Экология арктики проблемы


Зарубежный взгляд

Эксперт лондонского исследовательского центра Chatham House Чарльз Эммерсон в эксклюзивном интервью для Российского совета по международным делам рассуждает о хрупкой арктической экосистеме, экологических проблемах,  роли международного сообщества в сохранении Арктики, российской экологической политике  и возможных политических рисках в регионе.

Интервьюер: Мария Просвирякова (РСМД)


Текстовая расшифровка интервью (англ.)

— This is an interview with Charles Emmerson for the Russian International affairs Council. Mr. Emmerson is Senior Research Fellow for the Energy, Environment and Development Programme at Chatham House.
Mr. Emmerson, the resilience of the Arctic’s ecosystem to withstand risk events is weak, and, of course, political and corporate sensitivity to a disaster is very high. What challenges is the Arctic ecosystem facing now? How could the developing infrastructure and climate change affect its environment?

Well, of course the Arctic ecosystem has already been affected tremendously by climate change. Climate change is sort of a disturbing factor, which means that anything that one might have thought about how ecosystem functions is then proven to be wrong or changing. For example, fishes are moving, it is hard to predict where they are going; the reduction of see ice is often a problem for some ecosystems, for example for polar bears and seals and other forms of life. So, the ecosystems are already changing in any case as a result of climate change. If you add on to that the possibility or in some cases the reality of industrial scale activity, then, I think, you have an additional set of factors which can certainly affect the ecosystem.


, for example, one thing that you see quite regularly up in the Arctic is very high levels of toxins, which are accumulated in bodies of arctic animals, these toxins are not produced in the Arctic, these are toxins that come from pollution elsewhere. The Arctic is the place where they all sort of converge, if you like. Not, that it is happening anyway, but if you have greater industrial activity in the North, then, of course, you have a greater risk of pollution in the North, you have a greater risk of oil spill in the North. These risks can be mitigated to some degree, but I do not think one can ever conceivably say that there is no risk or something is going wrong.

— Arctic development is the subject of political contention between the Arctic states. Nevertheless, environmental issues are very important and should be dealt with in cooperation. What are the best and most efficient ways for the Arctic states to cooperate on preserving the Arctic’s ecosystem?

Well, of course, the Arctic states are already working together in the form of the Arctic Council and I think that it’s got to be the best way.

— But do you think it is enough?

Well, I think that countries will also try to make arrangements bilaterally, but actually I think the Arctic Council is the best way. Is it enough? Would I like it to go faster? Would I like the Arctic Council to be stronger? Yes, certainly, I would like it to go faster. Yes, I would like it to grow stronger.


t at the end of the day, it is really up to the Arctic states themselves deciding that they are willing to engage in this process. They are the ones who determine the speed and pace of this process. And, in general, if you think about the fact that the Arctic Council was actually only formed 15 or so years ago. Ok, it has taken us a while to get to Permanent Secretariat, which is where we are now.
But nonetheless, I think this is the organization, which is still finding its feet and it is certainly going in the right destination, in my view.

— How should Russia contribute to the environmental security in the region?

Well, obviously, Russia is the biggest player in the region. If you look at the coastline – 45% of the coastline of the Arctic is Russia. So, in my view, from environmental protection perspective, the job of the Arctic Council is to bring Russia on board along with it in terms of environmental protection, in terms of making sure that Russian regulation, the system that applies to Russian oil and gas exploration is at least as good as that in Norway or Canada. I won’t comment about the American system because that system is good, but I think there is scope across the Arctic for countries to try to understand what best practices in terms of oil and gas for companies but also in terms of governments are. And Russia is obviously a massive and massive key part of it probably the most important part of them.

— Do you see any shortcomings in the Russian environmental policy in the Arctic?


Well, look, people have been skeptical in the past about not only the system of environmental regulation in the Russian Arctic. In other words, when it actually works. So, the principle which, for example, operates in the British North Sea is that of the safety case argument, it is one where companies really have to show that they are going to do. It is not really a sort of a “box-ticking” exercise, and some people think that in Russia it is more of a “box-ticking exercise.” You know, companies say they are doing something, but may be they are not really doing it. And they say they are doing it, but it is not really embedded in the culture. So, this is the concern which some people have about environmental standards in Russia. However, I think you could say, the involvement of Western companies may raise environmental standards within the Russian industry; and I think there is awareness within the Russian industry that technical standards have to be raised, in particular in offshore areas. So, I think we are going in the right direction.

— What frameworks are required for the companies operating in the Arctic in order to avoid negative consequences?

Well, the only way of having no threat to the Arctic marine environment is not to drill there, and I think this has to be perfectly clear. I am not saying that this is what should happen, I am saying that is the only way you truly minimize risk.


you go ahead with oil and gas, it is about to happen in any places and particularly in the Russian Arctic, then you have to make sure that you have drill ships nearby in order to be able to cap a well, should there be a blowout. You need to make sure that you have physical structures which could withstand the impact potentially of icebergs, you have to make sure that pipelines are buried, so that if there are iceberg scours, iceberg is pulling along the sea fold, those pipelines are buried deep enough in order to prevent them from being disrupted by ice. So, all of these things need to be done right. The Arctic is not the only place where these issues are coming to play. And I think that there is quite a lot of technological development going on in this area because there are companies that are very interested in developing it. And if you ask why, for example, Rosneft has now signed deals with Eni, Exxonmobil and Statoil. Well, it is partly to gain access to technologies which are:
a) necessary to produce resources anyway. Russia needs them.
b) they are the only way of producing resources in environmentally sound way.

— Can you think of any potential political risks that might arise in the environmental context?

Well, you know, one point that I like to make a lot is: “if one company screws up in the Arctic then the whole industry will be affected”. But it is more than that. If there is an oil spill in part of the Arctic in winter (when it can’t be cleared up) and say that the oil drifts from under the ice on the ice, from one part of the Arctic to another, from one jurisdiction to another, then very quickly you have a business problem and environmental problem which becomes much wider geopolitical ramifications and then you got the question how countries themselves may respond politically if something goes wrong.


is all very well to have regulations in place, but when something really goes wrong then there will be a lot of political pressure for companies to be punished in one way or another, often to be excluded from future deals, all kinds of things. So, I think the level of political risk if something goes wrong for the company is very high and this certainly might play out in the international field as well, which is why it is so important for the arctic countries to get together in the Arctic Council and to discuss this issues, so that there is trust and cooperation in the space.

Mr.Emmerson, thank you so much for this interview. Have a great day.

Источник: russiancouncil.ru

Экологические проблемы и их причины

Зона арктических пустынь населена малочисленными коренными народами, быт которых не влияет на экологию местности. Однако многочисленные исследования и добыча полезных ископаемых привела к нарушению баланса природы. Какие экологические проблемы существуют в Арктике?


Сокращение биоразнообразия

Основной экологической проблемой в зоне арктических пустынь является вымирание целых популяций животных, птиц и рыб. В определенной степени виной тому служит резкое изменение климата и условий обитания. Однако немалую роль в процессе играет браконьерство.

Из-за незаконного вылова рыбы ежегодно страдает не только бюджет государства, но и природные ресурсы. В зоне арктических пустынь России находится большое количество мест обитания редких пород, стоимость которых достаточно высока.

Животные также страдают от рук охотников за ценным мехом. Из-за нарушения баланса экологические проблемы арктических пустынь становятся все серьезнее и привлекают все больше внимания.

Численность пернатых пород на территории Арктики по примерным подсчетам выше числа животных примерно в 4 раза. Это объясняется возможностью птиц перемещаться по воздуху и не быть привязанными к определенному объекту суши. Однако наиболее важной проблемой для них является судоходство. Из-за отсутствия учета так называемых птичьих базаров и сложных условиях в виде льда, многие маршруты кораблей разрушают места гнездования. Это приводит к гибели птенцов. Экологические проблемы Арктики в области фауны должны быть решены в ближайшие годы, иначе человечество безвозвратно потеряет множество популяций.

Проблема глобального потепления


Глобальное потепление уже не стоит на пороге, а коварно действует на весь земной шар. Его последствия наиболее видимы в зоне Арктических пустынь, так как процесс является наглядным. Экологические проблемы арктических пустынь в виде таяния льдов влияют на всю систему регуляции как водных, так и воздушных потоков.

Глобальное потепление в Арктике

Уменьшение количества объема льдов ведет к ряду изменений:

  • Увеличение объема воды Мирового океана. Это говорит об изменениях течений и температурных режимов. В долгосрочной перспективе это изменит экологию всех водоемов как на уровне флоры, так и на уровне фауны. К тому же вероятно уменьшение площади земли и затопление некоторых районов обитания человека.
  • Изменение температуры воды Арктики. Из-за сокращения площади отражения солнечных лучей водой, происходит достаточно резкое потепление. Это губительно сказывается на рыбных породах, которые привыкли к более холодным условиям. В результате целые семейства уходят на глубину в поисках удобных условий, лишая тем самым пропитания птиц и животных.

Остановить окончательно процесс потепления невозможно, но нивелировать последствия экологических проблем в зоне арктических пустынь в силах человечества.


Загрязнение почвы

Добыча нефтепродуктов осуществляется круглогодично. Однако процесс не является экологически безопасным. Периодически происходят различные по объему разливы продуктов, которые пагубно сказываются на всей экологии близлежащих территорий.

Очистка от загрязнений подобного характера возможна с помощью специальных очистительных технических средств. Однако их работа эффективна в первые несколько часов после аварии, так как низкая температура превращает нефтепродукты в вязкое вещество, удалить которое становится невозможной задачей. А доставка аппаратов на место может быть осложнена тяжелыми погодными условиями и айсбергами. Из-за этого экологические проблемы в арктических пустынях с каждым годом становятся все более запущенными.

Загрязнение атмосферы

Таяние льдов кроме изменений в водной среде приносит ухудшение баланса атмосферы. В результате процессов высвобождается ряд летучих веществ, которые ухудшают качество озонового слоя и повышают температуру атмосферы. Этот эффект приводит к дополнительным экологическим проблемам в зоне арктических пустынь.

Накопленный экологический ущерб

Многолетние разработки природных ископаемых привели к тому, что загрязнение почвы и грунтовых вод начинает достигать предельно допустимой нормы. В некоторых районах Ямало-Ненецкого АО и Ненецкого АО экологические проверки выявили превышение безопасного для человека уровня по некоторым показателям в несколько десятков раз. Это говорит о недопустимости дальнейшего использования земель подобным образом.


Но остановить или изменить давно устоявшиеся процессы не так уж и просто. Тем более даже мгновенное прекращение загрязнения не приведет к столь же быстрой очистке от засорений. Для этого кроме всего прочего необходимо проводить работы, требующие колоссальных финансовых затрат. Поэтому осуществление этого совершенно невозможно.

Шельфовые разработки

Добыча нефтепродуктов заставляет людей искать все новые месторождения природных богатств. В число мест для добычи попали сейсмически небезопасные шельфы Арктики.

Шельфовые разработки в Арктике

Исследования по данному вопросу выявили возможность добычи, однако риски при этом процессе достигают максимума. Причин несколько:

  • неустойчивость почв;
  • многометровые оледеневшие породы;
  • опасная транспортировка и сложности с доставкой оборудования и людей.

Все это приводит к разливам и крушениям судов нефтедобывающих компаний. В результате количество и объем загрязнения Арктики только увеличивается.

Сейсмоопасное положение ухудшается постоянными процессами бурения, что только увеличивает вероятность проявления землетрясений и обвалов. Разрушение столь толстого слоя оледенения приводит к ускорению процесса таяния.

Потенциальные опасности района

Подходя к вопросам обеспечения экологической безопасности всесторонне, необходимо учесть еще несколько факторов, ухудшающих положение. Во-первых, близость объектов атомной промышленности. Кольская АЭС и несколько крупных объектов по ремонту атомных подводных лодок и кораблей являются потенциально опасными радиационными объектами. С учетом небольшой территории базирования сложно представить последствия в случае хотя бы небольшой поломки на одном из предприятий.

Во-вторых, территория Арктики уже давно стала всемирной свалкой различных опасных веществ. Их утилизация на этих территориях удобна малым количеством обитателей. Однако из-за таяния льдов некоторое количества веществ уже начали попадать в воду Мирового океана. И так как процесс продолжается, дальнейшая ситуация будет ухудшаться еще больше.

В-третьих, Арктика является климатообразующим районом, то есть даже небольшое изменение как качества воды, так и воздуха несет ряд непоправимых последствий для всей планеты. Не так давно ученые выявили, что в процессе таяния выделяется особый газ, который разрушает атмосферу. А особая схема циркуляции воздуха инициирует скопление опасных примесей со всей планеты. Это значит, что экологические проблемы в Арктике будут лишь усугубляться.

Пути решения

Для улучшения экологических проблем арктических пустынь России правительство страны разработало программу до 2020 года. Она позволяет регулировать режим природопользования и устанавливает особые условия охраны труда, в том числе регулярные проверки качества воздуха и воды. С 2012 года по 2015 год были проведены работы по рекультивации ландшафтов на части территории. В результате было вывезено несколько десятков тысяч тонн отходов и восстановлено практически 350 гектаров северных земель.

К тому же необходимо улучшение действующей системы химической защиты населения для обеспечения стабилизации качества грунтовых вод. Ее очистка обеспечит улучшение всей системы, так как именно от содержания примесей зависит состав почвы.

Экологические проблемы и охрана природы Арктики должны стоять на первом месте, так как любой дисбаланс в этой географической местности сказывается на многих других территориях. Начать улучшение ситуации необходимо прямо сейчас, ведь дальнейшее промедление может принести множество неразрешимых задач.

Источник: musorish.ru

Сегодня, как никогда остро стоит проблема сохранения флоры и фауны Арктического региона. В зону экологических интересов этого уникального региона попадают помимо России и ряд скандинавских страны, такие как Норвегия, Дания, Финляндия, Исландия, Канада.

Как ни странно, но в большей степени пока только Россия, которая имеет площадь Арктического региона от Баренцева моря до Берингова пролива, проявляет наибольшую озабоченность в плане экологической безопасности северных морей и прилегающих к ним побережий.

Почему экологическая ситуация в ключевом районе Арктики – Баренцевом регионе – ухудшилась, а вероятность техногенных катастроф возросла в разы?

Какие факторы представляют наибольшую угрозу для экологии региона?

Какие новые опасные промышленные производства и спорные псевдо-экологические проекты навязывают сегодня европейские страны в Арктике.

На эти и другие вопросы ответили эксперты на заключительной пресс-конференции: «Экология Арктики. Итоги-2019 года: Новые риски и угрозы»

В диалоге принял участие корреспондент «Мой Дом Москва».

– Глобальное потепление на планете миф или реальность? Что думают по этому поводу ученые, которые реально занимаются этим вопросом? – спрашиваю руководителя Центра экологического мониторинга «ПОМОР» Тимофея Суровцева, который вместе со своими единомышленниками, в том числе и ведущими учеными из разных стран мира не первый год занимается этой проблемой.

– Никакого «глобального потепления», тема которого несколько лет муссируется различными мировыми СМИ не существует, – категорично ответил Суровцев. Тем не менее, наблюдается таяние льдов в различных Арктических регионах. Однако, это циклический процесс, который по наблюдениям за последние 600 лет, менялся несколько раз. По мнению ученых, это зависит от вращения Земли, которое, то замедляется, то ускоряется. В настоящий момент процесс таяние льдов на планете продлится еще максимум 10 лет. Примерно после 2030 года процесс приостановится и начнется обратный  – т.е. постепенное похолодание. И все вернется на круги своя.

Цикличные то потепление, то похолодание практически не влияют на экологию Арктики. На нее влияет только деятельность человека. И тут следует отметить несколько факторов. Основной – загрязнение Арктики шельфовой добычей нефти и газа. Далее следует отметить горнорудную добычу полезных ископаемых, их переработку и сброс отходов производства, так называемых «хвостов» в северные моря и фьорды. Третий фактор – загрязнение северных морей бытовыми отходами, от которого в первую очередь страдает флора и фауна Арктического региона. По нашим наблюдениям, за прошедший год экология Арктики ухудшилась, и произошло это из-за промышленной деятельности человека, – подчеркнул Суровцев.

В это время на прямую связь посредством телемоста вышел Рубен Оддекалв, представляющей наиболее заметную и боевую общественную экологическую организацию «Зеленые воины Норвегии».

Один из лидеров экологического движения "Зеленые воины Норвегии Рубен Оддекалв вышел на прямую связь с журналистами Москвы и ответил на интересующие их вопросы.
Один из лидеров экологического движения “Зеленые воины Норвегии Рубен Оддекалв вышел на прямую связь с журналистами Москвы и ответил на интересующие их вопросы.

Рубен ответил на несколько вопросов, касающихся экологической обстановки в своей стране. Наиболее острым сегодня является официальное разрешение правительства Норвегии сброс двух миллионов тонн отходов меднорудного производства в норвежские фьорды компанией «Nussir».

«Мы долго боролись с рудником Нуссир на севере страны, однако ему правительство королевства все же дало лицензию на работу и разрешило сбрасывать до 2 миллионов тонн ядовитых отходов прямо в море. И это несмотря на почти что 5 тысяч протестующих, среди которых были не только экологи, но и политики, представители малых народов».

–  Как известно, уникальные по своей красоте норвежские фьорды, которые ежегодно посещают тысячи туристов со всего мира теперь, как ни прискорбно, находятся под угрозой экологической катастрофы. Как это может негативно повлиять на развитие туризма в Норвегии? – задаю вопрос Рубену.

– Действительно, пока репутация норвежских фьордов достаточно высока среди туристов, которые ежегодно посещают Норвегию. Но уже сейчас береговая линия некоторых туристских маршрутов замусорены бытовыми отходами. Можно наблюдать целые горы мусора. Если к этому еще добавить сброс промышленных отходов в воды фьордов мнение туристов о Норвегии, как экологически чистой стране, думаю, резко изменится.

«А как решаются экологические проблемы у нас в России»?

На этот вопрос журналистов ответила представитель фонда «Чистая Арктика» Екатерина Макарова, возглавляющая движение эковолонтеров в Мурманской области.

Как известно долгое время в нашем регионе не было мусороперерабатывающих предприятий. В лучшем случае часть бытовых отходов сжигалась, но основная его масса вывозилась на полигоны ТБО. Проще говоря, свалки под открытым небом.

Сейчас в Мурманской области построен Экотехнопарк по переработке мусора. Уже заключены договоры по вывозу бытовых отходов в другие регионы страны, где имеются более мощные экотехнопарки, например в Ленинградской и Калужской области.

Идёт популяризация этой темы, общество меняется, люди приходят к экологическому мышлению, экологическому образу жизни. Уже сегодня для нового поколения такие вещи как сортировка отходов и утилизация батареек являются нормой жизни, и это большое достижение волонтеров. Кроме того, студенты, участвующие в акциях «Чистая Арктика», могут получать повышенные стипендии, а поступающие в ВУЗы абитуриенты прибавить 10 баллов к своим при поступлении, как если участвовал в школьных олимпиадах.

Всё это способствует вовлечение молодежи в волонтерскую деятельность, что, в свою очередь, начинает положительно на  национальный проекта “Экология”, – сказала в  заключении Екатерина Макарова.

Не менее острую тему на заключительном годовом форуме журналистов  поднял руководитель Гильдии независимых экологов Арктики «Фонд защиты Китов»  Владимир Латка. Он рассказал о летней экспедиции в небольшой поселок Териберку на берегу Баренцева моря, одно из живописных мест нашего Крайнего Севера.

Руководител Гильдии независимых экологов "Фонда защиты китов" Владимир Латка рассказывает журналистам о численности китов в Арктическом регионе, о том что их популяция сокращается.
Руководитель Гильдии независимых экологов “Фонда защиты китов” Владимир Латка рассказывает журналистам о численности китов в Арктическом регионе, о том что их популяция сокращается.

Экспедиция в Териберку оказалась неожиданно очень удачной. Я там регулярно бываю. И много раз видел там китов. Но это было 2-3 особи. Но в этот раз малые полосатики (разновидность китов) устроили нам целое шоу. Их было три группы. Довольно большие. Я насчитал около 40 китов в течении буквально двух часов. И уже на выходе из бухты мы увидели финвалов (второй по размеру кит после синего кита, в мире их осталось не более 350 особей – примеч. автора). Для меня это был шок! Обычно финвалы не подходят близко к берегу.

В целом ситуация с китами, благодаря принятию в 1986 году моратория на китобойный промысел, немного начинает выправляться. Но не со всеми видами. Есть виды, которые никак не среагировали на введение моратория на добычу китов. В частности это касается синего кита Северного полушария. В Южном – идет прирост, хоть и не очень большой.

Кроме того, Владимир рассказал, что не лучшим образом обстоят дела с Черным гладким  китом. Его численность продолжает снижаться. Так, в 2019 году было замечено около 400 китов этого вида и всего один детеныш. А ведь продолжительность жизни Черного гладкого кита почти как у человека 60-70 лет.

Проблему популяции китов продолжила заместитель председателя Комитета ТПП РФ (Торгово-промышленная палата) Ольга Штемберг.

Кит полосатик. Один из представитель Арктических морей. Россия ввела мораторий на его добычу еще в 1986 году. Однако такие страны как Норвегия, Исландия и Китай продолжают выдавать квоты на промысел этих животных.
Кит полосатик. Один из представитель Арктических морей. Россия ввела мораторий на его добычу еще в 1986 году. Однако такие страны как Норвегия, Исландия и Китай продолжают выдавать квоты на
промысел этих животных.

Она довольно красочно и эмоционально рассказала о своей первой встрече 40 лет назад с этими удивительными морскими животными: «Синих китов мы наблюдали 3 июля 1983 года во время экспедиции около острова Надежды. Это незабываемое зрелище – когда ты смотришь в глаза киту, который в несколько раз больше твоего кораблика, на котором ты пришел в экспедицию. Это был абсолютно человеческий взгляд и контакт».

Далее Штемберг рассказала, что российское природоохранное законодательство с точки зрения международного права, безупречно и строго следует его основным положениям. Представитель ТПП РФ подчеркнула, что любой бизнесмен, который работает в Арктическом регионе, в случае нарушения экологических норм должен за это отвечать в полной мере вплоть до уголовной ответственности.

Также Ольга Штемберг посоветовала экологам поменьше «эмоционировать», а главное знать как собственное, так и международное морское право. Больше читать., повышать уровень своих знаний в деле, которому служишь.

Северное сияние над Арктическим побережьем. Мы должны приложить все силы чтобы сохранить эту красоту для наших потомков.
Северное сияние над Арктическим побережьем. Мы должны приложить все силы, чтобы сохранить эту красоту для наших потомков.

 

 

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото и видео автора и из открытых источников.

 

 

 

Читайте также:

Норвегия перешла опасный «экоРубикон»

Когда рванет? Норвегия похоронит фашистскую субмарину с тоннами ртути в Северном море

Источник: moydom.moscow

Арктика переживает настоящий экологический кризис. Загрязнение и изменение этого региона может стать необратимым. Данная проблем имеет антропогенный характер. Окружающая среда разрушается так как арктический регион – это природный ресурс полезных ископаемых (нефть и газ). Морской регион также загрязняется. Вода перемешивается с разлитой нефтью. Человек стал окружать все нетронутые ранее территории. Освоение территорий влечет изменение климата. Лёд Арктики тает, экосистема нарушается.

Арктика нагревается гораздо быстрее, чем другие регионы Планеты, и последствия роста температуры здесь самые разрушительные. Одно из них — сокращение толщины и площади льда. В сентябре этого года ученые зафиксировали второй за последние 5 лет «арктический минимум» — рекордно низкое для этого времени года количество льда в Арктике.

Исследователи предсказывают, что к 2030 году арктический лед начнет полностью исчезать на летний период, и последствия этого будут губительны.

Почему таяние льда так опасно? Во-первых, морской лед поддерживает существование всей арктической экосистемы, и его исчезновение повлечет за собой необратимые изменения жизни в Арктике. Так, например, полярные медведи добывают себе пропитание охотой во льдах. Но уже сегодня учеными зафиксировано несколько случаев, когда белые медведи тонули в воде, не сумев преодолеть увеличившегося расстояния между льдинами.

Лед, призванный отражать солнечные лучи, стремительно тает, и потому темные воды океана (а вместе с ними — и земля) нагреваются гораздо быстрее. Опасность представляют и залежи метана, одного из мощнейших парниковых газов, «спрятанные» в многолетней мерзлоте. Попадая в атмосферу, метан также ускоряет процесс глобального изменения климата.

Арктика — один из немногих не тронутых промышленностью уголков Земли. Но этот регион неразрывно связан с другими частями Планеты, и потому загрязняющие вещества поступают в Арктику из прилегающих территорий вместе с воздушными, морскими и речными потоками. По оценкам ученых, только в российской части Арктики есть более сотни «горячих точек» — районов, где масштабы загрязнения существенно превышают допустимые нормы. Часть из них, например Кандалакшский залив и Обская губа, связана с деятельность нефтегазового комплекса.

Нефтяное загрязнение приводит к деградации ландшафтов, наносит серьезный ущерб речным и морским экосистемам, ухудшает качество питьевой воды и воздуха, губительно влияет на климат.

По оценкам некоторых экспертов, при сооружении магистрального трубопровода на каждые 100 км трассы приходится 500 га поврежденных земельных угодий.¹ Каждый год площадь поврежденных земель увеличивается на 10 000 гектар. При этом скорость восстановления местных растительных сообществ в Арктике существенно ниже, чем в более южных регионах, а технологии рекультивации загрязненных земель малоэффективны. Кроме того, на практике рекультивация проводится лишь вдоль существующих дорог и не затрагивает территории, находящиеся за пределом придорожных участков. Зачастую происходит не реальная рекультивация, а её имитация: залитые нефтью участки посыпают песком, после чего нефть остается в почве, попадая в грунтовые воды и пресноводные водоемы, а затем — и в Северный Ледовитый океан.

Только с речным стоком в моря Северного Ледовитого океана ежегодно выносится несколько сотен тысяч тонн нефтепродуктов. В результате концентрация загрязняющих веществ на многих участках акватории Баренцева, Белого, Карского морей и моря Лаптевых уже сегодня в 2-3 раза превышает норму.

Нефтедобыча непременно сопровождается масштабными разливами, губительные последствия от которых испытывает на себе всё человечество. Нефть, разлитая в Арктике, не оседает в одном месте, а распространяется по всему региону и даже за его границы. Токсические осадки по воде и по воздуху попадают в Евразию и Северную Америку, нанося непоправимый ущерб флоре и фауне. Оседая на перьях и коже животных, нефть лишает их защиты от холодов, мешает летать.

Кроме того, при сепарации нефти выделяется так называемый попутный нефтяной газ (ПНГ), большая часть которого напрямую выбрасывается в атмосферу либо попросту сжигается. Попутный газ содержит метан — опасный парниковый газ, поэтому отсутствие эффективной системы утилизации ПНГ приводит не только к токсическому загрязнению атмосферы, но также ускоряет климатические изменения.

За нефтяниками в регион нередко приходят браконьеры. В последние 15 лет в низовьях рек Западной Сибири и губ Карского моря возросла незаконная добыча ценных видов рыб, прежде всего сиговых и осетра. Это объясняется не только стабильным спросом на деликатесную продукцию в центрах нефте- и газодобычи, но также созданием необходимой браконьерам инфраструктуры. Еще по заказу Газпрома СССР, Миннефтегазстрой построил при выходе на Ямбургское месторождение порт, расположив его в устье реки Нюди-Епока-Яха — в районе зимовальных ям осетра. В результате Ямбург стал перевалочной базой для доставки незаконной рыбопродукции в другие города Западной Сибири — Уренгой, Ноябрьск, Сургут.

Другая серьезная проблема нефтяных регионов — ухудшение качества грунтовых и подземных вод. К примеру, в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах концентрация нефтяных углеводородов в питьевой воде превышает норму в десятки раз.

Пока нефтяное загрязнение носит ограниченный, локальный характер, но из-за возросших в последнее десятилетие темпов развития нефтегазовой отрасли и планов по освоению арктического шельфа масштаб деградации окружающей среды в Арктике грозит перерасти из локального в общезональный.

Геологи утверждают, что в арктическом шельфе кроется около трети запасов мировой нефти. Однако нефтедобыча на шельфе влечет за собой последствия трагического масштаба: это не только риски разливов, но и ускорение глобального потепления, таяния льда, вымирания редких видов животных.

Современный мир чрезвычайно зависим от нефти, поэтому нефтяные компании продолжают продвигаться в малоосвоенные пространства Арктики в поисках последних капель нефти, игнорируя опасности, которое нефтегазовое освоение несет хрупкой арктической природе. В 2010 году шотландская компания Cairn Energy начала разведочное бурение на шельфе близ западного побережья Гренландии. До сегодняшнего дня им не удалось обнаружить нефть, однако если разведка британской компании увенчается успехом, в Арктику хлынут нефтяные гиганты, вроде EXXON и Shell. Некоторые из них уже подали заявки на разработку шельфовых месторождений у побережья Гренландии.

Почти все морские месторождения российской Арктики уже поделены. Восемь из двенадцати выданных на разработку недр арктического шельфа лицензий принадлежат ОАО «Газпром» и его дочерним предприятиям, остальные четыре — компании «Роснефть».

В конце сентября в Печорском море была установлена первая морская буровая платформа Газпрома — «Приразломная», и вот-вот на ней начнутся работы по добыче нефти. Активная подготовка к геологоразведочному бурению идет также в Карском и Баренцевом морях.

Бурение в Арктике, особенно на шельфе, крайне опасно: в мире не существует успешных практик по ликвидации нефтяных разливов в ледовых условиях. Если акватория моря покрыта льдами хотя бы на 10%, механические средства сбора теряют свою эффективность. Что тогда говорить о массивах арктического льда? При экстремально низких температурах нефть становится густой, что может затруднить работу насосов и других механических средств, использующихся при ликвидации разливов. Другой популярный метод уборки нефти — сжигание может не сработать из-за удаленности платформы: необходимое для этого оборудование нужно доставить к месту аварии в течение 50 часов, так как позже разлитая нефть становится непригодной для сжигания.

Очистка водных объектов от нефти — задача сама по себе крайне сложная, а в условиях Арктики — просто невыполнимая: по прогнозам ученых, при ликвидации аварийных разливов в арктических условиях удастся собрать лишь 10-15% от разлитой нефти.

Нефтегазовое освоение арктического шельфа опасно не только на этапе добычи, но также на стадии сейсморазведки и транспортировки углеводородов танкерами или по трубопроводам.

Беда в том, что нефтяные и газовые месторождения на арктическом шельфе своими границами зачастую совпадают или располагаются в непосредственной близости от зон, имеющих высокую биопродуктивность и рыбохозяйственную ценность. Платформа «Приразломная», к примеру, будет находиться на расстоянии 50-100 км от Ненецкого заповедника и ряда федеральных заказников, акватории и прибрежные зоны которых с большой долей вероятности окажутся загрязнены в случае сколько-нибудь существенного разлива нефти.

Еще одну опасность представляют айсберги, столкновение с которыми может стать для нефтедобывающих платформ роковым. При этом способы борьбы с ними кажутся смешными в сравнении с той опасностью, которую они представляют. Для ликвидации айсбергов планируется использовать брандеры — корабли, нагруженные горючими веществами, используемые для поджога и уничтожения вражеских судов.

Низкая температура, темнота, которая держится в регионе большую часть года, удаленность поисковых и спасательных служб — все это делает ликвидацию любого разлива практически невозможной.

Хозяйственное освоение Арктики и развитие промышленности, по признанию ученых, основная причина всех экологических проблем региона. Арктика страдает не только от нефти, но также от загрязнения тяжелыми металлами, стойкими органическими загрязнителями (ПХБ, ДДТ и др.), радиоактивными веществами. В то же время замена нефти биотопливом и двигателями на электрической тяге, а также проекты в области нефте- и газосбережения могут стать достойной альтернативой бурению на арктическом шельфе. Остановить проблему промышленного загрязнения можно лишь общими силами, отказавшись от сырьевой модели экономики и воспользовавшись альтернативами, которые предлагают нам сегодня экологи.

Источник: goarctic.ru

Проблемы Арктики Арктика – одна из самых хрупких экосистем планеты. Экологические проблемы Арктики в силу ее природно-географических особенностей имеют высокую вероятность перерасти из региональных в глобальные.

В 1991г. восемь арктических стран – Канада, Дания (включая Гренландию и Фарерские острова), Финляндия, Исландия, Норвегия, Российская Федерация, Швеция и США приняли Стратегию по защите окружающей среды Арктики (AEPS). В 1996г. Министерства иностранных дел стран арктического региона подписали Оттавскую декларацию и образовали Арктический совет, который призван в том числе обеспечить программу по всестороннему внедрению устойчивого развития.

Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) выделяет следующие основные экологические проблемы Арктического региона:

изменение климата и таяние арктических льдов: загрязнение вод северных морей стоками нефти и химических соединений, а так же морским транспортом, сокращение популяции арктических животных и изменение их среды обитания, изменение климата и таяние арктических льдов.

В целом по данным исследований температура в Арктике повышается быстрей, чем в остальном мире. Это может привести к вымиранию многих видов растительности и животных в регионе. Потепление ставит под угрозу существование коренных народов Арктики — уклад их жизни напрямую зависят от растительного и животного мира.

Сокращение биоразнообразия

Растительность Арктики – тундровая, характеризуется незначительным видовым разнообразием, преобладанием карликовых форм древесной растительности, развитием кустарничков, мхов и лишайников. Можно выделить иву сетчатую, березу карликовую, филлодце голубую, диапанезию лапландскую, кассиопею четырехгранную, дриаду восьмилепестную, княженику, лишайники — цетрарии клобучковую и снежную, исландский мох, рода Сladonia – олений мох или ягель.

Животный мир Арктики представлен в основном обитателями морей: здесь водятся моржи, тюлени, киты, белухи, касатки. В континентальных арктических областях — песцы, лемминги, а на севере Гренландии и на островах Канадского Арктического архипелага – овцебыки (мускусные быки). Повсеместно распространены белые медведи, а на континенте — северные олени-карибу. В Красную книгу РФ занесено более 20 видов млекопитающих. Среди них особо выделяются белый медведь, северный олень, а так же китовые: сейвал, северный синий кит, горбач, нарвал и дельфины: атлантический белобокий и беломордый.

Птицы: гаги, утки, чистики и кайры. В Арктике селится один из самых редких видов арктических пернатых — белая чайка, которая включена в Красную книгу России (около 14 тысяч особей, из них около 10 тысяч — в российской Арктике, в основном на архипелагах — Земле Франца-Иосифа и Северной Земле). Кроме того в Красной книге РФ отнесен ряд видов птиц: белоспинный альбатрос, гагары: чернозобая и белоклювая, алеутская, атлантическая, черная, американская, краснозобая казарки, пискулька, белошей, лебеди: малый и американский, красноногая говорушка, малая крачка, короткоклювый пыжик. Кроме того, на Арктических островах располагаются крупнейшие «птичьи базары», требующие особой охраны.

В приатлантической части Северного Ледовитого океана в летний период образуются огромные скопления промысловых рыб. Наиболее ценные из них – семейство лососевых. Тресковые: минтай, пикша, сайда, навага, путассу и сайка. Среди видов, занесенных в Красную книгу РФ, присутствуют кильдинская треска, валек, переславская ряпушка, морская минога.

По оценке специалистов заповедника «Остров Врангеля», браконьеры убивают в российской Арктике 200-300 особей белого медведя каждый год.

Основные угрозы экологического характера в Арктической зоне России увеличение загрязнения и деградация компонентов природной среды в условиях растущей антропогенной нагрузки, накопление отходов; высокие риски и затраты при освоении природных ресурсов; глобальные климатические изменения и их влияние на зону распространения вечной мерзлоты, развитие опасных гидрометеорологических, ледовых и других природных процессов, увеличение риска и ущерба от этих процессов. Заповедники российской Арктики

Дальневосточный округ: заповедник Остров Врангеля, Усть-ленский заповедник.

Сибирский округ: Таймырский заповедник, Большой Арктический (самый большой заповедник Евразии), Пуринский заказник, Североземельный заказник

Уральский округ: Гыданский заповедник, Ниже-обский заказник

Северо-западный округ: Ненецкий заповедник, Кандалакшский заповедник, заказник Земля Франца-Иосифа, Ненецкий заказник, Мурманский заказник

Источник: www.edu.severodvinsk.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.