Проблема обращения с отходами пример


Перспективы регулирования обращения с отходами и поступления в атмосферу парниковых газов в рамках обеспечения экологической безопасности
leolintang / Depositphotos.com

Проблемы утилизации и переработки отходов актуальны для современности. Они касаются каждого как гражданина, а также являются предметами дискуссий в бизнес-сообществе и направлениями совершенствования нормативного регулирования. Ключевым на сегодняшний день актом, задающим вектор развития соответствующей сферы в стране, является Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Указом Президента РФ от 19 апреля 2017 г.


176 (далее – Стратегия). Согласно оценке текущего состояния экологической безопасности в России, приведенной в Стратегии, ежегодно образуется около 4 млрд тонн отходов производства и потребления. Из них 50-60 млн тонн составляют твердые коммунальные отходы (ТКО) (п. 11 Стратегии). С целью совершенствования системы обращения с ТКО, напомним, с 1 января 2019 года началась реализация так называемой «мусорной» реформы, в рамках которой работу должны начать соответствующие региональные операторы. Хотя при определенных условиях регионы вправе отложить переход на новую систему.

Увеличение объема образования отходов при низком уровне их утилизации относится к внутренним проблемам экологической безопасности. При этом нормотворческих усилий требуют и глобальные вызовы, в числе которых – климатические изменения на планете (подп. «а» п. 19, подп. «г» п. 20 Стратегии). Считается, что такого рода изменения обусловлены среди прочего антропогенным фактором. В связи с этим на экспертных площадках достаточно активно обсуждается вопрос государственного регулирования выбросов парниковых газов.

Подробнее некоторые проблемы сферы обращения с отходами, тенденции ее развития, сопутствующие им риски, а также изменение климата обсудили эксперты на конференции «Экологическая безопасность и бизнес: итоги и прогнозы», организованной Агентством «Событие».

 

Проблемы в сфере обращения с отходами: инфраструктурные и финансовые


Ключевой проблемой, связанной с реализацией «мусорной» реформы, председатель комиссии ОП РФ по экологии и охране окружающей среды Альбина Дударева считает отсутствие соответствующей современным требованиям инфраструктуры. По ее мнению, реформирование в отрасли по-настоящему начнется тогда, когда появятся безопасные объекты, на которые можно будет вывозить мусор. Утверждение территориальных схем (ст. 13.3 Федерального закона от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», далее – Закон № 89-ФЗ) и взимание с граждан теперь уже коммунальной платы за обращение с ТКО (ч. 4 ст. 154 Жилищного кодекса) нельзя назвать свидетельствами осуществления реформы. Реализовать ее можно будет лишь при наличии соответствующих инфраструктурных условий. На это обращает внимание председатель комиссии ОП РФ.

Кроме того, сфера обращения с отходами отличается, по мнению Альбины Дударевой, низкой инвестиционной привлекательностью. «Сегодня никто не хочет вкладывать средства в объекты», – отметила эксперт. Инвестиции, по ее словам, пока ограничиваются покупкой мусоровозов и баков, контейнеров, а так называемым «длинным» (то есть долгосрочным) инвестированием ни бизнес, ни госсектор не занимаются. Между тем нацпроектом «Экология»1 предусматривается выделение на обеспечение инфраструктуры для обращения с отходами I-II классов опасности (высокоопасных и чрезвычайно опасных) более 17 млрд руб. из федерального бюджета, а более 18 млрд руб. планируется привлечь из внебюджетных источников. На формирование комплексной системы обращения с ТКО хотят потратить около 107 млрд руб. из федерального бюджета, примерно 6 млрд руб. должны предоставить субъекты РФ. А частных инвестиций планируется привлечь на сумму в 182 млрд руб. Речь идет о финансировании в период с 2019 по 2024 год.


Напомним также, что 14 января 2019 года Президент РФ подписал Указ «О создании публично-правовой компании по формированию комплексной системы обращения с твердыми коммунальными отходами «Российский экологический оператор «. К полномочиям компании относится среди прочего разработка мер по привлечению частных инвесторов к реализации инвестиционных проектов в сфере обращения с ТКО, проектов федеральных и региональных программ господдержки такого инвестирования, стандартов реализации инвест-проектов, направленных на улучшение условий финансирования. Компания вправе финансировать инвест-проекты и работы по строительству, реконструкции, модернизации объектов капстроительства, необходимых для осуществления деятельности в области обращения с ТКО, участвовать в концессионных соглашениях и соглашениях о ГЧП (муниципально-частном партнерстве), осуществлять эмиссию облигаций.

Помимо того, что реформирования требуют сферы утилизации и переработки отходов, стоит и проблема их образования. «Необходимо прививать гражданам культуру обращения с мусором и снижать потребление», – отметила Альбина Дударева.


а обратила внимание на то, что Стратегией развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года предусматривается создание сети экотехнопарков, представляющих собой комплекс объектов, созданных для обработки, утилизации и обезвреживания отходов, а также переработки и производства на их основе промышленной продукции. В такие технопарки в том числе и граждане смогут сдавать отходы, и в первую очередь те, которые представляют наибольшую опасность для окружающей среды и (или) которые можно переработать. К 2030 году в стране планируется создать 70 экотехнопарков, а к концу текущего года их должно быть 7.

 

Вторичные материальные ресурсы: отходы, сырье или продукция?

Вторичными по сути называются такие ресурсы, которые могут повторно использоваться в хозяйственном обороте. На это указала руководитель и ведущий эксперт АНО «Центр земельных, градостроительных и экологических правовых исследований «ЭПИ-Центр», эксперт комитета по природопользованию и экологии Деловой России Юлия Филаткина. Для многих компаний, по ее словам, то, что считается согласно закону отходами, может быть сырьем.

Напомним, что под отходами понимаются вещества или предметы, образованные в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению (ст. 1 Закона № 89-ФЗ).


В рамках Переченя поручений по результатам проверки исполнения законодательства и решений Президента в сфере регулирования обращения с отходами от 15 ноября 2017 года Президент РФ поручил Правительству РФ внести в Госдуму проект закона, предусматривающего регулирование обращения вторичных материальных ресурсов (далее – ВМР). Такой законопроект Минпромторг России подготовил в июле 2018 года. А в августе прошлого года ведомство представило доработанную версию документа2.

На законодательном уровне на данный момент не определено понятие ВМР, но оно содержится в некоторых ГОСТах. Так, в Межгосударственном стандарте ГОСТ 30772-2001 «Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Термины и определения» под ВМР понимаются отходы производства и потребления, образующиеся в народном хозяйстве, для которых существует возможность повторного использования непосредственно или после дополнительной обработки. При этом в документе даются определения также для «вторичного сырья» и «вторичной продукции». Вторсырье определяется как ВМР, для которых имеется реальная возможность и целесообразность использования в хозяйстве. А вторичная продукция – как вещества, материалы, комплектующие изделия, детали, функциональные узлы, блоки, агрегаты от различных объектов, утратившие свои потребительские свойства и непригодные для дальнейшей эксплуатации в соответствии с директивными требованиями и (или) нормативной документацией, но представляющие собой товарную продукцию.


В Национальном стандарте РФ ГОСТ Р 54098-2010 «Ресурсосбережение. Вторичные материальные ресурсы. Термины и определения» содержатся сходные понятия ВМР и вторсырья. Отмечается при этом, что к ВМР относятся отходы, которые в перспективе или сразу пригодны для использования в промышленном производстве для получения сырья, изделий и (или) энергии, специально собранные и подготовленные к использованию в хозяйственных целях или к переработке во вторсырье, складированные для использования их в будущем в качестве вторсырья, а также продукция предварительной переработки отходов. Вторичная продукция определяется как продукция, полученная из вторсырья.

Юлия Филаткина отметила, что прежде всего в рамках законопроекта о ВМР необходимо определить их понятие, чтобы имелось четкое представление у заинтересованных лиц о том, в соответствии с какими правилами с ними следует обращаться. Нужно ответить на вопрос являются ли ВМР отходами, сырьем или продукцией. Как видно из приведенных выше определений, текущее регулирование не позволяет ответить однозначно. Под ВМР одновременно могут пониматься и отходы, и продукция, и сырье. При этом четких критериев дифференциации таких случаев и соответствующих правил обращения с ВМР не устанавливается. По мнению эксперта, понятия отходов производства и потребления и ВМР следует разграничить.


ичем сделать это можно в рамках Закона № 89-ФЗ. Отдельный закон, на разработке проекта которого, по словам Юлии Филаткиной, настаивают некоторые эксперты, по ее мнению, принимать не следует, чтобы избежать двойного регулирования. «Отходы – это то, что невозможно использовать каким-то образом вторично, то есть то, что идет на удаление. А вторичный ресурс – это то, что можно перерабатывать и утилизировать», – с помощью такого подхода, как считает эксперт, можно провести разграничение.

Многие компании, по словам Юлии Филаткиной, на практике научились использовать вторичные ресурсы. Они понимают, что по существу, например, лом не является для них отходом. Но при этом, как она заметила, возникают риски привлечения организации к ответственности, если регулятор усмотрит нарушения в сфере обращения с отходами (например, в виде ухода от уплаты платежей за негативное воздействие на окружающую среду по ст. 23 Закона № 89-ФЗ). «Если одни и те же предметы и материалы могут называться в одних случаях отходами, а в других – ресурсами, то необходимо понимать, каким образом это регулируется. А если такие материалы считать продукцией, то получится, что их можно постоянно накапливать, и на них не будут распространяться требования по обращению с отходами, что, наверное, неправильно», – подчеркнула эксперт.

В разработанном Минпромторгом России законопроекте о ВМР изначально предлагалось определять их как продукцию, полученную в результате рекуперации [технологической обработки отходов, включающей извлечение и восстановление их ценных компонентов. – ГАРАНТ.РУ] или обработки отходов, для компонентов которых имеется экономическая целесообразность в утилизации. Однако в доработанном документе отражен иной подход. Под ВМР в нем понимается сырье, полученное в результате обработки отходов, для компонентов которых имеется экономическая эффективность вовлечения в хозяйственный оборот.


К полномочиям РФ согласно проекту планируется отнести установление критериев отнесения ко вторичным ресурсам, их перечня, определение компетенции уполномоченных федеральных органов исполнительной власти в области обращения с вторичными ресурсами и установление требований при обращении с ними. Закон № 89-ФЗ хотят дополнить новой ст. 141 «Требования к обращению с вторичными ресурсами». Однако в проекте не названы конкретные требования, а указано на необходимость соблюдения требований, установленных уполномоченным органом.

Юлия Филаткина полагает, что законопроект еще требует доработки. Недостатками текущей редакции она считает то, что в ней лишь условно разграничены понятия отходов и ВМР, не разрешен вопрос о праве собственности на вторичные ресурсы, а также не продуманы эффективные меры экономического стимулирования вовлечения ВМР в оборот (к таким мерам в проекте относятся только налоговые льготы и предоставление средств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ).

 

Риски, связанные с возможным включением экологического сбора в Налоговый кодекс


На сегодняшний день функционирует механизм так называемой расширенной ответственности производителя (далее – РОП). Он заключается, как пояснила директор департамента консультирования по налогообложению и праву, руководитель рабочей группы по законодательству о расширенной ответственности импортеров и производителей Deloitte Татьяна Кофанова, в том, что компании и ИП, занимающиеся производством товаров и упаковки, либо осуществляющие их ввоз, могут самостоятельно утилизировать товары (упаковку) после утраты ими потребительских свойств согласно нормативам, утверждаемым Правительством РФ. Механизм РОП подробно регулируется ст. 24.2 Закона № 89-ФЗ. Если же производители и импортеры не хотят заниматься утилизацией, они могут вместо этого уплачивать экологический сбор согласно ст. 24.5 Закона № 89-ФЗ (п. 7 ст. 24.2 Закона № 89-ФЗ).

Таким образом, сегодня у бизнеса существует возможность выбора удобной для них схемы утилизации отходов. Однако ситуация может измениться, если будет принят, разработанный Минфином России в конце прошлого года проект закона о включении отдельных неналоговых платежей в Налоговый кодекс. В рамках данного законопроекта предполагается заменить платежи за негативное воздействие на окружающую среду экологическим налогом (хотя в августе 2018 года ведомство представило по этому поводу отдельный проект, о чем подробнее ГАРАНТ.РУ писал ранее) и включить в НК РФ главу об утилизационном сборе.


ательщиками последнего при этом признаются согласно проекту производители и импортеры товаров и упаковки, а также организации, ИП, и физлица, осуществляющие производство, ввоз в страну транспортных средств или приобретшие их у лиц, не уплачивающих соответствующий сбор. Хотя в настоящее время утилизационным именуется только сбор в отношении транспортных средств (ст. 24.1 Закона № 89-ФЗ). Сбор, который должны уплачивать производители и импортеры товаров и упаковки, если они не утилизируют отходы самостоятельно, называется экологическим (ст. 24.5 Закона № 89-ФЗ). Очевидно, что законопроектом предполагается урегулировать взимание обоих, существующих сейчас, сборов в рамках одной главы НК РФ, устранив при этом разницу в наименованиях.

Ключевым недостатком проекта для бизнеса, как отметила представитель Deloitte, является то, что им не предполагается освобождения от уплаты сбора [а также соответствующих налоговых вычетов. – ГАРАНТ.РУ] тех лиц, которые самостоятельно утилизируют отходы в рамках РОП. То есть в случае принятия закона на основе текущей версии проекта бизнес будет поставлен в безальтернативные условия: необходимо будет уплачивать сбор. Хотя с момента введения РОП – с 1 января 2015 года – более 50 крупнейших налогоплательщиков РФ, по словам Татьяны Кофановой, инвестировали в механизмы и инструменты реализации самостоятельной утилизации отходов. Многие предприниматели, как считает эксперт, почувствуют себя обманутыми, ведь они уже вложили средства в налаживание процессов по утилизации отходов. «Есть компании, для которых уплата сбора – это несколько тысяч рублей, а есть компании, для которых это сотни миллионов рублей. Для них самостоятельная организация утилизации отходов – это не только вопрос «зеленой» повестки, но и вопрос экономической выгоды», – подчеркнула Татьяна Кофанова, указывая на важность сохранения механизма РОП.

Кроме того, эксперт обратила внимание на то, что в случае принятия закона на основе обсуждаемого проекта поменяется и администратор сбора. Вместо Росприродназора его взиманием займется ФНС России, что может повлечь за собой изменения в правоприменительной практике. Проект, как считает эксперт, готовился в спешке. Возможно, поэтому в нем содержится ряд недочетов. В частности, в документе не определены порядок применения пониженных коэффициентов при использовании вторсырья, перечень необлагаемых сбором операций, не содержится положений о возможностях обеспечивать достижение нормативов утилизации, подавать отчетность и уплачивать сбор через специально созданные ассоциации (союзы) и т. д.

Заместитель председателя комитета Деловой России по природопользованию и экологии, эксперт рабочей группы по экологии и природопользованию Экспертного совета при Правительстве РФ Наталья Беляева согласна с тем, что законопроект содержит в себе много пробелов. Она подчеркнула, что идеология РОП основывается на так называемом zero-waste (дословно – «ноль отходов») подходе. А в случае принятия обсуждаемых поправок в НК РФ подход к регулированию утилизации отходов в соответствующей сфере изменится на фискальный.

 

Перспективы госрегулирования выбросов парниковых газов на фоне климатических изменений

По словам эксперта отдела корпоративного управления и устойчивого развития KPMG в России и СНГ Владимира Лукина, в течение примерно пяти последних лет риски, связанные с климатическими изменениями, считаются одними из наиболее серьезных для человечества. «Изменение климата – это такой фактор окружающей среды, который влияет практически на все виды человеческой деятельности», – отметил представитель KPMG. В 2017 году, например, появилось такое понятие, как климатическая миграция. Люди вынуждены менять свое место жительства ввиду изменения климатических условий. Эксперт сообщил, что масштаб климатической миграции достиг 22 млн человек. А общий объем ущерба, связанного с неблагоприятными природными последствиями изменения климата (47% из которых – это наводнения), составил в 2017 году $330 млрд.

Климатические риски могут подразделяться на прямые и косвенные. В числе прямых рисков эксперт назвал:

  • увеличение температуры, влекущее за собой учащение периодичности возникновения тепловых волн, повышение частоты и интенсивности осадков и засухи, активности тропических циклонов, уровня моря;
  • воздействие на Арктику, проявляющееся в проседании почв и горных пород из-за вытаивания подземного льда, уменьшении площади и толщины морского льда, высвобождении больших объемов метана в результате таяния вечной мерзлоты. Рост температуры в арктической зоне, по словам Владимира Лукина, превышает среднемировые значения и составляет четыре градуса по Цельсию;
  • воздействие на инфраструктуру жизнеобеспечения, которое заключается в накоплении органического вещества в водоемах из-за более продолжительного вегетационного периода в реках и озерах, изменении уровня и качества грунтовых вод, ухудшении качества воды.

К косвенным, как заметил Владимир Лукин, относятся прежде всего регуляторные риски. Они связаны в основном с теми издержками, которые может понести бизнес при введении нового госрегулирования, направленного на стабилизацию экологической ситуации. Например, речь может идти о необходимости осуществления организациями корпоративного контроля за выполнением нормативов. Кроме того, существуют экономические и имиджевые риски. Первые связаны прежде всего с поведением инвесторов и потребителей, заинтересованных, соответственно, в защите своих вложений и низкоуглеродных товарах. А вторые актуализируются на фоне тенденции эко-рейтингования хозяйствующих субъектов.

На сегодняшний день, по словам эксперта, платежное углеродное регулирование существует в 46 странах мира. При этом существует две его основных формы – углеродный налог и рыночные механизмы торговли углеродными единицами [во втором случае речь идет о системе торговли квотами на выбросы. – ГАРАНТ.РУ]. Одной из наиболее эффективных разновидностей так называемого «зеленого финансирования» Владимир Лукин считает углеродные облигации. Объем их эмиссии в 2018 году составил почти $75 млрд.

Компании, как объяснил эксперт, для того, чтобы управлять выбросами парниковых газов, разрабатывают стратегии низкоуглеродного развития, проводят мониторинг – количественную оценку выбросов, инвентаризацию их источников, путем составления отчетности информируют заинтересованных лиц о результатах своей деятельности. Одним из относительно недавно появившихся инструментов по управлению «углеродными» рисками является, по словам эксперта, внутренняя цена на углерод. Она представляет собой ту стоимость на углерод, которую компания в добровольном порядке у себя внедряет. С 2014 года к 2017 году количество организаций, внедривших внутреннюю углеродную цену или планирующих это сделать в ближайшие два года, возросло со 150 до 1,4 тыс.

Вопрос о необходимости регулирования выбросов парниковых газов на фоне климатических изменений поднимался в России на государственном уровне задолго до утверждения Стратегии. Так, необходимость снижения антропогенных выбросов парниковых газов отмечалась в Климатической доктрине Российской Федерации, утв. Распоряжением Президента РФ от 17 декабря 2009 г. № 861-рп. Сейчас для обеспечения экологической безопасности Стратегией предписываются в том числе принятие мер государственного регулирования выбросов парниковых газов и разработка долгосрочных стратегий социально-экономического развития, предусматривающих низкий уровень выбросов парниковых газов и устойчивость экономики к изменению климата (подп. «а» п. 27 Стратегии).

22 апреля 2016 года на тот момент заместитель Председателя Правительства РФ Александр Хлопонин подписал от имени Российской Федерации Парижское соглашение, принятое 12 декабря 2015 года 21-й сессией Конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата3 (далее – Парижское соглашение). Им предусматривается обязанность государств-участников принимать внутренние меры по предотвращению изменения климата в первую очередь путем снижения уровня выбросов парниковых газов. Соглашение вступило в силу 4 ноября 2016 года, но Россия его еще не ратифицировала. Однако подготовительная работа в этом направлении ведется. Так, 3 ноября 2016 года Правительство РФ утвердило План реализации комплекса мер по совершенствованию государственного регулирования выбросов парниковых газов и подготовки к ратификации Парижского соглашения.

7 декабря 2018 года Минэкономразвития России представило законопроект «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В документе под изменением климата понимается такое его изменение, которое прямо или косвенно обусловлено деятельностью человека. А выбросы парниковых газов определяются как поступление соответствующих газов в атмосферу от антропогенного источника. Примерно то же, чем, по словам Владимира Лукина, некоторые компании занимаются сейчас, предстоит делать в случае принятия закона на основе проекта и государству в лице своих органов, только в масштабах страны – осуществлять мониторинг выбросов, их инвентаризацию (поэтапный процесс, включающий в себя в том числе сбор данных о деятельности хозяйствующих субъектов, оценку их выбросов, контроль и обеспечение качества расчета выбросов). Госрегулирование планируется осуществлять с помощью:

  • установления целевых показателей выбросов для страны в целом и по секторам экономики;
  • определения общих требований к хозяйственной и иной деятельности в целях сокращения выбросов и (или) увеличения их поглощения;
  • выдачи разрешений на выбросы парниковых газов для юрлиц и ИП, на которых распространяется регулирование;
  • экономических механизмов регулирования.

Законопроектом предусматривается создание Государственной системы учета выбросов парниковых газов, информацию из которой смогут использовать органы публичной власти, хозяйствующие субъекты и граждане.

В отношении организаций и ИП, ведущих деятельность, в процессе которой происходят выбросы, в проекте устанавливаются обязанности по определению количества выбросов согласно утвержденной уполномоченным федеральным органом методике, представлению отчета о выбросах, уплате сбора за них в случае превышения установленных разрешений, планированию и осуществлению мероприятий по сокращению, поглощению выбросов.

 

Cоциальная эко-ответственность бизнеса

Выполнение минимальных государственных требований не стимулирует, по мнению директора природоохранной политики WWF, Заслуженного эколога РФ, д. г. н. Евгения Шварца, внедрение инноваций в области экологии в целом. Эффективным инструментом для перехода к высоким экологическим стандартам производства является, по его мнению, добровольная сертификация бизнеса.

Напомним, что подтверждение соответствия может быть добровольным и обязательным. Речь идет о документальном удостоверении соответствия продукции или иных объектов, процессов и т. д. требованиям технических регламентов, документов по стандартизации или условиям договоров. Добровольное подтверждение соответствия осуществляется в форме добровольной сертификации, а обязательное – в формах сертификации или принятия декларации о соответствии. Лица, создавшие систему добровольной сертификации, устанавливают перечень объектов, подлежащих сертификации, характеристик таких объектов, на соответствие которым осуществляется сертификация, правила выполнения предусмотренных системой работ и порядок их оплаты, определяют участников системы. Системой добровольной сертификации может предусматриваться применение знака соответствия (ст. 20-21 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании»). В Москве, например, действует система добровольной сертификации «Московский экологический регистр», руководство которой осуществляет Департамент природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы (постановление Правительства Москвы от 13 мая 2003 г. № 353-ПП).

Ключевыми факторами прогресса бизнеса в области охраны окружающей среды эколог считает измеримость воздействий и использования ресурсов, возможность их снижения, открытость экологически значимых данных и корпоративную ответственность (социально-экологические политики предприятий и практику их применения). Важную роль в деле повышения уровня экологической безопасности производств играют также отраслевые эко-рейтинги. Например, в результате пяти лет рейтингования нефтегазовых компаний, по словам эксперта, с 1 до 10 выросло количество предприятий с корпоративными планами и программами по сохранению биоразнообразия. Рейтинги способствуют и повышению уровня прозрачности деятельности компаний. Стоит отметить, что распоряжением Правительства РФ от 5 мая 2017 г. № 876-р утверждена Концепция развития публичной нефинансовой отчетности (далее – Концепция), которая направлена на совершенствование системы стимулирования российских организаций к повышению информационной открытости и прозрачности результатов воздействия их деятельности на общество и окружающую среду. В 2019-2020 годах Концепцией предполагается в том числе регулярное составление индексов и рейтингов в области социальной ответственности и устойчивого развития на основе анализа публичной нефинансовой отчетности.

Кроме того, в феврале прошлого года Минэкономразвития России представило доработанный законопроект «О публичной нефинансовой отчетности». В проекте раскрывается среди прочего понятие социальной ответственности, под которой понимается ответственность организации за воздействие ее решений и результатов деятельности на окружающую среду, экономику и общество. Действие НПА, в случае принятия законопроекта, распространится на госкорпорации, госкомпании, публично-правовые компании, ГУП и хозяйственные общества с выручкой за предшествующий отчетному год в размере 10 млрд руб. или более либо с суммой активов бухглатерского баланса в аналогичном размере по состоянию на конец предшествующего отчетному года, иные общества, ценные бумаги которых допущены к обращению на организованных торгах путем включения их в котировальные списки. В документе фиксируются возможности общественного и профессионального заверения публичной нефинансовой отчетности.

 

Источник: www.garant.ru

Несмотря на многочисленные эко-инициативы, объем мусора в России продолжает расти. Площадь российских свалок ежегодно увеличивается на 0,4 га, подсчитали в «Гринпис России». Это примерно равно территории Москвы и Санкт-Петербурга вместе взятых.

И для потребителя, и для самих операторов мусорные полигоны и стихийные свалки стали ключевой проблемой. Граждане ждут их планомерной ликвидации или как минимум удаления от своего места жительства. Кроме того, общество требует обоснованной тарифной политики, высокого качества услуг и снижения негативного влияния на экологию. Недовольство населения уже вылилось в серию протестных акций в российских регионах, включая Московскую, Новгородскую и Архангельскую области.

Отвечая на общественный запрос, операторы вывозят мусор, наращивая издержки на транспортировку отходов и создание инфраструктуры. Но в итоге все равно сталкиваются с дефицитом емкости полигонов. Фактически отрасль подошла к своим естественным пределам: ни площадь полигонов, ни транспортное плечо вывоза отходов, ни издержки не могут расти до бесконечности.

Эти противоречия влияют на восприятие отрасли обществом, которое выступает главном заказчиком услуги. А государство чаще всего разделяет его позицию.

Полностью снять эти противоречия вряд ли возможно. Единственный рабочий вариант для операторов — внедрять другие технологии переработки ТКО. Однако и роль государства не стоит недооценивать.

Что же необходимо отрасли для того, чтобы снять проблему переполненных свалок и выйти на новый уровень?

С января 2019 года в России ввели новую систему обращения с ТКО. Изменились принципы и механизмы сбора, сортировки, переработки и утилизации мусора. Основная цель новаций — решить проблему с захоронением отходов на свалках, повысить глубину переработки ТКО и снизить социальную напряженность.

Для отрасли, которая не реформировалась более полувека, изменения давно назрели. Но проблема в том, что вводятся они избирательно. Города федерального значения — Москва, Санкт-Петербург, Севастополь — получили отсрочку с введением мусорной реформы до 1 января 2022 года.

Такая избирательность показала неопределенность в выборе стратегии реформирования отрасли. По сути, движение идет разнонаправленно и не позволяет операторам и администрациям регионов сбалансировать отношения с обществом.

В целом по стране власти надеются повысить долю утилизации ТКО с нынешних 5—7% до 36% к 2024 году: такие целевые показатели отражены в нацпроекте «Экология». По Центральному федеральному округу доля должна быть ощутимо выше — в среднем 60%. Это вновь возвращает нас к вопросу о решениях, которые позволят эффективно утилизировать мусор.

Для большинства населенных пунктов захоронение отходов — пока единственный доступный вариант. Но в нынешнем виде полигоны, безусловно, оставлять нельзя, а для модернизации требуются огромные капитальные затраты. У операторов просто нет таких ресурсов, а поддержка со стороны государства по этому направлению недостаточна. К тому же развитие полигонов не вполне соответствует целям мусорной реформы и вызывает неприятие в обществе.

Поэтому ставку придется делать на другие методы утилизации ТКО.

  • Мусоросжигательные заводы

В конце прошлого года Госдума приравняла мусоросжигание к утилизации, если при этом производится электроэнергия. Современные технологии действительно помогают снизить экологический вред от термической переработки отходов.

Правда, такой вариант не подходит для малых и большинства средних городов: везти мусор на большой завод дорого, а строить собственный — нецелесообразно. Для крупных городских агломераций сжигание более эффективно. Но с учетом низких цен на энергоносители и вследствие сырьевой ориентации экономики страны здесь довольно остро встает вопрос об экономической эффективности такой альтернативной электрогенерации.

Технологии, отвечающие современным требованиям, стоят в десятки раз дороже, чем можно было бы окупить действующим тарифом. А если экономить на решениях, снова возникает риск спровоцировать социальную напряженность. К примеру, в Московской области жители недовольны проектами заводов, где используются системы очистки дымовых газов предыдущего поколения. Вопрос еще осложняется высокой концентрацией переработки: на каждый завод приходится значительный объем ТКО — около 500—700 тыс. т в год.

По нашей оценке, мусоросжигание на текущем этапе развития применимо для крупных городских агломераций, где есть возможность повышать тариф. Вместе с захоронением этот сегмент в среднесрочной перспективе может занимать 30% в общем объеме утилизации ТКО.

  • Раздельный сбор отходов

Современные производства так устроены, что зачастую проще и дешевле произвести новое, чем переработать старое. Раздельный сбор и вторичное использование требуют усилий от общества и находятся под экономическим давлением. Прежде всего, из-за цен на вторсырье, которые обеспечивают игрокам низкий доход.

Власти, со своей стороны, ищут способ заинтересовать население и утверждают, что раздельный сбор должен привести к снижению тарифов. Такой принцип реализован у нас в Нижегородской области, где за раздельно собранный мусор граждане платят на 20% меньше.

В целом, если участников процесса удастся мотивировать на раздельный сбор и отправку отходов на вторпереработку, таким образом в среднесрочной перспективе можно потенциально утилизировать до 15% мусора.

  • Карбонизация

Технология карбонизации отходов позволяет ликвидировать мусорные свалки с органической составляющей, которая обычно служит источником неприятных запахов и антисанитарии. Вместе с АО «Центр компетенций по решениям в области обращения с отходами — исследования, разработка, внедрение» мы разработали типовой инновационный проект по карбонизации отходов «под ключ». Производственная мощность нашего решения достигает 100 тыс. т переработки ТКО в год. При этом выбросы в атмосферу примерно в два-четыре раза ниже, по сравнению с традиционными методами термической переработки мусора.

Решение оптимально для населенных пунктов численностью 200—300 тыс. человек и его легко масштабировать и тиражировать. Инвестиции в проект частично окупаются за счет продажи продукта переработки — карбона, который востребован в том числе на международных рынках. И хотя карбонизация подходит в основном для небольших городов, с ее помощью в общей сложности можно утилизировать до 25% российского мусора в среднесрочной перспективе.

Операторы и население сегодня находятся в конфронтации. Но это состояние деструктивно: стороны нужно «подружить» и сделать так, чтобы они вместе работали над общими задачами.

На самом деле общественные активисты могут помочь операторам совершенствовать операционные процессы. Например, в рамках принципа «жалоба как подарок». Вместо того, чтобы тратить деньги и другие ресурсы на мониторинг и контроль, оператор может использовать обратную связь от населения.

Кроме того, в условиях реформы для операторов важно вовлекать население в раздельный сбор отходов. Для этого наша компания «МСК-НТ» вместе с партнерами работает над созданием инфраструктуры, делающей процесс удобным и технологичным. Речь идет, например, об установке фандоматов для возвратной тары и оборудовании специальных станций по приему опасных отходов. В результате потребители получают возможность вернуть себе залоговую стоимость упаковки, сдав ее в фандомат или аппарат обратного вендинга.

По экспертным оценкам, для повышения доли переработки с нынешних 5—7% до 60% отрасли требуются капитальные вложения из расчета 3 млрд руб. на каждый 1 млн т ТКО в год. Речь идет о прямых инвестициях на сумму 150—200 млрд руб. в горизонте ближайших пяти лет, не считая капитальных затрат на строительство крупных мусоросжигательных заводов. Эти средства нужны на модернизацию полигонов, комплексы сортировки и вторпереработки, мощности по термической переработке отходов (карбонизация), модернизацию и автоматизацию операционных процессов.

Из-за большой доли неплатежей доходность инвестиций в мусорной отрасли относительно невысока. Цели реформы, направленные на снижение тарифов, осложняют ситуацию, особенно с учетом того, что отрасль не завершила стадию становления, а рабочие инструменты софинансирования отсутствуют.

Опыт смежных отраслей показывает, что часть затрат на объекты сортировки, переработки, утилизации отходов и другую инфраструктуру может взять на себя государство. Например, через профильную компанию «Российский экологический оператор», федеральные и региональные фонды развития. Но пока инструменты поддержки отрасли не работают на практике. И чтобы исправить ситуацию, необходимо снизить давление по софинансированию капзатрат на принципах ГЧП.

Выстраивание эффективного взаимодействия между участниками отрасли и государством позволит смягчить противоречия между обществом и региональными операторами. Это будет достигнуто путем реализации инвестпроектов, направленных на внедрение современных технологий.

Тем более, технологические решения для этого есть. Они разнообразны по стоимости, производительности, набору и качеству конечных продуктов. В отдельных случаях часть вложений в объекты можно компенсировать за счет продажи продуктов глубокой переработки, оптимизации и тиражирования обновленных операционных процессов.

Не стоит забывать и о том, что отрасль обращения с отходами живет не в вакууме и тоже пострадает от сложившейся сегодня ситуации. Борьба с распространением коронавируса неизбежно приведет к замедлению экономики и сокращению доходов малого и среднего бизнеса, а затем и населения. Все это спровоцирует рост неплатежей за утилизацию отходов — со стороны как домохозяйств, так и компаний. И чтобы исключить экономическую и социальную напряженность, разумно было бы поддержать операторов гарантиями государства на федеральном и региональном уровнях.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Источник: trends.rbc.ru

УДК 504.064.3

АНАЛИЗ СУЩЕСТВУЮЩИХ ПРОБЛЕМ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ С ОТХОДАМИ

В РФ

Лычагина А.А.

Бакалавр Высшей школы сервиса

ФГБОУ ВО «Российский государственный университет туризма и сервиса»

г. Москва, Российская Федерация

[email protected]

Научный руководитель:

Борисова О.Н.

Канд. тех. научк, доцент Высшей школы сервиса

ФГБОУ ВО «Российский государственный университет туризма и сервиса»

г. Москва, Российская Федерация

[email protected]

Аннотация. Статья посвящена анализу ситуации в сфере управления отходами в России. Рассмотрены и проанализированы проблемы существующей системы обращения с отходами, выявлены ее недостатки и причины возникновения. Приведены статистические показатели динамики образования отходов, их структура, а также прогнозы на будущее. Отдельное внимание в статье уделено пагубному влиянию Российской системы обращения с отходами на окружающую среду. В результате исследований доказана необходимость оптимизации сферы для достижения максимальной эффективности и снижения разрушающего воздействия на экологию.

Ключевые слова: отходы, ТКО, цифровая трансформация, обращение с отходами, управление отходами, переработка, утилизация, интеллектуальные технологии, IoT, эффективность.

Проблема сбора, утилизации и переработки отходов являются чрезвычайно актуальной в настоящее время. Экологическая обстановка в мире говорит о том, что столь халатного отношения к природе, которое люди допускают в последнее время, наша планета не выдержит. Численность населения постоянно растет, растут и потребности людей, а ресурсы планеты близятся к своему дефициту. Каждый человек наносит огромный ущерб планете в виде загрязнения отходами. Каждый год образуется около 4 млрд. тонн отходов производства и потребления, из которых 50-60 млн. составляют твердые коммунальные отходы (ТКО). В свою очередь, низкий уровень их утилизации может привести к экологической катастрофе.

В сфере обращения с отходами большое значение имеет структурный состав ТКО, определяющий требования к системе сбора и утилизации, а также оптимальную конфигурацию мер по обращению с ТКО. Некоторые региональные операторы и ассоциации провели исследования на предмет структуры ТКО в разных регионах России. Их результаты разнятся, однако это не мешает сделать общий вывод о снижении доли

органической фракции и увеличении неорганических, трудно- или неразлагаемых фракций, к числу которых относятся отходы упаковки (бумага, пластик, стекло).

В 2000 году органические отходы составляли 40% ТКО (рис. 3)3, к 2011-му их объем уменьшился на 6-10% (данные полевых исследований) и увеличилась доля фракций, пригодных к переработке. Категория «прочие» включает опасные отходы и крупногабаритный мусор, отслужившие электрические и электронные товары, а также другие менее значимые виды отходов.

Можно заметить, что доля органической фракции в структуре ТКО России постепенно снижается, но при этом остается выше, чем в странах Северной и Западной Европы. Доли пластика и стекла небольшие. На сегодняшний день структура ТКО в РФ ближе всего к странам Восточной Европы (Польша, Чехия, Словакия и др.)

Нетрудно заметить, что достаточно значительную часть в составе ТКО занимают пригодные к переработке фракции, однако уровень переработки в России не превышает 57%, по самым оптимистическим оценкам. Остальная часть отправляется на захоронение, что наносит огромный ущерб природе [7].

В странах Евросоюза перерабатывается в среднем 60% отходов, то есть большая их часть, в то время как в России, наоборот, большая часть отходов отправляется на захоронение и лишь 7% подвергается переработке.

Накопление отходов на полигонах и свалках усиливает загрязнение атмосферы, почв, подземных вод и поверхностных водоемов, нарушает функционирование экосистем, наносит ущерб сельскому хозяйству и строительству (так как сопровождается выводом земель из хозяйственного оборота). Кроме того, выбросы свалочного газа негативно влияют на климат. Существующая в России структура обращения с отходами не позволяет реализовать экономический потенциал вторичного использования ресурсов и снизить экологическую нагрузку на окружающую среду. Большинство действующих полигонов морально и физически устарели и в будущем не смогут принять нарастающий объем отходов. Дальнейшая эксплуатация инфраструктуры захоронения ТКО в конечном итоге приведет к серьезным экологическим последствиям, опасным для здоровья нации [9].

Причин для возникновения данной ситуации в России множество. Одной из них является, например, отсутствие централизованной системы раздельного сбора мусора. Многие граждане понимают значимость раздельного сбора мусора для экологии, но для того, чтобы перейти на эту систему, необходимо, в первую очередь, создать предприятия по переработке отходов, куда мог бы отправляться отсортированный мусор, а также создать эффективную систему его сбора и транспортировки. К сожалению, большой

проблемой в России является как раз отсутствие инфраструктуры, отвечающей современным требованиям [8].

Попытки организации селективного сбора отходов не увенчались успехом. Причиной этого во многом является то, что из 100% отходов переработке подвергаются только 7%. В России существует острая нехватка мусороперерабатывающих заводов, которая и не позволяет использовать весь потенциал селективного сбора мусора. Из 200 необходимых мусороперерабатывающих комплексов в рамках «Мусорной реформы» в нашей стране строится только 5. И это значит, что введения раздельного сбора мусора и его последующей переработки ждать остается еще долго [21].

Второй проблемой является низкий уровень организации сбора отходов и ненадлежащее качество или недостаток контейнерных площадок, удобных для эксплуатации. Также наблюдается недостаточное количество специализированных транспортных средств и специальных устройств для мойки несменяемых контейнеров. Все это значительно ухудшает экологическую обстановку. Кроме того, поскольку система вывоза отходов работает неэффективно, то существует также проблема преждевременного выхода из строя средств сбора и транспортировки отходов, срок службы которых фактически в 2-2,5 раза ниже нормативного. Это приводит к прямым потерям листовой стали в количестве 5-7 млн. т. ежегодно [5].

Т.к. наблюдается рост темпов урбанизации, проблема вывоза отходов с придомовых городских территорий становится все более значимой. Среднее расстояние вывоза ТКО по России составляет 20 км, в городах с населением 500 тыс. жителей и более оно возрастает до 45- 60 км. По статистике, дальность вывоза отходов ежегодно возрастает в среднем на 1,5 км, а себестоимость их транспортировки, соответственно, на 15-20%. Это вынуждает переходить на двухэтапную систему вывоза ТКО с применением мусороперегрузочных и сортировочных станций и большегрузных мусоровозов [3].

Сама система сбора и вывоза отходов неэффективна, т.к. он осуществляется не по степени наполненности контейнеров, а по расписанию. Это означает, что каждый раз машина вынуждена вывозить мусор из еще полупустых или уже переполненных контейнеров, что не оправдывает расходы на топливо и эксплуатацию машины и оборудования. Ведь в случае вывоза отходов из переполненного контейнера потребуется повторный выезд для того, чтобы полностью опорожнить его. Кроме того, переполненные контейнеры, испускающие «благоухание», доставляют дискомфорт жильцам домов, а контейнерные площадки зачастую настолько плохо выполнены, что нарушают эстетику дворов [1].

В России организация процессов сбора и постепенное, ступенчатое выделение вторичного сырья (в зависимости от конкретных возможностей его переработки) идет пока точечным, зачастую экспериментальным, охватом отдельных населенных пунктов. Это является следствием фактического отсутствия федеральных целевых законодательных актов и программ, направленных на реализацию проектов селективного сбора отходов и формирования рынка вторичного сырья. Определенная работа в этом направлении проводится в г.г. Москве, Санкт-Петербурге, Владимире, Кирово-Чепецке, Курске, Орле и ряде др [13].

К третьей проблеме можно отнести тарификацию услуг по вывозу и переработке ТКО, а именно непрозрачность самих тарифов. В 2019 году наблюдался значительный разброс цен в различных регионах: от 244 до 1411 рублей за 1 м . Это послужило причиной возрастания возмущения и недоверия жителей к таким тарифам, в результате чего возросло и количество неплатежей. Региональные операторы в 2019 году лишились 21% оплаты за услуги, а в начале 2020-го года — 24-х %. Очевидно, что вместе с этим ухудшиись и показатели рентабельности компаний, что, в свою очередь, чревато их уходом с рынка. Высока вероятность того, что к концу 2020-го года могут прекратить услуги 22 региональных оператора, осуществляющих деятельность на территории 19-ти субъектов РФ и обслуживающих 15,1 млн. человек[16].

Наиболее значимым недостатком системы управления отходами в России является отношение властей к отходам. В то время как для большинства Европейских стран отходы — это ценный ресурс, возможность получить вторичный продукт, то для России это -просто мусор. Мусор, который может приносить пользу, в нашей стране огромными партиями отправляется на свалки и полигоны, где образует многолетние залежи, ежедневно наносящие непоправимый ущерб окружающей среде. Полигоны, отведенные под захоронение отходов, на 30% не соответствуют санитарным требованиям. В связи с изношенностью инфраструктуры многие полигоны не оборудованы защитными средствами для почв, вод и прилегающих территорий. Они делают непригодными для использования значительную часть земельных ресурсов и существенно загрязняют окружающую среду, а также имеют негативное влияние на флору и фауну.

Таким образом, на полигонах содержатся не только опасные для природы вещества, но и ценные виды сырья и материалов, такие как бумага, стекло, металлы, пластик, составляющие около 40% ТКО, т.е. 15 млн. в год. Из — за отсутствия возможности переработки данных отходов наблюдается ежегодная упущенная выгода от переработки, которая составляет как миниум 68 млрд. руб. (1.7 млрд. евро). Более того, ТКО могут использоваться как альтернативное топливо в цементной промышленности и

на мусоросжигательных заводах. Из всего этого вытекает сильно значимый для экономики страны и экологии недостаток существующей системы — это неэффективное использование имеющихся ресурсов, и, как следствие, расточительное отношение к тому, что дарит нам природа [17].

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что текущего объема накопленных в России отходов достаточно, чтобы загрузить Транссибирскую железнодорожную магистраль на 2400 лет вперед!

Также существенным недостатком системы обращения с отходами в России является наличие множества несанкционированных свалок, а также значительная переполненность имеющихся полигонов, в результате чего возникает острая необходимость в увеличении затрат на ввод новых мощностей по захоронению отходов. Кроме того, существует немало небезопасных для экологии полигонов, которые не соответствуют санитарным требованиям. Очевидно, что такой подход является не только неэкологичным, но также и экономически невыгодным для государства [4].

Существующая система сбора и вывоза отходов с придомовых территорий также имеет множество недостатков и нуждается в модернизации. Как было упомянуто выше, существует проблема непрозрачности тарифов за сбор и вывоз ТКО со стороны региональных операторов. Во многом это обусловлено тем, что компании по вывозу мусора вынуждены затрачивать намного больше ресурсов, чем требуется. Проблема заключается в том, что из-за отсутствия налаженной логистики имеющиеся мощности истощаются слишком быстро. Из-за частых «холостых» или «повторных» выездов на контейнерные площадки растет амортизация машин и оборудования, вследствие чего региональные операторы несут экономические потери. В конечном счете, это сказывается на тарифах, которые они устанавливают [12].

Во времена бурного развития технологий все перечисленные проблемы становятся легко решаемыми. Главный вопрос, как и всегда, заключается в готовности властей и организаций в начале понести большие затраты, чтобы в дальнейшем получить еще большую экономию и пользу [2].

Литература

1. Борисова О.Н. Ресурсоэффективное использование техногенного сырья в строительстве: новые горизонты для эко-инноваций // В сборнике: Наука — сервису Материалы XXIII Международной научно-практической конференции. Под редакцией И В. Бушуевой, О.Е. Афанасьева. 2018. С. 294-303

2. Борисова О.Н Предпосылки для рационального ресурсосбережения -создание экотехнопарков // Славянский форум. 2018. № 2 (20). С. 124129.

3. Борисова О.Н., Проничева А.С. Раздельный сбор — элемент системы жизнеобеспечения подотрасли ЖКХ // В сборнике: Современные проблемы туризма и

сервиса Сборник статей научных докладов по итогам Всероссийской научно-практической конференции. Под редакцией О.Е. Афанасьева, Е.В. Юдиной. 2019. С. 4957.

4. Жаров В. Г. Управление инженерными системами интеллектуального здания с использованием технологий информационного и инфографического моделирования. Комаров Н.М.//Сервис plus. 2013. № 2. С. 74-81.

5. Жаров В. Г. Концепция переустройства управления энергоэффективностью интеллектуального здания/Комаров Н. М.//Сервис в России и за рубежом. 2013. №7(45). С. 36-47.

6. Иванов Л.А., Борисова ОН., Муминова СР. ИЗОБРЕТЕНИЯ В ОБЛАСТИ НАНОТЕХНОЛОГИЙ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА РЕШЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАДАЧ. ЧАСТЬ I // Нанотехнологии в строительстве: научный интернет-журнал. 2019. Т. 11. № 1. С. 91-101.

7. Шубов, Лазарь Яковлевич. Технология твердых бытовых отходов: учебник для студентов, обучающихся по направлению подготовки 100100 "Сервис" / Л. Я. Шубов, М. Е. Ставровский, А. В. Олейник ; под ред. Л. Я. Шубова. — Москва : Альфа-М [и др.], 2011. — 396 с.

8. Шубов Л.Я., Борисова О.Н. Способ обогащения и переработки твердых коммунальных отходов // Патент на изобретение RU 2542116 C2, 20.02.2015. Заявка № 2010152797/13 от 24.12.2010.

9. Шубов Л.Я., Борисова О.Н., Доронкина И.Г. Эволюция стратегии управления ТБО // Твердые бытовые отходы. 2014. № 11 (101). С. 12-15.

10. Шубов Л.Я., Борисова О.Н., Доронкина И.Г. Управление твердыми бытовыми отходами: ошибки в планировании и пути оптимизации // Экология промышленного производства. 2017. № 3 (99). С. 8-13.

11. Шубов Л.Я., Борисова О.Н., Доронкина И.Г. Стратегия оптимизации комплексного управления твердыми бытовыми отходами в российской федерации // Экология промышленного производства. 2017. № 4 (100). С. 16-25.

12. Шубов Л.Я., Борисова О.Н., Доронкина И.Г. Введение в стратегию оптимизации комплексного управления ТБО // ЖКХ. 2017. № 1. С. 47-52.

13. Борисова О.Н. Насущные вопросы ресурсосбережения в ЖКХ — опыт европейских стран // Славянский форум. 2017. № 3 (17). С. 248-255.

14. Шубов Л.Я., Борисова О. Н., Доронкина И.Г. Средства массовой информации о твердых бытовых отходах: корректировка мнений (многострадальные аспекты проблемы твердых бытовых отходов) // Экологические системы и приборы. 2016. № 11. С. 40-46.

15. Доронкина И.Г., Борисова О.Н. Эволюция технологических подходов при решении проблемы твердых бытовых отходов // Сервис в России и за рубежом. 2015. Т. 9. № 4 (60). С. 102-111.

16. Шубов Л.Я., Доронкина И.Г., Борисова О.Н Современные проблемы комплексного управления твердыми бытовыми отходами // Учебное пособие по дисциплине "Ресурсосберегающие и малоотходные технологии", специальность "Инженерная защита окружающей среды", № госрегистрации 0321401107 / Москва, 2014.

17. Шубов Л.Я., Борисова О.Н. О стратегии управления твердыми бытовыми отходами // Жилищно-коммунальное хозяйство. 2014. № 3. С. 34.

18. Doronkina I.G., Borisova O.N. Еcotourism in community environment // World Applied Sciences Journal. 2014. Т. 30. № 30. С. 35-36.

19. Шубов Л.Я., Борисова О.Н., Юдин А.Г., Гречишкин В.С. Принципы Zero Waste: современное прочтение // Твердые бытовые отходы. 2013. № 5 (83). С. 8-11.

20. Шубов Л.Я., Борисова О.Н., Юдин А.Г., Гречишкин В.С. Принципы Zero Waste: современное прочтение // Твердые бытовые отходы. 2013. № 6 (84). С. 8-13.

21. Шубов Л.Я., Борисова О.Н. Повышение комплексного использования твердых коммунальных отходов // В сборнике: Современные проблемы туризма и сервиса материалы всероссийской научной конференции аспирантов и молодых ученых, 16 апреля 2009 г.. Федеральное агентство по образованию, Федеральное гос. образовательное учреждение высш. проф. образования "Российский гос. ун-т туризма и сервиса"; [редсовет: Федулин А. А. — пред. и др.]. Москва, 2009. С. 6-11.

Источник: cyberleninka.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.