Мой любимый цвет, мой любимый размер! Бегу, спешу, резервирую!
Ан нет – «Надоели! Вам жалко (страшно, два в одном – нужное выделить) – сами и разбирайтесь. У меня самой пять собак дома, три во дворе, восемь в стационаре и тридцать пять на платной передержке! И еще сто пятнадцать хвостов я каждый день езжу кормить на другой конец города! Все, больше не могу, загнали, задрали, зае…!»

Но вот парадокс (а мадам-то знает толк в извращениях…) – как только появляется другой обыватель с заявлением о дохлой псине, которой «жЫводеры» показали путь на радугу, как та же самая зоотетка срывается с места и прям-таки извивается у собачьего трупа. Живые собачки, понимаешь, ее уже не цепляют. Зато мертвые легко доводят до экстаза (при условии, что смерть достаточно зрелищная и обязательно от руки «нелюдя»).


Так почему они называют себя зоозащитниками? Не пора ли уже этот неологизм переводить в разряд архаизмов? Зоонекрофилы – вот истинное их название, цель всей их жизни, сегодняшнего и завтрашнего дня! ЗОО-"защитники" бродячих собак (и кошек тоже) любят только умирающих и мертвых, растерзанных, изуродованных, облитых кислотой и кипятком, располосованных ножами собак (кошек), с петлями на шее. Они обожают таких собак (кошек) и спешат их запечатлеть на память фотоснимками с последующим размещением под форумной темой "СРОЧНЫЙ СБОР ДЕНЕГ!!!".

О, это же такая возможность подняться в глазах всей зоошизы и стать звИздой инета с титулом "Истинный защитник бродячих собак (котов) и борец с догхантерами-жЫводерами!"

via

Источник: www.yaplakal.com

Несколько лет назад я познакомилась с зоозащитниками или зооволонтерами нашего города.


Так называют себя те, кто подбирает на улице безнадзорных кошек и собак, поселяет у себя, кастрирует их, вакцинирует, лечит и пристраивает новым хозяевам. Непристроенных животных выпускают туда, где их выловили. Многих оставляют себе. В квартирах у таких волонтеров живут одновременно 3,5,7 и более собак и порой до 20 кошек.

На кастрацию, вакцинацию, кормление и лечение зоозащитники собирают деньги в интернете.

Открывают сбор, размещают фото животного и его ветеринарных документов, приводят список диагнозов, объявляют о необходимых манипуляциях и называют примерную сумму для сбора. Почти всегда собирают нужную сумму за довольно быстрое время.

Казалось бы, благое дело.

Казалось.

Зоозащитников все меньше и меньше среди тех, кто на добровольных началах, бескорыстно и честно, взялся спасать бездомных домашних животных. Они озлобляются и переходят в разряд зоошизы.

Первый звоночек для меня прозвенел, когда на человека, отдавшего кошку в частный дом для ловли мышей и воробьев, в интернете напали с обвинениями в жестокости. Мол, мыши и воробьи – такие же живые существа с правом на жизни. Кошку нужно было отдавать в квартиру, где она никого убить не сможет.


Второй звоночек был, когда под вопросом женщины, зачем стерилизовать кошку, если она содержится в доме и не встречается с котами, вылился поток пожеланий заболеть раком матки, беременеть каждый год, рожать от своих сыновей. Разъяснение о необходимости стерилизации поступило от пользователя не из числа зооволонтеров.

Свою точку зрения зооволонтеры навязывают весьма агрессивно. Точка зрения проста – стерилизовать собственных животных и перечислять деньги на обеспечение их деятельности в зоозащите. Их принцип прост: кто не с нами, тот против нас. Никаких – «шаг влево, шаг вправо». За любое отклонение от придуманного ими самими курса карается расстрелом обвинительными сообщения в социальных сетях. Добавление в черный список и запрет на отправку сообщений не помогают.

Они копируют информацию со страницы, особенно любят использовать фото детей, и размещают в своих пабликах, контролируемых такими же зоозащитниками. Там информацию интерпретируется в совершенно неузнаваемый вид. Они критикуют все: стиль одежды, место работы, маникюр, машину, ремонт, место отдыха, прическу, взгляд… К фотографиям детей делают приписки типа «вот когда твой ребенок в мучениях умрет от рака, ты поймешь, как плохо животным на улице».

Они обязательно приходят в комментарии под постами о нападении бездомных собак на людей. Их можно узнать по утверждениям, что собаки сами не нападают, их обязательно спровоцировали.


Тем, кто пишет, что не мешало бы вернуться к идее эвтаназии невостребованных животных для обеспечения безопасности людей в городе, они отвечают, что нужно умертвить всю семью написавшего, чтобы он осознал жестокость своих слов. Кроме этого аргумента они продвигают убеждение, что выступающий за убийство животных рано или поздно пойдет на убийство человека. Где-то есть в этом доля истины, когда речь идет о социально дезадаптированных и психически незрелых людях. Почти все серийные убийцы были замечены в жестоком обращении с животными. Но профессиональных мясников, отловщиков безнадзорных животных из сферы ЖКХ, ветеринаров, охотников это не касается. Они психически состоялись и воспринимают убой скота, эвтаназию животных и отстрел разрешенных диких животных частью своей деятельности, только и всего.

Когда выходит пост или статья о том, что программа «отлов-стерилизация-возращение» провалилась по всех регионах, принявших ее, что стаи агрессивных крупных собак терроризируют жителей городов и дачных поселков, что для реального сокращения поголовья бездомных животных нужно одновременно отловить и стерилизовать 9 из 10 самок, что в принципе невозможно, зооволонтеры исходят злобой, фонтанируют проклятьями и ратуют за право животного на жизнь. Право человека на жизнь, здоровье и благоприятную среду не считается.

Они против причинения животному боли, любой боли. В принципе, это правильный гуманистический посыл.


какому живому существу нельзя намеренно причинять боль. Но при этом сами зоошизы, то есть зоозащитники, поощряют пролонгирование боли и мучений своих подопечных животных. На своих страницах и созданным ими пабликах они размещают фотографии животных со страшными ожогами, со снятой кожей, со множественными переломами, без лап, парализованных, с гноящимися ранами, с тяжелыми трудноизлечимыми заболеваниями. В этих животных изо всех сил поддерживают жизнь – нет, существование – лекарствами. Зачем? Все просто. На лечение этих животных объявлены сборы на огромные суммы. Еще большие суммы собирают на протезирование собакам и кошкам, оставшимся без лап, на коляски парализованным. И люди делают пожертвования. На выхаживание заведомо смертельно больных зверей переводят немалые деньги. А когда напичканный препаратами кот или пес умирает от боли и заражения крови, воя и скуля, в собственной моче, не имея возможности хотя бы уползти и умереть в одиночестве, то зоозащитники пишут пост о том, что такой-то зверь отмучился и «ушел на радугу». Всем жертвователям спасибо, деньги будут потрачены на нужды других животных. Беспроигрышная схема, работающая уже много лет без сбоев.

Еще один признак зоошизы – ненависть к детям. Почему так, я не знаю. Но многие из агрессивно настроенных зооволонтеров одновременно участвуют в пабликах зоозащиты и радикальных чайлдфри. Почему-то в их сознании животные и дети противопоставлены друг другу. У адекватных зооволонтеров часто бывают собственные дети и они позитивно относятся к детям вообще. А зоошиза в отличии от своих «коллег» с каким-то извращенным удовольствием размещает посты детоненавистнического содержания.


Очень часто они крайне негативно относятся к заводчикам племенных животных. Я могу понять их неприятие тех, кто плодит своих беспородных собак и кошек без документов и без тестов на здоровье, а потом подбрасывает в ветклиники и зоомагазины, если не удается распродать приплод. Я сама против бездумного безответственного размножения собак и кошек. Зоошиза же против разведения породистых животных. Они пылают какой-то необъяснимой любовью к дворняжкам, берут их на передержки и возятся с ними, но ненавидят породистых. Я как-то попросила одну зооволонтершу взять на пару дней породистого щенка, которого подарили ребенку вопреки нежеланию семьи иметь собаку. Щенка нужно было передержать пару дней, потом за ним планировали приехать новые хозяева. Зооволонтерша пожелала щенку «сдохнуть от энтерита, как умирают дворовые».

Адекватных зоозащитников остается все меньше и меньше. Происходит какая-то деформация, и они становятся трясущимися от ненависти к человечеству и породистым животным подобиями людей. В нормальное состояние они уже не возвращаются.

Источник: zen.yandex.ru

26 мая 2019 года бродячие собаки в очередной раз напали на ребёнка – сильно искусали двухлетнего мальчика в Ногинске Московской области, он госпитализирован с многочисленными травмами. Версия о том, что звери его куда-то затащили, не подтвердилась, да и изначально была неправдоподобной: собаки и волки расправляются с жертвами немедленно, на месте.

Зоозащитники торжествуют: мечты сбываются.

Последняя фраза – конечно, мрачная шутка: я не сомневаюсь, что ревнители неприкосновенности трогательных кошечек и собачек сопереживают ребёнку. Но упорно отказываются понять, что именно их деятельность приводит к нападениям собак, к искалеченным судьбам. К сожалению, умение предвидеть отдалённые последствия своих высказываний и действий не принадлежит к сильным чертам современного российского поколения. Не мы такие, жизнь такая: планировать что-то хотя бы на пять лет не может ни правительство, ни простой человек – отсюда желание жить сегодняшним днём. Например, сделать благое дело – защитить живую душу от озлобленных убийц. Которые, в свою очередь, тоже хотят сделать благое дело – защитить живую душу от озлобленных убийц. Вопрос лишь в том, чью душу вы предпочтёте на этих весах смерти – беззащитного мирного человека или беззащитной агрессивной собаки. И кого считаете убийцей – собаку-людоеда или «догхантера» (с моральной точки зрения не очень важно, легального или «чёрного», поступки от этого не меняются).

Как стать зоозащитником

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Очень многие мои соотечественники предпочитают собак. Их можно понять: в знаменитой фразе «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак» воплотилась вся многовековая традиция эгоизма и мизантропии. В ту же традицию укладывается и российский способ решения проблемы бродячих собак: отловить, стерилизовать и выпустить. Авторов этого проекта интересуют только деньги, а вовсе не судьба как собак, так и людей. И здравые зоозащитники придерживаются точно такой же точки зрения. Президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская рассказывает:

У нас сейчас в России проводится программа отлова, стерилизации и возврата. Более того, она узаконена на федеральном уровне. Это значит, что изъятие безнадзорных животных с территорий не ведётся – только стерилизация, с выпуском обратно на месте. И, как прописано в этом законе, только особо агрессивные животные могут оставаться в приюте и содержаться там пожизненно. Мы много лет боролись с этим законом, два раза остановили его принятие. Но потом его всё равно приняли, причём в одночасье, невозможно было даже письма написать.

Это заведомо увеличение численности безнадзорных животных. Потому что невозможно отловить всех для стерилизации: многие собаки совершенно одичали, они не подходят к ловцам. И применять к ним нелетальные методы изъятия – это то же самое, что отлавливать волков вместо отстрела.

И сколько бы животных ни стерилизовали, всегда будут оставаться нестерилизованные, и они будут размножаться. И даже если бы их не стерилизовали, а помещали в приют, то всё равно это бы не работало, потому что не отловленные одичавшие собаки продолжат пополнять популяцию.

Приюты, в которых не усыпляют, – это выбрасывание денег на ветер. В приюте животному ищется хозяин, и если он не находится, через какое-то время питомца усыпляют, чтобы освободить места для новых животных. Эта схема – единственно возможная для решения проблемы. А отлов, стерилизация и возврат – абсолютное мошенничество,

– считает Ильинская.

Золотые слова! Но вот руководитель юридической ассоциации «Зооправо» Анастасия Федюнина никакого мошенничества здесь не видит:

«Агрессия у собак проявляется, когда у собак есть потомство, когда они сбиты в стаю. Для того чтобы этого не было, существует программа отлова, стерилизации, вакцинации и выпуска собак, которая полезна и эффективна. На сегодняшний момент существует проблема чёрных отловов, когда бюджетные деньги тратятся и делятся между заказчиком и исполнителем, а собак не стерилизуют. И вот эти родители, которые переживают за детей, и вообще все вместе взятые, кто переживает и за собак, и за детей, должны стараться контролировать расход денежных средств на эту программу. На то есть все механизмы.

В Краснодарском крае убили 10 тысяч собак за 2018 год по контракту. Убивали дитилином, они задыхались в течение двух минут, умирая страшной смертью. Распилили огромное количество денег на этом. Но никого из вас это не интересует. До свидания!»

Действительно, «Зооправо» весьма активно действовало в Краснодарском крае, добиваясь смены одного подрядчика отлова на другого, причём, в отличие от первого, выбранного без конкурса. Чего тут больше – заботы о животных или коммерческого интереса – вопрос сложный.

Но заставлять простых людей, вынужденных делить территорию обитания со стаями собак, «контролировать расход денежных средств» – это, простите, откровенное лицемерие. Нет никакого механизма контроля (ездить с бригадами отлова и лично следить за проведением операций?), и юрист не может этого не знать.

Если ты уже поймал грязное, блохастое, опасное животное со своеобразными навыками выживания, надо самому быть настоящим животным, чтобы выпускать его на улицу города, пусть даже после мытья и операции. Характер от этого не улучшается. Закон о стерилизации – коммерческое человеконенавистничество под видом гуманизма.

Как стать зоозащитником

Фото: www.globallookpress.com

Собака приручена для охраны, пастушества, охоты – всё это сельские занятия. А русские города построены людьми для людей.

Наше общество очень далеко продвинулось по дорожке псевдогуманности, упустив момент, когда надо было остановиться и подумать, в ту ли сторону мы идём.

Источник: tsargrad.tv

Description:
Всесоюзное Общественное Объединение "ОБЪЕДИНЕНИЕ ЗООЗАЩИТНИКОВ И ВОЛОНТЕРОВ РОССИИ" — — это сообщество объединяющая всех зоозащитников (единство и сплоченность всех), активистов, волонтеров,Expand text… просто неравнодушных людей на добровольный основе для совместного решения проблем в защите и помощь животным, обмен опытом, получение помощи и площадка для безопасного общения— это совокупность честности, доброты и милосердия, объединившихся для достижения общей цели «ЖИВОТНЫЕ имеют право на ЖИЗНЬ» между Регионами …

В единстве и сплоченности всех, и объединившись наша сила…

Мы все неравнодушные к судьбе бездомных и диких животных! А если у вас есть идея и у меня есть идея и мы обмениваемся идеями, то у каждого из нас будет по две идеи как сделать так, чтобы победить жестокость к животным.

Мы готовы бороться за их права и возможность безопасного существования рядом с нами в России!

Будьте доброжелательны и вежливы. Мы создаем благоприятную для общения среду совместными усилиями. Конструктивные дискуссии — это нормально, когда участники доброжелательны и с уважением относятся друг к другу.

Уважайте личную жизнь каждого участника. Отношения в группе построены на взаимном доверии.

Мы – разные, но похожи в одном: мы не можем и не хотим проходить мимо страдающих животных, птиц, млекопитающих попавших в беду.

Мы стараемся помочь животным, которым однажды не повезло – брошенным, преданным, потерянным, рожденным на улице. Защита животных!

Мы стараемся помочь всем людям, которые обращаются за советом или помощью и защитой.

Запрещены враждебные высказывания и травля. Все участники должны чувствовать себя в безопасности. Запрещены любые формы травли, а также оскорбительные комментарии высказанного личного мнения.

Мы сделаем ВСЁ от нас зависящее, чтобы проблемы животных были услышаны!

Всех нас объединяет одна цель! Спасая одну жизнь, ты спасаешь целый мир…

Вместе мы сила!

Location:
Я Собачник -это на всегда и это не лечится!, Izhevsk

Источник: vk.com

Строгий контроль

Первое, что происходит после начала действия того или иного нововведения, — строгий контроль за его соблюдением. Так, Управление Россельхознадзора по Тюменской области выдало владельцам тюменских контактных зоопарков предостережения о недопустимости нарушения нового закона. По данным ведомства, в областной столице работают четыре зоопарка, где посетителям разрешалось гладить и кормить зверей. С начала нового года это строго запрещено, более того, ухаживать за питомцами обязан человек с высшим образованием по специальности биология, ветеринария или зоотехния, а еще в вольерах для животных должен располагаться домик или укрытие, где питомец может спрятаться от назойливых глаз посетителей. И каждому живому существу должны быть обеспечены постоянный доступ к чистой питьевой воде и кормление не реже одного раза в сутки.

Обед в зоопарке. Фото: АиФ/ Виктор Крутов

«Организаторы контактных зоопарков частенько убирали из клеток миску с водой и еду, дабы животные не ходили часто в туалет, чтобы не было неприятных запахов, которые отпугнут посетителей и, как следствие, снизят прибыль, — рассказывает зоозащитница Алена Верханская. – Я и другие неравнодушные к животным люди, нередко ходили в такие места и подмечали нарушения, но на наши просьбы напоить животного или дать ему отдохнуть, когда мы видим, что питомец в стрессе, администраторы грубо отвечали, отмахивались, уверяли, что недавно все делали. Теперь это нарушение закона, и я надеюсь, что теперь будет как можно меньше издевательств над живыми существами».

Конечно, контакты людей с животными теперь недопустимы, а условия использования животных настолько серьезны, что единственный выход для питомников – закрыться.

Как стать зоозащитником«Мы закрываем свою сеть во всех городах, комментариев по дате закрытия и по тому, куда отправятся животные, мы не даем, пока ищем, кто сможет их приютить», — ответила нам Светлана Крюкова, руководитель познавательно-просветительской выставки.

О судьбе животных другого зоопарка рассказала управляющая Тюменского зоопарка Юлия Шамсутдинова.

«Выставка животных в ТРЦ — это филиал Тюменского зоопарка. На данный момент выставка работает, но, если будет необходимость закрыться, мы, конечно, можем перевезти питомцев в Тюменский зоопарк, но возникает проблема, так как готовых вольеров для животных нет. Для постройки новых необходимо около года, чтобы создать все необходимые условия».

Обратная сторона закона

Как стать зоозащитникомО том, что беззащитными перед новым в новом законом оказались и владельцы контактных зоопарков, и сами животные, нам рассказал владелец одного из городских контактных зоопарков Иван Кащук.

«Мы дорабатываем до проверки и закрываемся. Только вот что делать с животными? На улицу же их не выбросишь. К нам в зоопарк приходили зоозащитники и говорили, что зверям здесь очень плохо. Я ответил: «Давайте так: я вам сейчас дарю 20 кроликов, забирайте их, обеспечьте им условия лучше, чем у нас, ухаживайте за ними, кормите, а потом предоставьте мне отчет о их состоянии, все ли с ними в порядке, где они и что с ними». На что активисты разворачиваются и уходят, отказываются, напрямую говорят: «Нет-нет, они нам не нужны», — вспоминает Иван. — Сейчас мы думаем, что дальше делать, как быть с питомцами. Ведь у нас есть те, которые принадлежат Тюменской области. Например, нам отдавали на содержание животных из прокуратуры, тех, которых изымают или выбрасывают. Их приносили сюда, как в приют, потому что у нас есть все необходимые документы и условия. А сейчас начал действовать закон, где прописано, что животным плохо в контактных зоопарках, а что будет с живыми существами после закрытия зоопарка, никто не продумал».

По словам мужчины, его зоопарк отличается от других тем, что это частная коллекция. Питомцы здесь все те же самые, они не меняются. Постоянные посетители, кто ходит в гости к животным 3-5 лет, видят, как они растут, взрослеют. А в сетевых зоопарках, которые есть в нашем городе, зверей привозят из Москвы, и их показывают людям, они постоянно меняются, чтобы развлекать посетителей и удивлять чем-то новым.

«Мы устраивали экскурсии для воспитанников детских домов, для общества инвалидов. А к детям колясочникам, которые не могут сами сюда приехать, я лично со своими животными ездил, чтобы детки могли так познавать мир, к тому же это терапия, положительные эмоции. И все это на бесплатной основе. Более того, были случаи, когда мне звонили из МЧС и просили поймать змею, которая ползает в городе, или другое убежавшее животное. Я выезжал, сам отлавливал, питомца размещал в хороших условиях в зоопарке. Получается, раньше я был помощником, а сейчас, по новому закону, стал живодером».

Напомним, тюменцы могут сообщить о нарушении закона об ответственном отношении с животными по номеру горячей линии Управления Россельхознадзора по Тюменской области: 58-52-31.

Источник: tmn.aif.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.