Обострение экологических проблем трагедия арала


Глобальные изменения климата и антропогенная (человеческая, хозяйственная, точнее – безхозяйственная) деятельность совместно породили ряд экологических катастроф планетарного масштаба. Среди них – гибель Аральского моря, обезвоживание и опустынивание земель в его бассейне.

Обострение экологических проблем трагедия арала

Трагедия Арала, негативные последствия его усыхания и поиски путей стабилизации экологической ситуации в регионе стали в центре внимания международной конференции “Трансграничные экологические проблемы Средней Азии: применение международных правовых механизмов для их решения», которая состоялась 16-17 ноября 2010 г. в г. Ташкенте. Конференцию организовало Экологическое движение Узбекистана, которое пользуется большим авторитетом среди населения. Это движение имеет 15 представителей в законодательной власти – Олий Мажлиса Республики Узбекистан.


 

В работе конференции приняли участие свыше 250 участников, среди них 110 авторитетных ученых, экспертов и представителей общественных экологических организаций из Индии, Китая, США, Турции, Украины, Чехии, Франции, Японии, других стран мира. Кстати, на конференции было семь представителей Украины, среди которых – Герой Украины, глава правления ОАО “Укргидроэнерго” Семен Поташник.

Изучение материалов конференции, научных работ и периодики показало [1-29], что за последние 50 лет Аральское море испытало значительные трансформации. Площадь его водного зеркала уменьшилась более чем в 7 раз – с 65 до 9 тысяч квадратных километров. Невероятно упал уровень воды в море – на 26 м. Берег водоема отошел на 100-120 км. Минерализация воды возросла с 10 до 120 г/л, а в восточной части – до 280 г/л. Если на космоснимках 1964 года видно большой водоем, форма которого приближена к кругу с диаметром около 250 км, то в 2009 году Арала уже нет. Вместо моря – узкая 30-40–километровая лента небольших водоемов, которая напоминает русло реки.

На дне бывшего моря появились солевые поля, которые ветер заносит песком. Во время ураганов соле-песчаная смесь поднимается в атмосферу и разносится кругом в радиусе 500 км и больше, загрязняя воздух и засаливая плодородные земли. Ученые сообщают, что аральская пыль уже фиксируется и в Арктике.

 Обострение экологических проблем трагедия арала


Исчезнувшее море вызвало аридизацию климата Приаралья, которое и так характеризуется чрезмерными тепловыми нагрузками. В регионе на 1-1,5°С повысилась максимальная температура воздуха, число дней с температурой 40°С увеличилось на 10-12 дней, местами фиксируется температура 49°С.

 Обострение экологических проблем трагедия арала

Понятно, при таких условиях в море исчезла рыба. Раньше там насчитывалось 20 видов рыбы, а ее улов составлял 30 тыс. тонн. Сегодня в городке Муйнак Республики Каракалпакстан, где в 80-х годах работал большой консервный рыбный комбинат, жители потеряли работу, а здания завода разрушаются.

 Обострение экологических проблем трагедия арала

В Приаралье возникла реальная угроза окружающей среде, флоре и фауне, здоровью и генофонду населения региона. Исчезли азиатский гепард, туранский тигр, устюртский баран, туркменский кулан. Под угрозой исчезновения длинноигольчатый еж, джейран, туркменский каракал, желтая цапля, розовый и кудрявый пеликаны, серый варан, другие виды, часть которых занесена в “Красную книгу”. Даже сайгаки – эти рогатые ровесники мамонтов, численность которых раньше доходила до 1 млн. голов, ныне стали редкостью.

 


Обострение экологических проблем трагедия арала

В мире растений исчезли тюльпан согдийский, мягкоплодник критмолистовый, клоповник почтисердцевидный. Возникла угроза актавийской ковыли, хивинской солянке, тюльпану Бузе, молочаю твердобокальчатому.

 Обострение экологических проблем трагедия арала

Фактически на дне бывшего Аральского моря образовалась пустыня, которую уже начали называть Аралкум, на манер Кизилкум, Каракум. Площадь аральской пустыни достигла 5 млн. га. Воистину планетарный масштаб катастрофы. Великий украинский поэт и художник Тарас Шевченко, который в 1848-49 гг. в составе российской Аральской описательной экспедиции зарисовал берега, острова, проливы и поселения в районе Арала, как-то сказал: “Кругом море, а посредине – горе”. Но тогда это была лишь социально-экономическая катастрофа. Синее море, как тогда называли Арал, оставалось роскошным полноценным водоемом.

 


Обострение экологических проблем трагедия арала

Внешние признаки экологической катастрофы смогли увидеть на свои глаза 70 участников конференции, которые чартерным рейсом из Ташкента сначала прибыли в столицу Республики Каракалпакстан г. Нукус, который находится на расстоянии 1200 км от столицы Узбекистана, а потом еще комфортабельными автобусами 220 км – в бывший морской порт Муйнак.

 Обострение экологических проблем трагедия арала

По дороге к “морю” протянулась малозаселенная обезводненная равнина, рядом – белеют засоленные земли, стоят пустые в ожидании воды промывные чеки. Из высокого берега Аральского моря видно кладбище рыбацких судов, бескрайние пески, кое-где усыхающую растительность, а между нее караван верблюдов. Увиденная картина, которую дополнили рассказы старожилов-аксакалов и художественные картины 1960- х лет, оказала гнетущее впечатление, тревогу, боль, а еще – и ощущение ответственности.

Научные работники установили, что на сегодня однозначного ответа почему погиб Арал нет. Катастрофу обусловил комплекс причин природно-антропогенного характера. Вместе с тем четко очерчиваются две причины: первая – глобальные изменения, вторая – высокая зарегулированность стока в верховье Амударьи, Сырдарьи и других рек региона и непомерный разбор воды для полива хлопчатника, овощей, садов и виноградников, других сельскохозяйственных культур.


Из истории известно, что в многовековом разрезе эволюция Аральского моря носит циклический характер. Море временами то наполняется, то высыхает. Этот эмпирический факт имеет подтверждение не только летописное, но и материальное (на основе археологических артефактов). Например, в Казахстане на дне моря 2001 года археологи нашли остатки мавзолея, возраст которого составляет около 600 лет. Как утверждает известный украинский исследователь трансгрессионно-регрессионной эволюции Арала Игорь Кононов, который предметно занимается этой проблемой свыше 20 лет, опубликовал несколько десятков научных работ, за последнюю тысячу лет Арал пересыхал минимум трижды ( в Х, ХІV и ХХ веках). Фундаментальной причиной “высыхания” автор считает подземный переток стока рек Арала в Каспийское море. Такая научная гипотеза имеет право на жизнь, ведь Арал доминирует над Каспием. На первом море абсолютные отметки уровней воды колеблются в пределах 53-27 м, на втором – минус 25-29 м. Перепад высот между морями составляет около 50-80 м. По законам движения воды сверху вниз и “сообщающихся сосудов” “перетекание” Арала в Каспий целиком возможное. Вместе с тем мощным глобальным фактором есть аридизация климата. Именно в период жестокой засухи и уменьшения стока 2007-2008 гг. резко активизировались процессы усыхания моря.


Наиболее распространенная версия гибели Арала – чрезмерное и нерациональное использование водных ресурсов региона. Бассейн Аральского моря представляет собой большой бессточный регион, который охватывает около 200 млн. га. В его границах полностью располагаются территории Кыргызстана, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, три области Казахстана (Джамбульская, Кизилордынская и Чимкентская), часть Афганистана и Ирана. В среднем за год водные ресурсы региона с учетом водохранилищ составляют 105 кубических километров, с которых 92 идет на орошение (с них 29,5 – в бассейне р. Сырдарьи, 57,5 – р. Амударьи, 5 –бессточных рек).

Значительная часть стока задерживается в водохранилищах, расположенных в верховье рек. На существующих водохранилищах вода аккумулирует для обеспечения работы турбин гидроэлектростанций в межсезонный период, на нововыстроенных – для заполнения чаши водохранилища на протяжении нескольких лет. Такой режим существенным образом усложняет эксплуатацию оросительных систем, вызывает дефицит поливной и питьевой воды, образовывает искусственные разрушительные паводки, вообще заостряет водно-экологическую ситуацию в регионе. При условии неконтролируемого функционирования и развития гидротехнического комплекса эти проблемы могут приобрести катастрофический характер не только для Арала, но и для густонаселенных регионов в долинах рек на их средних и нижних участках течения. Также возрастет сейсмическая опасность и угроза прорыва плотин. Именно поэтому вызывает обеспокоенность завершение строительства наивысшей (335 м) в мире Рогунской ГЭС.


Мировой опыт свидетельствует, что решение проблемы Арала, как и других подобных проблем, должно осуществляться комплексно, базируясь на коренных изменениях водно-экологической ситуации на территории всего бассейна, применении принципов интегрированного управления водными ресурсами, использовании современных достижений науки и техники, глубокого изучения проблемы, поиска новых решений. На времени внедрение единого, целостного и многофункционального комплекса экологически согласованных мер, который включает инженерно-технические (гидротехнические), водосохраняющие, агролесомелиоративные, организационные, эколого-воспитательные и другие меры. Решение проблемы Арала должно осуществляться взвешенно, согласованно, с учетом интересов и водной безопасности всех стран региона, исходя из принципов добрососедства и взаимовыгоды трансграничного сотрудничества. Лишь вместе узбеки, казахи, туркмены, киргизы, таджики, другие народы, которые заселяют Аральский бассейн, смогут одолеть чрезвычайно сложную водно-экологическую проблему.

В деле спасения Арала и Приаралья важно также международное сотрудничество, привлечение мирового сообщества и учет передового мирового опыта. Украина, которая в свое время ш.


о орошения, лесозащита Олешковских песков – самой большой в Европе пустыни, опыт модернизации ГЭС на реке Днепр, строительства и эксплуатации самых больших в мире гидроаккумулирующих электростанций.

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Ашурматов З.А. Судьба Аральского моря и перспективы Каракумского канала // Гидротехника и мелиорация, 1987, № 9. – С. 64-66.
2. Баландин Р. Зачем спасать Арал ? // Техника молодежи, 1993.– № 1. – С. 24-26.
3. Блий Г. де, Муллер Питер. География: миры, регионы, концепты / Пер. с англ. ; Предисловие и раздел “Украина” О. Шаблия. – К.: Либідь, 2004. – 740 с.
4. Бородін В.С., Кирилюк Є.П., Смілянська В.Л. та ін. Т.Г. Шевченко. Біографія. – К.: Наук. думка, 1984. – 558 с.
5. Гидрометеорология и гидрохимия морей СССР. Т. 7. Аральское море // Под ред. В.Н. Бортника, С.П. Чистяковой. – Л.: Гидрометеоиздат, 1990. – 195 с.
6. Глазовский Н.Ф. Аральский кризис: причины возникновения и пути выхода. – М.: Наука, 1990. – 136 с.
7.


азовский Н.Ф. Аральский кризис // Природа, 1990. – № 10, № 11. – С. 10-20.
8. Джурабеков И.Х., Лактаев Н.Т. Совершенствование оросительных систем и мелиорации земель Узбекистана. – Ташкент: Узбекистан, 1983. – 152 с.
9. Духовный В.А. Еще раз об Арале // Экономика и жизнь, 1989. – № 5. – С. 2-8.
10. Духовный В.А. “Озоновая дыра” и публицистические “туманы” // Коммунист Узбекистана, 1989. – № 6. – С. 49-55.
11. Зуев В.П. Аральский тупик. Хождение за одно море. – М.: Прометей, 1991. – 120 с.
12. Ирригация Узбекистана. В четырех томах. Том І. Развитие ирригации в комплексе производительных сил Узбекистана. – Ташкент: Издательство “ФАН” Узбекской ССР, 1975. – 352 с.
13. Камалов С.К. Арал посылает SOS // Природа и человек, 1987. – № 10. – С. 30-33.
14. Кононов И.В. Развитие орошения в бассейне Арала // Аграрна наука, 2000. – № 6. – С. 16-17.
15. Медико-экологические проблемы Аральского кризиса / Под ред. В.П. Сергеева и др. – М.: ВИНИТИ, 1993. – 101 с.
16. Минашина Н.Г. Причины и масштабы кризиса – взгляд почвоведа // Природа, 1991. – № 10. – С. 19-22.
17. Попов В.А. Проблема Арала и ландшафты дельты Амударьи. – Ташкент: ФАН, 1990. – 110 с.
18. Хачатурьян В.Х., Айдаров И.П. Концепция улучшения экологической и мелиоративной ситуации в басейне Аральского моря // Мелиорация и водное хазяйство, 1990. – № 12, 1991. – № 1. – С. 2-9.
19. Экологические проблемы Центральной Азии. – Ташкент: Экологическое движение Узбекистана, 2010.

48 с.
20. Арал: Неотложные задачи // Газета “Правда”, 1989, 14 мая.
21. Артеменко В. Аралу – быть // Газета “Правда”, 1989, 12 августа.
22. Бобылев С. Вода для Арала // Газета “Правда”, 1990, 18 апреля.
23. Величко Е. Как возродить Приаралье // Газета “Правда”, 1989, 4 сентября.
24. Есильбаев Т. Спасти Арал: Экологический дневник // Газета “Правда”, 1989, 23 января.
25. Казаков В. Польдеры на Арале // Газета “Сельская жизнь”, 1991, 13 сентября.
26. Котляков В. Можно ли спасти море ? // Газета “Правда”, 1988, 4 апреля.
27. Лужин Ю. Обретение веры // Огонек, 1987, № 26 (Беседа с Н. Назарбаевым).
28. Муртазаев А. Прости, Арал ! // Газета “Правда”, 1989, 17 ноября.
29. Перспективы у Арала пока смутне … // Газета “Правда”, 1993.

Дмитрий Савчук,

кандидат технических наук, заведующий лаборатории защиты от вредного воздействия вод Института гидротехники и мелиорации НААН Украины, член научного совета Всеукраинской экологической лиги

Источник: http://www.eco.uz/

Пожалуйста, ответьте на наши опросы. Несколько ваших минут потраченных на голосование позволят нам понять, как сделать наш сайт и портал более интересным и нужным!

Источник: www.cawater-info.net

Восточная часть акватории Аральского моря — на грани исчезновения. На месте некогда огромного водоема в Центральной Азии фактически появляется пустыня. В чем причины экологической катастрофы и есть ли способы восстановить море в прежних границах? На эти и другие вопросы DW согласился ответить исполняющий обязанности заместителя главы Международного фонда спасения Арала (МФСА) Вохиджон Ахмаджонов.

DW: Какие причины привели к трагедии Аральского моря?

Вохиджон Ахмаджонов: Можно назвать очень много причин высыхания Аральского моря. В первую очередь — сократилось поступление воды. Это была политика СССР. Во всех центральноазиатских странах стало бурно развиваться сельское хозяйство, увеличились площади орошаемых земель. Все это происходило без учета потребностей экосистемы. Тогда было освоено более пяти миллионов гектаров. Забор воды увеличился — и Арал стал сохнуть. В итоге мы сегодня видим последствия бездумных решений того времени.

Какую угрозу несет высыхающий Арал региону?

— Высыхание Аральского моря несет угрозу всей экосистеме Центральной Азии. Вот пример: темпы потепления в бассейне Аральского моря превышают показатели глобального потепления более чем в два раза. В Приаралье вдвое увеличилось число дней с температурой выше 40 градусов. Как показывают результаты исследований, одной из основных причин роста потепления в Центральной Азии по отношению к общемировым данным является именно трагедия Аральского моря.

Сегодня вместо некогда огромного водоема появилась пустыня Аралкум площадью более пяти миллионов гектаров. Ежегодно отсюда поднимается более 75 миллионов тонн пыли и ядовитых солей. Их шлейф достигает до 400 километров в длину и 40 километров в ширину. Уже известно, что эта пыль оседает на ледниках Памира и Тянь-Шаня, вызывая их таяние.

— Как живут сегодня жители районов, примыкающих к Аральскому морю?

— Экологическая ситуация негативно влияет на жизнедеятельность всего населения бассейна Аральского моря. Это Республика Каракалпакстан, Хорезмская, Бухарская и Навоийская области в Узбекистане, Дашагузский велаят в Туркменистане, Кызылординская область в Казахстане. Особенно сложная ситуация — в зоне Приаралья. Население здесь страдает болезнями органов дыхания. Люди жалуются на ухудшение качества воды. Ядовитые соли проникают в подземные воды и люди вынуждены использовать ее при приготовлении пищи.

— После распада СССР некоторые центральноазиатские СМИ сообщили, что в Аральском море, на территории бывшего острова Возрождения находился военный объект “Бархан”. Эта был центр разработки и испытаний биологического оружия. В 1992 году, когда исчез Союз, военные и ученые оставили этот район, захоронив емкости с возбудителями опасных инфекций. Охраняется ли сегодня этот объект?

— МФСА этой темой не занимается. В этом направлении работают компетентные органы. И я могу заверить всех в том, что эти компетентные структуры не дадут, чтобы какие-то инфекции распространились куда-либо.

То есть Узбекистан полностью контролирует ситуацию в этом районе?

— Да, конечно. Абсолютно. Тут предприняты все меры.

Вот уже 21 год, как в регионе действует структура МФСА, созданная президентами пяти центральноазиатских стран. Ежегодно, каждая страна выделяет на программы Фонда спасения Арала 0,1-0,3 процента от своего ВВП. Достаточна ли эта сумма для реализации проектов?

Масштабы аральской проблемы велики. К сожалению, у стран Центральной Азии нет достаточных финансовых ресурсов и технического потенциала, чтобы с ней справиться. В связи с этим нужны глобальные ресурсы. Мы призываем заинтересованные стороны обратить внимание на трагедию Арала. В этом году председателем Фонда является президент Узбекистана Ислам Каримов. Он неоднократно с трибуны ООН призывал консолидировать усилия всех стран мира, международных финансовых организаций, доноров для решения проблем Арала.

28 — 29 октября 2014 года Узбекистан организовал международную конференцию в Ургенче. Этот форум был направлен на мобилизацию средств и усилий на решение экологических проблем, которые имеются в бассейне Аральского моря. Доноры заявили о выделении трех миллиардов долларов США. Первостепенной задачей для нас является сохранение жизни людей. Мы не можем допустить, чтобы беда Арала сказалась на генофонде населения.

— Какие практические работы предпринимаются МФСА, чтобы смягчить последствия катастрофы?

— Большого Арала по сути уже нет. В акватории, чтобы сохранить жизнь людей и экосистему, мы создаем малые локальные водоемы. Та вода, которая шла в Аральское море, будет направлена в эти водоемы. Это делается для того, чтобы создать буферную зону между высохшим дном Аральского моря и территорией, где проживает население, уменьшить перенос соли и снизить негативное воздействие экологической проблемы на людей. Также мы проводим мероприятия по лесопосадке на территории высохшего водоема. Этим сейчас занимается филиал МФСА в Нукусе.

Источник: www.dw.com

Аральское море когда то было четвертым по величине озером в мире. Некогда огромное водное пространство превратилось в засушливую пустыню, и лишь ржавые остовы кораблей напоминают о том, что когда то здесь кипела жизнь. Сейчас картина больше напоминает кадры из фильма катастрофы. Так каким было Аральское море раньше? В чем причина его гибели? Давайте разберем данные вопросы в этой статье.

1. Жизнь на Аральском море до начала процесса обмеления.

Аральское море образовалось 25 тысяч лет назад, которое питалось реками Амударья и Сырдарья.Площадь, занимаемая озером, составляла около 68 тыс. км², его длина составляла 426 км, ширина — 284 км, наибольшая глубина — 68 м .

В озере обитали множество животных а именно: 34 вида рыб (20 из них имели промысловое значение), более 150 видов беспозвоночных, 7 видов веслоногих рачков, 14 видов ветвистоусых рачков, 11 видов ракушковых рачков, 1 вид бокоплавов, 9 видов двустворчатых моллюсков и 3 вида брюхоногих моллюсков. Аральское море кормило большое количество людей, проживающих в его прибрежной зоне.

Уловы рыбы достигали до 60 тыс.тонн в 1980 году. На водоеме располагались два крупных порта: Муйнак и Аральск.

На море так же были курорты и самый крупный из них Казахдарья́. Уровень моря не менялся в плоть до 1960 года.

2. Причины высыхания Аральского моря.

Основной причиной гибели водоема стала хозяйственная деятельность человека. Еще в 1930-х годах началось массовое строительство оросительных каналов для нужд стран Средней Азии. Водозабор решили осуществлять с рек Сырдарья и Амударья. В то время еще не было технологий эффективной доставки воды. Зачастую каналы не бетонировались и были открытыми. В результате чего большая доля воды испаряется и впитывается в землю. Со временем потребность в воде возрастала, но и процент потерь воды так же возрос.Никто не задумывался об улучшении оросительной системы. Начиная с 1961 года уровень моря начал понижался с возрастающей скоростью от 20 до 80—90 см/год. В 1989 году море распалось на два изолированных водоёма — Северное (Малое) море и Южное (Большое)море . А к 2017 году Южный Арал практически высох, оставив после себя пустыню Аралкум.

Источник: zen.yandex.ru

АРАЛ: КРИЗИС – ПРИЧИНЫ, МАСШТАБЫ, РЕШЕНИЯ.

Экологические последствия

мелиоративно-водохозяйственного строительства

в бассейне Аральского моря.

Вопросы мелиоративного водохозяйственного строительства в настоящее время широко обсуждаются в нашей стране в связи с ухудшением экологических условий на орошаемых землях. Обстановка настолько серьезна, что отменяются правительством «проекты века» по переброске вод северных и сибирских рек на юг и в Среднюю Азию, приостановлено строительство каналов Волга – Чограй, Волга – Дон-2, Ростов – Краснодар др. публикуется много критических материалов о низкой экономической эффективности водных мелиораций, о негативных экологических последствиях, низком качестве построенных гидротехнических сооружений, завышенном водопотреблении, больших потерях оросительной воды, низких урожаях на орошаемых землях и т.д.

Совсем недавно на водные мелиорации возлагались большие надежды в решении продовольственной проблемы страны. На мелиоративное строительство выделялись огромные средства. Мало того, что поставленные задачи не были решены ни по поводу мелиорированных площадей, ни по производству на этих землях сельскохозяйственной продукции, но возник ряд экологических проблем.

В числе вновь возникших проблем – усыхание Аральского моря, опустынивание Приаралья и пойменных рек Амударья и Сырдарья, Чу, Или и других, потопление земель в зоне водохранилищ, ухудшения качества оросительных вод.

Восстановление экологических условий, приемлемых для ведения орошаемого земледелия и развития других отраслей народного хозяйства, а так же для жизнеобитания человека, потребует многих миллиардов рублей и продолжительного времени.

Так что же случилось? где допущены просчеты, на каком этапе технической политики взято неверное направление, которое превратило действие мелиорации в свою противоположность и привело вместо улучшения земель к их ухудшению? Для ответа на этот вопрос придется обратиться к истории развития мелиоративно-водохозяйственного строительства. И не только в нашей стране, ибо многие из названных экологических нарушений возникали с давних времен в разных странах. Сейчас важно учесть мировой опыт и не допускать ошибок впредь, предотвратить наращивание отрицательных последствий набравшего большую инерцию водохозяйственного строительства, перестроить мелиоративное хозяйство страны.

Из истории. Человеку разумному свойственно активное вмешательство в окружающую среду. Это обусловлено необходимостью удовлетворения его материальных и духовных потребностей. Мелиорация – одна из самых древнейших сфер деятельности человека, зародившихся в неолите одновременно с земледелием. Мелиорация по смыслу самого, заимствованного из греческого языка, слова имеет целью улучшение земли, окружающей среды. Для аридных стран с дефицитом естественной влаги это прежде всего улучшение водного режима почв. До нас дошли остатки оросительных систем, сооруженных 5 тыс. лет тому назад в Средней Азии, стран Ближнего Востока и Срединоземноморья. В пустынях без орошения земледелие невозможно. Но опыт орошаемого земледелия не всегда был положительным. Там, где человек смог приспособиться, не вызывая экологических нарушений с отрицательными для жизни последствиями созданы оазисы. Такие очаги древнейшей культуры орошаемого земледелия существуют в бассейнах Амударьи, Сырдарьи, Тигра, Евфрата, Нила и других рек. Имеются многочисленные примеры из далекого и более близкого нам прошлого, когда попытки орошения кончались нарушением экологического равновесия, ухудшением мелиоративных условий, деградацией почв и потерей их плодородия. Один из таких примеров зафиксирован в письменах на глиняных табличках древнего Шумера (Месопотамия). В середине III тысячелетия до н.э. орошаемые почвы покрывались солями, почвы потеряли плодородие, и население было вынуждено покинуть обжитые земли. Опустынены орошавшиеся в энеолите земли Геоксюрского оазиса, заброшены земли античной Маргианы и средневекового Мерва в Южной Туркмении. Более близкие нам примеры относятся к концу прошлого и началу текущего столетия, к зоне старого орошения Средней Азии и Закавказья, где были предприняты попытки нового освоения земель опустыненных оазисов. Здесь были построены первые инженерные системы, наиболее крупные из них – в Голодной Степи (Средняя Азия), на Мугани (Закавказье) и в дельте р. Мургаб (Туркмения). Результаты нового орошения оказались самыми тяжелыми. К 1916 г. из-за вторичного засоления в Голодной Степи выпало из оборота 70 % земель, в Южной Мугани – 65 %, в Центральной Мугани – 52 % и в Северной – 33 %. Началось засоление и на землях Мургабского царского имения на юге Туркмении.[Егоров В.В., Минашина Н.Г. Развитие оросительных мелиораций и задача мелиоративного почвоведения. – “Почвовведение” – 1987 — №10]

Возникновение проблемы Арала и Приаралья.

Наиболее тяжелые экологические условия в результате проведенных водохозяйственных работ сложились в Средней Азии, а в Приаралье ситуация стала бедственной и даже близкой к экологической катастрофе. В результате необеспеченного мерами экономии воды расширения орошаемых площадей всего лишь в 1,5 раза (вместо предполагаемого в начале 60-х годов двух трехкратного увеличения) сток вод в реках Амударья и Сырдарья оказался практически полностью разбираемым на орошение. В маловодные 80-е текущего столетия сток в Арал совсем не поступал. Уровень Аральского моря стал падать и снизился к настоящему времени на 14 м. Объем воды в море уменьшился на 60 %, а соленость ее увеличилась почти в три раза (до 28 г/л) площадь обнажившегося морского дна приближается к 3 млн. га. В 27 раз сократились площади тростниковых зарослей в дельтах, высохло 50 озер с пресной водой. Площадь тугайных лесов в поймах уменьшилась в 2 – 3 раза. Деградируют кормовые угодья для скота, их продуктивность снизилась в 4-5 раз. Почвы иссушаются, засоляются, опустыниваются. Исчезают животные: из 173 ценных видов осталось немногим более 30. Исчезла ондатра, море потеряло рыбохозяйственное значение. Обсохшие участки дна покрываются солью, которая разносится ветром.

Усыхание Арала не является неожиданностью. Это, в частности, можно видеть из следующего: «Искусственное понижение уровня Аральского моря или его исчезновение как озера привело бы к осушению огромных болотистых массивов в дельте Амударья и Сырдарья, к понижению уровня грунтовых вод, а, следовательно, к улучшению мелиоративной обстановки. Эти земельные массивы смогли бы быть частично вовлечены в земледельческое использование».[Cредняя Азия, М., 1968] На прогнозных кортах, составленных по заданию Минводхоза СССР, в связи с переброской вод на месте Арала указывались посевы риса. Так что исчезновение Арала было запланировано. Но лишь тогда, когда этот процесс стал реальностью, стали очевидны и те огромные потери, к которым он приведет.

На протяжении последних трех десятилетий водохозяйственное строительство велось широким фронтом во всех частях Аральского бассейна; строились плотины, новые водохранилища, крупные магистральные каналы, оросительные системы. Были построены такие крупные каналы, как Южно-Голодностепский, Каракумский, Каршинский, Аму-Бухарский, и множество других более мелких. Интересно отметить, что фактически это строительство ведется до настоящего времени, ни одна из систем не завершена, вводы земель отстают от ранее запланированных. Одной из причин этого является недооценка природных условий массивов нового орошения. В частности, почвенные условия на них оказались значительно более трудными, чем это предполагалось в проектах, исходя из аналогии со староорошаемыми землями.

Расширение орошаемых площадей в верховьях рек продолжается до сих пор вопреки тому, что воды в Амударье и Сырдарье уже не хватает для орошения староорошаемых почв в низовьях рек. Оно ведется в ущерб продуктивности староорошаемых земель в долинах ре, которые подтапливаются возвратными и грунтовыми водами со стороны выше расположенных массивов нового освоения. Яркий пример этому – падение продуктивности староорошаемых земель Андижанской области после того, как стали орошаться вышерасположенные адыры. Урожай хлопка с 30-35 ц/га в 60-е и 70-е годы снизился до 20-22 ц/г в 80-е годы.

Освоение новых земель не останавливается и высокая стоимость ирригационных работ (до 30 тыс. руб. /га и более). Средства на это идут не только из госбюджета, но и из средств хозяйств во вред благосостоянию земледельцев, недополучающих за свой труд. В виде компенсации им дают под личные бахчи дополнительные участки из числа неудобных земель.

Средние части бассейнов рек Сырдарьи и Амударьи.

Новое освоение земель в средних частях бассейнов было широко развернуто раньше, чем в верховьях. Здесь осуществлялись наиболее крупные проекты с уникальными гидротехническими решениями, позволяющими подавать воду на удаленные земли и на приподнятые над урезом воды в реке степные участки. В числе созданных объектов – Южно-Голодностепский канал, Каршинский, Каракумский, Аму-Бухарский и др. Они должны были орошать площади в несколько миллионов гектаров с очень разнообразными почвенными условиями. Наряду с плодородными сероземными почвами на лессах, здесь широко распространены заселенные почвы на лессовидных породах, которые сравнительно несложно промыть. Но наряду с ними имеются массивы с трудно мелиорируемыми, сильно засоленными почвами, отличающимися очень низкой проницаемостью, а также почвы, имеющие слишком высокую проницаемость и неблагоприятные водо-физические свойства, склонные к суффозиям (гипсоносные почвы, такыры на соленосных глинах, злостные солончаки). Такие почвы не следовало бы включать в орошение. Но их включали для выполнения плана по валу.

Освоение земель в средних частях бассейнов рек началось в 50-е годы, когда считалось, что дренаж не нужен. В лучшем случае строили коллекторы. Планировалась жестко нормированная водоподача, рассчитанная на увлажнение почв до уровня наименьшей влагоемкости и исключающая потери на фильтрацию и сброс. Но ничего не сделано в техническом отношении, чтобы обеспечить условия для такого орошения. Только в зоне Южно-Голодностепского канала была запроектирована лотковая оросительная система, но все остальное (магистральный канал в земляном русле, техника полива и др.) оставалось по-старому. В процессе полива воды терялось больше, чем на староорошаемых землях, так как для целинных сероземов характерна высокая проницаемость, в них много всевозможных ходов почвенной фауны и т.п. должно пройти какое-то время. Прежде чем почва осядет. Поэтому воды в лотках не хватало на полив. В первое время поливальщики рядом с лотками троили временную арычную сеть в земляных руслах. В результате повышенной фильтрации уровень грунтовых вод поднимался на 0,5-1 м в год. После того как он достигал критической величины и поднимался выше, почвы засолялись. Первыми пострадали от подъема уровня грунтовых вод совхозы в зоне строительства 1-й очереди Южно-Голодноспепского канала. Но благодаря оперативности «Средазирсовхозстроя» были предприняты срочные меры по реконструкции оросительной сети и строительству дренажной системы. Процесс был приостановлен, но не исключен полностью. Местами был построен вертикальный дренаж. В целом опыт освоения новых земель в Голодной Степи оценивался как положительный. Но со временем ухудшились эксплутационные условия, стали нарушаться режимы полива. Из-за недостатка поливальщиков и поливы стали производиться реже, но большими объемами. Поэтому результаты выращивания хлопка-сырца оказались хуже, чем проектировались. Сыграли свою роль и отсутствие севооборотов, ориентация только на минеральные удобрения, а так же завышенные дозы ядохимикатов, токсичных для биологической составляющей почвы. Кроме того, в зоне ЮГК часть земель имела исходно трудномелиорируемые почвы: гипсоносные и солончаки. Но это лишь небольшая часть земель.

Более трудные условия оказались при освоении почв Джизакской и Каршинской степи с более сложными почвенно-мелиоративными условиями. Сказалась также нехватка квалифицированной рабочей силы. Так Каршинская степь была обеспечена рабочей силой только на 75 % (по данным обследования САНИИРИ). Ухудшились условия эксплуатации земель. «Средазирсовхозстрой» все дальше отходил от интересов землевладельца и все больше, как это и было запланировано, старался освоить новых площадей. Строительство под освоение нового было не комплексным и почти всюду оставалось незавершенным. В Каршинской степи собирались оросить 1 млн. га новых земель, на введено пока 150 тыс. га. Орошение началось без дренажа, хотя он был запроектирован с самого начала. Местами его даже построили, но не были обеспечены приемники дренажных вод. Дренажная вода стояла в коллекторах и частично сбрасывалась в пустыню, подтапливая пастбища и заполняя естественные понижения в рельефе. Потом прокопали магистральный коллектор и стали сбрасывать стоки в Амударью.

Дренажную воду первое время, а местами и до сих пор закачивают в оросительную сеть и используют для орошения. Все это ускорило вторичное засоление почв. В результате высокие потенциальные возможности почв Каршинской степи не получили своей реализации. Исходное плодородие многих почв здесь было высоким, так как значительная часть из них в прошлом орошалась и они не были засолены. В первые годы полива из них получали очень высокие урожаи хлопка без всякой мелиорации. Но их плодородие из-за ухудшения мелиоративных условий было утрачено. в настоящее время в Кашкадарьинской области получают самый низкий урожай – в среднем 14-15 ц/га. В Каршинской степи наряду с высоко плодородными сероземными почвами безо всякого разбора осваивались трудномелиорируемыми и пустынно-песчанные, а также гипсоносные и засоленные такыры. Для песчаных почв, так же как и других, ранее не используемых для орошения и вся технология сельскохозяйственного использования. Всходы получались ослабленными и часто засекались песком при ветре. Они не давали должной продукции и не оправдывали затраченных средств. Это послужило толчком для приписок к фактически собранной сельскохозяйственной продукции, получивших потом широкую огласку.

До настоящего времени Каршинская степь остается мощным резервом для получения ценной сельскохозяйственной продукции, в том числе и тонковолокнистого хлопка. Но должен быть наведен порядок в использовании орошаемых земель, проведена реконструкция оросительной и дренажной сети при строгом соблюдении режимов орошения. Вода для орошения имеет здесь пока хорошее качество, так как водозабор канала расположен в верхнем течении Амударьи, где вода еще не загрязнена.

В других районах средней части бассейнов рек качество воды ухудшено.

В Сырдарью много солей поступает с дренажными водами из Ферганской долины. Приток солей особенно увеличился после того, как стали осваиваться земли Центральной Ферганы, которые раньше служили «сухим дренажем» для всех орошаемых земель в долине. Теперь эти почвы промывают, и многовековые запасы солей идут в реку. Затем количество солей в воде увеличивается в Кайраккумском водохранилище, где испаряется много воды. В Голодностепские системы вода поступает с минерализацией 1,5 г/л. Хорошо, что в составе солей много сульфата кальция, который несколько ослабляет вредное влияние солей натрия и магния на почвы и растения. Повышенная минерализация оросительной воды вместе с подъемом уровня грунтовых вод стала причиной вторичного засоления почв и снижения их продуктивности. Средние уровни хлопка по Джизакской и Сырдарьинской областям не превышает 18-22 ц/га при средних по республике 23,5 ц/га.

В средних частях бассейнов Сырдарьи и Амударьи в реки поступает большое количество солей с возвратными и дренажными водами. Это проблема, которая должна найти свое решение в ближайшее время. Иначе жизнь в низовьях рек угаснет.

Особые проблемы создались в зоне орошения Каракумского канала. Канал фактически выводит воду из непосредственно связанной с рекой части орошаемых земель и перебрасывает их в бассейны Мургаба, Теджена и более мелких рек Прикопетдагской равнины. Дренажные и возвратные воды с этих территорий не попадают в русло Амударьи, они идут в пустыню Каракумы и там накапливаются в понижениях, подтапливают пастбища, образуя озера, болота. Этим наносится огромный вред каракулеводству. В Туркмении за последние 10 лет заготовка каракульских шкурок сократилась на одну треть.

С пуском Каракумского канала, протяженность которого уже достигла 1300 км, возник ряд других проблем. В канал поступает 10-12 км3воды за год и около четверти этой воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно. Русло постоянно расширяется, местами углубляется, а местами вода сама размывает берега в соответствии со своими законами движения. От реки Керки на Амударье канал идет через пески юго-восточных Каракумов на протяжении более 300 км, затем пересекает древний Мургабский оазис и пустынное междуречье Мургаба и Теджена (на части его образован новый Хаузханский оазис), далее Тедженский оазис идет по предгорьям Копетдага. Гидротехники гордятся гигантской протяженностью канала, который создан по типу реки, пересекает на своем пути огромные пространства пустынь, разрабатывает для себя русло и уже насытил водой полосу от 10 до 20 км вдоль своего русла, образовал ряд озер и т.д.

Орошение в зоне канала – наиболее яркий пример экстенсивного развития орошаемого земледелия со всеми его тяжелыми последствиями экономического и экологического порядка. Строительство канала началось с 1954 г. В конце 1959 г. вода пришла в Мургабский оазис. После этого быстро нарастали орошаемые площади. Большая часть из них осваивалась самими колхозами «инициативным способом», без проектов сооружалась в земляных руслах оросительная сеть. Практически вся земля засевалась хлопком, производство его быстро увеличилось, оно как бы даже обгоняло прирост орошаемых земель. Но дело в том, что не было учет «инициативно» орошаемых земель. Плановое орошение также проводилось без дренажа и, по существу, мало чем отличалось от «инициативного». Только потом стала сооружаться распределительная сеть с соответствующими гидротехническими устройствами. Расширение орошаемых площадей при бесконтрольном водозаборе и отсутствии дренажа, при больших потерях оросительной воды на фильтрацию очень скоро привело к подъему уровня грунтовых вод, подтоплению и вторичному засолению орошаемых земель.

С 1963 г. началось строительство дренажно-коллекторной сети, но оно идет очень медленно, не имеет необходимого материального обеспечения. Орошаемые площади расширялись форсированными темпами, но с 1975 г. прирост продукции – хлопка – стал отставать от прироста орошаемых площадей. После 1980 г. при продолжающемся расширении орошаемых площадей прирост сельскохозяйственной продукции приостановился, а временами и снижался. Причиной этого явления стало ухудшение экологических и мелиоративных условий, которые фактически вышли из-под контроля и развивались стихийно.

Недобор хлопка-сырца по причине вторичного засоления и переувлажнения почв составляет около 50 % от объема его валовой продукции. Особенно низким был урожай в 1986 г.: по хлопку-сырцу 17,5 ц/га, зерновым – менее 20 ц/га, зеленой массе кукурузы – 173 ц/*га, кормовым корнеплодам – 46 ц/га.[Народное хозяйство Туркменской ССР за 70 лет. Ашхабад, 1987]

К настоящему времени в Туркмении построено около 29 тыс. км коллекторно-дренажной сети, в том числе и в зоне Каракумского канала. Это вдвое меньше, чем требуется. Но и созданная сеть находится в неудовлетворительном состоянии. Эта сеть используется одновременно и как сбросная для удаления избытка забранной оросительной воды. Коллекторы зарастают тростником, очистка производится не своевременно. 60-70 % орошаемых земель нуждаются в капитальных промывках. Промывки осуществляются бессистемно, существующий дренаж не справляется с отводом промывной воды. Создался порочный круг: засоленные почвы требуют большей промывки (по 4-10 тыс. м3/га), промывки способствуют большему подъему уровня вод, почвы снова засоляются, дренажная сеть, которую к тому же из-за технических трудностей строительства при высоком стоянии грунтовых вод стали сооружать более мелкой, не обеспечивающей нужного снижения их уровня.

Выход из создавшегося положения в комплексной реконструкции оросительной и дренажно-коллекторной сети. Оросительная сеть теряет около половины воды от водозабора в голове систем. Покрытие сети противофильтрационными одежами снизит потери воды и уменьшит подпитку грунтовых вод. Глубокий дренаж увеличит отток грунтовых вод и снизит их уровень, в дальнейшем после промывки нагрузка на дренаж снизится, уровень грунтовых вод будет ниже критического, сезонное засоление будет ослаблено или полностью исключено, уменьшится потребность в оросительных водах. Введение хлопково-люцерновых и других правильных севооборотов, планировки, лучшая организация поливов и внесения удобрений позволят не только повышать урожаи, но будет способствовать повышению урожайности почв, ведь по своим природным и почвенным условиям рассматриваемые районы обладают высокими потенциальными возможностями для значительного повышения производства сельскохозяйственной продукции, в том числе хлопка, кормов для животных и продовольствия для человека.

Низовья рек в Приаралье. Особенно тяжелые мелиоративные и экологические условия сложились в низовьях рек Сырдарьи и Амударьи. В этом районе размещается около 1,5 млн. га орошаемых земель, часть из которых находится в переложном состоянии, то есть используется не каждый год. Здесь расположены такие древние оазисы, как Хорезмский, Ташаузский, Каракалпакский, и группа более мелкий оазисов в низовьях Сырдарьи в пределах Кзыл-ординской области. В настоящее время орошается только небольшая часть дельтовых пространств. Следы орошаемой культуры имеются на значительно больших площадях. Многие в прошлом орошаемые земли заброшены в разное историческое время начиная от II тысячелетия до н.э. и позже и опустынены. Причиной была миграция русел и изменение водности рек, войны.

В низовьях Амударьи, где ныне орошается около 1 млн. га, до революции орошалось около 350 тыс. га. Затем площади росли по мере проведения ирригационных работ, особенно они ускорились в последние 15 лет. За эти годы орошаемые площади более чем удвоились. В прошлом орошаемые земли древних оазисов отличались высоким плодородием. Благодаря двум факторам – труду земледельца и поступлению плодородного ила с оросительной водой. Ил рек, особенно Амударьи, в качестве удобрения имел высокую ценность. Исследователи ставили его качество выше качеств нильского ила. В земледелии широко и в большом количестве применялись компосты: смеси из ила, навоза, помета птиц и других отходов. Воды рек практически не содержали токсических солей. На орошаемых землях получали высокие урожаи разнообразных культур. Половина орошаемой площади была занята различными зерновыми и зернобобовыми культурами, бахчами. 15% занимала кукуруза и джугара (сорго), 20 – хлопчатобумажник, 14 % — люцерна. Люцерна возделывалась на семена, и семена шли на экспорт. Возделывался масленичный лен.

С 30-х годов среди посевов стала расти доля хлопчатника и одновременно увеличивалась общая орошаемая площадь. Но в эти годы общий сток речных вод в Арал мало изменился в связи с тем, что уменьшились непроизводительные, как тогда считали, расходы воды на испарение на тростниковых зарослях и в тугаях, площади которых сокращались. Кроме того, предпринятые меры по упорядочиванию водопользования также способствовали экономии оросительной воды. Началась ликвидация внутриоазисных озер и разливов, были спрямлены оросители, сняты параллельно действующие звенья и т.д.

Эти резервы к середине 60-х годов были исчерпаны, в дальнейшем рост орошаемых площадей сопровождался сокращением стока в Арал, а потом рост водозаборов стал обгонять прирост орошаемых земель. Это объясняется строительством дренажно-коллекторных систем и распространением так называемых промывных режимов орошения и ростом потерь воды на фильтрацию и сброс.

С конца 60-х годов водохозяйственное строительство приобрело небывало большой размах. Наметившийся водный кризис из-за непомерно большого и бесконтрольного забора воды из рек несколько маскировался поступлением в реки возвратных и дренажных вод, приводивших к ухудшению качества воды в реках.

Уровень грунтовых вод на орошаемых землях повсеместно поднимался. В настоящее время он колеблется в пределах 1-2 м, то есть выше критической глубины. Более 70 % орошаемых почв имеют среднюю и сильную засоленность. По этой причине урожай хлопка=сырца снижен на 50-80 % против незасоленных земель. На орошение и промывки тратится огромный объем воды. Существующий дренаж не способен отвести такое огромное количество дренажных вод, которое требуется при данных условиях для улучшения мелиоративного состояния.

Создавшаяся очень тяжелая обстановка наносит ущерб не только сельскому хозяйству, но и здоровью людей. В подвалах стоит вода, рушатся глинобитные дома и другие постройки. В селениях погибают зеленые насаждения, виноградники, овощные и бахчевые культуры. Наиболее тяжелые экологические условия сложились в самых периферийных частях речных и оросительных систем: в Ташаурском оазисе, Каракалпакии, Кызыл-ординской области, где нет естественного оттока грунтовых вод и на сбросных водах образуется много озер.

Попытки преодолеть трудности за счет повышения материальных затрат не дали положительного результата. Так в Каракалпакии за годы последних трех пятилеток производственные фонды и энергетические мощности сельского хозяйства возросли более чем в 3 раза, поставки минеральных удобрений в 1,8 раза, площади орошаемых земель – в 2,2 раза (с 205 до 455 тыс. га). Однако урожайность сельскохозяйственных культур падает, производительность труда падет, производство продукции растениеводства и животноводства не увеличивается. От капительных вложений практически нет отдачи.

За последние десятилетия широкое развитие получило рисоводство. Рисовые системы занимают около 120 тыс. га в Каракалпакии и несколько более 200 тыс. га в Кызыл-ординской области. Благодаря особому водному режиму при рисоводстве на орошаемых полях соли вымываются, но это требует больших расходов воды по 30-50 тыс.м3 на гектар посева в год. На полив забирается до 15 м3 воды. Кроме того, Арал сохнет, высокое водопотребление на рисовниках, при отсутствии приемников дренажно-коллекторных вод, приводит к подтоплению смежных земель. Вокруг образуются солончаки и болота, что еще боле усугубляет экологическую обстановку.

Обобщая вышеизложенное, следует также назвать более общие причины экологического бедствия, постигшего регион. Они в общей направленности хозяйственной деятельности в стране, в стремлении к безмерному укрупнению производства и централизации управления. На первых этапах этого процесса, когда укрупнялись мелкие единоличные хозяйства, это давало положительные результаты: улучшалось водопользование, сокращались параллельные и холостые пробеги каналов, укрупнялись поля, облегчались условия механизации и т.д. Но с преодолением какого-то критического рубежа стали получаться прямо противоположные результаты, повысилась пестрота почв в пределах одного поля, облегчались условия механизации и т.д. социальные условия с чрезмерным укрупнением хозяйств также изменились не в лучшую сторону. Временами были попытки остановиться, но новая волна укрупнений все захлестывала. Началось строительство гигантских каналов протяженностью многие сотни и даже тысячи километров, высоких плотин, водохранилищ и т.д.

Наиболее ярким выражением синдрома гигантомании является неосуществившаяся мечта создания единой водохозяйственной системы страны, по которой все реки и моря должны быть соединены искусственными каналами и туннелями с каскадами насосных станций, новых озер и водохранилищ.

В ходе укрупненческого процесса была утрачена экологическая устойчивость сельского хозяйства. Многие ценные угодья в долинах рек оказались затопленными и навсегда потерянными. По стране это 10 млн. га пойменных лугов, сенокосов, пастбищ, тугайных лесов и др. взамен пришлось распахать склоны, суходольные пастбища, которые не могли дать равноценной продукции. Кроме того, усилилась эрозия почв. Повысилась нагрузка на существующую пашню. Под влиянием все более крупных и тяжелых тракторов и машин стали ухудшаться свойства почв, они распылялись, меньше впитывали воды, больше ее шло на сток. Понизилась способность воспроизводства естественных ресурсов, плодородия почв. Питания рек. Началось усыхание, а со сбросом загрязненных промышленных стоков и омертвление небольших рек и озер, появились болота на водоразделах. Деградация захватывает все более крупные реки и озера – Сырдарью, Амударью, Арал, а теперь уже подбирается Волге, Каспию, Байкалу. Срочно надо остановиться и осмотреться, оценить, к чему привела гигантомания. Изменить свое отношение к природе. Она разнообразна, и управлять ею из одного центра пока маловероятно. Необходимо разнообразие подходов, технологий, природоохранных мер. Надо жить на этой земле и вместе с землей так, как жил ранее крестьянин.

В числе общих причин и сам механизм ведомственного планирования строительства и управление этим строительством. Минводхоз СССР фактически стал хозяином водных ресурсов страны, присвоил право бесконтрольно распоряжаться ими. При этом не несет никакой ответственности за их растрату, бесхозяйственное использование. В нашей стране при наличии больших площадей земель, подверженных засухам, имеется объективная потребность в оросительных мелиорациях. На эти цели государство выделяло огромные средства на протяжении последних 30 лет. За последние годы до 10,5 млрд. руб. в год. Но не создано механизма, который бы обеспечил правильное развитие проектных и строительных работ в стране. Более того, сама суть предстоящих задач повышения производства сельскохозяйственной продукции на базе орошения не была правильно спланирована.

Развитие орошаемого земледелия требует комплексного развития мелиоративного строительства и соответствующего обеспечения всех других звеньев орошаемого земледелия и воспроизводства естественных ресурсов воды, плодородия почв, трудовых ресурсов и др. Орошаемое земледелие отличается от богарного значительно более высокой материалоемкостью, трудоемкостью и наукоемкостью. Оно должно быть обеспечено специальными технологиями возделывания приспособленных для поливного земледелия сортов растений, соответствующими удобрениями, машинами для полива и сигнальными системами слежения за влажностью почвы в корневой зоне растений. Должно быть специальное научное обеспечение службы информации для хозяйств, оперативной ремонтной службы для оросительной, дренажно-коллекторной сети, текущих планировок поверхности орошаемых земель и т.д.

Технологии и средства уборки, переработки, хранения сельскохозяйственной продукции (кроме хлопка) остались на уровне многовековой давности. То же самое отставание в социальной сфере: обеспечению жилищами, питьевой водой, канализацией, созданию условий для нормального местообитания и отдыха не придавалось никакого значения. Отсюда и последствия – низкая производительность труда, болезни, высокая детская смертность и т.д. исключением из этого было новое строительство в зоне Южно-Голодностепского канала в 1955-1970 гг. под руководством талантливого организатора А.А. Саркисова. Тогда ирригационно, мелиоративное и социальное строительство велось комплексно. Но со временем эта практик асошла на нет.

Следует сказать со всей определенностью, что проекты решения проблемы Арала с помощью переброски дополнительных масс воды – будь то из сибирских рек или из каких-либо других источников – порочны в своей основе. Все эти проекты несут с собой серьезную опасность существенного увеличения антропогенного давления на природу, поскольку подача дополнительной воды в Среднюю Азию теснейшим образом связана с программой дальнейшего расширения орошаемых площадей – этим реликтом экстенсивного развития сельского хозяйства в Средней Азии.

Все проекты переброски дополнительных масс воды в Среднюю Азию не учитывали известного специалистам факта: избыточное количество воды часто вреднее ее нехватки. Уже сегодня в результате неумеренного орошения уровень грунтовых вод во многих районах Средней Азии поднялся с глубины 10-15 метров до 0,4-1,4 метра. В зоне подтопления оказались Ашхабад, обширные территории вдоль Туркменского канала и другие районы. Подъем грунтовых вод порождает необратимые процессы засоления почв и выбытия земель из сельскохозяйственного оборота. Засоленные орошаемые почвы только в Узбекистане занимают свыше 1,2 млн. гектаров. Природа Аральского региона не выдержит воздействия добавочных масс воды — не выдержит новых попыток крупномасштабного силового воздействия на природу ради … всего лишь ведомственных, но мощнейших интересов.

Полагаю, что основные положения концепции выхода из аральского кризиса состоят в следующем:

1. Структурная перестройка хозяйства, сельского прежде всего.

2. Немедленное и резкое сокращения плана по хлопку. Ликвидация массированного применения ядохимикатов.

3. Переход на водосберегающие технологии орошения. Выполнение работы по существенному снижению фильтрации в стенках оросительных каналов.

4. Разработка научно обоснованной и экономичной схемы потребления воды из рек Амударья и Сырдарья. Необходимо, чтобы схема оптимального водопотребления была разработана комиссией, имеющей статус международной, чтобы в ней были не только независимые научные силы, но и представители власти, имеющие право утвердить расход воды по створам в качестве неукоснительного закона.

В бассейне Арала необходимо в первую очередь:

  1. Наладить охрану почвенного покрова и лесомелиорацию в горах, упорядочить горное хозяйство (пастбища, горное земледелие, создание зон рекреации и т.д.);

  2. Восстановить, охранять, мелиорировать (преимущественно – фитомелиорация) пастбища, а также вновь опустыненные земли на равнинах, используя большие научные заделы и опыт Института пустынь, Института каракулеводства и других;

  3. Использовать многовековой опыт орошаемого земледелия, оросительную и дренажно-коллекторную сеть реконструировать очень осторожно, учитывая структуру почвенного покрова и сохраняя принципы контурного ведения орошаемого земледелия;

  4. Отказаться от хлопкового монокультурного земледелия, восстановить традиционно возделываемые в оазисах культуры, уменьшить водозабор на единицу орошаемой площади, улучшить технику и режимы орошения, полностью исключить сброс оросительных вод в дренажно-коллекторную сеть – все это позволит в три-четыре раза сократить объемы дренажных стоков с орошаемых земель;

  5. Решить проблему опреснения дренажных вод для повторного их использования.

Экстенсивный путь развития орошаемого земледелия в Средней Азии при взятых высоких темпах гидротехнического строительства привел к истощению водно-земельных ресурсов региона, подвел к экологической катастрофе приаралья и гибели Арала. Теперь надо спасать природу, спасать орошаемое земледелие, культуру, людей, возвращать доброе начало самой древней на земле человеческой деятельности – мелиорации почв. Именно это намечается перестройкой. Пока еще не поздно, можно возродить жизнь в регионе с чистой водой в реках, с плодородной орошаемой почвой в оазисах, возродить сам Арал. Надо коренным образом изменить отношение к природным ресурсам, природе и человеку – части этой природы.

Список используемой литературы:

  • Васильев А., Кранс М. “Арал: после катастрофы – геноцид?”//Экос. – 1991 — №2

  • “Арал: кризис – причины, масштабы, решения”//Зелёный мир – 1992 — №15-16

  • Мермухамедов П. “Трудно жить без Арала …”//Дружба народов – 1990 — №1

  • Бекетт Ф. “Трагедия Аральского моря”//Курьер ЮНЕСКО – 1994 — №12

  • Мусин Ж. “Трагедия Арала началась в двацатых …”//Простор – 1993 — №11

  • Егоров В.В., Минашина Н.Г. Развитие оросительных мелиораций и задача мелиоративного почвоведения//“Почвоведение” – 1987 — №10

Источник: bankreferatov.kz


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.