Кианг животное


Кианг768Кианг — это тип азиатского дикого осла. Считается, что генетически они близко связаны с ослами, куланами и дикими лошадьми. На Гималайском плато обитают три подвида киангов. Их можно найти также в Китае, Индии, Пакистане и Непале. Кианг предпочитает жизнь на открытых участках, таких как альпийские луга, степь и долины, расположенные на большой высоте (13 000 — 23 000 футов). Поскольку эти места часто недоступны для ученых, науке известно лишь немного об этом виде. Кианги известны людям на протяжении многих веков, в частности, они фигурируют в тибетской мифологии. По этой причине (минимальная эксплуатация природы людьми), кианг не подвергается опасности исчезновения. Количество киангов в дикой природе на данный момент велико и стабильно.

Интересные факты о кианге:


Кианг — большое животное. Он может достигать длины 6,9 фута, весить от 550 до 970 фунтов. Мужские особи больше, чем женские. У них хвост длиной 20 дюймов.

Кианг покрыт коричневым шерстяным покровом. Нижняя сторона шеи и тела — белая. Это животное легко узнается, так как оно имеет темно-коричневую линию, расположенную централизованно на спине.

Цвет и толщина слоя шерсти зависит от сезона. Красновато-коричневую, короткую шерсть можно увидеть в течение лета. Шерсть становится толще, длиннее и темнее в течение зимы.

У кианга большая голова и тупая морда. Его голова напоминает голову лошади.

У кианга есть темно-коричневая грива. Волосы гривы короткие и стоят вертикально.
Зубы и губы кианга приспособлены для разрыва и жевания жесткой растительности.

Кианг ест различные виды трав, кустарников и корней.

Кианг4654Кианг пьет воду очень редко. Чаще всего кианг поглощает требуемую влагу из пищи (различные травы). Это адаптация к жизни в сухих местах обитания с дефицитными источниками воды.

Женские особи живут в больших группах, которые включают их потомство. Эти группы иногда могут иметь пару сотен членов. Молодые самцы живут в небольших группах, а взрослые мужские особи живут одиночной жизнью.


Самцы занимают территорию от 0,5 до 5 квадратных миль. Самец будет защищать свою территорию от других конкурентов, используя свои ноги (чтобы ударить) и зубы (чтобы укусить).

Главными хищниками кианга являются люди и серые волки.

Жизнь в группе обеспечивает большую защиту от хищников. Кианги встают в круг, опускают голову и начинают пинать хищников своими ногами. Из-за этого волки обычно охотятся на одиноких киангов.

Период спаривания происходит с июля по август. Мужские особи будут сражаться друг с другом, чтобы доказать свое господство и получить возможность для спаривания.

Беременность у самок длится один год и заканчивается появлением одного детеныша (жеребенка). Самки обычно рожают один раз в два года.

Молодые кианги могут ходить уже с момента рождения. В возрасте одного года они начинают самостоятельную жизнь. Ученые не уверены, когда кианги достигают половой зрелости, но они считают, что это происходит между 3-м и 4-м годами (как у их близких родственников — ослов).

Кианг может прожить до 20 лет в дикой природе и 30 лет в неволе.


Источник: livt.net

Кианг – млекопитающее животное, которое принадлежит к семейству лошадиных и является ближайшим родственником куланов.

Ареал обитания. Так же как и в прежние времена, сегодня кианги широко распространены в тибетском горном массиве. Встречаются они также в провинциях Китая: Цинхай и Сычуань, а так же в Непале и Индии. Естественными условиями среды обитания для этих представителей лошадей являются сухие степи и плато на высоте достигающей даже 5 тыс. метров.

Описание. Внешняя схожесть с куланом у киангов конечно есть. Но они имеют ряд отличительных характеристик, которые свойственны только данному виду животных. Длина тела взрослого представителя кианга может варьироваться от 2 до 2,1 м, высота — не более 145 см, ну а максимальная масса тела может достигать 400 кг. Окрас животных этого вида зависит от времени года — светлеет летом и темнеет зимой. Но вот характерная чёрная полоса, белые ноги и морда животных остается неизменными. Конечности и голова кианга более крупные, чем у куланов, а вот уши, наоборот, имеют меньшие размеры.

Питание. Кианги, предпочитают находиться как можно ближе к естественным водоемам не только потому, что они отличные пловцы. Как правило, прибрежные зоны водоемов, даже в самые засушливые периоды года, имеют достаточно широкий выбор травянистой пищи для животных. А так как кианги относятся к травоядным животным и употребляют в пищу исключительно раститения, то такие места обитания максимально подходят для них.


Социальное поведение. Стадность свойственна лишь для представителей женского пола киангов. Самка-лидер может руководить группой от 6 до 380 особей, причем социальная связь в таком табуне очень крепкая. Как правило, на протяжении всей жизни родственная связь со своей группой сохраняется, исключения составляют самцы-подростки покидающие свои стада. В летний период года самцы живут поодиночке, объединяясь на зимнее время в холостяцкие стада.

Период гона киангов начинается в июле и продолжается три месяца. В этот период самцы начинают «преследовать» табуны мигрирующих самок. Примерно через 12 месяцев после оплодотворения, как правило, на свет появляется только один малыш (исключение-2), который уже через шесть-семь часов после того, как он родился, может следовать за матерью.

Источник: tambov-zoo.ru

Кианг представляет собой животное высотой до 142 сантиметров. Длина тела взрослого кианга – около двух метров, а вес – до 400 килограммов. Классическим цветом шерсти является светло-коричневый с красноватым оттенком. Но так окрашена верхняя часть туловища. Нижняя же половина, в большинстве случаев, белая.


Отличительная черта окраса кианга – отчетливая черная полоска, проходящая по спине вдоль всего тела. Она как бы «соединяет» темную гриву и такой же хвост. Цвет шерсти кианга зависит от времени года. Летом в нем преобладают светлые тона, а к зиме шерсть становится более бурой.

У кианга есть очень близкий «родственник» – кулан. Эти животные похожи друг на друга как внешне, так и биологически, однако кианг имеет более крупную голову, короткие уши, немного другую гриву и копыта.

Кианг животное

Кианг – животное социальное и живет группами. Численность одной группы варьируется очень сильно. В нее может входить как 10, так и несколько сотен особей. В отличие от многих других животных, в стаях киангов нет взрослых самцов. Они состоят из самок и «подростков». Вожаком стаи также является самка. Самцы же ведут одиночный образ жизни, нехотя создавая группы перед наступлением зимы.

Кианги – растительноядные и питаются травой, молодыми побегами кустарников, листьями растений. Особенностью этих животных является способность накапливать жир впрок. В разгар лета количество подходящей пищи велико и кианги усиленно питаются, набирая до 45 килограммов дополнительного веса. Накопленный жир имеет существенное значение в зимнее время, когда количество корма резко снижается.


В поисках пищи, кианги способны совершать кочевки на большие расстояния. При этом двигаются они не только по суше, но и по воде. Животное умеет отлично плавать и преодолевает водные преграды. В жаркую погоду стаи киангов могут купаться в подходящем водоеме.

Кианг животное

Создание пар для размножения у киангов начинается во второй половине лета. В это время самцы сближаются с группами самок и проводят бои за своих избранниц. Гон завершается в конце сентября. Беременность у киангов длится почти год, детеныши рождаются полностью самостоятельными, и способны уже через несколько часов после родов отправляться в путь вместе с мамой.

Классическими территориями обитания киангов являются Тибет, китайские Цинхай и Сычуань, Индия и Непал. Эти животные любят сухие степи с большим количеством растительности и бескрайними просторами. Проживая в горных районах, они встречаются на высоте до 5 000 метров над уровнем моря.

Добраться до исторических мест обитания киангов непросто. Они надежно скрыты за многочисленными горными хребтами, чаще всего вдали от какой-либо цивилизации. Возможно, это обстоятельство и позволяет животным нормально самовоспроизводиться без уменьшения численности.


Кианг животное

Покою киангов способствует также буддистская философия местных жителей. В соответствии с ней, лошади не являются предметом охоты и не используются в пищу. Кианги не представляют опасности или какой-то угрозы человеку, будучи мирными обитателями горных степей.

В настоящее время численность киангов оценивается на уровне 65 000 особей. Эта цифра весьма приблизительна, так как не все животные этого вида обитают «кучно». Большинство из них живет на территории Китая, но есть разрозненные группы на территории других государств. В любом случае, этой бежевой степной лошадке пока ничего не угрожает.

Источник: ECOportal.info

К седлу одного из яков по древнему обычаю были прикреплены ветки с привязанными к ним разноцветными молитвенными флажками. Тибетцы верят, что ветер, раздувая флажки, возносит написанные на них молитвы к небесам. Эти молитвы должны защищать их во время долгих и трудных переходов.

Кианг животное
Эндемик Тибета — шерстистый заяц

Постепенно стали появляться и дикие животные: пищуха (Ochotona sp.), гималайский сурок (Marmota himalayana) и эндемик Тибета — шерстистый заяц (Lepus oiostolus).

По мере того как дорога поднималась все выше в горы, менялась и погода. Когда была преодолена четырехтысячная отметка, дневная температура упала до +10°С, задул холодный, пронизывающий до костей ветер, начались дожди.

Первая долгожданная встреча с киангами произошла на четвертый день пути за пос.Сангсанг, в обширной межгорной долине, где берет начало один из притоков Брахмапутры — р.Рака Цангпо. На краю долины, большая часть которой была занята кочкарниковым болотом, мы с помощью бинокля разглядели группу из пяти киангов. Недалеко от них паслись тибетские газели (Procapra picticaudata). А вблизи нас, с опаской поглядывая на остановившуюся машину и готовясь в любую минуту улететь, стояла пара черношеих журавлей (Grus nigricollis) с двумя, уже подросшими, птенцами.

В дальнейшем вместе с киангами мы неоднократно встречали тибетских газелей. Эти небольшие грациозные животные, с высотой в холке около 60 см и длиной от головы до хвоста чуть больше метра, очень оживляли пустынный пейзаж. У них приятная палевая окраска с характерным белым "зеркалом", охватывающим почти всю заднюю часть тела. На "зеркале" четко виден черный короткий хвост. Самцов легко отличить от самок по загнутым назад небольшим (длиной около 30—35 см) рожкам. Тибетское название газелей — гоа. Общаясь с аборигенами по дороге, мы выучили и другие местные названия животных: лиса — амо, тарбаган — чибей, снежный барс — ришим, волк — чангу, заяц — жигон, журавль — чунгджу, голубой баран — на, дикая коза — ла, архар — нен, рысь — и, медведь — том.

Первые сюрпризы


Кианг животное
Гейзер у священной горы Таге

За пос.Рага дорога резко повернула на север. Мы двинулись по ней и вскоре оказались около крупнейшего в Тибете (так утверждали сопровождавшие нас местные жители) гейзера, бьющего фонтаном из-под земли у подножия горы Таге. Вокруг него другие гейзеры, поменьше, изливали свои горячие воды в р. Ронгджу или, не найдя стока, превращались в небольшие горячие озера. Все они парили и булькали, а заходящее солнце, пробиваясь сквозь черные снеговые тучи, добавляло таинственности и без того необычной картине. Попав под гипнотическое очарование долины, мы решили заночевать рядом с этой "маленькой Камчаткой", чтобы наутро принять горячую ванну. Купание в естественных горячих источниках — это единственная возможность смыть с себя дорожную пыль во время путешествия по Тибету, поэтому такой шанс упускать не стоит.


Когда палатки были поставлены, выяснилось, что лагерь стоит на колонии пищух и переместить его некуда, так как весь берег Ронгджу до каменистых предгорий Таге занят этими симпатичными большеухими зверьками, которых тибетцы зовут авра. Со стороны горы доносились голоса тибетских уларов (Tetraogallus tibetanus), а со стороны реки — крики огарей {Tadorna ferruginea), которые водятся в Тибете в таком количестве, что местные жители собирают их яйца как мы — грибы.

Чем ближе к ночи, тем больше сгущались над нами черные тучи, и, наконец, начался настоящий снежный буран. Палатки срывало с кольев, пищухи спрятались в норах, а мы укрылись в машинах. Казалось невероятным, что только четыре дня пути отделяют нас от солнечной и жаркой Лхасы. Перспектива ночевать в такую погоду в палатках не радовала, но буран закончился так же внезапно, как и начался, превратив долину в нечто совершенно фантастическое: струи пара поднимались теперь над сплошным снежным покровом.

Сюрпризы тибетского климата нам пришлось испытать еще не раз. Перепады дневных и ночных температур достигали 40°С: 23-градусная дневная жара сменялась морозной ночью с температурой до -13°С. В один день можно было побывать и в зиме и в лете! Но настоящие-то тибетские зимы, конечно, гораздо суровее: на высоте 4200—4300 м над ур.м. средние зимние температуры колеблются в пределах от -34 до -39°С, а абсолютный минимум составляет -33°С.

Когда снежная буря утихла, к нам из-за реки пришел местный житель. Он не разуваясь пересек реку вброд и теперь стоял на снегу в мокрых кедах, разговаривая с нами. При этом, чтобы не терять времени даром, он продолжал прясть пряжу из шерсти, спрятанной у него за пазухой. От него мы узнали, что Таге — не простая гора, а сам Царь Лев, лежащее неподалеку красивое оз. Намцо — его жена, а гейзер — их чай. Чтобы не гневить Царя, местные люди не охотятся в его владениях. Но в последние годы, не считаясь с тибетскими обычаями, здесь промышляют китайцы, и по этой причине из окрестностей Таге совсем исчезли дикие яки. Но пока все еще довольно много гоа и киангов, бурых медведей с белой полосой (видимо, медведей пищухоедов) и волков, встречаются дикие овцы и козы. На востоке долины еще можно увидеть антилоп оронго, но и они очень страдают от китайских охотников.

Когда наши вопросы иссякли, гость вежливо попрощался и собрался идти обратно тем же путем, каким пришел. Тут мы не удержались от давно мучавшего нас вопроса: не холодно ли ему в мокрых кедах? " Когда стоишь, то немного холодно, — согласился он, — а когда идешь, то тепло".

На прощание мы подарили нашему гостю фотографию далай-ламы — самый дорогой подарок для каждого тибетца. Даже тот, кто не говорит ни одного слова по-английски, знает, как попросить: "Далай-лама пикче". Он сначала поставил фотографию себе на голову, потом поднес к лицу и к груди, отдавая таким образом дань уважения правителю Тибета, который в 1939 г. был вынужден покинуть свою страну и поселиться на севере Индии, в Дарамсала.

Альтернатива заповедникам

Кажется странным, когда кто-то всерьез говорит о том, что горы, как люди, женятся, а озера выходят замуж, а потом вместе пьют чай из гейзера. Но это — одна из особенностей буддистской веры, которая не делает различия между органической и неорганической природой. Буддисты верят, что душу имеют не только люди, но и все живые и неживые составляющие этого мира, так как мир — субъект. Отношения между животными и людьми в свете буддистских представлений приравниваются к родственным, и природа получает свою значимость не через объективное мышление, а через субъективное чувство и близкое родство. Буддисты поклоняются природе, они объявляют и признают священными горы, озера, горячие источники. Часто это труднодоступные территории, куда, по их поверьям, возвращаются души умерших святых. И простые люди мечтают, чтобы и их души после смерти вернулись туда. Это природные территории, приравненные по значимости к Богу. Здесь даже нарушение тишины считается грехом, а отлов рыбы или убийство животного — преступлением. Священные буддистские территории — это те же заповедники, только основанные не на базе экологических знаний, а благодаря образу жизни, совершенно отличному от нашего, где чувства имеют большее значение, чем рациональное мышление, где человек не отделяет себя от природы и не мнит себя властелином, способным управлять природой и преобразовывать ее. Вера издавна защищала в Тибете природу лучше любых егерей, и результатом этой защиты было то необыкновенное количество непуганых зверей, которое поражало путешественников век назад. Буддисты не охотились на диких животных, а в том случае если дикое животное, медведь или снежный барс, оказывалось жертвой защищающегося человека, шкура и череп зверя приносились в монастырь, как и череп зарезанного для еды домашнего животного — к чхортену*, чтобы снять с человека грех за чужую смерть, а животному дать возможность лучше перевоплотиться в следующей жизни.

Чхортен (или ступа) — каменное строение в виде башни, где хранятся священные тексты. В древние времена, когда не существовало портретов Будды, его символизировали чхортены.

Согласно тем же тибетским законам, уходящим корнями в глубокую древность и сохранившимся до настоящего времени, нельзя убивать и есть мясо киангов и всех других непарнокопытных животных, включая домашних лошадей. Поэтому в Тибете не встретишь, как в Монголии или Казахстане, многочисленные табуны домашних лошадей, выращиваемых на мясо. Лошадей иногда используют для работы и езды верхом, но часто для этих целей предпочитают яков или ослов.

За долиной гейзеров, по дороге к пос. Тсочен, начали встречаться кианги, но все еще редко и в небольших количествах: одиночный самец, пара животных, группа из четырех животных… И вдруг — одна самка с жеребенком, без самца. Мы удивились: для лошадей и куланов не характерно, чтобы самки бродили самостоятельно. В чем тут может быть дело? Разгадка оказалась трагической: метрах в 50 от дороги, у оз.Намцо, лежал убитый самец, и над ним кружили вороны. Местные люди, ремонтировавшие неподалеку дорогу, рассказали, что накануне вечером по дороге проезжала машина с китайскими пограничниками. Заметив невдалеке двух взрослых киангов с жеребенком, они остановились. Через несколько секунд прогремел выстрел, от которого упал и стал биться в предсмертных судорогах самец, в испуге шарахнулись в сторону самка и жеребенок. Из машины раздался хохот, потом снова заработал мотор, и машина уехала прочь. Ни единого волоска не было тронуто с этого животного, лишенного жизни просто так, попутно, ради забавы.

Так, по трагической случайности, нам представилась возможность вблизи рассмотреть кианга и сделать промеры. Это был уже достигший зрелости молодой самец небольшого роста (высота в холке 127 см, длина туловища от переднего выступа плечелопаточного сочленения до задней точки седалищного бугра 125 см, высота в локте 70 см). Его окраска очень сходна с окраской киангов, встреченных Пржевальским на северо-востоке Тибета (Пржевальский Н.М. Монголия и страна тангутов. Трехлетнее путешествие в Восточной нагорной Азии. М„ 1946. С.236—237). Верхняя часть туловища и голова окрашены в коричневый цвет (более темный, чем у туркменских и монгольских куланов), нижняя часть белая. Длина заканчивающейся белым носом головы (от затылочного гребня до конца верхней губы) около 60 см. Граница между темно- и светлоокрашенными частями четкая. На шее коричневый цвет занимал сверху примерно третью часть и тянулся вдоль гривы. С нижней части шеи белая окраска переходила на грудь, живот и ноги. На боках туловища граница между цветами проходила примерно посередине. Но у передней ноги белый цвет с живота клином достигал лопатки. Все ноги спереди светло-палевые, но этого с большого расстояния заметить почти невозможно, ноги кажутся белыми. Передние ноги тоньше задних (обхват пясти составил 14.5 см, а обхват плюсны — 17 см), но копыта на них больше и шире (передние копыта 12х8,5 см2 задние 10х7 см2). Темно-коричневая стоячая грива, высотой 18 см без челки, постепенно переходила в узкую такого же цвета полосу, которая шла посередине спины, а затем заканчивалась хвостом. Четкость и законченность окраске придавали черные кончики ушей (коричневых снаружи и белых изнутри) и полоска черных волос, идущая по венчику вокруг копыт. Размер уха от основания до кончика составил ровно 17 см. Хвост кианга не был похож ни на хвост лошади, ни на хвост осла и даже отличался от хвостов других представителей группы Hemionus. Он больше напоминал хвост лошади Пржевальского: вдоль репицы росли короткие волосы, и только ниже начинались длинные, образуя "кисточку" длиной 54 см. Как и у куланов, у него были "каштаны" (рудиментные остатки 1-го пальца) только на передних ногах, выше запястного сустава.

После оз.Намцо кианги перестали встречаться. Дорога пошла вверх на перевал, расположенный на высоте 4860 м над ур. м. Здесь не только животные, но и птицы стали крайне редкими. Только высоко в небе, выглядывая добычу, кружили степные орлы и беркуты.

Рай для птиц

Следующий день был более удачным. Мы добрались до центрального плато, чаще называемого здесь Чангтан. На отрезке пути между двумя крупнейшими поселками Тсоченом и Герце, вскоре после того, как позади осталось местечко Чундуломо, расположенное на высоте 5500 м над ур.м., местность стала более ровной со множеством больших и малых, пресных и соленых озер. Их обилие обусловлено большим количеством атмосферных осадков, особенно в летнее время (500— 1000 мм), интенсивным таянием снега и льда в горах, с одной стороны, и отсутствием стока этой воды — с другой. Мелководья пресных озер — настоящий рай для водоплавающих птиц, которые пересекают Тибет во время миграций, а для куликов и огарей — идеальные места для гнездования. На многих озерах птицы исчисляются тысячами. Среди них наиболее часто встречаются такие виды птиц, как лысуха (Fulica atra), хохлатая чернеть (Aythya fuligula), красноголовый нырок (A.ferina), чирок-свистунок (Anas crecca), шилохвость (A.acuta), обыкновенная свиязь (А.penelope), огарь (Casarca ferruginea), красноносый нырок (Netta rufina), большой крохаль (Mergus merganser), обыкновенный гоголь (Bucephala clangula), серый гусь (Anser anser), белолобый гусь (A.albifrons), гусь-гуменник (A.fabalis), чомга (Podicep cristatus), черношейная поганка (P.nigricollis), травник (Tringa totanus), шилоклювка (Recurvirostra avosetta), тибетская чайка (Larus brunneicephalus), черноголовый хохотун (L.ichthyaeetus).

Кианг животное
Схема Тибетского нагорья.
Пнктиром показан маршрут экспедиции

Последний из упомянутых видов встречается в западном Тибете повсюду: скопления этих птиц (иногда даже многочисленные) довольно обычны на озерах, а отдельные особи часто можно увидеть летящими вдоль русел горных рек вдалеке от озер. Похоже, многие черноголовые хохотуны зимуют в Тибете, хотя это наблюдение и противоречит распространенному мнению, что все птицы этого вида проводят зиму на побережье Индии и Ирана.

В тех местах плато, где испарение выше, чем поступление воды, образуются соленые озера. Около одного из них, Тунцо, нам встретилась самая большая группа киангов в 36 особей. Был вечер, и кианги паслись на скудной растительности каменистой пустыни, держась ближе к горам. Скорее всего здесь было несколько групп, собравшихся вместе после выпадения снега в горах. Мы были необычайно рады этой встрече, правда, пасмурная погода помешала сделать хорошие снимки, а общая картина все еще мало походила на то, что видел и описал Пржевальский: в изобилии из млекопитающих встречались только пищухи, а из птиц — жаворонки (Eremophila alpestris elwesi, Alauda gulgula inopinata, Calandrella acutirostris tibetana, C.brachydactyla) и земляные воробьи (Pyrgilauda taczanowskii). Похоже, сбывались предсказания повстречавшегося нам в Тсочене китайского ученого, который, узнав о цели нашей поездки, сказал, что мы неправильно выбрали маршрут: нам следовало проехать по дороге от Нагчу до Герце, где до сих пор можно увидеть не только множество киангов и антилоп оронго, но и диких яков. Дорога, о которой говорил доктор Ванг, проходит по южной границе недавно организованного национального заповедника "Чангтан". Это крупнейший заповедник Китая и второй по размеру в мире, площадь которого составляет более 70 тыс. км2. Он уступает только Гренландскому национальному парку, большая часть которого находится подо льдом. Территория заповедника "Чангтан" охватывает самую высокую часть (от 5 до 5.6 тыс. м над ур.м.) Тибетского плато (Sсhа11еr G.В. Tibet’s remote Chang Tang. In a High and Sacred Realm // National Geographic. 1993. August. P.64-87).

Доктору Вангу по работе часто приходилось ездить по этой дороге до Герце, где он занимался преобразованием солнечной энергии и электрификацией поселка, и у нас не было оснований сомневаться в его словах. Он очень сомневался в том, что мы, продолжая ехать на запад, увидим тех, кого ищем. Но он ни разу не бывал западнее Герце. А поскольку изменить маршрут, утвержденный многочисленными организациями в Лхасе, мы не могли, оставалось только надеяться, что ситуация изменится к лучшему после того, как Герце останется позади.

Иногда диких животных можно встретить в местах, где совсем не ожидаешь. В пос. Герце, у входа в китайскую гостиницу, был привязан рыжий волчонок. Было похоже, что люди относились к нему хорошо: на ужин он получил целую баранью голову. Дружески и игриво была настроена к нему даже собака хозяина гостиницы. И все-таки нам очень хотелось перерезать веревку, которая ограничивала свободу волчонка.

Долгожданная встреча

Кианг животное
Наши надежды оправдались: мы встретили не только одиночных животных, но и стада киангов, среди которых было много жеребят.

Наши надежды встретить киангов на землях, лежащих западнее Герце, оправдались: между поселками Янху и Гаки, на расстоянии 188 км, мы встретили 333 кианга! Здесь, около красивейших озер, жили и одиночные животные, и небольшие группы и даже стадо из 120 особей. Среди взрослых животных было много жеребят, родившихся этой весной и уже вполне окрепших. Гармонично сложенные, быстрые, сильные звери, которые в мгновение ока могли бы исчезнуть с наших глаз, однако оказались, действительно, настолько любопытными, что позволили приблизиться достаточно близко, чтобы запечатлеть их на фотопленку.

"Ну, теперь начнетс", — подумали мы и… на другой день не встретили не только ни одного кианга, но и ни одного другого крупного животного. После Гаки горы стали выше, озера исчезли, дорога вошла в узкую долину одного из притоков Инда — р.Сенгхе Цангпо. Следующей встречи с киангами нам пришлось ждать еще несколько дней. Их не было ни в песках за городом Али, где, достигнув самой западной точки маршрута и получив еще несколько разрешений, мы повернули к югу, ни в занятой большими стадами скота долине другого притока Инда — р.Гар Цангпо, ни в глиняных горах древнего княжества Гуге, В этих горах, склоны которых украшены нерукотворными скульптурами, напоминающими буддистские изваяния, перед нами, уже много дней не видевшими ни одного дерева и ни одного кустарника (выше и красивее, чем карагана), как чудо появились раскрашенные осенними красками заросли тамариска и мирикарии (Myricaria squamosa), a также обсыпанные оранжевыми ягодами и обвитые ломоносом кусты и отдельно стоящие деревья облепихи (Hippophae tibetana, H.salicifolia). В зарослях облепихи мелькали большие любители ее ягод — краснобрюхие горихвостки (Phoenicurus erythrogaster) и красные вьюрки (Carpodacus puniceus). Эти удивительные ярко окрашенные маленькие птички гнездятся в Тибете на очень больших высотах, в основном между 4 и 5 тыс. м над ур.м. Максимальная зарегистрированная высота гнездования краснобрюхой горихвостки 6100 м над ур.м. После периода гнездования, когда самки с молодняком улетают зимовать на южные склоны Гималаев, самцы остаются в Тибете, где пережить зимние холода им помогают ягоды облепихи и барбариса.

Кианг животное
Дворец княжества Гуи — сооружение со множеством пещер и подземных ходов,
возведенное на высокой глиняной горе в X-XI в. и разрушенное
во время Китайской культурной революции

Источник: www.km.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.