Способы защиты животных


Многие из видов животных находятся на грани вымирания — печальная, но далеко не новая информация. Каждый цивилизованный человек регулярно с ней сталкивается. Но что он при этом испытывает? Чаще всего лишь легкие переживания по поводу того, что в скором времени милые пушистые зверьки или красивые грозные хищники останутся только на промофотографиях да в виде чучел в музеях. И практически никто не задумывается о настоящей опасности вымирания видов.

Строительство городов, уничтожение лесов, загрязнение среды — лишь часть людской деятельности для обеспечения комфортного существования на нашей планете. Но при этом слишком редко учитываются ставшие очевидными параллели: в природе взаимосвязано абсолютно все — если исчезает одно звено экосистемы, страдают и остальные. Уничтожение животных подрывает этот хрупкий баланс, и в итоге мы необратимо теряем ценнейшие ресурсы, необходимые нам самим.

Массовые вымирания как явление всегда наблюдались в истории нашей планеты. Только на сегодняшний момент из-за деятельности человека темп этого процесса выше в 10–100 раз[1], что делает его особенно опасным. Принимать меры необходимо сейчас, когда есть надежда сделать урон менее разрушительным. В этой статье мы рассмотрим основные пути решения проблемы и покажем, что предпринимают люди, неравнодушные к судьбе нашего общего дома.

Меры по сохранению редких животных: глобальный уровень


Как мы уже говорили, проблема вымирания видов приобрела огромные масштабы. Поэтому бороться с ней приходится на всех уровнях влияния — от личного до государственного и мирового. Для того чтобы оказать помощь исчезающим диким животным в различных уголках планеты, требуются глобальные вмешательства, не осуществимые отдельными людьми. Поэтому и создаются целые организации с мировым признанием, такие как WWF, Greenpeace. С их помощью решить проблемы по сохранению многообразия биологических видов животных в дикой природе стало гораздо проще. Далее мы разъясним основные направления работы подобных фондов.

Определение редких и исчезающих видов

Меры, направленные на изучение популяций редких видов животных, необходимы для разработки стратегии их сохранения. Дело касается не только определения численности — ученые должны иметь как можно более полное представление о характеристиках ареала обитания, адаптации к экологическим факторам, плодовитости и смертности, принципах миграции и других составляющих естественной жизни животных.


Создание Красных книг

Первая Международная Красная книга МСОП увидела свет в 1963 году[2], причем до этого такого понятия, как «редкий вид», еще не существовало. И не потому, что не было такой проблемы, просто люди только начинали замечать последствия собственной безответственности. Помимо международной, существуют национальные и региональные аналоги. Красная книга РФ — это официальный государственный документ, попав в который животное автоматически оказывается под защитой закона[3].

Сохранение численности видов

Для решения этой задачи нет универсального плана, ведь каждый вид уникален и имеет свои биологические особенности. Но одним из основных направлений можно считать искусственное разведение редких животных в питомниках, заповедниках и зоопарках. За последние десятилетия учеными были разработаны программы по разведению практически всех видов — таким образом от вымирания были спасены многие представители фауны, например зубры и рыси[4].

Создание генных банков

С помощью криоконсервации возможно заморозить биологический материал, обеспечить сохранение генофонда исчезающих животных как ресурса биоразнообразия планеты. Правда, механизм здесь довольно сложный — для каждого вида животных необходимо разрабатывать собственный метод консервации генома[6]. На сегодняшний день во всем мире насчитывается 22 генных банка, которые находятся при музеях, научных институтах и других учреждениях[7]. Криоконсервация половых клеток вымирающих диких животных идет крайне медленными темпами в связи со сложностью изучения деталей процесса размножения этих видов и их труднодоступностью[8].


Пропаганда охраны растительного и животного мира

Данный метод предполагает информирование населения о состоянии фауны, а также он направлен на формирование бережного отношения к природным ресурсам в целом и животным в частности. Этой цели служит организация различных выставок, экскурсий, экологических троп и других мероприятий.

Разработка правил и норм поведения человека в природе

Даже если в обычной жизни человек крайне редко сталкивается с вымирающими видами, это не означает, что он не может способствовать сокращению их популяции. Как мы уже говорили, все взаимосвязано. Оставленный в лесу мусор, незатушенный костер, слитая в реку грязная вода или бензин — все это несет в себе опасность для природных экосистем.

Создание различных экологических программ

Меры по сохранению редких видов диких животных предпринимаются на государственном, региональном или местном уровне. Различные программы предполагают контроль за выбросом отравляющих природную среду веществ, распределение земли под заповедные зоны, создание экологических надзоров и т.д.

Содействие реакклиматизации и акклиматизации животных


Расселение популяций выращенных животных — непростая задача. Если речь идет об акклиматизации, то есть осваивании зверем новой территории, то она не так часто бывает успешной. Все-таки человеку сложно предусмотреть все особенности биоценоза и его взаимодействия с видом. Гораздо успешнее проходит реакклиматизация, то есть восстановление популяции в прежнем ареале обитания. Если территория не успела сильно измениться, такие мероприятия проходят благополучно[9].

Все эти меры предполагают масштабные действия, но каждое из них основано на воле отдельных людей, обеспечивающих движение всего механизма.

Способы спасения диких животных: локальный уровень

Некоторые мероприятия могут быть организованы только силами крупных экологических организаций, другие — силами отдельных людей в каждой стране. Но в деле сохранения редких исчезающих видов животных региональные, точечные, локальные усилия не менее важны, чем масштабные.

Рациональное использование флоры и фауны

Еще в прошлом столетии стал очевидным факт исчерпаемости природных ресурсов. Поэтому каждому необходимо отказаться от бесконтрольного их использования. Ограничение охоты и отлова промысловых видов животных помогает снизить темпы их сокращения, но незначительно.

Защита ареалов обитания животных от загрязнения, уничтожения

В этой связи значение имеет переход в каждом регионе на малоотходное производство, снижение выбросов загрязняющих веществ в воду, контроль за вырубкой и восстановлением лесов. На сегодняшний день нефтяной пленкой покрыты уже 30% мирового океана — это значительно снижает количество планктона, кормовой базы для многих рыб. Леса исчезают огромными темпами, вырубается около 4,5 млрд м3 ежегодно[10].


Охрана вымирающих видов — создание заповедников и заказников

Территории, на государственном уровне защищенные от губительного влияния человеческих действий, имеют огромное значение для сохранения видов в естественных условиях. Сегодня в России находится около 110 заповедных зон — они занимают примерно 170 000 км2 [11].

Проведение митингов, акций в защиту редких животных

Целью подобных демонстраций является привлечение внимания населения и органов власти к проблемам сохранения исчезающих видов животных. Тематика таких публичных акций может быть различной — от протеста против торговли меховыми изделиями до призыва сохранить какую-либо природоохранную зону.

Упразднение браконьерства

Снизить масштабы незаконной охоты необходимо в ближайшее время, ведь на сегодняшний момент проблема приобрела по-настоящему серьезный характер.

Бороться с проблемой необходимо на уровне властей, но сейчас нередки случаи, когда сами чиновники пользуются своим положением для безнаказанной охоты в заповедных местах[13]. Другими слоями населения, среди которого распространено браконьерство, являются жители районов, где подобный промысел стал традицией, а также представители преступных группировок[14].


Законодательная регуляция вопроса об охоте и рыбалке

В 1995 году в РФ был принят федеральный закон «О животном мире». Он предусматривает уголовную и административную ответственность физических и юридических лиц за причинение вреда животным и среде их обитания[15]. Также существует Федеральный закон от 24.07.2009 №209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов», действие которого направлено в том числе на сохранение биологического разнообразия видов[16].

Пожертвование в фонды дикой природы

Несмотря на то, что, по данным опросов, наибольшим предметом для гордости за свою страну подавляющее количество россиян называют именно богатство природы, пожертвования в фонды ее защиты осуществляет менее 1% населения[17]. При этом директор WWF России Игорь Честин считает, что люди в нашей стране готовы делать пожертвования — необходимо лишь предоставить им информацию о том, насколько это важно[18].

Организация волонтерских движений по защите дикой природы

Ранее волонтерские движения по большей части были сконцентрированы вокруг организаций по сохранению видов животных и природы. Теперь благодаря развитию интернет-коммуникаций волонтеры получили возможность как действовать самостоятельно, так и объединяться в небольшие инициативные группы[19]. Основные направления работы — уборка мусора, посадка деревьев, помощь в уходе за животными и даже устранение последствий экологических катастроф.


Такая важная и глобальная цель, как сохранение редких и исчезающих животных, в тех масштабах, которые необходимы для ее осуществления, требует вмешательства максимального числа людей. Даже небольшое пожертвование или самая простая волонтерская работа это еще один шаг к восстановлению естественных природных ресурсов.

Источник: www.kp.ru

1. Тихоокеанская миксина (лат. Eptatretus stoutii)

Появившаяся еще в Палеозое, эта гладкая беззубая рыба сохранила жестокие первобытные привычки. Нащупав на дне ослабевшую рыбу, тихоокеанская миксина использует свой покрытый ороговевшими зубцами язык, чтобы выесть у жертвы внутренности. Она разделывает полумертвую рыбу изнутри не хуже заправского повара, ловкими движениями отделяя мясо от костей.

Тихоокеанская миксина (лат. Eptatretus stoutii)

Не менее изворотлива тихоокеанская миксина и в случае опасности. В ее арсенале есть трюк, позволяющий ей в прямом смысле выскользнуть из челюстей хищника. Почуяв неладное, миксина выделяет из кожи слизь, одновременно сворачиваясь в узел. Этим узлом она упирается в обидчика и, передвигая его вдоль туловища, обильно смазанного слизью, вырывается на свободу.


Тихоокеанская миксина (лат. Eptatretus stoutii)

Испуганные миксины выделяют такое количество густой слизи, что нередко становятся препятствиями для подводного оборудования, которое просто не может пробраться сквозь вязкую жижу. Выросшая всего на 30 см рыба производит слизь, растягивающуюся на несколько миль.

Тихоокеанская миксина (лат. Eptatretus stoutii)

Однако эти неприятные качества миксин не мешают ученым внимательнее присматриваться к свойствам производимой ими слизи. И, возможно, не за горами тот день, когда на подиумах будет представлена одежда, сделанная из этого прочного, эластичного, гладкого как шелк и богатого белками материала.

 


2. Глупыш (лат. Fulmarus glacialis)

Эта птица из семейства буревестниковых настолько доверчива, что вполне заслуженно получила такое непривычное для пернатых название — глупыш. Однако несмотря на свою наивность и совершенно безобидную внешность, птенцы глупышей (лат. Fulmarus glacialis) нередко ведут себя самым отвратительным образом.

Глупыш (лат. Fulmarus glacialis)

Этих северных птиц, обитающих в Охотском, Баренцевом морях и в холодных водах Тихого и Атлантического океанов, впервые описал Карл Линней в 1761 году. За основу он взял образец, найденный на одном из островов полярного архипелага Шпицберген. Внешне глупыши напоминают чаек, однако их ближайшими родственниками являются буревестники.


Глупыш (лат. Fulmarus glacialis)

Глядя на белых и пушистых птенцов глупыша, не скажешь, что на самом деле это очень неприятные существа. Стоит кому-либо нарушить покой недавно вылупившегося цыпленка, как из его маленького клюва тот час же вылетает зловонная струя, пахнущая гнилой рыбой. И неважно, кто стал причиной беспокойства – реальный хищник или случайный прохожий. Бедняга в любом случае будет облит содержимым желудка птенчика, а невыносимое зловоние будет преследовать его еще очень долго.

Глупыш (лат. Fulmarus glacialis)

Однако стойкий запах – это не самая большая проблема для пострадавшего, если этот пострадавший — птица. Зловонная жидкость имеет маслянистую структуру и склеивает перья птиц, лишая их возможности лететь. Покидающая неприятное место птица не подозревает также и о том, что, упав в воду, она не сможет плавать и утонет, поскольку липкая жидкость лишила ее перья еще одного качества – плавучести. Птенцы глупышей – яркий пример того, насколько обманчивой может быть даже самая приятная внешность.

 

3. Карликовый кашалот (лат. Kogia breviceps)

Карликовые кашалоты (лат. Kogia breviceps) – существа мало изученные и редко попадающиеся на глаза ученым. Во многом это объясняется тем, что они почти не поднимаются к поверхности воды и всю жизнь проводят на глубине от 400 метров до километра. Их стихия – теплые тропические воды Тихого, Атлантического и Индийского океанов. Сколько всего карликовых кашалотов бороздит океанские глубины, неизвестно.

Карликовый кашалот (лат. Kogia breviceps)

Взрослые кашалоты-пигмеи вырастают до 2.8-3.2 метров и весят в среднем 300-400 килограммов. Эти подводные обитатели настолько таинственны, что информацию об их привычках и образе жизни ученые собирают по крупицам, изучая пойманных в рыбачьи сети особей. Для маленьких кашалотов это часто заканчивается плачевно, поскольку в неволе они не живут и погибают в течение двух-трех дней.

Тем не менее, во время редких встреч с карликовыми кашалотами биологам удалось увидеть и запечатлеть на пленке их уникальный механизм защиты от хищников. Испуганный кашалот-пигмей, не имеющий столь внушительных размеров и грозного вида, как его гигантские родственники, не придумал ничего лучше, как выпускать в обидчика широкую струю фекалий.

Карликовый кашалот (лат. Kogia breviceps)

Чтобы усилить производимый эффект, обычно флегматичный кашалот начинает активно размахивать плавниками, превращая струю в облако темно-коричневой жидкости, расплывающееся в разные стороны. Но этим он не ограничивается, и, убегая, продолжает энергично метать свои «снаряды» в преследующего его хищника. Больше всего достается дельфинам и акулам – естественным врагам карликовых кашалотов.

 

4. Леопардовый морской огурец (лат. Bohadschia argus)

Этот скользкий на вид пятнистый житель коралловых рифов Индийского и Тихого океанов – один из самых необычных представителей подводной фауны. Леопардовый морской огурец (лат. Bohadschia argus) обитает на небольших глубинах, от 3 до 37 метров, и известен тем, что живет в тесном содружестве с небольшими юркими рыбками из семейства карапусовых. Их дружба настолько близка, что внутри одного огурца длиной около 40 сантиметров живет и прекрасно себя чувствует полтора десятка карапусов. Внутрь своего приятеля они попадают через анальное отверстие или, реже, через рот.

Леопардовый морской огурец (лат. Bohadschia argus)

Поверхность туловища леопардового огурца тоже не остается без внимания. На его скользкой пятнистой коже селятся мелкие креветки Periclimenes imperator, помогающие ему в вечной борьбе с паразитами.

Леопардовый морской огурец (лат. Bohadschia argus)

А вот чтобы справиться с противником посерьезнее, у леопардового огурца есть в запасе весьма неприятный на вид способ. При встрече с хищником морской огурец выворачивает свои внутренности наружу через анальное отверстие. Такое неожиданное перевоплощение приводит нападающего в ужас, и он старается как можно быстрее убраться восвояси. У некоторых видов морских огурцов вместе с внутренностями выделяется ядовитая жидкость, обжигающая соперника.

Леопардовый морской огурец (лат. Bohadschia argus)

Иногда в пылу сражения морской огурец может отбросить кусочки собственного кишечника. Звучит невероятно, однако для него потеря жизненно важного органа – мелочь, с которой он справляется всего за шесть недель. Именно столько времени нужно морскому огурцу, чтобы восстановить потерянные части.

 

5. Рогатая ящерица (лат. Phrynosoma cornutum)

Миниатюрная рогатая ящерица (лат. Phrynosoma cornutum), обитающая в знойных пустынях Техаса, Колорадо и Аризоны и больше похожая на крошечного дракончика обзавелась сразу несколькими способами защиты. Так сказать, на все случаи жизни.

Рогатая ящерица (лат. Phrynosoma cornutum)

Самый главный механизм защиты – маскировка. Ее юркое серо-коричневое туловище длиной всего 8-12 сантиметров, покрытое шипами и темными пятнышками, очень непросто разглядеть на фоне каменистой почвы или песчаных дюн. Однако увидеть – еще не значит поймать. Почувствовав опасность, рогатая ящерица замирает на месте, притворяясь камнем. Если и этот маневр не помогает, беглянка начинает хаотично метаться из стороны в сторону, то резко останавливаясь, то стремительно убегая, стараясь сбить с толку преследователя.

Рогатая ящерица (лат. Phrynosoma cornutum)

Повстречав слишком настойчивого хищника, рогатая ящерица пускает в ход свое самое устрашающее оружие под названием «стрельба кровью». Вынужденная защищаться ящерица перекрывает ток крови в голове, в результате чего резко поднимается давление в капиллярах вокруг ее глаз. Сосуды лопаются, и кровь выстреливает в обидчика. Такое зрелище охлаждает пыл охотника, и, несмотря на голод, он оставляет несостоявшуюся добычу в покое.

Рогатая ящерица (лат. Phrynosoma cornutum)

Кроме того, сама кровь ящерицы очень неприятная на вкус, но почувствовать это могут только хищники из кошачьих или псовых. Птицы об этом даже не догадываются, поэтому при встрече с ними рогатые ящерицы применяют один из двух фокусов, имеющихся у них в запасе. Они раздувают свое туловище, пытаясь показаться больше и убедить врага, что он не сможет их проглотить, или выгибают шею, выставляя кверху все свои драконьи шипы.

 

Источник: www.ZooPicture.ru

Оригинальные способы защиты у беспозвоночных

О том, как животные спасают свою жизнь, мы уже рассказывали неоднократно. Ведь и рытье глубоких нор, и строительство гнезд, и наличие ядовитых желез — это все стратегии, позволяющие живым организмам защитить себя от всевозможных врагов.

Среди уже известных нам способов обороны есть и другие, тоже довольно уникальные, а значит, претендующие на высокие места в рейтинге «самых оригинальных защитных стратегий» .

Многие безвредные и безобидные существа, которые не обзавелись устрашающими средствами защиты от многочисленных хищников, пошли по другому пути: они стали подражать тем животным, которые таковые заимели. Например, муха одевается в наряд осы, а неядовитая змея рядится в одежды ядовитой.

Улитка арфа в момент опасности автоматически отбрасывает задний конец ноги

Но в этих и других случаях гардероб у животных-подражателей почти всегда состоит из одного костюма: того организма, которого они копируют.

А вот длиннорукого осьминога можно с полным правом называть гением или «рекордсменом» мимикрии. Он может «пародировать» не только многим животным, но и замаскироваться под цвет неживых объектов: например, морского дна.

Размеры этого головоногого моллюска совсем небольшие: 6-сантиметровое тело и 30сантиметровые щупальца. Одет он в поперечно-полосатый костюм оригинальной расцветки: на белом или слегка желтоватом фоне чередуются толстые и тонкие поперечные полоски красного или коричневого цвета. Над каждым глазом находится длинный роговидный бугорок.

Ареал распространения этого моллюска очень широк: от Красного моря до Новой Каледонии. Но особенно его много в теплых индонезийских водах.

И вот это крошка-моллюск с далеко не самой экстравагантной расцветкой тела, как выяснилось, может подражать огромному количеству морских обитателей: полосатым морским змеям и рыбам-крылаткам Pterois, ядовитой камбале морской язык и жгучей медузе, морскому коньку и скату-хвостоколу. В общем, скопировать он может любую живность, лишь бы та была полосатой. Надо — и моллюск превращается в рака-богомола, а потребуется — он «станет» морской лилией, креветкой или актинией. Как говорится, нет предела его способностям.

Причем смена декораций у него происходит очень быстро.

Но осьминог наделен способностью не только менять цвет кожи. Он принимает и соответствующую копируемому объекту позу.

Так, подражая рыбе-крылатке, осьминог «перекрашивается» в ярко-синий цвет и плавает, раздвинув в стороны все восемь щупалец.

Когда же он «превращается» в медузу, то поднимается в толщу воды, надевает светлоголубое «платье» и раздвигает руки в стороны, придав им форму дуги.

«Пародируя» морскую змею, осьминог усиливает контрастность цветов, сдвигает шесть щупалец вместе и опускает их в норку. А две свободные руки он поднимает верх, разводит в стороны и колышет ими. Получается картинка на загляденье: настоящие две змеи, припавшие одна к другой головами.

Короче говоря, демонстрирует осьминог свои таланты не ради «аплодисментов» почтенных морских обитателей, а чтобы спасти свою полосатую шкуру. Поэтому и меняет он внешний вид в соответствии с обстоятельствами, точнее, в зависимости от того, кто из его врагов окажется поблизости.

Взять хотя бы помацентровых рыб, у которых сильно развит территориальный инстинкт. И, как любой землевладелец, они стараются всеми силами защитить свою территорию. Поэтому когда вблизи появляется осьминог, они пытаются всеми возможными способами изгнать его из своих владений: например, кусают.

Но у помацентровых рыб тоже есть исконные враги: например, морские змеи, которые на этих рыб охотятся. Так вот, было замечено, что, когда к осьминогу приближалась такая рыба, он немедленно «превращался в морскую змею».

Впрочем, некоторые исследователи высказывают вполне аргументированные сомнения в способностях осьминога к таким удивительным трюкам. Ведь все его «фокусы» с окраской и формой кажутся совершенными лишь на взгляд человека, к тому же пребывающего под водой.

С другой стороны, осьминог-«пародист» ищет пропитание на мелководье, причем на светлом песчаном грунте, да к тому же еще и днем: на таком фоне в своей разноцветной одежке он очень хорошо заметен. Естественно, ему довольно трудно уберечься от проплывающего мимо хищника. Когда же приходит ночь, осьминог прячется в нору.

Его соплеменники, другие мелкие осьминоги, наоборот, проявляют активность по ночам. Днем же охотятся только крупные виды, например, гигантский скальный дальневосточный осьминог. Значит, мимикрия нашему герою помогает.

Любопытные средства защиты применяют и другие морские моллюски. Дело в том, что на наружной поверхности тела многих морских слизней находятся тонкие волоконца, представляющие собой окончания отростков печени. И когда такой моллюск питается, то переваренная еда из желудка попадает в эти отростки. А так как слизни кормятся в основном водорослями, то поверхность их тела приобретает цвет тех растений, среди которых они пасутся. Именно эта маскировка и помогает животным укрываться от хищников.

Но еще более уникальный способ повышения своих защитных возможностей за счет чужого «оружия» изобрела морская улитка эолис. Дело в том, что этот моллюск питается актиниями — кишечнополостными, чье тело усыпано крохотными стрекательными клетками. И вот улитка эолис этих животных вместе с их ядовитой начинкой с удовольствием употребляет в пищу. Причем не только без малейшего для себя вреда, а еще и с немалой выгодой.

Оказывается, стрекательные клетки анемоны, несущие смертельную угрозу другим животным, улиткой не перевариваются, а по особым канальцам, соединяющим желудок с кожными выростами на спине, направляются, словно по проторенным дорожкам, к «шерстинкам» эолиса.

И тогда моллюску не страшен никакой враг. В любое животное, которое окажется рядом с улиткой и сможет причинить ей вред, вонзятся ядовитые стрелы, которые она позаимствовала у анемоны.

А вот улитка арфа, обитающая в тропических морях, в момент опасности автоматически отбрасывает задний конец ноги. Когда моллюску угрожает опасность, он моментально забирается в свою «избушку». И именно в этот момент острый край устья раковины вонзается в его ногу, отрезая от нее лишь небольшой кусочек. И хищнику, вместо целой арфы, на обед попадает лишь ее часть. Как говорится, и овцы целы, и волки сыты.

Замечательную маскировку использует обитающий в тропических лесах Явы паук из семейства Thomisidae. У него бугорчатое, толстое и выпуклое брюшко, нижняя сторона которого окрашена в белый цвет. В то же время часть его груди и брюшка, а также нижние членики первой и второй пар абсолютно черные.

Чтобы замаскироваться, этот паук сооружает на поверхности темно-зеленого листа тонкую пленку в виде узкой полоски со слегка утолщенным концом.

После этого паук спиной укладывается на это пятно и удерживается на месте с помощью нескольких сильных шипов на верхних сторонах бедер передней пары ног. Эти лапки он поддевает под пленку, а остальные — скрещивает на груди. Таким образом, находясь в спокойной неподвижной позе, паук своим белым брюшком и черными ногами воспроизводит центральную часть экскрементов. А окружающая его тонкая паутинная пленка изображает застывшую каплю. В таком положении он не только эффективно маскируется от своих исконных врагов, но и поджидает добычу.

А вот широко распространенный паук-птицеед терафаза при встрече с крупными животными тотчас принимает оборонительную позу: он приподнимается на задних ногах и раскрывает острые хелицеры. Кроме того, этот паука может и «выстрелить» в противника жгучими волосками, которые особенно опасны при попадании в нос.

Но, помимо этих оборонительных приемов, паук способен еще шипеть и свистеть. И громкость этих звуков такова, что их могут услышать даже крупные животные. А это в паучьем царстве явление довольно редкое. Ведь, чтобы издавать громкие звуки, надо иметь «гигантские» размеры птицееда. Так что, как говорится, по Сеньке и шапка.

У насекомых

И все же самые удивительные и экзотические средства и механизмы защиты от внешних врагов демонстрируют многочисленные виды насекомых. Поэтому для них и отдельная статья.

Взять хотя бы личинку соснового пилильщика — одного из представителей многочисленного отряда перепончатокрылых. Питается она сосновой хвоей. При этом не просто утоляет голод, а еще и готовит себе оружие — в особые мешочки, связанные с кишечником, собирает сгустки смолы, капельку которой в случае опасности надувает в шарик и выстреливает им. Этим зарядом она склеивает лапки хищника, например, муравья.

А вот некоторые виды термитов выделяют из микроскопических отверстий в голове особое вещество, которое парализует неприятеля. Причем, как показали исследования, это вещество нигде больше на Земле не встречается .

Летучие мыши — прожорливые хищники. Основная их добыча — насекомые, в частности, бабочки. Но, оказывается, у некоторых видов мотыльков существует эффективная защита против ночных разбойниц. Дело в том, что между последним сегментом груди и первым члеником брюшка у этих насекомых имеются особые органы, с помощью которых они улавливают ультразвуковые сигналы, издаваемые летучими мышами.

Как только ультразвуковой сигнал летучей мыши попадает на тимпанальный орган бабочки, она тут же делает крутой вираж в сторону и садится на какую-нибудь поверхность или же начинает двигаться по спиралеобразной траектории. Таким своим поведением она полностью дезориентирует своего врага, и преследование прекращается. В экспериментальных условиях бабочка регистрировала сигналы летучей мыши, когда та пролетала от нее на расстоянии более 30 метров. Причем насекомое могло даже определить, в какой стороне от него находился враг.

Улавливает сигналы летучих мышей и ночной сверчок. Для этого у него есть особое устройство — крошечный одноклеточный рецептор, обладающий высочайшей чувствительностью.

У ночного сверчка есть особое устройство — крошечный одноклеточный рецептор, обладающий высочайшей чувствительностью

Этот миниатюрный датчик находится в нервной системе насекомого и реагирует на ту звуковую частоту, которая соответствует частоте ультразвуковых импульсов, регенерируемых летучей мышью во время полета. Эта частота «включает» рецептор сверчка, а тот, в свою очередь, в автоматическом режиме выдает специальные сигналы, предупреждающие об опасности и, соответственно, заставляющие насекомое незамедлительно спасаться от возможной угрозы.

Кроме того, этот уникальный рецептор включается лишь тогда, когда сверчок находится в воздухе, поскольку именно во время полета он может стать легкой добычей ночных хищников.

Когда же сверчок находится в относительной безопасности, например, кормится, «датчик тревоги», чтобы зря не беспокоить своего владельца, безмолвствует.

И богомол, чтобы не попасть на ужин летучей мыши, тоже обзавелся особыми органами слуха, способными воспринимать ультразвук. Находятся они между грудных сегментов.

По-своему защищаются от летучих мышей тигровые ночные мотыльки: они «научились» воспроизводить щелкающие высокочастотные звуки, которые, чтобы защититься от летучих мышей, генерируют ночные ядовитые насекомые.

А связано это с тем, что для летучих мышей, которые охотятся в ночное время, яркая окраска ни о чем не говорит, так как они ее просто-напросто не видят. Поэтому ядовитые насекомые и используют предупреждающие ультразвуковые сигналы. Вот и получается, что вполне съедобный мотылек, «подражая» несъедобному, спасает свою жизнь .

Бабочки же вертуньи во время полета делают самые причудливые зигзаги и неоднократно переворачиваются в воздухе: таким образом они имитируют полет. семян хвойных деревьев, надеясь, что враги спутают их с падающими семечками.

А бабочка стеклянница умеет жужжать. А, учитывая то, что брюшко у нее исчерчено яркожелтыми поперечными полосками, а крылья — узкие и прозрачные, ее легко принять за осу.

Довольно уникальную стратегию борьбы со своими извечными врагами — хищными осами используют медоносные пчелы, обитающие в Японии. Обычно оса поджидает свою очередную жертву у входа в гнездо. Если разбойнице везет, она ловит жертву, несет в гнездо и скармливает своим личинкам.

Но удача не всегда улыбается хищнице. Если осу заметит сторожевая пчела, к ней моментально устремляется рой из 200-300 пчел охраны и образует вокруг разбойницы шар, в середине которого она и оказывается.

Буквально в течение четырех минут воздух внутри шара накаляется до 46 градусов по Цельсию. И пребывает оса в этой «печке» около двадцати минут. После этой термической атаки пчелы разлетаются, оставив после себя мертвую осу, погибшую от перегрева.

Проведя десятки наблюдений, ученые ни разу не смогли обнаружить в убитых осах следов от укола жалом. А что же пчелы? Неужели высокая температура для них нипочем? Как показали опыты, вся тонкость этой стратегии в том, что сами пчелы выдерживают более высокую температуру, чем осы.

О птицах-кукушках, которые сами не занимаются воспитанием потомства, а подбрасывают свои яйца в гнезда других видов, слышали многие.

Но, оказывается, подобное поведение характерно и для. некоторых видов шмелей, например, для пситирус. У шмелиных «кукушек», в отличие от настоящих шмелей, крошечный зобик, короткий хоботок, брюшко, которое не увеличивается в объеме, и нет корзинки для сбора пыльцы. Кроме того, в их семьях нет рабочих, а только самцы и самки.

Шмелиные «кукушки» по-разному проникают в гнезда своих собратьев, также как и по-разному их встречают хозяева этих гнезд. Чаще всего между теми и другими происходят ожесточенные схватки, иногда все заканчивается мирным сосуществованием.

Но есть в шмелином племени один вид — бомбус фервидус, который приготовил для незваного гостя оригинальный сюрприз. В первое время к кукушке шмели этого вида относятся вполне миролюбиво. На нее никто не нападает, не впивается жвалами, и уж конечно не жалит. Наоборот, как только шмель встретит на своем пути гостью, он тотчас торопится отдать ей капельку нектара и. смазывает ею тело пситирус.

Когда этот трюк проделали всего два-три шмеля, «кукушка» особых неудобств не испытала. Но после того как сладкие угощения преподнесли ей десять и более фервидусов, все ее тело постепенно покрылось слоем клейкой жидкости, заклеившей дыхальца и залепившей глаза и усики. В результате столь щедрого угощения кукушка, в конце концов, захлебнулась и погибла.

А вот муравьи-листорезы защищаются от своих извечных врагов — мух-паразитов — с помощью «живого оружия». Нередко на листьях, которые муравьи тащат в свои гнезда, можно увидеть крошечных мурашек, называемых малютками. Раньше считалось, что они набирают в себя сок, выделяющийся при срезании листа, и доставляют его в муравейник.

Однако тщательные наблюдения показали, что тяжело нагруженный листорез часто подвергается нападению мух-паразитов, которые стремятся отложить свои яйца прямо на голову муравья. Но сделать это им как раз и мешают муравьи-«малютки». Когда такой кроха сидит на листе, мухи редко опускаются рядом.

В Кении обитает насекомое, которое порой приводит в замешательство даже видавших виды энтомологов. Называется оно — цикада-флаттида. Но выясняется сей факт не сразу.

Дело в том, что при первом знакомстве этих насекомых обычно принимают за кисть растения, на которой располагается множество цветков кораллового цвета.

Именно сообщество цикад-флаттид и создает эту странную кисть. Каждый цветок, размером приблизительно в один сантиметр, при более внимательном рассмотрении оказывается крылышком насекомого. Вся же колония насекомых цепляется за мертвый, высохший стебелек таким образом, что создается впечатление живого цветка, от которого, кажется, вот-вот потянет чудесным ароматом.

Кроме того, в каждой откладываемой самкой кладке яиц всегда присутствует хотя бы одно яйцо, из которого вылупливается насекомое не с красными, а с зелеными крылышками. Более того, еще из нескольких яиц появляются цикады, у которых окраска крылышек промежуточных оттенков. И действительно, если присмотреться к «кисти», которую формируют цикадки, то на ее кончике можно увидеть один зеленый бутончик. А чуть ниже находятся еще полдюжины частично распустившихся «цветков», только, правда, с коралловыми прожилками. А в самом низу сидит основная масса цикад: и все с крылышками чистейшего кораллового цвета.

Таким образом, в целом скопление насекомых производит полное впечатление соцветия, и это скрывает их от глаз даже самых голодных птиц.

Если растение встряхнуть, потревоженные насекомые тут же поднимаются в воздух. Недолго полетав, они снова возвращаются на прежнее место. При этом после недолгого беспорядочного движения по стеблю насекомые замирают — и появляется прежний рубиновый цветок.

Просто невероятный способ защиты от хищников зоологи нашли у одного вида бабочек из Коста-Рики. Эти чешуекрылые превращаются. в прыгающих пауков Phiale formosa. Эти восьминогие существа имеют очень острое для пауков зрение. И передвигаются, словно лягушки: то есть прыжками. Отсюда и их биологическое название.

Так вот бабочки, подражая своим восьминогим врагам, тоже научились прыгать. Как только в поле их зрения окажется паук, они слегка приподнимают крылышки и начинают передвигаться быстрыми короткими прыжками: точь-в-точь, как и их потенциальные убийцы.

Правда, не всегда насекомому удается обмануть паука. Но такие случаи — редкость. И немудрено: очень уж качественно они перевоплощаются в пауков.

Описанный выше феномен в природе встречается крайне редко. И о том, каков механизм этого явления и как оно возникает, учёные пока мало что знают.

Давно известно, что многие виды тлей обзавелись личными «телохранителями», в качестве которых выступают муравьи. Но, оказывается, в особых случаях тля способна жертвовать своей жизнью, чтобы защитить других членов колонии от нападения хищников. Для этого невзрачное насекомое само становится «бомбой», заполненной убийственным коктейлем, который состоит из двух компонентов: химических соединений, добытых тлей из капусты, и фермента мирозиназы, который синтезирует она сама. «Капустные» вещества находятся в крови тли, а фермент хранится в мышцах ее головы и брюшка.

И в тот момент, когда божья коровка или другой шестиногий хищник пытается атаковать тлю, оба вещества в ее теле вступают в реакцию, в результате чего происходит мини-взрыв.

В этот же момент из «живой бомбы» выбрасывается горчичное масло, накануне образовавшееся в ходе химической реакции. И если оно попадет внутрь хищнику, то вызовет отравление. В лучшем же случае дезориентирует и заставит покинуть столь опасное место.

Однако на такие подвиги способна только бескрылая капустная тля Brevicoryne brassicae. Тли, у которых развиваются крылья, по мере взросления перестают накапливать токсичные вещества капусты: в случае необходимости они могут улететь от хищника, и в масляных «бомбах», как средствах защиты, они больше не нуждаются.

У позвоночных

С некоторыми приемами, с помощью которых различного рода мелкие создания пытаются защититься от многочисленных врагов, мы уже познакомились. Но и позвоночные животные тоже не уступают тем же паукам или насекомым в хитроумных способах спасения своей жизни. Примеров, которые это демонстрируют, можно привести немало.

Взять хотя бы небольших рыбок пардахирус, которых иногда называют «ступней Моисея». По своему характеру рыбешка мирная, а потому врагов у нее немало. И хотя нет у нее ни колючих шипов, ни брони-панциря, но их она не боится.

А все дело в том, что пардахирус имеет эффективное химическое оружие. Например, когда рядом оказывается акула, рыбка быстро выделяет вещество, которое моментально парализует челюсти хищницы. Причем настолько эффективно, что царица морей некоторое время даже не в состоянии захлопнуть свою ужасную пасть. Более того, эти рыбки постоянно выделяют небольшое количество яда, поэтому все время находятся в окружении защитного нимба радиусом 8-10 сантиметров.

Оригинально «борется» с акулами и обитатель южноамериканских морей диодон макулатус. Он, оказывается, вооружен острой иглой. И когда его глотает акула, диодон прокалывает стенки желудка хищницы и начинает сверлить в ее теле дорогу на волю. Безусловно, такой «хирургической операции» акула не выдерживает и погибает.

Гроза акул — диодон макулатус

Электрический угорь обитает в притоках Амазонки и Ориноко, а также в болотистых районах северо-востока Южной Америки. Внешне он почти ничем существенным не отличается от угря обыкновенного: такое же змеевидное тело, правда, трехметровой длины, с рудиментарным хвостовым плавником. Зато, в отличие от своего пресноводного собрата, он может генерировать мощное электрическое поле. Оно простирается приблизительно на 5 метров, причем вблизи рыбы напряжение столь велико, что его хватает на то, чтобы зажечь несколько стоваттных лампочек.

«Электростанция» угря занимает около 80 % от объема его тела. Она тянется вдоль тела в виде двух парных студенистых тяжей, разделенных перегородками. В состав этого «электрического блока» входит большая часть боковых мышц, которые состоят примерно из 70 столбиков, а каждый столбик — из 6 тысяч отдельных пластинок.

Умение вырабатывать электричество угорь эффективно использует как для охоты, так и для обороны. Встревоженный, он генерирует серии следующих друг за другом мощных разрядов, которые образуют оборонительные электрические поля. Они могут убить мелких животных, контузить человека и напугать крупное животное.

В заключение следует заметить, что к сильнодействующим электрическим рыбам относятся также электрический скат, электрический сом и американский звездочет.

В теплых водах Красного моря обитает небольшая рыбка фотоблефарон, что в переводе с греческого означает «световое веко». Еще ее называют «рыба-маячок». Фотоблефарон является представителем тех нескольких тысяч видов светящихся рыб, большинство из которых обитают в глубинах океана.

Как и у большинства других светящихся рыб, источником света у рыбы-маяка являются бактерии. Огромное количество этих микроскопических организмов находятся в так называемых фотофорах — особых железах, расположенных под каждым глазом рыбы.

Путем химической реакции бактерии превращают энергию, полученную в результате химических реакций из сахара и кислорода, в свет. Причем микроорганизмы могут светиться в течение нескольких часов даже после гибели их хозяина.

Хотя рыбы-маячки всегда образуют небольшие сообщества, тем не менее, в отличие от многих других стайных рыб, истинную стаю они не образуют.

Члены этой группы плавают под различными углами в почти сферической куче, образованной обычно 12-60 рыбами. Скорее всего, сконцентрированное подобным образом столь значительное количество света привлекает многочисленных планктонных ракообразных, которые являются основным источником пищи фотоблефаронов.

Правда, тот же самый свет может привлечь и хищников. Но маленькие рыбки научились довольно остроумным способом использовать свое свечение, чтобы ввести в заблуждение врагов. Почуяв опасность, они сначала медленно плывут в одну сторону, испуская при этом свет, а затем резко «гасят» свои фонари и быстро начинают перемещаться в обратном направлении. Когда же мгновение спустя свечение появляется снова, рыба может находиться в самом неожиданном месте.

Ночью обычная частота мерцания рыбы-маячка около 2-3 раз в минуту. Но когда рыбка обеспокоена и совершает движения зигзагом, частота увеличивается до 75 раз в минуту. Безусловно, хищнику, когда 20-30 рыб одновременно мигают и передвигаются, очень трудно сориентироваться, и обычно он отправляется на поиски добычи в другое место .

Многие земноводные и пресмыкающиеся в качестве защитных приспособлений широко используют покровительственную окраску и мимикрию тела. Но, наверное, в этом отношении всех превзошла южноафриканская ящерица Heliobolus lugubris, которая в раннем детстве подражает внешнему виду. насекомых, точнее, обитающих в тех же местах хищных жуков-жужелиц, относящихся к родам Anthia и Thermophilum. При этом не только ее тело окрашено, как у жужелицы, но и хвост, который на фоне субстрата практически незаметен.

Более того, молодые хелиоболусы и ведут себя почти так же, как и жужелицы. Например, они передвигаются, дугообразно выгнув спину, еще более усиливая свое сходство с жуками.

А вот свиноносые змеи, обитающие в основном в США, свою жизнь спасают тем, что в критической ситуации «умирают». Но сначала, чтобы испугать нежеланного субъекта, они ведут себя весьма агрессивно, демонстрируя целый набор устрашающих реакций: сплющивают переднюю половину тела, раздувают шею и голову, громко шипят и делают свирепые выпады открытой пастью в сторону врага.

Но если такое поведение должного эффекта не дает, вся агрессивность змеи внезапно пропадает, и она приступает к исполнению второй части спектакля: животное начинает корчиться в конвульсиях, открыв при этом рот и высунув язык. Когда же судороги прекращаются, змея замирает и остается неподвижно лежать на земле брюхом вверх. При этом рептилия не отвечает на прикосновение, а ее тело принимает ту позу, которую ему придают. Иначе говоря, животное демонстрирует полную иллюзию смерти. Если, однако, на какое-то время змею оставить в покое, она приподнимает голову, осматривается и, выяснив, что опасность миновала, переворачивается на живот и уползает.

Такой же спектакль в случае опасности устраивает и наш обыкновенный уж. Если ему не удалось уползти от возможного врага, уж сворачивается и с шипением начинает активно защищаться: он выбрасывает вперед голову, словно пытаясь атаковать противника, а также выбрасывает изо рта съеденную пищу, а из клоаки — вонючую жидкость.

Но если и газовая атака не действует, уж начнет демонстрировать «пантомиму смерти». Он сразу обмякнет, повиснув в руках безжизненной веревкой. При этом, для большей убедительности, еще и глаза закатит. Пасть судорожно раскроется — и вывалится язык. А иногда даже капли крови выкатятся изо рта! Убедительнее сыграть мнимую смерть вряд ли возможно. И если теперь положить его на землю, он будет все так же демонстрировать наступившую гибель. Но как только опасность минует, уж моментально оживет и стремглав бросится в ближайшую траву.

Говорят, будто на свете существует змея, которая может схватить себя зубами за хвост и катиться как обруч. Но не многие знают, что ящерица южноафриканский алый поясохвост использует подобную позу для самозащиты. И хотя она не может катиться по степи, зато ее острые чешуи образуют острый частокол — надежную защиту для чрезвычайно уязвимого мягкого брюшка.

При преследовании эта медлительная рептилия с покровительственной окраской прежде всего устремляется к какой-нибудь трещине в камнях. Спрятавшись там, она подгибает хвост (а он равен примерно половине туловища) под брюшко, хватает его зубами за кончик и замирает. Даже при большом усилии это «кольцо» невозможно разорвать. В отличие от других видов эта ящерица хвоста не отбрасывает, и нужно очень сильно дергать, чтобы он отделился.

Известно, что многие животные в борьбе с насекомыми используют не только свой запах, но и посторонние ароматы, нанося их на тело. А вот бурундуки таким способом защищаются от нападения своих злейших врагов — змей.

Когда зверек натыкается на мертвую змею, он сначала очень осторожно к ней подкрадывается. И когда убеждается, что рептилия мертва и не может причинить ему вреда, бурундук отгрызает у трупа небольшой кусочек тела и начинает его старательно пережевывать, периодически нанося полученную при этом кашицу себе на шерстку.

Такую «косметическую» процедуру зверек делает неспроста: дело в том, что какое-то время, пусть и недолгое, другие змеи на бурундуков, вымазанных кровью их соплеменниц, нападать не решаются.

Похожим методом защиты овладели и некоторые ежи, которые используют для этих целей секреты желез ядовитых жаб. Нападая на амфибию, еж прежде всего прокусывает ее околоушные ядовитые железы, а затем их токсичный секрет наносит на свои иголки. Некоторые же ежи этот процесс усовершенствовали: они берут жабу в зубы и трут ею колючую шкурку.

Известно, что плохие привычки усваиваются рано. Касается это и новорожденных ежат. Они, еще даже не открыв глаза, уже слизывают с иголок матери ядовитую слизь и смазывают ею свои мягкие иголочки.

А вот летучие мыши для защиты от хищника используют не чужой яд, а собственную мочу, которой они его и поливают.

Следующая глава >

Источник: info.wikireading.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.