Пожар лесов


Сибирская тайга горит каждое лето, но именно в этом году чиновники стали говорить о том, что лесные пожары — часть естественных процессов, протекающих в дикой природе. Насколько правы те, кто считает, что вмешиваться в них нецелесообразно и что это приведет лишь к неоправданной трате ресурсов? Действительно ли пожары, разворачивающиеся вдали от плотно заселенных людьми территорий, безопасны? Об этом N + 1 поговорил с Александром Брюхановым, старшим научным сотрудником Лаборатории лесной пирологии Института леса имени Сукачева Красноярского научного центра СО РАН.

Много ли лесов горит?

Согласно официальным данным, которые распространяет Рослесхоз, в среднем площадь лесных пожаров в России ежегодно составляет 2,5–3 миллиона гектаров. Это так называемая «площадь, пройденная огнем».

Это не означает, что на всей этой площади леса погибли: где-то они могут и выжить, где-то выгорает только подрост, подлесок и кустарники, а взрослые деревья остаются живы.


Но при этом оценка площади пожаров в природной среде, которую получают ученые, опираясь на спутниковые данные и аэрофотоснимки, очень сильно — более чем в два раза — отличается от оценок Рослесхоза: около 8 миллиона гектаров ежегодно.

Такое значительное расхождение может быть связано с особенностями поступления информации по официальным каналам. Например, региональные власти могут указывать только те площади возгорания, на которых ведется борьба с огнем, а о других охваченных пожаром районах, в особенности малонаселенных, не упоминать.

Можно сказать, что 2,5 и даже 8 миллионов гектаров в год — не так уж и много: это приблизительно 0,31 (или 1,01) процента от общей площади лесов России, составляющей около 809 миллионов гектаров. Однако именно на долю пожаров приходится около 60 процентов от общего количества всего леса, ежегодно погибающего в России, а в Сибири — около 80 процентов.

Лесные пожары уже многие годы остаются главной причиной введения режима чрезвычайной ситуации в регионах страны. Ежегодно при пожарах гибнут до нескольких десятков человек, сгорают или получают значительные повреждения сотни, а иногда и тысячи зданий.

Например, в этом сезоне площадь сгоревшего леса уже приближается к 7 миллионам гектаров. По данным ФБУ «Авиалесоохрана», на конец июля пожарами было пройдено более 6,8 миллиона гектаров.

По данным на 31 июля, самая значительная площадь была поражена пожарами в Якутии — 2,53 миллиона гектаров, на втором месте — Красноярский край, 1,65 миллиона гектаров.


Учитывая, что общая площадь природных пожаров (это по преимуществу лесные пожары, но не только) в России может варьироваться от 5 до 15 миллионов гектаров в год, сегодняшняя ситуация не выглядит слишком катастрофической.

Однако общественное восприятие того, «много» или «мало» горит леса, варьируется от года к году, причем далеко не всегда в зависимости от абсолютных значений площади, пройденной огнем.

Например, в 2003 году в России огонь распространился почти на 12 миллионов гектаров леса, а в 2010 году, который воспринимался как катастрофический с точки зрения интенсивности пожаров, площадь лесов, пройденная огнем, составила 3 миллиона гектаров.

Дело в том, что влияние на людей могут оказывать даже пожары, находящиеся довольно далеко, на расстоянии в сотни, а иногда и более тысячи километров.

Так, в 2016 году были сильные пожары в тундре на полуострове Ямал. Они проходили вдалеке от населенных пунктов, их не учитывал Рослесхоз. Но достаточно было измениться ветру, чтобы дымовой шлейф от этих пожаров на пару дней накрыл Москву.

Что происходит с лесом после пожара?

Лесные пожары делятся на низовые и верховые: в первом случае горит только подстилка, напочвенный покров, подрост и подлесок, а во втором случае огонь распространяется и по кронам деревьев.

Верховой пожар выглядит наиболее страшно и впечатляюще и всегда наносит древостоям значительный ущерб. Однако наиболее чувствительные к термическому воздействию части деревьев — корни. Иногда могут остаться целыми кроны, а стволы — быть едва обожжены, но если огонь заглубился в почву и сильно повредил корни, то деревья, как правило, гибнут.


Кроме того, и сами деревья различаются по степени пирогенной устойчивости. Например, самая выносливая к пожарам среди хвойных пород — сибирская лиственница. Она растет в районах, где пожары бывают регулярно, и за миллионы лет наиболее приспособилась к воздействию огня. Менее устойчива сосна, еще чувствительнее — кедр.

Наименее устойчивые к воздействию пожаров — это ель и особенно пихта. У них тонкая кора, поверхностное расположение корневой системы — в еловом или пихтовом лесу хорошо видны мощные корневые лапы. Они гибнут в первую очередь, даже при низовых пожарах слабой интенсивности горения. Кроме того, у них кроны расположены практически до самого низа, и по веткам огонь легко уходит вверх, превращаясь в верховой пожар.

Очень многое зависит и от конкретного месторасположения, даже если взять два дерева одной и той же породы, одного и того же диаметра. Если одно из них находилось, например, в окружении куртин хвойного молодняка, то оно, скорее всего, погибнет. А если другое росло отдельно от прочих деревьев, кустарников и подроста, то у него гораздо больше шансов выжить.

Наконец, лесорастительные условия и рельеф местности в значительной мере влияют на то, как меняются тип и сила пожара. Если, например, деревья растут на песке или песчаных почвах, то пожар не уйдет в почву, а если дерево произрастает на почве с глубоким слоем подстилки, которая высохла и способна к горению, либо даже на каких-то торфяниках, огонь будет уходить вглубь.


Переходу низового пожара в верховой способствует горная местность — на крутом склоне языкам пламени проще уйти в кроны. И так далее.

Что происходит с лесом после пожара, зависит от почв, от того, какие деревья росли здесь раньше. Например, наиболее распространенные лиственные породы в Сибири — береза и осина. Осина очень хорошо приспособлена к пожарам. Там где погиб осинник, он вырастает снова из корневых отпрысков.

Если, например, до пожара в составе древостоя осины было всего 10 процентов, то после пожара ее количество в послепожарном молодняке может возрасти до 50 процентов, потому что она гораздо лучше, чем береза, приспособлена к вегетационному распространению от почек на корнях.

Среди хвойных пород лучше всех к восстановлению после пожаров приспособлена сосна, особенно если рядом сохранилась стена живого леса. За сосной идет лиственница.

Хуже всего восстанавливаются ели и пихты. Это связано с их физиологией — сеянцы темнохвойных пород лучше всего растут под пологом леса, при затенении, так как в первые годы жизни они плохо переносят очень яркий свет.

Вот если их территорию сперва «захватили» березы и осины, то затем под их пологом могут снова вырасти молодые ели и пихты. То есть восстановление темнохвойных пород, как правило, идет через смену пород.


Срок восстановления лесов зависит от очень многих факторов: климатических условий, экспозиции склонов, высоты над уровнем моря, плодородия почв и других показателей.

Например, на севере Сибири (Якутия, Эвенкия) сосне или лиственнице, чтобы вырасти во взрослое дерево, как правило, требуется не менее 100 лет. А где-то на юге Сибири оно может вырасти во взрослое растение и через 60-70 лет. Соответственно для восстановления лесов северной тайги, где сейчас бушуют очень сильные пожары, может не хватить и целого века.

Насколько это естественный процесс?

Чиновники часто говорят, что лесные пожары — это естественный, природный процесс и поэтому не стоит пытаться его контролировать, тратить ресурсы на тушение и так далее. В этих словах есть доля правды, но есть, однако, и лукавство.

Ученым действительно известно, что огонь — это неотъемлемый фактор биоразнообразия лесов. В Северной Америке, в Австралии есть растительные сообщества с очень короткими межпожарными циклами. Пожары там проходят на одной и той же территории каждые 10-20 лет.

Вспомним о том, что экосистемы тропических и северных лесов значительно отличаются друг от друга. В тропиках круглый год стоят высокие температуры и высокая влажность, практически вся органика там быстро перегнивает, превращаясь в почву, и никаких запасов горючих материалов при этом не формируется.

А вот в северных, бореальных лесах Северной Америки и Евразии, где не поисходит столь быстрого разложения органической массы, накапливаются достаточно большие запасы горючих материалов. Поэтому пожары на этих территориях случались сотни, тысячи и даже миллионы лет назад.


Иногда даже приходится слышать, что намеренное предотвращение пожаров приводит к тяжелым последствиям, поскольку в лесах накапливалось много растительного горючего материала, и когда в конце концов пожар происходит, то он принимает катастрофические масштабы.

В этой связи часто вспоминают о крупном пожаре в Йеллоустонском национальном парке, который якобы произошел через несколько лет после того, как там приняли политику «нулевой терпимости» к пожарам. Однако на самом деле предыстория этого пожара была несколько иной.

До конца 1960-х годов сотрудники парка старались сразу тушить любые возникавшие очаги огня, но затем действительно было решено поменять правила и «разрешить» небольшие пожары — для поддержания здоровья экосистем. Кончилось это тем, что в 1988 году несколько таких «контролируемых» пожаров соединились в один и произошла катастрофа — выгорело 3,2 тысячи квадратных километров, погибли два человека.

После этого было принято решение намного жестче контролировать огонь. Стало понятно, что пускать ситуацию на самотек нельзя, так как это чревато большим ущербом.

Но дело не только в этом. Те, кто говорят об «обычном» характере лесных пожаров, забывают, что если раньше они возникали исключительно из-за молний, то сегодня присутствие в лесу или рядом с лесными массивами человека с его хозяйственной деятельностью повышает шансы на возгорание во много раз.


Прежде естественный интервал между пожарами в светлохвойных лесах Сибири (сосновых и лиственничных) составлял примерно от 20 до 50 лет. Существовали территории, которые могли гореть раз в 100 или даже в 150 лет, — это заболоченные местности, например, в Западной Сибири с ее густой гидрологической сетью.

Но сегодня из-за изменений климата и особенно из-за деятельности человека пожарный интервал во многих лесных районах сократился до 5-15 лет.

И дело не только в том, что человек напрямую провоцирует возгорание, бросая окурки, разжигая костры или выжигая весной сухую траву. Люди своей деятельностью в принципе очень сильно меняют природную среду.

Например, леса вырубают для лесозаготовок, для добычи полезных ископаемых, для строительства дорог, а любая вырубка сегодня буквально завалена органическими остатками — готовым материалом для пожара. Риск возгорания сильно растет.

Объем брошенных порубочных остатков может достигать на сплошнолесосечных вырубках в Сибири до 100 кубических метров на 1 гектар. Это приводит к развитию на них очень сильных низовых пожаров, которые крайне сложно остановить.

Можно ли не тушить?

В 2015 году, после лесной реформы, все леса были поделены на зоны, в которых тушение пожаров было обязательным, и зону мониторинга, где решение, тушить пожар или нет, остается на усмотрение местных властей.


В советские годы, особенно в 1970–80-е годы, пожарные службы пытались бороться со всеми лесными пожарами, даже в Сибири и на Дальнем Востоке. Рассказывают, что в некоторых случаях в тайгу вертолетами забрасывались бульдозеры и иногда тушили даже оленьи пастбища.

С тех пор финансирование лесной отрасли снизилось более чем на порядок, и после пожаров 2010 года стало ясно, что денег в бюджете страны на борьбу с пожарами в природной среде катастрофически не хватает.

Именно тогда Рослесхоз дал задание своим отраслевым институтам (академические институты к этому отношения не имели) распределить все леса страны на зоны контроля и зоны активного тушения.

Южные районы, где находится большое количество населенных пунктов, отнесли к зоне активного тушения, где в обязательном порядке необходимо тушить все возгорания. Остальные, менее освоенные территории были отнесены к зоне контроля. Сложно сказать, какие именно критерии при этом использовались.

Дело в том, что далеко не везде в зону контроля включили нетронутую тайгу. В нее, например, попала масса населенных пунктов в Эвенкии, в Якутии, в Иркутской области, на Камчатке, в Тюменской области. Там ведется хозяйственная деятельность — идет заготовка древесины, добыча полезных ископаемых.

Но бороться с огнем на этих территориях сегодня необязательно — решение остается на усмотрение местной власти, точнее, комиссий по чрезвычайным ситуациям. По закону, они должны начинать тушить, если огонь подойдет к месту проживания людей ближе, чем на пять километров. Но зачастую власти на местах просто не располагают для этого достаточными средствами.


Например, у нас уже не первый год сильно горит Эвенкия. Она практически полностью находится в зоне контроля. Но при этом на юге Эвенкии заготавливают древесину, ведется разведка и добыча полезных ископаемых, там проходит нефтепровод Тайшет-Куюмба, проложены дороги, живут и работают люди.

При этом в советские годы на юге Эвенкии, в поселах Байкит и Ванавара, располагались авиаотделения, на которых в пожароопасный сезон размещалось не менее 30 человек отлично подготовленных парашютистов-десантников. Сейчас этих профессиональных лесных пожарных там нет.

Поэтому те, кто говорят, что зоны контроля — это «очень отдаленные районы, где и дорог нет, и людей нет», лицемерят. По факту с этих территорий люди получают прибыль — там заготавливается древесина, оттуда идет пушнина, оттуда начали качать нефть. Но когда надо позаботиться об этих лесах, то ни у региона, ни в целом у государства на это нет средств.

Как управлять огнем?

Распределение на «зоны контроля» и «зоны активного тушения» должно быть пересмотрено. Это не значит, что надо просто сдвинуть границы к северу или как-то их поменять территориально. Необходимо поменять сам подход к защите лесов, начать заниматься тем, что на Западе называют fire management — управление пожарами.


Сейчас мы условно поделили леса на две части, одну из которых при планировании защитных мероприятий практически полностью игнорируют. Но ведь эти части не разделены стеной и никто не гарантирует, что процессы, происходящие в зоне контроля, никак не повлияют на другую зону.

Масштабные пожары происходили в Сибири и ранее, в том числе уже в этом веке. Но раньше бóльшая часть дыма от сибирских пожаров уходила в Арктику. В этом же году, вопреки сложившейся за много лет ситуации, дым от пожаров переместился на запад и юго-запад.

Поэтому в этом году о пожарах уже знают все, ведь все дышат этим дымом, хотя это дым от пожаров, расположенных в «зоне контроля».

У государства в лесу должны быть свои профильные специалисты — лесники и лесничие. Но в 2006 году с принятием нового Лесного кодекса была упразднена служба, работавшая десятилетиями, и тысячи лесников, которые следили за состоянием лесов, профилактикой пожаров, контролировали вырубку древесины, попросту уволили.

Сегодня леса в России охраняет примерно столько же работников лесного хозяйства, сколько в Белоруссии, — 18-20 тысяч человек.

В США и Канаде никто не делит штат или провинцию пополам и не говорит: эту половину тушим, а эту — нет. Везде есть лесники, обязанные держать ситуацию с пожарами под контролем: гасить мелкие очаги, следить, чтобы в лесу не скапливался горючий материал, вспахивать противопожарные полосы. Они могут даже проводить контролируемые выжигания растительности для профилактики крупных пожаров или улучшения условий лесовосстановления.

То есть за лесом должны следить специальные люди, наделенные полномочиями решать, как им лучше всего держать ситуацию с пожарами под контролем. Работая на местах, они сами определяют, где у них есть надежные естественные рубежи для огня, и оперативно приступают к тушению, если огонь эти рубежи перешел.

Конечно, и в США, и в Канаде возможны катастрофические события. Наши чиновники любят говорить: мол, смотрите, американцы не смогли удержать ситуацию с пожарами в Калифорнии под контролем.

Но нужно понимать, что в Калифорнии в прошлом году сложились экстремальные погодные условия: ветер Санта-Ана, дующий со скоростью 40-60 километров в час, в момент раздувает малейший очаг возгорания.

У нас же сегодня нет ничего экстраординарного: пожары в Эвенкии и в Якутии распространяются медленно, изо дня в день. Именно потому, что в свое время их никто не задушил в очаге, они за недели, за месяцы распространились на огромные территории.

Большая проблема состоит в том, что у нас в Сибири и на Дальнем Востоке сегодня фактически не финансируется лесоустройство. По законодательству, его должны проводить каждые 10 лет. Специалисты-лесоустроители должны приходить в леса и смотреть, что выросло, что погибло, и в том числе оценивать риски возникновения и развития пожаров.

Но сегодня в стране, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, очень много районов, где лесоустройства не было 20-30 лет, а иногда и более. Поэтому структуры государственного управления очень плохо владеют ситуацией, и не знают, каких «сюрпризов» ждать от тайги.

Беседовал Сергей Кузнецов

Источник: nplus1.ru

Характеристика

Факторами, представляющими опасность при лесном пожаре, выступают пламя, искры, высокая температура окружающей среды и выделяемые токсические продукты горения. Кроме того, большую угрозу представляют падающие ветки и стволы деревьев, низкое содержание кислорода в воздухе и образующиеся пустоты в грунте (подземные пожары).

Причины возникновения носят природный, техногенный и человеческий характер. Самовозгорание торфа или пожар в результате удара молнии являются редкими случаями. Чаще всего к лесным пожарам приводит человеческая невнимательность, халатность и нарушение правил пожарной безопасности.

Каждому возгоранию присваивается своя категория (классы от А до Е). Для ее определения учитываются не только основные виды лесных пожаров, но и площадь распространения огня. Влияние также оказывает количество пожарных расчетов и используемая в тушении техника.

Ликвидация лесного огня осуществляется в несколько этапов:

  1. Проводится разведка с целью сбора информации о виде пожара. Устанавливаются первоначальные границы бедствия, и определяется скорость продвижения огня.
  2. С помощью прокладки заградительных полос или канав зону огня локализуют. Это наиболее длительный и трудоемкий этап.
  3. Производят тушение остаточных очагов возгорания.
  4. Для недопущения повторного пожара проводится контроль и обход сгоревшей лесной зоны.

Лесной массив зачастую определяет, какие виды лесных пожаров существуют в той или иной местности. В еловых лесах, особенно на участках с молодыми хвойными деревьями, велика вероятность развития верхового пожара. Болотистая местность с залежами торфа часто подвержена подземным возгораниям. Рассмотрим существующие виды пожаров в лесу поподробнее.

Виды и классификация

 Выделяют 3 основных вида лесных возгораний: верховые, низовые и подземные (торфяные). Кроме того, в классификацию входят валежные и пятнистые пожары, которые возникают редко. 

Низовой

Наиболее распространенный вид. В основе лежит возгорание лесной подстилки. Огонь распространяется с разной скоростью, захватывая лишь подпочвенный слой и подлесок. Они могут иметь устойчивый и беглый характер развития.

При беглом варианте, пожар перескакивает с одного места на другое, не принося сильных повреждений корневой системе деревьев. Характерен беглый низовой пожар для ранней весны. Именно в этот период образуется плотный слой лесных сухих горючих материалов, а сама почва имеет хороший уровень влажности. Иногда такое возгорание называется поверхностным. Распространяется мозаично.

Устойчивые низовые виды лесных пожаров наносят больший вред лесным посадкам. Возникают только при сильной засухе. Мох и лесная подстилка имеют низкий уровень влажности, что позволяет огню оказывать сильное локальное разрушающее воздействие. В такой ситуации возгорание может уйти вглубь почвы на 15 см и более. Корневая система деревьев погибает или получает значительные повреждения.

Верховой

Развиваются из низовых пожаров. Огонь поднимаясь вверх, захватывает кроны деревьев. Очень опасны, особенно на густых лесных участках. Такой пожар также может быть беглым или устойчивым.

Беглое возгорание с большой скоростью, скачками распространяется по верхушкам деревьев, опережая границы низового пожара. Максимальная скорость может достигать 5 км/ч. Частой причиной служит ветер, который переносит искры низового пожара к кронам. При скачке горению подвергаются только верхушки деревьев.

Устойчивый вид захватывает помимо листвы, еще и стволы деревьев. Распространение огня происходит одновременно с горением лесной подстилки. Они обладают повальной разрушающей силой, так как происходит полное выгорание дерева: от корневой системы до кроны. Скорость значительно ниже, в среднем – 1 км/ч.

Подземный или торфяной

Происходят в торфяном слое на глубине более 50 см. причиной может стать низовой или верховой пожар, а также нередки самовозгорания полезного ископаемого. Представляет собой длительный процесс тления, который внешне может себя никак не проявлять. Горение может происходить практически без кислорода, поэтому время года здесь роли не играет.

Сильный торфяной пожар сопровождается едким дымом и выгоревшими подземными пустотами. Прогары крайне опасны для людей и животных. Внешний покров часто не имеет повреждений, но под ним может находиться тлеющая яма. Любой живой организм, провалившись в нее, погибает.

Выделяют одноочаговые возгорания, возникшие от внешнего воздействия, например непотушенного костра, и многоочаговые, когда причиной является низовой распространяющийся пожар.

Они наносят непоправимый вред лесу, поскольку органический слой почвы и корни деревьев выгорают. Насаждения при подземном огне спасти не удается. Кроме того, длительное тление сопровождается выделение вредных ядовитых веществ.

Валежный

Относится к устойчивому варианту низового пожара. Возникает часто в местах большого скопления сухих лесных материалов. Большой риск возникновения такого пожара есть в местах, где много шелкопрядников, поваленных деревьев и заброшенных лесосек. Огонь в таких условиях мгновенно распространяется на большие площади. Трудность тушения заключается в том, что, как правило, такие лесные участки труднодоступны и непроходимы для технических средств. Валежный пожар характеризуется высокой интенсивностью. Выгорание почвы может углубляться до минерального слоя.

В современную квалификацию лесных пожаров некоторые специалисты включают еще один вид – так называемые пятнистые пожары. Однако существует мнение, что они являются одной из стадий верховых пожаров, и поэтому не совсем правильно выделять их в отдельный вид. Пятнистые пожары имеют некоторые особенности, которые учитываются при составлении плана борьбы с лесным возгоранием.

Верховой пожар переходит в пятнистый, когда из-за высокой интенсивности горения в воздухе образуются конвекционные мощные потоки. Внутри них собираются продукты горения и горящие частицы деревьев. Поднявшись над верховым пожаром, потоки рассеивают на соседние территории и кроны деревьев искры, вызывая тем самым новые очаги возгораний.

Такие пожары еще называют «огненным штормом». Борьба с ними проводится с помощью пожарной авиации. Самое главное, не допустить перехода лесных пожаров в горную местность с молодыми посадками. В горах локализовать зону возгорания практически невозможно.

 Дополнительная информация по ссылке: 

Классификация лесных пожаров

Источник: fireman.club

Глобальность

Пожар наносит большой вред всей окружающей нас среде. Государству, предприятиями и лично человеку угрозой жизни. Часто причиной пожара является сам человек. Любое неаккуратное обращение с огнём или источниками зажигания. Например, с электроприбором, сигаретой, непотушенной спичкой, газовой плитой или электросваркой. Нарушение технологических процессов, правил обращения с электрооборудованием — это уже может быть причиной катастрофы для многих людей. С каждым годом число пожаров значительно увеличивается. Если не проводить противопожарных мероприятий, их будет только больше.

В нашей стране являются очень распространёнными лесные пожары, причины которых будут рассмотрены чуть позже. Россия потеряла много участков в 2010 году. Пожар охватил огромные территории леса. Если верить статистике, то ежегодно гибнет более 300 тыс. га.

Характеристика

Её стоит отметить вниманием, прежде чем разбирать причины лесных пожаров. Всего последних бывает два вида. Низовые и верховые.

В первом случае выгорает вся лесная подстилка, лишайники, маленькие деревья, мхи, а деревья в большей степени остаются нетронутыми, только у стволов (внизу, у корней) обгорает кора.

При верховом пожаре в основном выгорает верхняя часть деревьев. Он является очень опасным, так как огонь распространяется по верхушкам деревьев ветром, образовавшимся от тепловых конвективных потоков пожара. Такой вихрь может переносить даже стволы горящих деревьев на большие расстояния.

Устранение угрозы

Если тушение низового пожара в лесу осуществляется водой из автоцистерн или других подвозимых ёмкостей, а также опашкой леса сбиванием пламени ветками и землей, то верховой устраняется средствами авиации с водой.

Есть исключения. В них направляют пламя на пожар, который создают искусственно. Для предотвращения его распространения средства авиации соблюдают осторожность, чтобы не попасть в конвективный поток. То есть в горячий воздух от пожара. Если не соблюдать осторожность, то самолет или вертолет может упасть в огонь.

Антропогенные причины

То есть те, которые связаны с человеком. На самом деле из-за людей чаще всего случаются лесные пожары. Причины следующие:

  • Неосторожное обращение с огнём. Сюда относится беспечность охотников и туристов, которые не тушат спички, костры и окурки. Иногда даже хватает искры из глушителя машины, чтобы воспламенить травинку, с которой пламя распространится дальше.
  • Разведение костров на торфяниках.
  • Забытые в лесу бутылки или неубранные осколки. Через них отлично проходит и преломляется свет, из-за чего срабатывает эффект линзы (принцип поджигания бумаги через лупу).
  • Применение пыжей (опять-таки речь об охотниках) из тех материалов, что крайне легко воспламеняются.
  • Бесконтрольные сельхозпалы (выжигание травы на отгонных пастбищах или же сенокосах) осенью и весной.
  • Игнорирование правил пожарной безопасности. Простой пример: человек ехал вдоль леса на машине, остановился, чтобы заправить бак из канистры. Вытер руки салфеткой, выбросил на землю, отправился дальше. Следом проезжал другой водитель, который как раз докуривал, и выбросил из окна окурок. Тот попадает на пропитанную бензином салфетку, и происходит возгорание. Которое распространяется на лес.

Вот каковы основные причины возникновения лесных пожаров. К сожалению, не все люди задумываются о последствиях. А многие просто не испытывают уважения к природе.

Естественные факторы

Их тоже необходимо упомянуть, рассказывая про основные причины возникновения лесных пожаров. В большинстве случаев, конечно, виноват человек, но и природные факторы имеют место. Вот их перечень:

  • Сухие грозы.
  • Молнии.
  • Торнадо.
  • Землетрясения.
  • Бури.
  • Смерчи.
  • Ураганы.
  • Самовозгорание торфяника.

На первом явлении стоит остановиться вниманием. Сухие грозы случаются редко, однако представляют они огромную опасность. Они представляют собой кучево-дождевые облака с осадками. Которые не долетают до земли, а испаряются. Сопровождается всё громом и мощнейшим электрическим разрядом, попадающим в деревья. И поскольку влаги нет (грозы ведь сухие), возникает возгорание. Говоря о том, каковы причины возникновения лесных пожаров, стоит отметить, что данное явление влечёт за собой самые ужасающие последствия. Поскольку неизвестно, сколько одна такая сухая гроза способна повлечёт молний.

Торфяные пожары

О них также необходимо упомянуть. Торф – это продукт, образующийся в результате неполного разложения растительной массы. Причём в условиях, в которых царит избыточная влажность и не хватает аэрации. Именно поэтому данный продукт является самым влагоёмким из всех существующих твёрдых топлив.

О том, каковы причины лесных пожаров, было сказано выше. А какие факторы провоцируют возгорание торфа? Основными являются следующие:

  • Неправильное обращение с огнём.
  • Самовозгорание (происходит, если внешняя температура находится выше 50 градусов).
  • Разряд молнии.

Специфика возгорания

Чаще всего торфяной пожар возникает по второй причине из упомянутых. Ничего удивительного, ведь летом в районах средней полосы России почва прогревается до 52-54 градусов. И поскольку торф состоит из водорода, углерода и атомов кислорода, воспламенение при такой температуре не заставляет себя долго ждать. Начинается всё с тления, а перерастает в масштабное пламя.

Конечно, причины лесных и торфяных пожаров могут быть идентичны. Но перечислять их повторно не имеет смысла. Стоит только отметить, что над местами возгорания торфа нередко образуются «столбчатые завихрения» пыли и золы, которые сильным ветром переносятся на дальние расстояния и в итоге вызывают новые очаги. Это же становится причиной множества ожогов у животных и людей.

Последствия

Обсуждая основные причины лесных пожаров, стоит обратиться к данным МЧС России. Там указана очень важная информация. Говорится, что данные происшествия являются основными факторами, которые определяют динамику и состояние лесного фонда всей нашей страны. В особенности районов Дальнего Востока и Сибири. Там площади погибших насаждений и гарей в разы превышают объём вырубок. То же самое касается и европейской части страны, но в меньшей степени.

Статистика на самом деле ужасает и заставляет задуматься о том, каковы основные причины возникновения лесных пожаров, чтобы сделать всё возможное для их предупреждения. Почему? Потому что леса покрывают 22 % всей территории страны! И ежегодно в РФ регистрируется как минимум 10 000 пожаров. А как максимум – 35 000. И это только в лесах. А охватывают они поистине гигантские площади – от 500 000 до 2 000 000 гектаров. Что и говорить об ущербе, оцениваемом в 20 миллиардов рублей. При этом до 1/3 потерь приходится на лесное хозяйство (потеря древесины).

О техногенных возгораниях

Выше были перечислены причины лесных и торфяных пожаров. Напоследок, в завершение темы, хотелось бы вкратце рассказать и о техногенных. Ведь они относятся к особо опасным.

К ним относятся пожары на АЭС, электростанциях и местах, где много химической промышленности, в нефтехранилищах и нефтеперерабатывающих заводах. А ещё на ткацких фабриках, где собравшаяся пыль может самовоспламеняться. Последствия глобальны, ведь горящий хлопок потушить очень сложно, так как в нем содержится кислород в больших количествах, и, даже опустив горящий тюк хлопка в море, не удастся его потушить. Он будет продолжать гореть под водой на дне.

Как устраняют такие возгорания? Посредством следующих веществ:

  • Вода. Наиболее распространённое средство тушения пожаров.
  • Песок. Служит для ликвидации небольших возгораний.
  • Огнетушащие порошки, пенообразователь, углекислый газ.

При выборе вещества надо проявлять внимательность. Например, для тушения нефтепродуктов применяют пенообразователь с водой. Её добавление обязательно, так как она образует изоляцию от поступления кислорода в резервуар с горящим нефтепродуктом. Однако гасить нефтепродукты только лишь водой нельзя, так как в одиночку она не создаст защиты от попадания кислорода и сама при высоких температурах распадется на кислород и водород, что приведёт к взрыву.

Что ж, огонь не щадит никого. В связи с многочисленными пожарами следует отметить, что нужно очень аккуратно обращаться с природой и электроприборами. Надо быть бдительными. Увидев горящую сигарету или лежащую на солнце бутылку, лучше убрать её, чтобы сохранить жизнь себе, природе и окружающим людям. Ведь в основном возгорания чаще всего происходят из-за вины человека. И в этом можно было убедиться исходя из всего ранее сказанного.

Источник: FB.ru

Оборот огня

Один из вопросов, ответ на который искали ученые, – как менялась частота пожаров за прошедшие два столетия, в течение которых резко возросла антропогенная деятельность?

Оказалось, что в XIX в. межпожарный интервал составлял 101 ± 12 лет, а в XX в. он сократился в полтора раза – до 65 ± 6 лет. В смешанной тайге Енисейского кряжа период между пожарами сократился почти вдвое: с 97 ± 22 до 50 ± 14 лет. Этот феномен отчасти обусловлен антропогенным влиянием, но не следует забывать и о естественных факторах – изменениях климата. «Оборот огня» в XX в. участился на фоне положительного тренда температур. Кросс-корреляционный анализ подтвердил, что региональные аномалии в частоте возникновения пожаров были связаны с соответсвующими аномалиями температур воздуха.

Пожарные подсушины – повреждения стволов в результате действия огня – настоящая летопись пожаров. Подсушины небольших размерах могут постепенно зарасти, но если они достигают 20—30 см, то сохраняются до конца жизни деревьев. При больших повреждениях по всей длине ствола деревья погибают. Занятное это дело – разгадывать динамику пожаров по древесным спилам. У переживших пожар деревьев структура годичных колец хранит память о катастрофе. Хронологию годичного прироста можно использовать для датировки пожаров и определения интервалов между ними

Еще один немаловажный вопрос – как влияют элементы рельефа на возникновение лесных пожаров? Ведь от экспозиции и крутизны склона зависит уровень увлажнения территории. Наветренные склоны получают большее количество осадков, но при значительной крутизне вода стекает вниз, накапливаясь во впадинах.

Согласно полученным данным, на северо-восточных склонах, и особенно на болотах, интервал между пожарами наибольший. А возгорания на склонах с экспозицией на юго-запад происходят чаще всего, поскольку они наиболее прогреваемы солнцем и там высыхание лесных горючих материалов протекает быстрее. С высотой над уровнем моря связан вертикальный климатический градиент, также влияющий на пожароопасность.

В будущем в связи с наблюдаемым и прогнозируемым глобальным потеплением длительность пожароопасного сезона повсеместно увеличится; ожидается и возрастание грозовой активности, являющейся причиной естественного возгорания.

С севера на юг

Зависит ли частота пожаров от широты? Оказывается, с продвижением на север межпожарный интервал возрастает от 80 лет на юге Эвенкии до 200 лет на Анабарском плато, вблизи северной границы лиственничников.

Внутригодовое распределение количества пожаров в южной тайге, как известно, имеет бимодальную (двугорбую) форму: больший максимум приходится на конец весны, а меньший – на начало осени. В северных широтах распределение становится практически одномодальным, с единственным пиком в начале лета. При этом общая длительность пожароопасного сезона в году сокращается почти втрое: с 250 дней в южных лесах страны (60°с.ш.) до 80 дней в северных (72°с.ш.)

Как показывает кросс-корреляционный анализ, повышение температуры воздуха сопровождается увеличением частоты лесных пожаров. А – северо-восток Сибири; Б – север Евразии

На севере нередко не хватает тепла, чтобы за лето просушить лесные горючие материалы, сделать их восприимчивыми к грозовому разряду или непотушенному костру. Да и антропогенное воздействие там меньше: если в средней тайге около 80 % возгораний обусловлены «человеческим фактором», то на севере почти 90 % пожаров инициируются грозовыми разрядами.

Высокую «меткость» молний в криолитозоне обеспечивает перепад электропроводности на границе с мерзлотным слоем, так что энергия разряда высвобождается в узком (менее 30 см) корнеобитаемом слое.

Напротив, повседневная деятельность местного населения, плотность которого в Эвенкии очень мала (0,03 чел./км2), не часто приводит к пожарам, поскольку коренные жители испокон веков знают правила поведения в лесу. Особо можно отметить староверов, культивирующих бережное отношение к тайге.

По ту сторону ущерба

Безусловно, пожары наносят колоссальный ущерб лесному фонду. Однако на свежих гарях улучшаются экологические условия: возрастает глубина сезонного оттаивания, почва обогащается биогенными элементами, улучшаются дренаж и световой режим. И как следствие – на протяжении первых 20—30 лет на гарях у деревьев, переживших пожар, значительно увеличивается прирост.

При низовом пожаре весной значительного повреждения древостоя обычно не происходит, потому что глубина оттаивания напочвенного покрова еще мала, и мерзлота ослабляет тепловое воздействие на корневую систему. Но при устойчивом низовом пожаре даже толстая корка лиственницы не всегда спасает (справа). На ослабленные деревья набрасываются древоточцы, добивая их

С течением времени, по мере утолщения лишайниково-мохового покрова, являющегося хорошим теплоизолятором, глубина сезонного оттаивания снижается со средней скоростью 0,5—1,0 см/год. Это приводит к «сжатию» активной корнеобитаемой зоны (до 30 см и менее) и падению годичного прироста. Древостои впадают в «дремоту» в ожидании следующего пожара. А его возникновение провоцируется накоплением лишайниково-моховой «подушки», превращающейся при высыхании в прекрасный горючий материал.

Чем больше времени проходит после пожара, тем больше становится толщина мохово-лишайникового покрова и меньше – глубина оттаивания почвы

Одно из последствий роста частоты пожаров в лесах криолитозоны – расширение видового разнообразия за счет проникновения «южных» видов древесных растений на территорию доминирования лиственницы.

Механизм этого проникновения таков: гари, вследствие улучшения на них экологических условий, представляют собой «стартовые площадки» для миграции «вечнозеленых хвойных» (ель, кедр, пихта, сосна) в зону, где лиственница преобладает благодаря своей непревзойденной холодостойкости. Уже сейчас на южной границе лиственничников происходит формирование яруса кедра и ели под пологом лиственницы. При сохранении существующих тенденций изменения климата эти виды, вероятно, сами сформируют верхний полог и станут доминирующими.

Погибшие лиственничники замещаются березой, под пологом которой поселяются хвойные

В растительном сообществе «лиственница–смешанная тайга» пожары провоцируют развитие березняков и осинников, которые быстро осваивают освобожденные территории. На гарях численность подроста березы поначалу может достигать 1 млн стволов на гектар, т. е. до 100 (!) на квадратный метр. Лиственница, в свою очередь, увеличивает сомкнутость древостоев и продвигается в зону тундры.

Для «южных» видов учащение пожаров может повлечь не только позитивные, но и негативные последствия. Обследование обновленной растительности на гарях показало, что с течением лет после пожара численность кедрового подроста всегда возрастает. Это объясняется способностью кедра укореняться в моховом слое, в то время как корешки лиственницы в нем «зависают», не достигая почвы.

Первые годы гари зарастают преимущественно лиственницей, которая легко возобновляется на минерализованной пожаром земле. Со временем в подросте появляются кедр и ель

Поэтому частые пожары помогут сохранению доминирующего положения лиственницы как пирофитного (т.е. «пожаролюбивого») вида в криолитозоне. Лист­венница хорошо защищена от огня толстой коркой, благодаря чему часть деревьев после пожара обычно выживает. Более того, пожары способствуют успешному возобновлению лиственницы, поскольку ее проростки лучше укореняются при увеличении минерализации почвы.

Как повлияют изменения климата и возрастание частоты пожаров на северные леса? Сохранят ли лиственничники свою роль аккумуляторов углерода?

С одной стороны, глобальное потепление благоприятствует повышению продуктивности северных древостоев и продвижению лиственницы в зону тундры. Благодаря этому поглощение углекислого газа из воздуха увеличится, что приведет к смягчению антропогенного воздействия на биосферу. Однако с потеплением возрастет и частота пожаров, приводящая к эмиссии углекислого газа в атмосферу, что может свести на нет итоговый прирост количества связанного углерода. С потеплением ожидается и возрастание эмиссии парниковых газов из тающего мерзлотного слоя.

Пожар лесов

Сравнивая эти противоположные тенденции, большинство экологических моделей предсказывают трансформацию лиственничников в территорию эмиссии углерода в атмосферу (IPCC, 2007). Однако это не единственно возможный сценарий, поскольку возрастание глубины сезонного оттаивания и улучшение дренажа может привести к резкому (в разы) повышению годичного прироста лиственничников, что пока в моделях не учитывается.

Поэтому не исключено, что вызванное потеплением возрастание продуктивности лиственничников приведет к усилению роли северных лесов в связывании углерода и, как следствие, к смягчению «парникового эффекта». А для проверки сценариев воздействия огня на таежные леса в меняющемся климате потребуются новые экспедиции в высокие широты.

Литература

Воробьев Ю. Л., Акимов В. А., Соколов Ю. И. Лесные пожары на территории России: состояние и проблемы. М.: ДЭКС-ПРЕСС. 2004. 312 с.

Коровин Г. Н., Зукерт Н. В. Влияние климатических изменений на лесные пожары в России // Климатические изменения: взгляд из России / Под ред. В. И. Данилова-Данильяна. М.: ТЕИС. 2003. С. 69—98.

Лесной фонд России. М.: ВНИИЦлес­ресурс. 2004. 633 с.

Леса и лесное хозяйство России // IIASA FOR. Version 1.0. 2007.

Харук В. И., Двинская М. Л., Им С. Т. Лесные пожары в Эвенкии // Природа. 2008. № 8. C. 42—47.

Харук В. И., Им С. Т., Рэнсон К. Дж., Наурзбаев М. М. Временная динамика лиственницы в экотоне лесотундры // Докл. РАН. 2004. № 398(3). С. 404—408.

Mann M. E., Jones P. D. // Geophys. Res. Let. 2003. V. 30. N 15. P. 1820.

Kharuk V., Ranson K., and Dvinskaya M. Wildfires dynamic in the larch dominance zone// Geophys. Res. Let., 2008. V. 35. N 1.

Kharuk V., Ranson K., Dvinskaya M. Evidence of Evergreen Conifer Invasion into Larch Dominated Forests During Recent Decades in Central Siberia // Eurasian Journ. of Forest Res. 2007. N 10(2). P. 163—171.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (Проект № 09-05-98008)

В публикации использованы фото В. Харука

Источник: scfh.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.