Лесные пожары и степные никто не следит


Кто виноват в пожарах? Человеческая глупость. Шашлыки и костры на природе. Леса надо было закрывать в самом начале пожаров, а не доводить ситуацию до того, что происходит сейчас. Конечно, уже много сказано о силе распространения огня из-за ветра и жары, скорости ликвидации пожара. Одно вытекает из другого — нехватка специалистов и техники, плюс погодные условия. Всё это накладывается друг на друга. Весна очень жаркая, сухая. Почва без влаги. Итог плачевный.

Причиной пожаров могут быть и поджоги. Сейчас много частных лесопилок, а они покупают делянки у лесничества. Куб горелого леса стоит копейки, а негорелого — очень дорого. Могут и поджигать. По факту лес после переработки одинаковый. Как за этим сейчас проследить и докопаться до правды? Такую схему я наблюдал в другом регионе. Пожар еще продолжается, а лесник при нас уже делянку отводит. Мол, как и где выпиливать. Через два дня после того, как мы уехали с того пожара, там уже начали лес пилить.

Зачем я всё рассказываю? Мне хотелось бы, чтобы нас услышали, узнали, что происходит в системе охраны леса. Нужно более тщательно следить за природными богатствами страны и жестко наказывать тех, кто уничтожает их. Надо укомплектовать отделения, платить достойные зарплаты работникам. Иначе все эти пробелы сыграют с природой и людьми злую шутку.


Владимир Владимирович, обратите внимание на эту ситуацию как глава всей страны. Нас никто не слышит. Решите эту проблему!

Похожая ситуация с зарплатами и у лесников. Например, в районах Тюменской области в месяц они получают 12–14 тысяч рублей. Во время пожаров в лесах и тайге им доплачивают по 120 рублей в час работы. За последние 20 лет количество лесников значительно сократилось в разы — раньше было больше 70 специалистов, а сейчас осталось 22 на всю тайгу. Исходя из последних статистических данных, специалистам из сферы сельского, лесного хозяйств, занимающихся профессионально охотой, рыболовством и рыбоводством, платят в пределах 29 тысяч 392 рублей.

Источник: ngs24.ru

В Забайкалье пастух хотел разогреть обед, а в итоге спалил 600 га леса. Неосторожное обращение с огнем остается причиной большинства лесных пожаров в России. Когда они начинаются в населенных пунктах, огонь отследить несложно. Но горят леса и за десятки километров от глаз пожарных и местных жителей. Тогда дело за системой удаленного мониторинга. Подробнее — в материале «Известий».


Молнии ни при чем

Около 70% суши в России занимает лесной фонд — это площадь в 1,2 млрд га. Несмотря на небольшое снижение общего запаса древесины, площадь покрытой лесом земли за последние годы выросла. Но из года в год весной и летом эти запасы оказываются в опасности — в сезон лесных пожаров.

Последние 10 лет самой распространенной причиной возникновения лесных пожаров, опустошающих гектары земли, остается человеческий фактор. Источник возгорания чаще всего оказывается около населенных пунктов — жители жгут сухую траву. Огонь от палов перекидывается на лесной массив, а из-за сухой погоды он распространяется с огромной скоростью.

По статистике, из-за молний возникает лишь порядка 10% от общего количества пожаров. Грозовой активности подвержены Республика Саха (Якутия), Ханты-Мансийский автономный округ, отдельные районы Иркутской области.

Пожары — основная причина гибели лесов. Не обошлось без них и в этом сезоне, хотя, вопреки прогнозам специалистов, число возгораний пока меньше, чем в 2018 году. В Курганской области и Якутии огонь пока потушили, ситуация остается напряженной в сибирских регионах — особенно в Иркутской области.

Показательно, что за два месяца пожароопасного сезона в Бурятии выявили более тысячи нарушений противопожарного режима. Злоумышленникам теперь предстоит выплатить свыше 1,3 млн рублей штрафов, сообщали в пресс-службе Республиканского агентства лесного хозяйства. Там подтвердили, что большая часть пожаров произошла по вине человека.


Случай в Забайкальском крае показал, что малейшая неосторожность в обращении с огнем может привести к гибели сотен гектаров леса. Так, пастух пытался разогреть еду на костре в поле, а в итоге сгорело 600 га леса. «От порыва ветра загорелась трава, огонь быстро распространился на большую территорию и перекинулся на лесной массив», — рассказывала официальный представитель МВД Ирина Волк. Пастух не смог потушить пожар и не стал сообщать о случившемся, за что ему грозит наказание.

Когда возгорание начинается в населенном пункте, огонь сразу заметен, а значит, можно оперативно предотвратить его распространение. С отдаленными территориями ситуация сложнее. Если пожар в десятках или даже сотне километров от наблюдателей, на выручку приходят системы удаленного мониторинга.

Большое око

Главный инструмент для него — Информационная система дистанционного мониторинга (ИСДМ) Рослесхоза. Система круглосуточно отслеживает, не появились ли на карте новые термические точки. Термоточка — участок, который отличается по температуре от остальной поверхности. Это может быть горение свалки, сухой травы, производственного объекта, лесной или торфяной пожар. По информации пресс-службы ФБУ «Авиалесоохрана», система выдает контур, который показывает, что на этой поверхности температура выше, чем фоновая — то есть там, возможно, есть возгорание. После этого проводится проверка на месте.


Сначала из списка термоточек исключают те, что связаны с установленными ранее техногенными выбросами тепла, как на месторождениях углеводородов, отмечают в Рослесхозе. Оставшиеся проверяют дальше — во время наземного, авиационного или космического мониторинга.

Когда речь идет о наземном патрулировании, на место сразу выезжают машины лесной охраны или лесопожарных центров и проверяют термоточки. Периодичность авиационного патрулирования зависит от класса пожарной опасности по условиям погоды, уточнили в пресс-службе ФБУ «Авиалесоохрана». Маршрут полетов выстраивается в соответствии с результатами многолетних наблюдений за территорией — в первую очередь по тем местам, где вероятность возгорания леса наиболее высока.

По координатам из ИСДМ Рослесхоза и сведениям, представленным региональными диспетчерскими службами лесного хозяйства, проводится дополнительная проверка специалистами Федеральной диспетчерской службы лесного хозяйства, после чего Оперативным штабом (ежедневно) или Федеральным штабом Рослесхоза (еженедельно) анализируется оперативность реагирования региональных служб и вырабатываются соответствующие ситуации меры, объяснили в пресс-службе «Авиалесоохраны».

Космический мониторинг, как правило, применяется в труднодоступных местах, куда крайне трудно или невозможно добраться на наземном транспорте.

Он используется и в целях выявления незаконных вырубок. Например, в 2017–2018 годах в Тверской области с помощью космического мониторинга удалось получить информацию о состоянии 3,2 тыс. лесных участков, а также выявить почти 30 нарушений законодательства, сообщали в пресс-службе правительства региона.


Провели по системе

Система удаленного космического мониторинга определяет лишь термические аномалии (термоточки), степень опасности оценивают специалисты лесного хозяйства. При проверке на месте может оказаться, что кто-то сжигает остатки после рубки — пни, порубочные остатки — с соблюдением всех мер безопасности и вероятности распространения огня нет. В остальных случаях специалисты, которые проводили патрулирование, вносят соответствующие данные о пожаре в систему. При необходимости в ИСДМ Рослесхоза есть возможность смоделировать развитие конкретного лесного пожара, исходя из погодных условий.

Система отслеживает и распределение сил и средств пожаротушения на местах. Так, после того как в базу вносятся данные о возгорании, у специалистов лесного хозяйства есть возможность оперативно оценить обстановку — сколько людей и техники можно отправить на тушение пожаров. Если их недостаточно, то могут быть привлечены резервные силы федеральной «Авиалесоохраны». Эти перемещения людей и техники также отображаются в ИСДМ Рослесхоза в карточке лесного пожара. В дальнейшем в системе планируется внедрение механизмов количественной оценки погибшего в результате пожара леса и оценки ущерба.


Важно, что к системе имеют доступ не только сотрудники лесных ведомств и чиновники, но и обычные граждане. Единственное, что для этого нужно, — регистрация на портале «Госуслуги». Так что при панике или сомнении в официальных данных можно самостоятельно оценить ситуацию по данным из системы и сравнить их с другими, независимыми картами пожаров.

Источник: iz.ru

Оборот огня

Один из вопросов, ответ на который искали ученые, – как менялась частота пожаров за прошедшие два столетия, в течение которых резко возросла антропогенная деятельность?

Оказалось, что в XIX в. межпожарный интервал составлял 101 ± 12 лет, а в XX в. он сократился в полтора раза – до 65 ± 6 лет. В смешанной тайге Енисейского кряжа период между пожарами сократился почти вдвое: с 97 ± 22 до 50 ± 14 лет. Этот феномен отчасти обусловлен антропогенным влиянием, но не следует забывать и о естественных факторах – изменениях климата. «Оборот огня» в XX в. участился на фоне положительного тренда температур. Кросс-корреляционный анализ подтвердил, что региональные аномалии в частоте возникновения пожаров были связаны с соответсвующими аномалиями температур воздуха.

Лесные пожары и степные никто не следит


дсушины небольших размерах могут постепенно зарасти, но если они достигают 20—30 см, то сохраняются до конца жизни деревьев. При больших повреждениях по всей длине ствола деревья погибают. Занятное это дело – разгадывать динамику пожаров по древесным спилам. У переживших пожар деревьев структура годичных колец хранит память о катастрофе. Хронологию годичного прироста можно использовать для датировки пожаров и определения интервалов между ними " border="0" alt="Пожарные подсушины – повреждения стволов в результате действия огня – настоящая летопись пожаров. Подсушины небольших размерах могут постепенно зарасти, но если они достигают 20—30 см, то сохраняются до конца жизни деревьев. При больших повреждениях по всей длине ствола деревья погибают. Занятное это дело – разгадывать динамику пожаров по древесным спилам. У переживших пожар деревьев структура годичных колец хранит память о катастрофе. Хронологию годичного прироста можно использовать для датировки пожаров и определения интервалов между ними " />

Еще один немаловажный вопрос – как влияют элементы рельефа на возникновение лесных пожаров? Ведь от экспозиции и крутизны склона зависит уровень увлажнения территории. Наветренные склоны получают большее количество осадков, но при значительной крутизне вода стекает вниз, накапливаясь во впадинах.

Согласно полученным данным, на северо-восточных склонах, и особенно на болотах, интервал между пожарами наибольший. А возгорания на склонах с экспозицией на юго-запад происходят чаще всего, поскольку они наиболее прогреваемы солнцем и там высыхание лесных горючих материалов протекает быстрее. С высотой над уровнем моря связан вертикальный климатический градиент, также влияющий на пожароопасность.


В будущем в связи с наблюдаемым и прогнозируемым глобальным потеплением длительность пожароопасного сезона повсеместно увеличится; ожидается и возрастание грозовой активности, являющейся причиной естественного возгорания.

С севера на юг

Зависит ли частота пожаров от широты? Оказывается, с продвижением на север межпожарный интервал возрастает от 80 лет на юге Эвенкии до 200 лет на Анабарском плато, вблизи северной границы лиственничников.

Внутригодовое распределение количества пожаров в южной тайге, как известно, имеет бимодальную (двугорбую) форму: больший максимум приходится на конец весны, а меньший – на начало осени. В северных широтах распределение становится практически одномодальным, с единственным пиком в начале лета. При этом общая длительность пожароопасного сезона в году сокращается почти втрое: с 250 дней в южных лесах страны (60°с.ш.) до 80 дней в северных (72°с.ш.)

Как показывает кросс-корреляционный анализ, повышение температуры воздуха сопровождается увеличением частоты лесных пожаров. А – северо-восток Сибири; Б – север Евразии


На севере нередко не хватает тепла, чтобы за лето просушить лесные горючие материалы, сделать их восприимчивыми к грозовому разряду или непотушенному костру. Да и антропогенное воздействие там меньше: если в средней тайге около 80 % возгораний обусловлены «человеческим фактором», то на севере почти 90 % пожаров инициируются грозовыми разрядами.

Высокую «меткость» молний в криолитозоне обеспечивает перепад электропроводности на границе с мерзлотным слоем, так что энергия разряда высвобождается в узком (менее 30 см) корнеобитаемом слое.

Напротив, повседневная деятельность местного населения, плотность которого в Эвенкии очень мала (0,03 чел./км2), не часто приводит к пожарам, поскольку коренные жители испокон веков знают правила поведения в лесу. Особо можно отметить староверов, культивирующих бережное отношение к тайге.

По ту сторону ущерба

Безусловно, пожары наносят колоссальный ущерб лесному фонду. Однако на свежих гарях улучшаются экологические условия: возрастает глубина сезонного оттаивания, почва обогащается биогенными элементами, улучшаются дренаж и световой режим. И как следствие – на протяжении первых 20—30 лет на гарях у деревьев, переживших пожар, значительно увеличивается прирост.


При низовом пожаре весной значительного повреждения древостоя обычно не происходит, потому что глубина оттаивания напочвенного покрова еще мала, и мерзлота ослабляет тепловое воздействие на корневую систему. Но при устойчивом низовом пожаре даже толстая корка лиственницы не всегда спасает (справа). На ослабленные деревья набрасываются древоточцы, добивая их

С течением времени, по мере утолщения лишайниково-мохового покрова, являющегося хорошим теплоизолятором, глубина сезонного оттаивания снижается со средней скоростью 0,5—1,0 см/год. Это приводит к «сжатию» активной корнеобитаемой зоны (до 30 см и менее) и падению годичного прироста. Древостои впадают в «дремоту» в ожидании следующего пожара. А его возникновение провоцируется накоплением лишайниково-моховой «подушки», превращающейся при высыхании в прекрасный горючий материал.

Чем больше времени проходит после пожара, тем больше становится толщина мохово-лишайникового покрова и меньше – глубина оттаивания почвы

Одно из последствий роста частоты пожаров в лесах криолитозоны – расширение видового разнообразия за счет проникновения «южных» видов древесных растений на территорию доминирования лиственницы.

Механизм этого проникновения таков: гари, вследствие улучшения на них экологических условий, представляют собой «стартовые площадки» для миграции «вечнозеленых хвойных» (ель, кедр, пихта, сосна) в зону, где лиственница преобладает благодаря своей непревзойденной холодостойкости. Уже сейчас на южной границе лиственничников происходит формирование яруса кедра и ели под пологом лиственницы. При сохранении существующих тенденций изменения климата эти виды, вероятно, сами сформируют верхний полог и станут доминирующими.

Погибшие лиственничники замещаются березой, под пологом которой поселяются хвойные

В растительном сообществе «лиственница–смешанная тайга» пожары провоцируют развитие березняков и осинников, которые быстро осваивают освобожденные территории. На гарях численность подроста березы поначалу может достигать 1 млн стволов на гектар, т. е. до 100 (!) на квадратный метр. Лиственница, в свою очередь, увеличивает сомкнутость древостоев и продвигается в зону тундры.

Для «южных» видов учащение пожаров может повлечь не только позитивные, но и негативные последствия. Обследование обновленной растительности на гарях показало, что с течением лет после пожара численность кедрового подроста всегда возрастает. Это объясняется способностью кедра укореняться в моховом слое, в то время как корешки лиственницы в нем «зависают», не достигая почвы.

Первые годы гари зарастают преимущественно лиственницей, которая легко возобновляется на минерализованной пожаром земле. Со временем в подросте появляются кедр и ель

Поэтому частые пожары помогут сохранению доминирующего положения лиственницы как пирофитного (т.е. «пожаролюбивого») вида в криолитозоне. Лист­венница хорошо защищена от огня толстой коркой, благодаря чему часть деревьев после пожара обычно выживает. Более того, пожары способствуют успешному возобновлению лиственницы, поскольку ее проростки лучше укореняются при увеличении минерализации почвы.

Как повлияют изменения климата и возрастание частоты пожаров на северные леса? Сохранят ли лиственничники свою роль аккумуляторов углерода?

С одной стороны, глобальное потепление благоприятствует повышению продуктивности северных древостоев и продвижению лиственницы в зону тундры. Благодаря этому поглощение углекислого газа из воздуха увеличится, что приведет к смягчению антропогенного воздействия на биосферу. Однако с потеплением возрастет и частота пожаров, приводящая к эмиссии углекислого газа в атмосферу, что может свести на нет итоговый прирост количества связанного углерода. С потеплением ожидается и возрастание эмиссии парниковых газов из тающего мерзлотного слоя.

Лесные пожары и степные никто не следит

Сравнивая эти противоположные тенденции, большинство экологических моделей предсказывают трансформацию лиственничников в территорию эмиссии углерода в атмосферу (IPCC, 2007). Однако это не единственно возможный сценарий, поскольку возрастание глубины сезонного оттаивания и улучшение дренажа может привести к резкому (в разы) повышению годичного прироста лиственничников, что пока в моделях не учитывается.

Поэтому не исключено, что вызванное потеплением возрастание продуктивности лиственничников приведет к усилению роли северных лесов в связывании углерода и, как следствие, к смягчению «парникового эффекта». А для проверки сценариев воздействия огня на таежные леса в меняющемся климате потребуются новые экспедиции в высокие широты.

Литература

Воробьев Ю. Л., Акимов В. А., Соколов Ю. И. Лесные пожары на территории России: состояние и проблемы. М.: ДЭКС-ПРЕСС. 2004. 312 с.

Коровин Г. Н., Зукерт Н. В. Влияние климатических изменений на лесные пожары в России // Климатические изменения: взгляд из России / Под ред. В. И. Данилова-Данильяна. М.: ТЕИС. 2003. С. 69—98.

Лесной фонд России. М.: ВНИИЦлес­ресурс. 2004. 633 с.

Леса и лесное хозяйство России // IIASA FOR. Version 1.0. 2007.

Харук В. И., Двинская М. Л., Им С. Т. Лесные пожары в Эвенкии // Природа. 2008. № 8. C. 42—47.

Харук В. И., Им С. Т., Рэнсон К. Дж., Наурзбаев М. М. Временная динамика лиственницы в экотоне лесотундры // Докл. РАН. 2004. № 398(3). С. 404—408.

Mann M. E., Jones P. D. // Geophys. Res. Let. 2003. V. 30. N 15. P. 1820.

Kharuk V., Ranson K., and Dvinskaya M. Wildfires dynamic in the larch dominance zone// Geophys. Res. Let., 2008. V. 35. N 1.

Kharuk V., Ranson K., Dvinskaya M. Evidence of Evergreen Conifer Invasion into Larch Dominated Forests During Recent Decades in Central Siberia // Eurasian Journ. of Forest Res. 2007. N 10(2). P. 163—171.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (Проект № 09-05-98008)

В публикации использованы фото В. Харука

Источник: scfh.ru

В 11 регионах Сибири горят около 3 млн гектаров леса. В нескольких субъектах федерации ввели режим ЧС, а жители близких к лесам населенных пунктов жалуются на задымления. В соцсетях пользователи массово требуют от властей бросить как можно больше сил на тушение пожаров, однако чиновники указывают на то, что такая операция экономически невыгодна и может только навредить лесам.

Почему каждый год в России горят миллионы гектаров леса, правильно ли называть пожары этого года в Сибири катастрофой и какие ошибки допускают власти в борьбе с лесными пожарами? «Бумага» поговорила с экологом, участницей экспертных групп по изучению изменений климата Еленой Кобец, которая с 2009 года исследует лесные и сельскохозяйственные пожары. Она отвечает на главные вопросы о пожарах в Сибири и других российских лесах и рассказывает, как они влияют на климат.

— Лесные пожары — в частности, в Сибири — повторяются из года в год. Почему так происходит?

— Нынешние пожары связаны с климатом: в Сибири сейчас антициклон, жаркая сухая погода. Это увеличивает масштабы пожара. Похожая [ситуация] была в 2010 году в центральной части России. В Сибири это действительно происходит буквально каждый год, меняются только регионы.

Многие эксперты указывают и на то, что рост масштабов связан с изменениями в лесном законодательстве (изменения в Лесной кодекс внесли в 2009 году — прим. «Бумаги»). И если раньше леса были государственными и все вопросы пожаротушения и охраны леса решались на федеральном уровне, то теперь всё это передали частным владельцам и региональным властям. К тому же последовало масштабное сокращение лесников и других специалистов, занятых в лесном хозяйстве.

Эксперты из Швеции говорили мне, что это хорошие изменения и что в Швеции леса тоже негосударственные. Но у них-то система устоявшаяся, поэтому работает. А у нас законодательно всё изменили, а на практике вскрылось много проблем.

Конечно, пожары были и до изменений. На них влияют и климат, и человеческий фактор. Попасть в леса с каждым годом всё проще, а организованного отдыха в лесах нет, люди идут туда сами.

Так что три ключевые проблемы в борьбе с лесными пожарами в России сейчас: изменения в лесном законодательстве, растущая доступность лесов для отдыхающих и изменения климата.

— Крупные пожары в Сибири и других частях России — скорее природное явление или следствие человеческих действий?

— Статистических исследований причин пожаров никогда не проводили. Во многом из-за ведомственной чехарды: все отвечают за что-то свое и перекладывают друг на друга ответственность. И никто из ведомств не ведет статистику и не анализирует, чем вызваны пожары.

Недавно были крупные лесные пожары в Якутии (в 2018 году горело 3,4 млн гектаров леса — прим. «Бумаги»). Тогда говорили, что более 30 % пожаров вызваны молниями. Когда горит труднодоступная тайга — тоже можно предположить, что огонь спровоцирован природными условиями. Но ближе к населенным пунктам они могут быть связаны с поведением людей. Например, повсеместно продолжают сжигать сухую траву.

Пожары часто возникают из-за изменений климата. И в то же время они усугубляют эти изменения. Получается замкнутый круг. То, что горит вся Сибирь, сильно влияет, например, на потепление в Арктике.

В нашей стране эта проблема острее. За рубежом контроль над ситуацией с пожарами лучше, проводится анализ причин.

— То есть горение лесов на огромных территориях неизбежно? Или это можно как-то предотвращать?

— Власти, конечно, обязаны проводить профилактику. Например, создавать полосы, предотвращающие распространение огня. Это не делается в достаточном объеме — наверное, из-за нехватки средств.

Но, опять же, в прошлом году были пожары в Калифорнии. Горели леса рядом с жилыми домами, тогда погибло около 60 человек. Вроде бы там всё лучше [в плане контроля], но всё равно такие последствия. Потому что когда стоит сухая жаркая ветреная погода, пожаров избежать трудно.

В то же время сейчас идут споры о том, нужно ли тушить пожары в глухой тайге, далекой от населенных пунктов. Звучат аргументы, что их экономически невыгодно тушить (о бессмысленности тушения пожаров в лесах Сибири говорил губернатор Красноярского края Александр Усс — прим. «Бумаги»). И на самом деле из мировой практики следуют такие же рекомендации. У экосистемы идет процесс самовосстановления.

— Многие называют нынешние пожары в Сибири катастрофой. Это действительно так?

— Пока я не вижу катастрофы. Сейчас говорят о пожарах на площади в 3 млн гектаров. У нас были и пожары, охватывавшие 5–6 млн гектаров. И даже это не назвать катастрофой.

Еще десять лет назад информации об этих пожарах в СМИ было мало, действительно обратили на них внимание только в 2010 году, когда смог окутал Москву. И в этом году информация о пожарах уже во всех СМИ. Поэтому, возможно, и создается впечатление, что на этот раз происходит катастрофа. Но всё это в таких же масштабах было и раньше, просто никому не было дела.

— Леса горят в Сибири, а мы находимся далеко оттуда, в Петербурге. Можете объяснить, как эти пожары сказываются на нас?

— Все выбросы, вызванные этими пожарами, содержат так называемый черный углерод. В народе — сажа. Всё это переносится на тысячи километров. Недаром же горит Сибирь, а задымление на Урале.

Все эти продукты горения переносятся в Арктику. Всё, что горит севернее 40-й параллели, рискует до туда дойти. Сажа отлагается на лед и снег. Это приводит к более интенсивному таянию. Впрочем, сейчас середина лета, поэтому многие льды уже и так растаяли. Самые опасные в этом плане всё же весенние пожары.

Теплеет Арктика — меняется климат. И в итоге это сказывается и на петербуржцах. Климат не становится теплее, у нас не станет как в Сочи. Просто будет больше природных катаклизмов.

— То есть эти пожары способствуют глобальному потеплению?

— Да. Особенно в Сибири.

— Что следует делать властям, чтобы повлиять на ситуацию?

— [Спикер Совета Федерации Валентина] Матвиенко сказала то, о чем мы говорили еще в 2010 году: что изменение Лесного кодекса усугубило ситуацию и надо пересматривать нормы. Экспертам это было ясно еще тогда.

Политикам следует как-то анализировать ситуацию, раз они не дают влиять на нее неправительственным организациям. Изменили законодательство — стало хуже. Значит, надо думать, что можно исправить.

Ну и, конечно, надо наладить взаимодействие разных структур: МВД, МЧС, лесного хозяйства. Сейчас этого взаимодействия нет.

— Допустим, обычный человек, видя новости о пожарах в Сибири, хочет как-то повлиять на ситуацию. Что ему следует делать?

— Быть ответственным. Большой процент пожаров всё же происходит по вине людей. В лесу видишь абсолютно безответственное поведение. Я много бывала в лесах Швеции и не видела ничего подобного. В Штатах тоже люди совсем по-другому себя ведут. Если каждый гражданин будет думать о своем поведении, когда идет в лес, — этого уже будет достаточно.

— Многих раздражает пассивное отношение властей к происходящему и заявления о том, что тушение пожаров в Сибири «экономически невыгодно» и что тушение может только навредить. Разумно ли критиковать власти за такие высказывания?

— Я сотрудничала с глобальным центром мониторинга пожаров, работающим в Германии, и там звучали рекомендации, что не все пожары необходимо тушить. Это вполне научные рекомендации. И действительно, на международном уровне рекомендуется тушить только те пожары, которые наносят экономический вред и опасны для жизни человека. Если это дикие леса — да, не всегда разумно тушить.

Но это не освобождает от необходимости проводить профилактические меры. Создавать те же защитные полосы нераспространения огня.

— В Ленобласти тоже регулярно горят леса. Какая там ситуация сейчас?

— Информации о пожарах в Ленобласти в настоящее время пока нет. Учитывая погоду этим летом, большое количество дождей, думаю, пожаров и не должно быть.

В целом, у нас, конечно, есть проблема с торфяниками, которые горят каждое жаркое лето. Когда загораются торфяники, потушить их практически невозможно, потому что горят они на глубине. И опять же, зачастую в пожарах виноваты люди.

— Говорят, что площади пожаров с каждым годом растут. Это продолжится в будущем?

— Пожаров будет больше, потому что идет изменение климата: антициклоны, сильные ветра, жара. В Европе этим летом стояла сильная жара — это привело к разрушительным пожарам, например, в Португалии.

— И этого уже никак не избежать?

— Если культура людей, в частности культура отдыха в лесу, не изменится, то нет. Тут даже трудно спрашивать с властей. Хотя и им нужно провести работу: наладить взаимодействие между ведомствами, проанализировать причины пожаров, скорректировать Лесной кодекс и более качественно проводить профилактику пожаров.

Источник: paperpaper.ru

Поджигаем сами себя

Самая тяжёлая ситуация сложилась традиционно в ­сибирских регионах.

Тюменская область: «Огненный» десант

Таких лесных пожаров в Тюменской обл. не было 10 лет. Со стихией в регионе борются с апреля. Огонь подобрался к населённым пунктам, санаториям и базам отдыха. Недавно от огня пострадало СНТ «Солнышко». Дачники срочно выехали на участки, но многие обнаружили лишь покрытые пеплом «скелеты» домов.

По информации Департамента лесного комплекса Тюменской обл., по ситуации на 24 мая в регионе зафиксировано 26 лесных пожаров. На подмогу тюмен­ским пожарным приехали коллеги из других регионов. Со стихией пытаются справиться 1,2 тыс. человек. К ликвидации 13 пожаров в труднодоступных зонах подключили парашютистов-десантников, которых сбрасывают с вертолёта Ми-8, и самолёт-танкер Ил-76. На некоторые очаги удалось забросить высоко­проходимую технику, однако многие работы по-прежнему выполняются вручную при помощи ранцевых лесных огнетушителей, бензопил, лопат, топоров-мотыг.

Нажмите для увеличенияНажмите для увеличения 

– Горит не только лес, но и поля, где осталась прошлогодняя трава. Этой осенью было сухо и холодно, воды в почве мало – снег весной быстро сошёл. А в этом мае добавилась ещё и аномальная жара, – объясняет масштаб пожаров директор Института наук о Земле Виталий Хорошавин.

Но есть и другое мнение. По словам доктора сельхознаук Государственного аграрного университета Северного Зауралья Александра Моторина, главная причина пепелища в лесах – ­человеческая халатность.

– Главный фактор – безалаберность. Сухостой не косят, не убирают. Осадков – да, ниже нормы. Но в моей практике был случай: в 1970-х гг. вместо нормы в 290 мм осадков выпало 85 мм. Пожаров тогда не было, потому что старались очищать поля от сухостоя, траву выкашивали. Сельские жители до сих пор ­устраивают встречные палы, не зная, как это правильно делается, – пояснил он.

Омская область: Сгорело полдеревни

В Омской обл. 5-й класс пожарной опасности (самый высокий) сохраняется в 7 районах. В региональном МЧС сообщили, что за сутки приходится выезжать на 5–7 лесных пожаров. А самый крупный недавно уничтожил половину деревни: огонь, бушевавший в лесу (там вспыхнули сухая трава и камыш), добрался до села Каракуль и сожрал 14 из 33 домов, продуктовый магазин и хозобъекты. Полностью потушить пожар в селе удалось только к утру следующего дня.

Чтобы огонь из леса не дошёл до сельских районов, мест­ные администрации должны создавать 10-метровые минерализованные полосы в границах населённых пунктов. Как выяснилось, сегодня они есть лишь в 272 из 1440 деревень. В районах нет современной техники, а старое оборудование давно не ремонтировали. В среднем же за пожарный сезон в регионе выгорает 16–19 тыс. га леса.

– Выездов на природу становится всё больше. Сухая тёплая погода, сильный порывистый ветер способствуют распространению огня, – говорит начальник пресс-службы ГУ МЧС по Омской обл. Юлия Дойникова. – Ежесуточно при космическом мониторинге в городе и области выявляются сотни термических точек. 

Сотрудники МЧС РФ на месте природного пожара в Воронежской области. Фото: РИА Новости/ Илья Питалев.

Якутия: Один тушат – семь горят

В Якутии сообщения о лесных пожарах начали поступать уже 7 мая, а 11 мая, когда термометры показывали стойкий плюс, а в лесах растаял снег, пожароопасный сезон установили в столице и 14 районах. И ситуация осложняется: за сутки удаётся локализовать несколько пожаров, но одновременно возникает порой до 7–8 новых.

По данным учёных Института мерзлотоведения Сибирского отделения РАН, за последние 50 лет среднегодовая температура воздуха в Якутии выросла на несколько градусов. Одним из последствий изменения климата стало увеличение пожаро­опасного сезона: в 2020 г. он длился с 15 мая по 29 сентября. За это время был зарегистрирован 2061 лесной пожар на общей площади 5,9 млн га – вдвое больше площади Байкала. Из-за огромных территорий и небольшой плотности населения обнаружить и потушить пожар в Якутии бывает сложно. А при сильном ветре огонь может ­перекинуться с одного берега реки на другой.

В 2021 г. на борьбу с природными пожарами в Якутии предусмотрено 800 млн руб. К уничтожению огня привлекут 8,6 тыс. человек. Впервые после развала СССР в Арктику вернулась «Авиалесоохрана» – в посёлке Батагай Верхоян­ского района создан специализированный лесопожарный центр.

Башкирия: виной всему – сухие грозы

В Башкирии, по данным Минлесхоза республики, с 15 апреля по 20 мая зарегист­рировано 72 лесных пожара. Общая площадь возгорания – 837,515 га. Чрезвычайная ­пожароопасность наблюдается на половине территории ­республики.

С 15 мая по 4 июня Министерство лесного хозяйства ввело ограничения на посещение лесов. А с 14 мая идёт борьба с пожарами в лесах Тирлян­ского и Авзянского лесничеств. В Тирляне в борьбу со стихией включились и добровольцы из числа местных жителей. «Местность там скалистая, технике сложно проехать. А до жилых домов рукой подать», – говорит глава района Андрей Иванюта.

Министр лесного хозяйства Марат Шарафутдинов отмечает: большинство лесных пожаров (90%) происходит из-за сухих гроз. Остальные – человеческий фактор (неосторожное обращение с огнём). 

Свердловская область: И штрафы не помогают

В Свердловской обл., по данным Уралгидромета, жара в первой половине мая ставила рекорд за рекордом. 16 мая в Екатеринбурге воздух прогрелся до 32,8°С. И такая аномальная погода продержится до конца месяца. На ситуации с пожарами это отразилось напрямую. Самые горячие точки области – в Таборинском, Сысертском и Алапаевском районах. Досталось и Екатеринбургу, где от огня серьёзно пострадали Южный и Уктусский лесные парки. В первом случае на место ЧП выезжал министр природных ресурсов и экологии региона Алексей Кузнецов. «Скорее всего, причиной возгорания стали действия отдыхающих, – предполагает он. – При этом никакие штрафы не могут покрыть нанесённый ущерб. Сгоревшие территории – это выжженные куски зелёных лёгких города».

Сильнее всего на прошлой неделе горел на Среднем Урале Тюменский тракт. Чтобы не подвергать опасности жизни водителей, там временно ­перекрыли движение всех видов транспорта.

Всего с начала пожаро­опасного сезона в Свердлов­ской обл. было ликвидировано 436 лесных пожаров (данные на 20 мая). Это в 3 раза больше, чем за аналогичный период 2020 г. (141). Нанесённый региону ущерб оценивается в 118 млн руб., и это только затраты бюджета на тушение огня. Ущерб, нанесённый природе (лесу, животному миру), пока даже не оценивался.

Приангарье: публикуют фото поджигателей

В Приангарье бороться с человеческой безответственностью в этом году решили радикально: все случаи предаются широкой огласке, губернатор публикует у себя в соцсетях фото поджигателя и обещает, что нарушитель будет строго наказан. Такая строгость объяснима: 86% территории Иркутской обл. покрыто лесами. Но каждый год мы теряем сотни тысяч гектаров тайги. Чаще всего – из-за пожаров.

Первые «горе-герои» уже «прославились». Так, в апреле пастух спалил 24 га леса в Иркут­ском районе. Он прилёг отдохнуть в поле с непотушенной сигаретой, а проснулся от жара – горела сухая трава рядом. Огонь успел перекинуться на деревья. Полыхающий лес увидели очевидцы и вызвали пожарных.

А в начале мая в Усольском районе 18-летний парень ловил попутку, но никто не останавливался. Тогда он психанул и в четырёх местах чиркнул зажигалкой сухую траву на обочине. В итоге пожар тушили несколько часов.

Почему лесные пожары в России так сложно остановить?

Число лесных пожаров в России последние 5 лет растёт. Если в 2016 и 2017 гг. их было 10 тыс., то в 2019-м и в 2020-м их количество перевалило за 13 тыс. 

Сотрудник пожарной охраны МЧС РФ во время масштабных учений по отработке техники тушения лесных пожаров в рамках третьего этапа Всероссийского командно-штабного учения в Каменском городском округе на окраине села Сипавское. Фото: РИА Новости/ Павел Лисицын.

Каким цифрам верить?

Площадь лесов, по которой прошёл огонь, выросла ещё сильнее – с 2,6 млн га в 2016-м до 10 млн га в 2019-м. Как пояснили в Рослесхозе, увеличение количества и площадей пожаров в последние годы помимо климатических причин объясняется более точными данными. В част­ности, начали учитывать возгорания, которые не стали тушить по решению регионов.

Лесные пожары и степные никто не следит«В некоторых зонах тушить лесные пожары необязательно, – пояснил директор Лесного попечительского совета Николай Шматков. – Это труднодоступные, далёкие районы Сибири и Дальнего Востока. Там нет дорог, а отправлять туда самолёты и верто­лёты с водой невыгодно. Эти пожары учитываются не во всех отчётах. Но если их не считать, у людей и властей складывается неверное представление о масштабах бедствия».

Лесные пожары и степные никто не следитНезависимые эксперты считают, что площади, охваченные огнём, куда больше официальных данных. Руководитель противопожарного отдела Гринипис России Григорий Куксин сообщил, что его организация сделала свою оценку по данным космических снимков. Получилось, что за 2020 г. ландшафтные пожары охватили 26 млн га. Из них на лесные пришлось 13 млн. «Ситуация с лесными пожарами у нас ухудшается. В среднем ежегодно сгорает на 400 тыс. га больше леса, – отмечает Куксин. – Это общемировая тенденция. Климат меняется, бороться с пожарами становится труднее». 

СССР – всем пример

В Советском Союзе тоже было немало пожаров, но тогда охране лесов уделялось гораздо больше внимания, рассказывает Григорий Куксин. С нас даже брали пример другие страны. Именно у нас возникла авиационная лесная охрана, которой в этом году исполняется 90 лет.

Лесные пожары и степные никто не следитДиректор комплексного предприятия «Лесной» Андрей Филиппов, работавший лесничим с 1986 по 1991 г., считает, что главным преимуществом того времени было большое количество людей, задействованных в охране леса. Благодаря этому многие пожары удавалось потушить в зародыше. «У меня в лесничестве было 8 лесников, и у каждого из них – по 3 пожарных. Если возникало небольшое возгорание, лесник с пожарными выезжали на место и быстро всё тушили. Если разгоралось сильнее, мы использовали дополнительные силы, – поясняет он. – Однажды в воскресенье пожарный на выш­ке сообщил, что видит дым. Хоть и выходной, я поднял народ. Огонь уже подбирался к молодому сосняку. А там сучки начинаются прямо от земли, и есть опасность возникновения верхового пожара. Такой уже не потушить, от него бежать надо. Но мы успели быстро всё опахать и потушить огонь. А прибудь мы на 15 минут позже, пожар был бы куда сильнее».

Сейчас в штате лесничеств всего 1–2 человека, сетует Андрей Филиппов. Есть пожарно-химические станции, лесопожарные центры, но зачастую они находятся за много километров. Пока доберутся до места, пожар уже разгорится. Вызывают вопросы и действия арендаторов, которые занимаются заготовкой леса. Они тоже отвечают за борьбу с пожарами и должны иметь для этого необходимое оборудование. «Но многие арендаторы не думают о том, что будет с их лесом через 20 лет. Они хотят получать прибыль сейчас, – поясняет Филиппов. – Ещё у нас развелись спекулянты – фирмы, которые торгуют делянками. Если возникнет пожар, им некого послать, чтобы его тушить». 

Цена борьбы

В России два пика пожаров – весенний и летний. Первый подходит к концу. Летний пик придётся на июль и август. Те лесные пожары будут крупными, потому что у регионов не хватает средств, чтобы их тушить, предупреждает Григорий Куксин. Деньги на охрану лесов даёт государство, ведь лес – федеральная собственность. Регионы получают сред­ства из федерального бюджета – субвенции. Размер субвенций сейчас в сумме составляет 30 ­млрд руб. в год. А потребность – 90 млрд руб. В масштабах страны это не такие уж большие деньги, чтобы решить важную проблему. Регионам не хватает денег на содержание работников, а без людей пожары не тушатся. Надо вкладываться в зарплаты специалистов, в удержание ­молодых кадров.

Чтобы укреплять лесной надзор на местах, нужно платить людям адекватные деньги, соглашается Николай Шматков. Сотрудник лесной охраны сегодня получает всего 15–20 тыс. руб. в месяц. За такую зарплату мало кто хочет работать. Помимо этого борьбу с лесными пожарами осложняют и другие факторы. «Главное – это раз­общённость между теми, кто должен тушить пожары на землях разных категорий. Иногда слишком долго разбираются, кто отвечает за ту или иную мест­ность, и время уходит, – сетует эксперт. – Второй фактор – неиспользуемые бесхозные земли, особенно сельхозназначения. У нас таких 70 млн га, из которых 50 млн га уже заросло сомкнутым лесом. Надо задейст­вовать их – вести там или сельское хозяйство, или лесное, иначе они продолжат ­гореть».

Ежегодный ущерб от пожаров может составлять десятки миллиардов рублей. С 2010 г. общие потери составили 500 млрд руб. Хотя, по данным Рослесхоза, здесь ситуация постепенно улучшается. И всё же, если считать по площадям пожаров и по погибшим лесам, у нас ущерб растёт каждый год, уверен Григорий Куксин. По его словам, если применить все методики для подсчёта ущерба, его размер можно сравнить с бюджетом страны.

Как исправить ситуацию? «Нужно бороться с весенними поджогами травы, иначе мы всё равно не будем успевать всё тушить, – делится Куксин. – Второе – увеличить финансирование лесного хозяйства и охраны лесов. Третий шаг – законодательные изменения, например ограничение профилактических выжиганий». 

Как в мире борются с лесными пожарами?

Лесные пожары – проблема мировая. И решают её страны по-разному.

В Китае, если верить официальной статистике, количество пожаров и их площадь год от года сокращаются. В 2019 г. было зафиксировано на 133 пожара меньше, чем годом ранее, – 2345 случаев. В профильных министерствах утверждают, что они стали лучше работать над профилактикой пожаров и снаряжением пожарных. К примеру, в 2019 г. китайцы впервые тушили пожар с помощью бомбардировки, рассказывает глава департамента международных отношений факультета мировой экономики и политики ВШЭ Александр Лукин. «Китайские учёные разработали снаряд, который вместо взрывчатки содержит огнегасящую смесь. Им можно стрелять из пушки (для этого они модифицировали одну из гаубиц), а можно в виде бомбы сбрасывать с само­лётов. Так что теперь, чтобы погасить пламя, там натурально бомбят леса», – рассказывает он.

«В мире страны делятся на те, где существуют специализированные лесопожарные подразделения, и те, где эту функ­цию выполняют «городские» пожарные. К первым относятся Россия, Канада, США, Португалия, Швеция и др. государства, – говорит эксперт российского отделения Гринпис ­Антон Бенеславский. – В Канаде, к примеру, эти службы существуют на региональном уровне, и их финансирование зависит от провинций.

В США есть Федеральная лесная служба и ряд других федеральных ведомств, которые занимаются тушением лесных пожаров. Как и в России, в Америке существуют группы пожарных парашютистов и ­десантников.

В Германии тушение природных пожаров ложится на плечи добровольных пожарных команд муниципалитетов, существующих на налоги местных жителей. Последний крупный лесной пожар в этой стране был зафиксирован в 1970-е гг. В ряде земель Германии ведётся постоянный мониторинг возгораний с помощью системы фотокамер, способных навести пожарную команду на пожар в первые же минуты после возникновения. Кроме того, в Германии есть законы, обязывающие землевладельцев перепахивать сухую растительность и не допускать её сжигания.

Особая ситуация сложилась в Австралии – там пожарная охрана полностью добровольная. Все волонтёры – специально обученные люди, но это не их основная работа. При затяжных пожарах подобная ситуации создаёт проблемы. В Австралии часто горит буш (заросли кустарников, покрывающие огромные территории). В них огонь распространяется с большей скоростью. В итоге сгорают дома, гибнут люди, в том числе пожарные-добровольцы». 

Как навести порядок в лесу

Эксперты называют разные причины роста числа пожаров, но сходятся в одном: в лесном хозяйстве надо срочно что-то менять.

Лесные пожары и степные никто не следитВладимир Рябов, председатель правления АНО «ЭкоБезопасность» (г. Оренбург):

— Лесное хозяйство переживает жесточайший кризис. Наше Оренбуржье считается малолесным регионом, лесные массивы занимают менее 10% земель. Тем не менее проблем хватает – это и степные пожары, переходящие на лес, и чрезмерное ограничение и запрещение рубок, минимизация уровня и качества лесо­устроительных работ, снижение количества и качест­ва лесовосстановительных работ, отсутствие специалистов-лесо­водов.

Действующее лесное законодательство не позволяет сохранить то, что создано прежними поколениями лесоводов. «Золотое время» – 1970–1980-е гг. Тогда грамотно и вовремя проводились лесовосстановительные рубки. 

Сегодня сплошная рубка проводится только там, где лес уже потерял свою устойчивость, а новые посадки на этих площадях практически не проводятся. Это приводит к накоплению горючих материалов и значительно снижает эффективность тушения лесных пожаров, количество которых растёт, как и площадь повреждённых огнём лесных насаждений. Для большей части лесов Оренбургской обл. характерно отсутствие их лесоустройства в течение уже 20 лет. Фактически лесохозяйственные регламенты лесничеств и лесной план разработаны с учётом документов, утративших своё значение. Пока с этим не наведут порядок, леса так и будут гореть.

Источник: aif.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.