Транспортировка радиоактивных отходов



Транспортирование – наиболее уязвимый процесс в системе обращения с радиоактивными материалами. Вопрос безопасного транспортирования РАО приобрел в наше время особую значимость в связи с большим количеством накопленных отходов, размещенных на значительном расстоянии от мест их переработки и долговременного хранения.

Самый удобный, практичный, дающий возможность доставки груза от «ворот до ворот» без перегрузки в пути вид транспорта – автомобильный. Транспортирование РМ автомобильным, как и другим, транспортом должно быть безопасным как для населения, так и для персонала.

Безопасность обеспечивается организационными и техническими мероприятиями. К первым относятся: оформление санитарно эпидемиологических заключений на специальные транспортные средства; получение в органах МВД допуска транспортных средств к перевозке опасных грузов; подготовка и обучение водителей по европейской программе «Дорожная перевозка опасных грузов» (ДОПОГ), аттестация их как машинистов кранов-манипуляторов, обучение профессии дозиметриста; разработка и согласование в ГИБДД маршрутов перевозок; контроль специальных транспортных средств на наличие на/в них посторонних предметов, с составлением соответствующих актов для обеспечения выполнения правил физической защиты.


Технические мероприятия включают использование в процессе перевозок автомобилей, специально сконструированных и изготовленных для постоянных перевозок радиоактивных материалов, контроль технического состояния транспортных средств, использование сертифицированных транспортных упаковочных комплектов (ТУК) для соответствующих количеств РМ.

Надежным решением задачи обеспечения безопасности перевозок может быть подбор и создание унифицированного транспортного комплекса модульного типа, отвечающего санитарным правилам, требованиям физической защиты, международным правилам транспортирования.

Сегодня каждая российская организация, занимающаяся транспортированием, хранением и другими видами работ с РМ, самостоятельно, с учетом своих технических и технологических возможностей и номенклатуры груза, разрабатывает оригинальные транспортные средства и упаковочные комплекты. Иными словами, отсутствует система разработки типовых проектов и централизованного изготовления транспортных средств и ТУК. Для создания такой системы, в первую очередь, необходимо изучить опыт работы предприятий.

 

 

Средства для транспортирования РАО

ГУП МосНПО «Радон» имеет лицензию Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на право обращения с радиоактивными отходами при их транспортировании.


Перевозка радиоактивных материалов осуществляться на специальных транспортных средствах, с использованием соответствующих упаковок для РМ.

ТУК обладают механической прочностью, герметичностью, радиационной и термостойкостью, соответствуют классу активности РМ и их химическим и физическим свойствам, имеют маркировку и технологические приспособления для механизированной погрузки и разгрузки.

Спецтранспорт оснащен грузоподъемными механизмами для быстрой и безопасной загрузки и разгрузки упаковочных комплектов.

Предприятие эксплуатирует традиционные и несколько типов новых специальных автомобилей. К последним относятся: компактный автомобиль для перевозки мелких партий РМ (не более 843 кг) на шасси Ford Transit VAN, автомобиль средней грузоподъемности на шасси МАЗ, автомобиль большой грузоподъемности (до 25 тонн) на шасси МАЗ-MAN.

Устройство кузова автомобиля на шасси МАЗ позволяет крыше раскрываться совместно с частью боковых бортов, что дает возможность свободного доступа внутрь кузова при выполнении погрузочно-разгрузочных операций. Таким автомобилем можно транспортировать упаковки максимальным весом до 7,5 т, например, контейнер НЗК-150-1,5П.
Автомобиль на шасси МАЗ-MAN предназначен для безопасной перевозки до четырех контейнеров
НЗК-150-1,5П.

Особо следует отметить специальный многофункциональный унифицированный автомобиль на шасси Volvo FM, на который можно устанавливать комплекс для транспортирования жидких РМ объемом до 4 м3 или контейнер с грузоподъемным механизмом для транспортирования различных упаковок с твердыми РМ. В настоящее время он проходит испытания на ГУП МосНПО «Радон» как автомобиль для транспортирования жидких радиоактивных отходов.


Первый рейс состоялся в декабре 2009 года.

 

 

Развитие перевозок РМ автомобильным транспортом может происходить в следующих направлениях.
Первое – создание спецавтомобилей на шасси различных грузоподъемности, проходимости и назначения для постоянной перевозки радиационных материалов. Они должны обеспечивать радиационную защиту персонала и населения, а так же механическую и термическую защиту упаковок, как в нормальных, так и в аварийных условиях перевозки.
Второе направление предусматривает использование транспортных средств, имеющих минимум специального оборудования (в том числе автомобилей для перевозки не радиационных грузов). Защитные функции при этом сосредоточены в транспортных упаковочных комплектах.
Выбор концепции развития перевозок и типа автомобиля зависит от развития сети дорог в  регионе, номенклатуры и количества радиационных грузов, экономической целесообразности.

 

Организация перевозок

При перевозках РАО предварительно, не позднее, чем за один день до отгрузки отходов, на площадке заказчика представитель ГУП МосНПО «Радон» осуществляет входной контроль упаковок. При этом он проверяет физические и радиационные характеристики содержимого упаковок, их соответствие предъявляемой документации, после чего упаковки пломбируются.


Водитель-дозиметрист по прибытии на объект принимает отходы в соответствии с сопроводительной документацией, производит дозиметрический контроль упаковок с РМ, дает указания по расположению груза в кузове, обеспечивает надежность его крепления.

После окончания загрузки осуществляется радиационный контроль мощности эквивалентной дозы излучения, которая не должна превышать допустимых уровней, затем кузов автомобиля закрывается и пломбируется.

В случае выявления нарушений (неправильного оформления сопроводительных документов, несоответствия фактического количества РАО паспортным данным, ошибок в маркировке, превышения допустимых уровней радиационного воздействия) водитель-дозиметрист не принимает груз, о чем составляется акт регистрации нарушения правил передачи РМ.

Для обеспечения безопасности при транспортировании каждый спецавтомобиль имеет отличительную окраску и табло информации об опасности, оснащен проблесковым маячком желтого цвета, системой спутниковой связи, а так же спутниковой системой навигации для контроля перемещения транспортного средства в реальном времени. Максимальная скорость при движении – 60 км/ч. По пути следования постоянно поддерживается радиотелефонная связь в установленных пунктах с диспетчерами, при дальних рейсах связь поддерживается по спутниковому телефону. При необходимости (в случае несанкционированного доступа) диспетчер со своего рабочего места может заблокировать спецавтомобиль, и по радиостанции вести связь через громкоговоритель.

Транспортирование РМ производиться в организованной колонне по маршруту, согласованному в ГИБДД и МЧС, с сопровождением автомобилей ГИБДД.

Автор


Транспортировка радиоактивных отходов

Ю.М. Баженов
ГУП МосНПО «Радон»

 

Российские нормы, правила и требования по безопасности автоперевозок отражены в руководящих документах, таких как:

  • НП-053-04 (Правила безопасности при транспортировании радиоактивных материалов),

  • Правила перевозки опасных грузов автомобильным транспортом,
  • СанПиН 2.6.1.1281-03 (Санитарные правила по радиационной безопасности персонала и населения при транспортировании радиоактивных веществ),

  • НП-058-04 (Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Безопасность при обращении с РАО),
  • СПОРО-2002 (Санитарные правила обращения с РАО),

  • НРБ-99 (Нормы радиационной безопасности),
  • ОСПОРБ-99 (Основные санитарные правила обеспечения радиационной безопасности),

  • НП-073-06 (Правила физической защиты радиоактивных веществ и радиоактивных источников при их транспортировании),
  • НП-074-06 (Требования к планированию и обеспечению готовности к ликвидации последствий при транспортировании ядерных материалов и радиоактивных веществ).


Источник: www.atomic-energy.ru

Хранение радиоактивных отходов

На производствах радиоактивные отходы хранятся различными способами. Места для хранилищ подбираются в зависимости от основных характеристик веществ. Это могут быть как обычные комнаты с сейфами, так и специальные отсеки с одним и более помещением.

Производственные хранилища должны соответствовать таким требованиям:

  • иметь знаки радиационной опасности;
  • быть защищенными от самовольного проникновения посторонних лиц;
  • располагаться как можно дальше от рабочих мест, чтобы обеспечивать максимальную защиту персонала;
  • мощность излучения за пределами таких объектов не должна быть выше допустимых норм.

В помещении для РАО поддерживают порядок, который обеспечивает беспрепятственный доступ к каждой упаковке. Внутри устанавливают средства пожарной сигнализации, огнетушители, шланги, другими материалами и приспособлениями, необходимыми для ликвидации загораний.

Проектом предусматривают вентиляцию, особенно если отходы пребывают в газообразном состоянии. Конструктивные элементы при проектировании сооружений рассчитывают так, чтобы те устояли перед вероятными катаклизмами.


Если нет возможности оборудовать постоянные хранилища, используют временные сооружения. В них должны быть многоступенчатые инженерные или естественные барьеры, которые не допускают проникновения радионуклидов в окружающую среду.

Перед отправкой на хранение отходы сортируют. Это обеспечит эффективность транспортировки, обработки и захоронения.

Учет и регистрация

Учет и регистрация позволяют контролировать количество, передвижение отходов, снижают вероятность их бесконтрольного воздействия на персонал и природу.

Учет ведется в отношении таких отходов:

  • освобожденные;
  • пребывающие на различных стадиях обработки;
  • находящиеся в хранилищах;
  • жидкие и газообразные;
  • те, что отправляют на установку с целью последующего захоронения.

В реестре указывают такие сведения:

  • идентификационный номер;
  • описание;
  • состав и активность;
  • концентрация активности;
  • место нахождения;
  • место, способ, разрешение и дата захоронения.

Тара

Вывоз радиоактивных отходов осуществляется в контейнерах, изготовленных из железобетона, стали, свинца, полиэтилена, обогащенного бором. Материал подбирается по классу опасности, которую представляет то или иное вещество.

Главные требования, предъявляемые к таре и упаковке:

  • невозвратные контейнеры не используются для отходов в жидкой форме, они предназначены только для веществ, находящихся в твердом состоянии или предварительно отверженных;
  • герметичный корпус, исключающий утечку;
  • устойчивость к широкому диапазону температур — от -50 до +70 °С, если в контейнер сливаются отходы с высокой температурой, то материал должен выдерживать +130 °С;
  • устойчивость к внешним воздействиям, в том числе к землетрясениям, ураганам.

Утилизация

Процесс утилизации формируется из нескольких этапов:

  • Сортировка. Отходы делят попоказателям: степень радиоактивности, форма, общее время распада.
  • Нейтрализация опасных веществ. Прибегают к прессовке, фильтрованию, выпариванию.
  • Фиксация. Для этого используют цемент, битум.
  • Помещение в тару и транспортировка к месту хранения.

Перевозка

Ядерные отходы перевозятся по требованиям, которые предъявляются к транспортировке опасных грузов.

Все упаковки маркируют по требованиям ДОПОГ. Персонал, осуществляющий перевозку, обязан иметь соответствующую документацию — накладные, паспорт опасности, аварийные карточки, инструкции, лицензия. У водителя и сопровождающих лиц должны быть свидетельства о прохождении обучения для работы с радиоактивными продуктами.

Захоронение РАО

Такие пункты могут находиться только в федеральной собственности или принадлежать госкорпорации «Росатом». Данные о захоронительных объектах заносятся в специальный кадастр. В них помещают РАО, за исключением короткоживущих — тех, что после распада радионуклидов при хранении перестают быть вредными. Кадастры, реестры и паспорта РАО хранятся бессрочно.


Ядерные могильники располагают на расстоянии не менее 20 км от населенных пунктов. Если эту дистанцию не соблюдают, то возможна гибель населения в прилегающей зоне. Принимают во внимание уровень грунтовых вод, чтобы исключить попадание вредных веществ в водоемы. На территории полигона запрещены какие-либо строительные работы. Это может привести к повреждению хранилищ и тары. Между могильниками и пастбищами предусматривают защитную зону шириной 1 км и более.

При проектировании закон требует предусмотреть возможность радиационного контроля на этой территории после закрытия таких объектов. Если период потенциальной опасности истек, то орган государственного управления принимает решение о прекращении радиологического контроля на этой территории.

Безопасность пунктов захоронения РАО приводится в соответствии с техническими регламентами, законами в области охраны окружающей среды и другими нормами национального законодательства. Контроль проводится организация, которая эксплуатирует пункт захоронения.

Переработка и захоронение РАО

Цель такой процедуры — изменение вещества для более удобного хранения, транспортировки и захоронения. Выбор метода обработки зависит от первоначальных свойств и состояния РАО:

  • жидкое — осаждение, дистилляция, ионный обмен;
  • твердое — сжигание, кальцинация, прессование;
  • газообразное — химическое поглощение, фильтрация, хранение в баллонах.

В результате такой обработке получаются твердые блоки. К ним применяют следующие методы:

  • для веществ с низкой и высокой активностью, как правило, в твердом состоянии — цементирование;
  • обжигание;
  • остекловывание;
  • упаковка в изоляционные емкости из стали, свинца.

Наиболее сложные для хранения и утилизации — РАО в жидкой форме.

Твердые высокоактивные и среднеактивные долгоживущие РАО помещают в пункты глубинного захоронения в соответствии с ФЗ от 1992 г. «О недрах». Твердые низкоактивные и среднеактивные отправляют на постоянное хранение в пункты поверхностного захоронения. РАО, образованные при добыче и переработке урановых руд, твердые и низкоактивные отходы доставляют в пункты приповерхностного захоронения.

Единая государственная система и оператор РАО

Система создана для организации и обеспечения безопасного и эффективного обращения с радиоактивным утилем. Она представляет собой объединение субъектов, объектов инфраструктуры, которые совершают операции с такими отходами.

Правительство назначает оператора РАО. Орган отвечает за такие сферы:

  • прием на захоронение РАО;
  • безопасное обращение с захороняемыми отходами;
  • эксплуатация и закрытие пунктов захоронения;
  • радиационный контроль на территории полигонов;
  • заказ проектирования и сооружения пунктов для захоронения;
  • госучет и контроль за РАВ и РАО.

Требования к организациям, использующим РАО

Закон возлагает на такие предприятия и учреждения ответственность за безопасность при обращении с радиоактивными отходами до момента передачи последних национальному оператору. Организации обязаны:

  • прогнозировать возможность образования и использования веществ, изделий, материалов, в состав которых входят радионуклиды;
  • отвечать за безопасность при обращении с РАО;
  • самостоятельно или при помощи сторонних организаций приводить РАО в соответствии с критериями приемлемости;
  • перевозить утильсырье к местам захоронения или привлекать к транспортировке другие предприятия.

Лицо, допустившее нарушение в обращении с радиоактивными отходами, наказывают штрафами в соответствии с действующим законодательством.

Источник: svezem.ru

Какие первые ассоциации возникают у вас, когда вы слышите «хранилище радиоактивных отходов»? Уверен, кто-то сразу представляет глубокую яму, в которую сваливают без разбора требуху из ядерного реактора и списанные боеголовки. Или ангар с бесконечными рядами жёлтых бочек с характерным значком радиации на боку, из которых постоянно что-то вытекает и просачивается в землю. И это не случайно — нужно «сказать спасибо» американским боевикам 90-х, которые привили этот устойчивый образ. Но в жизни всё совсем не так. Хранение радиоактивных отходов — задача, которую совместно решают учёные и инженеры разных стран, несмотря на политические ситуации и экономические санкции. О том, как это делают у нас в России, я и хочу рассказать.

Откуда берутся радиоактивные отходы?

За более чем полувековую историю атомной отрасли в России накопилось большое количество радиоактивных отходов. Это химическая посуда из лабораторий, отслужившие свой срок приборы, строительный мусор, фильтры удерживающих выбросы установок — всё, что уже не подлежит переработке и повторному использованию. Чего греха таить, опасного мусора хватит на тысячи, а то и миллионы лет — именно такой период полураспада у отдельных изотопов и радиоактивных элементов периодической системы Менделеева. И никуда от этих отходов нам не деться — в обозримом будущем серьёзной альтернативы атомной энергетике не ожидается, а о безотходном термоядерном реакторе пока можно только мечтать. А на отказавшуюся от мирного атома Германию всегда найдётся какая-нибудь Франция или Бельгия, которая эту атомную энергию в ту же Германию будет поставлять.

До определённой поры этими отходами занималось каждое предприятие в отдельности, которое их и производило. Худо-бедно удавалось как-то всё это консервировать, закачивая на полуторакилометровую глубину под землю жидкие отходы или складируя во временных хранилищах твёрдые. Здесь ключевое слово «временных».  Это значит, что проблема изоляции материалов, представляющих большую опасность для всего живого, решалась только на ближайшие 50-70 лет. А потом само хранилище становилось опасными отходами, которые нужно было как-то изолировать вместе с тем, что в нём находилось раньше. И так по кругу. Понятно, что это не могло продолжаться вечно. Остро встал вопрос о создании надёжных хранилищ, рассчитанных на сотни и тысячи лет. И решить его нужно было так, чтобы решение не стало большой головной болью для следующих поколений.

Как хранят радиоактивные отходы?

В 2011 году в России появилось специализированное предприятие, которое только и занимается захоронением радиоактивных отходов (давайте сократим до РАО) — «Национальный оператор по обращению с РАО», или коротко «НО РАО». Сегодня это единственная организация, которая уполномочена спасать и охранять нас от тонн РАО.

«НО РАО» не стартовал свою деятельность с чистого листа — ему досталось советское ядерное наследие в виде многочисленных временных хранилищ при химических комбинатах, АЭС и НИИ, вроде нашего, Димитровградского. Отсюда и появилось два основных направления работ оператора: поддерживать в надлежащем порядке существовавшие до появления «НО РАО» пункты глубинной геологической изоляции жидких РАО и строить более надёжные новые пункты финальной изоляции твёрдых РАО.

«НО РАО» состоит из нескольких филиалов, разбросанных по всей стране:

  • «Димитровградский» в г. Димитровград Ульяновской области,
  • «Железногорский» в г. Железногорск Красноярского края,
  • «Северский» в г. Северск Томской области,
  • Отделение «Новоуральское» филиала «Северский» в г. Новоуральск Свердловской области,
  • «Озёрский» в г. Озёрск Челябинской области.

Как вы уже наверное поняли, в этих городах либо уже существуют старые, либо строятся новые хранилища РАО. К примеру, в Димитровграде, при НИИАР, где делают самый дорогой металл в мире Калифорний и лечат людей от сложных форм рака, уже давно изолируют отходы производства на своей территории. Делается это закачкой жидких РАО в две скважины, глубиной в 1380 и 1250 метров каждая. Глубина подобрана таким образом, чтобы опасная жидкость находилась между двумя водоносными горизонтами и ни в коем случае не попала ни в один из них. К сожалению, это не самый идеальный вариант надёжно спрятать продукты жизнедеятельности ядерного реактора, но на период 60-х годов иного придумать не смогли. Правда, были предложения по выпариванию воды из этой массы, дабы перевести отходы из опасной категории жидких в менее опасную твёрдых, но пока всё остаётся так, как есть. «НО РАО» постоянно мониторит параметры окружающей среды и никаких отклонений, судя по ежегодным отчётам, не выявляет — отходы находятся там, где и должны находиться.

Если с советским наследием пока ничего не получается сделать, то текущие отходы уже можно и нужно изолировать по современным стандартам, используя международный опыт. Хотя неужели вы думаете, что за границей как-то иначе хоронили свои РАО? До какой-то поры даже в Европе, не говоря уж об американцах, отходы просто отвозили подальше от берега и сбрасывали бочками в море. Океан таит в себе более страшную угрозу, нежели острова пластикового мусора и полиэтиленовых пакетиков….

Делали так, потому что считали, что лучший способ избавиться от радиоактивных веществ — распылить их в окружающей среде, а она уже сама с ними разберётся. Но вышло совсем иначе. Выяснилось, что радионуклиды обладают способностью скапливаться в одном месте — в биологических тканях животных и растений. Стало ясно, что вернуть природе изотопы Стронция и Цезия просто так не получится. Придётся подождать, пока они распадутся на более безопасные вещества. А ждать нужно долго. И не просто ждать, а еще и контролировать, чтобы радиоактивные изотопы не попали случайно в окружающую среду.

Если с высокоактивными веществами всё понятно — их надо прятать глубоко и надолго, то с низкоактивными можно поступить проще — оставить их у самой поверхности земли в специальных бункерах, потому что так проще контролировать. Эти пункты финальной изоляции РАО назвали приповерхностными. Они рассчитаны на 10 000 лет безопасного хранения отходов на весь период их потенциальной опасности.

Такой современный пункт уже работает в одном из филиалов «НО РАО» — в закрытом городе Новоуральске, куда не попасть простому смертному. Но для меня сделали исключение — я побывал там и своими глазами увидел, как устроено приповерхностное хранилище РАО.

Какие бывают радиоактивные отходы?

Тут нужно сделать небольшое лирическое отступление и рассказать о классах радиоактивных отходов. Их всего 6:

Отходы 1-го и 2-го классов самые опасные, но их меньше всего по количеству. Это высокоактивные РАО, период полураспада которых измеряется сотнями тысяч лет. По нормам МАГАТЭ, изолировать такие отходы можно только  в глубинных хранилищах.

РАО 3 и 4 класса — это низко и очень низко активные отходы: ветошь, приборы, одежда, загрязненные радиоактивными веществами перчатки, строительный мусор и так далее. Как раз их и можно изолировать в приповерхностных хранилищах, до ста метров глубиной.

Класс 5 — жидкие радиоактивные отходы.
Класс 6 — отвалы горнорудной промышленности с повышенным радиационным фоном.

Отходы последних двух классов допускается хранить в пунктах временного хранения.

Итак, если с классами всё понятно, то уже вырисовывается более-менее полная картина: в неглубоких бункерах хранят только среднеактивные короткоживущие и низкоактивные отходы 3 и 4 классов. Нельзя сказать, что они совсем не опасны — еще как опасны! Но только в том случае, если вы потрогаете их руками или полижите языком. Основная опасность, исходящая от подобных отходов — альфа- и бета-частицы, которые способны нарушить работу ваших клеток. Но для этого им нужно попасть внутрь организма. На расстоянии альфа- и бета-излучение не представляет никакой опасности. Дело в том, что свободный пролёт бета-частицы (электрон или позитрон) в воздухе ограничен всего несколькими метрами, а альфа-частицы и того меньше — несколько сантиметров. Она не способна даже пробить верхний слой кожи. Поэтому вы можете спокойно подойти к открытому контейнеру с радиоактивным мусором на расстояние до 20 метров и вам ничего не будет. Серьёзные проблемы начнутся только после того, как источники этих частиц попадут с водой или пылью вам в лёгкие или желудок.

В герметичных контейнерах низкоактивные отходы вообще себя никак не проявляют. Понятно, что со временем оболочка всё равно разрушится под действием частиц, но в этом случае на их пути встанут толстые стены бункера, а затем и многометровые толщи специального наполнителя, глины и горной породы.

Как устроено приповерхностное хранилище отходов?

Новоуральск не случайно был выбран для строительства новой площадки. С 1945 года здесь работает Уральский электрохимический комбинат (АО «УЭХК»), который производит обогащённый гексафторид урана для атомных электростанций. За десятилетия работы комбината скопилось большое количество РАО, которые были захоронены в 4 километрах от города. «НО РАО» создал на базе этого хранилища новое, значительно расширив его. В 2016 году пункт принял первую партию отходов 3 и 4 классов от электрохимического комбината.

На примере нового строящегося пункта финальной изоляции РАО в Новоуральске можно понять, как выглядит хранилище. Строить его начинают с инженерно-геологических изысканий. Нужно детально изучить особенности строения грунта на месте будущего объекта, чтобы никуда и ничего не уползло и не протекло со временем. Пласты должны быть очень устойчивыми и не сдвигаться в результате землетрясений. В Новоуральске хранилище строят в скальном массиве, взрывами расчищая необходимую площадку.

Со всех сторон бетонный бункер будет защищён толстым горным массивом — ни одна бета не должна вылететь наружу. Порода массива — габбро-диорит — высочайшей прочности камень.

На этой схеме видно, что представляет из себя приповерхностное хранилище РАО:

На втором этапе в получившемся котловане заливают прочное основание, которое не даст радионуклидам просочиться сквозь пол.  После этого его покрывают слоем специальной глины, которая способна сдерживать распространение радиоактивных веществ на протяжении тысяч лет.

Далее, на этой подушке начинают возводить бетонные пол и стены бункера, толщиной 70 см. Бетон, как и глина, тоже особой марки, рассчитанный минимум на 100 лет работы.

Глубина пункта финальной изоляции —  7 метров. Это практически двухэтажный дом, закопанный под землю.

Когда стены «дома» будут готовы, строители приступят к следующему этапу — заполнению пространства между бетоном и скальной породой глиной. Толщина этого «глиняного замка» будет равна примерно 2 метрам.

После этого хранилище начнёт свою работу, и его будут постепенно загружать контейнерами с РАО. Слой за слоем внутри выстроятся металлические и бетонные кубы, в которых будет запечатан уже никому не нужный мирный атом. Когда хранилище полностью заполнится, его закроют. Поверх него положат еще один слой глины и почвы, которая будет засеяна травой. Внешне это будет выглядеть как зелёный холм. Примеры уже есть во Франции, где подобные хранилища располагаются в нескольких сотнях метров от сельскохозяйственных полей.

Рядом с каждым участком хранилища, который называются «картой», предусмотрены специальные скважины. В них опускаются измерительные приборы, позволяющие контролировать целостность хранилищ и фиксировать утечки радиации в почву, если таковые имеются.

Как загружают хранилище радиоактивных отходов?

Теперь, когда вы знаете, как устроено хранилище, давайте посмотрим, как оно наполняется.

«НО РАО» не занимается транспортировкой отходов от предприятия до своего хранилища — это делает специальная транспортная организация. Грузовик к с контейнерами заезжает на территорию хранилища, где его встречают сотрудники ФГУП «РосРАО». Они тщательно замеряют фон вокруг него, чтобы убедиться, что герметичность не нарушена и с грузом можно работать.

Радиоактивный фон на площадке рядом с контейнерами не должен превышать естественного. Прибор, выданный мне при входе на территорию, показал всего 0,05 мкЗв/ч, при норме в 0,1-0,16 мкЗв/ч. При ненарушенной целостности контейнер с РАО не представляет вообще никакой опасности. Видите серую коробочку на фоне? Это как раз он, свеженький — приготовили к загрузке в хранилище.

Всё в порядке, можно разгружать.

Наверняка вам интересно, что там внутри.  В левом, судя по надписи мелом, строительный мусор. А в правом — что-то металлическое. Возможно, корпуса каких—то приборов или конструкций.  Обломки ракеты, взорвавшейся недавно в Северодвинске, наверняка поедут в таком же контейнере в одно их хранилищ на территории России.

Толщина стенок такого контейнера составляет 12 см. Внутри него стоят четыре 200-литровые металлические бочки, в которых и находятся сами отходы.

Считаете, сколько слоёв защиты?

  • Стенки бочек, 1-2 мм,
  • Стенки контейнера, 12 см,
  • Стенки бетонного бункера, 70 см,
  • Слой глины, 2 м,
  • Слой почвы, 50 см.

Итого, почти 3,5 метра комбинированной преграды из бетона, металла и глины.

Контейнеры по одному достают из фургона мощным автопогрузчиком.

И везут на площадку загрузки в хранилище.

Но прежде, чем он попадёт внутрь, его тщательно просканируют на следы утечек радиации. Только после этого руководитель полигона принимает контейнер на вечное хранение.

Специальный козловой кран поднимает контейнер.

Обратите внимание на внутреннее убранство кабины крана — у женщин везде уют и порядок.

Кран опускает контейнер вниз…

Туда, где уже стоят сотни таких же контейнеров.

Подобное хранилище, как в Новоуральске, рассчитано на 20 тыс. кубометров РАО 3 и 4 классов.

Сколько стоит хранить радиоактивные отходы?

Конечно, «НО РАО» делает всё это не бесплатно. Оставить один такой контейнер с отходами в хранилище стоит немалых денег. Ведь речь идёт не только о разовой процедуре погрузки/выгрузки, а о постоянном мониторинге на протяжении всех последующих лет.

На сайте «НО РАО» можно найти открытый прайс на этот вид услуг с 2018 по 2022 годы:

К примеру, в следующем году похоронить кубометр РАО 3-го класса будет стоить 157 тыс рублей. Кубометр — это примерно один такой синий контейнер. А вот за закачку под землю кубометра жидкой высокоактивной бяки с предприятия возьмут уже почти 1,5 млн. рублей.

А что дальше?

В Димитровграде, несмотря на слухи и разговоры, «НО РАО» пока не планирует строить ничего нового. Но на территории НИИАР и так уже существует временное хранилище остеклованных РАО, которые находятся  в обычных ангарах на поверхности. По-хорошему, их бы тоже нужно закатать в бетон и глину. Но пока не было ни общественных слушаний, ни инженерно-геологических изысканий.

Пункт приповерхностного захоронения в Новоуральске — самый первый запущенный в работу в России. Скоро подобные объекты появятся в Озёрске Челябинской области и Северске Томской области. А в закрытом городе Железногорске «НО РАО» начал строительство целой подземной исследовательской лаборатории. На глубине 500 метров будут проводиться исследования возможности финальной изоляции радиоактивных отходов 1 и 2 классов. Ну чем не Black Mesa из Half-Life?

В лаборатории специалисты будут решать одну единственную задачу: сделать так, чтобы отходы атомной энергетики не создали проблем следующим поколениям.


Автор фото и текста: Алексей Мараховец
Использование (полный перенос на другой ресурс, перепечатка) текста и фотографий статьи без согласия автора запрещено!  Фотографии без подписи и инфографика предоставлены пресс-службой «НО РАО».

Источник: zen.yandex.ru

Универсальный крупнотоннажный транспортный контейнер УКТН-24000 разработан в 2005г. АО «ЭКОМЕТ-С» и ОАО СПИИ «ВНИПИЭТ» и представляет собой модернизированный вариант универсального контейнера типа IСС. Контейнер сертифицирован и соответствует требованиям, предъявляемым к  промышленным упаковкам типа 2 (ПУ-2). Контейнер предназначен для перевозки и хранения низкоактивных ТРО, соответствующих требованиям, предъявляемым к материалам с низкой удельной активностью II группы (НУА-II) и объектам с поверхностным загрязнением II группы (ОПРЗ-II).

На контейнер УКТН-24000 АО «ЭКОМЕТ-С» выдан сертификат-разрешение Федерального Агентства по атомной энергии RUS/6051/I-96T (Rev.9). Срок действия сертификата-разрешения — по 02.03.2017г.

Основные характеристики контейнера УКТН-24000

 Габаритные размеры контейнера

Размеры дверного проема

мм

мм

6058х2438х2591

2336х2293

 Максимальная масса брутто

Масса порожнего контейнера

Вместимость

кг

кг

м3

24000

2550

32,2

Допустимые уровни излучения:

-на внешней поверхности контейнера

-на расстоянии 1 м от внешней

поверхности контейнера

 

мЗв/ч

 

мЗв/ч

 

не более 2,0

 

не более 0,033

ТРО могут поставляться на загрузку в контейнеры УКТН-24000 в охранных (первичных) емкостях или без первичных емкостей (фрагменты оборудования) в следующих видах:

— в контейнерах прямоугольной формы объемом 1-4 м3;

— в контейнерах в виде бочек объемом 200 л и более;

— трубы диаметром от 100 до 200 мм и длиной до 5,8 метра, связанные в пучки;

— крупногабаритное оборудование массой до 5 тонн единицы оборудования.

Перевозка контейнера УКТН-24000 с низкоактивными ТРО может осуществляться железнодорожным, автомобильным и морским видами транспорта при соблюдении правил безопасности перевозки опасных грузов класса 7 ГОСТ 19433-88, предусмотренных для каждого вида транспорта, по транспортной категории «III-ЖЕЛТАЯ». Транспортный индекс должен быть не более 10.

Контейнеры УКТН-24000 АО «ЭКОМЕТ-С» использует с октября 2005 г. Контейнеры применяются, в основном, для транспортирования МОЗРВ на производственные мощности предприятия с атомных станций ОАО «Концерн «Росэнергоатом» и отправки вторичных ТРО на долговременное хранение. С начала эксплуатации с объектов концерна перевезено более 5000 т грузов. Грузы в виде МОЗРВ за исключением крупногабаритного оборудования транспортируются в первичной упаковке (металлические ящики, контейнеры производственного назначения). Вторичные ТРО транспортируются в бочках в соответствии с руководством по эксплуатации на контейнер.

Имеющийся опыт эксплуатации транспортных контейнеров показал, что перевозка низкоактивных ТРО не представляет радиационной опасности как для персонала, так и для населения. За все время перевозок не было случаев аварии, инцидентов или отклонений от нормальных условий перевозок.

Разработка и внедрение АО «ЭКОМЕТ-С» в практику универсальных большеобъемных крупнотоннажных контейнеров явились качественно новым уровнем в организации перевозок ТРО в Российской Федерации. Использование крупнотоннажных контейнеров для перевозки РАО с объектов, где они образуются, на специализированные перерабатывающие предприятия, является экономически целесообразным, так как затраты на транспортирование низкоактивных ТРО с использованием контейнеров УКТН-24000 составляют не более 3-5 % от стоимости услуг по их переработке.

Источник: ecomet-s.ru

Компании NFT принадлежат два однотипных транспорта: Kaiei и Rokuei — водоизмещением ~4,9 тыс. тонн и дедвейтом ~2,8 тыс. тонн, построенных в Японии, соответственно, в 2006 и 1996 годах. Каждое способно везти от 12 до 24 ТУКов с ОТВС, в зависимости от типа. Они предназначены для перевозки ОЯТ между объектами ЯТЦ на севере острова Хонсю и атомными станциями страны (все 20 АЭС в Японии расположены у береговой линии).

Шведская SKB с декабря 2013 года эксплуатирует судно Sigrid, построенное в Румынии и относящееся также к категории INF3, но меньшее по размерам, чем транспорты PNTL и NFT (дедвейт — 1,6 тыс. тонн). Sigrid рассчитан на перевозку 12 ТУКов с разным числом ОТВС реакторов PWR и BWR. Швеция осуществляет регулярные внутригосударственные перевозки ОЯТ почти исключительно морем.

В распоряжении Росатома и Военно-морского флота России к началу текущего десятилетия были лишь весьма специфические суда так называемого атомного технологического обслуживания (АТО), функции которых не совпадают с назначением коммерческих транспортов для перевозки ОТВС атомных станций. Суда АТО (такие как «Володарский», «Лепсе», «Северка», «Серебрянка», «Имандра» и другие) создавались для транспортирования и в ряде случаев временного хранения ОЯТ и РАО (иногда жидких) российских кораблей и судов на атомном ходу, а также для других функций, включая операции по замене активной зоны реакторов. Большинство этих судов строились в прошлом веке и устарели морально и физически: в последние 10 лет осуществлялась программа вывода из эксплуатации 16 подобных плавсредств. Естественно, они не имели соответствующих международных сертификатов, необходимых для транспортирования ОЯТ и ВАО через порты и территориальные воды ряда других государств, и не годились для этого по своему функционалу (в то же время иностранные суда разных категорий INF не могли бы выполнять даже транспортные функции АТО из-за неприспособленности к работе в Арктике). Поэтому для морских перевозок за рубежом, которые производились в рамках вывоза ОЯТ реакторов российской конструкции, Росатом фрахтовал зарубежные плавсредства.

В 2011 году у госкорпорации появилось современное многофункциональное транспортное судно ледового класса «Россита», построенное в Италии. Оно может работать и на зарубежных маршрутах, но его основное назначение — перевозка ОЯТ и РАО в северных и северо-западных водах России, где осуществляется программа утилизации атомных судов и кораблей, выведенных из состава Военно-морского и ледокольного флотов. «Россита» дедвейтом около 1,6 тыс. тонн — универсальное судно, способное перевозить контейнеры с ОЯТ, ВАО и стандартные 20-футовые ISO-контейнеры, иногда также используемые для перевозки специальных, небольших ТУКов с ОЯТ и ВАО исследовательских реакторов. «Россита» имеет два изолированных, вентилируемых грузовых трюма, способных вместить 16 контейнеров для ОЯТ ледоколов (ТУК‑18) или контейнеры других реакторов, в том числе ТУК‑108 для ОЯТ подводных и надводных кораблей ВМФ России.

Размах транспортировки ОЯТ и ВАО и его причины существенно различаются по странам. Так, министерство энергетики США оценило долю страны в объеме глобальных перевозок ОЯТ за весь период с начала 1960-х годов в 5−7%, а в числе таких перевозок — в 10−17% (при этом на США сегодня приходится около четверти мировой ядерной генерации, а в прошлые десятилетия приходилось еще больше). Это объясняется тем, что Соединенные Штаты давно отказались от переработки гражданских ОЯТ, но при этом, вопреки планам государства, централизованное на национальном уровне хранение отработавшего топлива в этой стране пока так и не появилось. Поэтому большая часть транспортных операций с ОЯТ носят внутрикорпоративный характер и связаны с перемещением отработавшего топлива из одних хранилищ какой-либо энергокомпании в другие. Большинство таких хранилищ расположены рядом с АЭС. По этим причинам грузооборот ОЯТ в Соединенных Штатах невелик по сравнению с масштабами их атомной отрасли.

Во Франции и Великобритании, наоборот, транспортировка ОЯТ приобрела большой размах, поскольку была обусловлена его массовой переработкой, в том числе «на экспорт» (сегодня — в основном в случае Франции). Япония и некоторые европейские страны (такие как Германия, Бельгия, Нидерланды, Швейцария) были вовлечены в эту практику: отправляли на переработку во Францию и Великобританию свое ОЯТ и получали оттуда топливо и побочные продукты — ВАО. Среди европейских стран это приобрело особый размах в ФРГ, в которой до 2005 года энергокомпании бóльшую часть своих ОТВС посылали на переработку в британский Селлафилд и французский Ля-Аг. В 2005 году были приняты поправки в законодательство Германии, обязывающие владельцев АЭС оставлять отработавшее топливо на хранении в стране. Однако возврат продуктов переработки в ФРГ после этого продолжался.

Японские компании занимались тем же, что обусловило появление дальних океанских перевозок ОЯТ и MOX. В то же время до Фукусимы страна четко следовала стратегии замыкания ядерно-топливного цикла и, в частности, начала создавать собственные предприятия для переработки ОЯТ и производства МОX-топлива. Однако реализация этих планов сильно затянулась (созданные мощности не приняты в промышленную эксплуатацию до сих пор), что сдерживает рост масштабов внутрияпонских перевозок РМ, наряду с общей депрессией атомной отрасли страны после аварии на АЭС «Фукусима-I».

Во Франции на протяжении многих лет и до настоящего времени большая часть ОЯТ, выгружаемых из реакторов, транспортировалась в Нормандию для переработки. Полученный в результате плутоний и часть регенерированного урана отправлялись в Маркуль и Романс для производства нового топлива. Учитывая масштаб ядерной генерации страны (58 действующих энергетических реакторов) и операции с зарубежными ОЯТ, Франция стала одним из крупнейших мировых транспортных центров перевозки ОЯТ и ВАО, как и прочих радиоактивных материалов.

Великобритания, которая раньше не менее широко, чем Франция, практиковала переработку собственного и зарубежного ОЯТ, в нынешнем десятилетии отказалась от уже созданной (рассчитанной на экспорт) фабрикации MOX-топлива и сократила объемы переработки. В то же время в стране осуществляется масштабная программа вывода из эксплуатации объектов ядерного наследия, сопряженная с транспортировкой РМ, главным образом низкой или средней активности. Основные маршруты перемещения партий высокоактивных или делящихся материалов — в Селлафилд (северо-запад Англии) и из него, в том числе за рубеж.

Источник: atomicexpert.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.