Проблемы населения европы


Многие жители России считают, что Европейский Союз – это «райский уголок», идеальный союз и место для жизни. Видимо, их мнение разделяют и миллионы мигрантов из Африки, стран Азии, которые с каждым годом все более увеличивают свою численность в «Старом Свете».

Основные внутренние проблемы Современной Европы

— Проблема мигрантов. Италию, Грецию и ряд других стран просто «топят» волны мигрантов из стран Арабского мира и Чёрной Африки. В Италию приезжают несколько тысяч человек каждый день. Итальянское правительство селит их во «временных лагерях», но сами итальянцы не разделяют такого «гостеприимства». На острове Лампедуза состоялось уже несколько стихийных митингов протеста, в ответ «беженцы» сами устроили массовые беспорядки.


Эта проблема усугубляется нежеланием «пришельцев» встраиваться в европейскую систему ценностей, мигранты усиливают позиции криминала, пренебрежительно относятся к местной культуре, агрессивно внедряют свои обычаи (многоженство, продажу несовершеннолетних девочек в жены, жертвоприношения и т. п.). Многие мигранты не желают работать, живут на пособия и теневые промыслы.

Европа и сама виновата в появлении этой проблемы, во многом это наследство колониальных империй европейских стран. После Второй мировой войны мигранты привлекались для восстановления разрушенной экономики, их использовали на самых грязных и тяжелых работах. Но к 70-м годам ситуация стала меняться, привлеченные высоким европейским уровнем жизни и хорошим приёмом работодателей, стремившихся сэкономить, в Европу устремились огромные массы африканцев и арабов. Они уже не интегрировались в европейское общество, создавали свои кварталы, откуда вытесняли коренных жителей, образуя почти неподконтрольные полиции и властям зоны, где жили по своим обычаям, с высоким уровнем криминала (продажа оружия, проституция, наркотики).

Можно сказать, что началась уже колонизация Европы народами, которые раньше были под контролем европейских держав. Произошла и культурная колонизация Европы – музыка Черной Африки (ритмы поп-музыки), внешний облик (те же дреды). Первый «звоночек» прозвенел осенью 2005 года во Франции, когда в пригородах Парижа и в ряде других городов прошла волна погромов, участниками которых были в основном негры и арабы.


В настоящее время в Европе проживает, по разным оценкам, от 15 до 24 миллионов мусульман. И их число постоянно растет за счёт новоприбывших и хорошей рождаемости, в отличие от белого коренного населения Европы. К 2015 году, по подсчётам демографов, их численность возрастёт вдвое.

— Рост национализма. Ответной реакцией Европы стала вторая волна национализма (первая была в 20-30-е годы XX века). Популярность ультраправых и правых партий и движений в Европе очень быстро растёт. Например: в 2010 году в Нидерландах «Партия свободы» заняла третье место, получив более 15% голосов, в 2010 году венгерская национал-консервативная партия «Фидес» получила более 52% голосов, ультранационалистическая партия «За лучшую Венгрию» получила 17% голосов избирателей, в Швейцарии запретили строить минареты, идею выдвинула «Швейцарская народная партия», её поддержали более 57% швейцарцев.

Все основные лидеры Европы, главы правительств во Франции, Англии, Германии, Голландии признали провал политики мультикультурности.

Таким образом, народы Европы психологически подготовлены к новым межцивилизационным войнам.

— Экономический кризис. Экономика ЕС держится на Германии и Франции, но вечно это продолжаться не могло, первыми на грани банкротства оказались Греция, Ирландия, Португалия и Испания. Но и ряд других стран также в кризисе, не зря они все спешно сокращают государственные расходы, расходы на оборонные нужды, увольняют государственных служащих.


В Лондоне 26 марта прошли демонстрации, в которых участвовало более 500 тыс. человек, причиной стало урезание бюджетных расходов. В итоге даже начались волнения. Более 200 человек было арестовано. 6 апреля Португалия обратилась к ЕС за финансовой помощью, МВФ и ЕС предварительно договорились предоставить кредит Португалии в размере 80 млрд. евро. Госдолг Бельгии достиг 100% от ВВП (400 млрд. евро) и в 2012 году, по прогнозу экспертов, составит уже 102% – это третье место после Греции и Италии.

Правителям Европы, как и США, больше нет нужды поддерживать высокий уровень жизни европейцев и наличие большого среднего класса, уровень жизни европейцев будет падать и дальше. В итоге упадет как минимум вдвое.

Жак Аттали считает, что уже в 2012-2013 годах острейший экономическо-финансовый кризис в итоге приведёт к политическому кризису и распаду Еврозоны.

По мнению российского эксперта М. Хазина, кризис скорее всего похоронит ЕС. Вполне вероятен распад на индустриальный Север — это, в первую очередь, Германия, Швеция, Швейцария, Франция и северная Италия. И преимущественно сельскохозяйственный Юг, где большую роль играет ещё и туризм: Греция, Испания, Италия, Португалия. Естественно, больше никто не будет содержать и страны третьего типа, в основном, это страны, входившие в бывшую мировую систему социализма. Все реальное производство в этих странах уничтожено (поскольку оно входило в советскую систему разделения труда), а доходы граждан поддерживались за счет роста цен на недвижимость и дотаций ЕС.


— Угроза распада ряда стран. Под угрозой не только судьба Европейского Союза, но и нескольких стран. Противоречия между лидерами нидерландоязычной Фландрии и франкоговорящей Валлонии практически неразрешимы. Бельгия может распасться на две части. В Великобритании может отделиться Шотландия и Уэльс.

Первый кандидат на распад – это Испания, такие регионы, как Баскония и Каталония, уже давно требуют большей автономности. Сепаратистские, националистические настроения присутствуют в Андалусии, Галисии, Астурии, есть и канарский национализм (Канарские острова потребовали автономии ещё в 1933 году). «Железная рука» Франко дала обратный результат, теперь «палку перегибают» в другую сторону, испанские власти всячески потворствуют сепаратистам и регионалистам, в ходе борьбы за парламент правящая партия покупает лояльность региональных депутатов обещаниями об усилении автономии и всегда выполняет эти обещания. В Каталонии уже есть своя полиция, в Басконии «зародыш» армии. В итоге Испания может развалиться на множество независимых государств.

— Проблема старения и сокращения белого населения. По данным ООН к 2050 году население Германии сократится с 82 миллионов человек до 71 миллиона, в Италии — с 57,5 миллиона до 43 миллионов человек, в Испании — с 40 миллионов до 31 миллиона.


селение Франции вырастет, но только за счёт арабской и африканской общин. В целом население Европейского Союза упадёт с 376 миллионов до 339,3 млн. Ещё более масштабное сокращение ждёт страны Восточной Европы — со 105 миллионов до 85 млн. Сюда надо добавить, что население Турции возрастёт с 66 млн. до 100 млн. Россию также ждёт дальнейшее сокращение – до 104 млн. человек, Украину — до 30 миллионов.

Женщины европейских стран (кроме Албании) не хотят рожать, они делают карьеру, в итоге максимум один-два ребёнка на семью. В странах Восточной Европы второй ребёнок – это уже «роскошь».

По исследованиям демографов, к середине века треть населения Европы будет стариками старше 65 лет, каждому десятому будет 80 лет. Средний возраст европейца в 2050 году будет 49 лет.

Если полвека назад белых европейцев на планете было 22% от численности человечества, в настоящее время их 12%, к середине века упадёт до 6,5%. Если в 1990 году население снижалось только в Германии, Болгарии и Венгрии, то в 2002 году оно снижалось уже в 12 странах Центральной Европы.

— Проблема здоровья европейцев. На основе доклада о состоянии здоровья в Европе в 2010 году, подготовленного Организацией экономического сотрудничества и развития совместно с Еврокомиссией, можно выявить основные проблемы со здоровьем европейцев.


на из главных проблем — это ожирение, количество больных ожирением в последние 20 лет возросло вдвое. Каждый второй европеец страдает ожирением или избытком веса. У детей ожирение у каждого 7-го. Ожирение одна из главных причин высокого уровня сердечно-сосудистых заболеваний. Значительные проблемы также с курением, неправильным питанием, в ряде стран пьянство (Англия, Германия, Чехия и др.), недостаток физической активности, стрессы.

Источник: topwar.ru

На современном этапе кризисная демографическая ситуация ставит чрезвычайно острые проблемы для будущего развития и безопасности многих развитых стран. Общество, в котором каждое новое поколение становится меньше по своей численности предыдущего поколения, находится в состоянии вымирания и не может рассчитывать на историческое будущее. Такая кризисная демографическая ситуация (депопуляция) – следствие низкой рождаемости, которая характерна сегодня для тех странах, где постиндустриальная цивилизация расцветает из недр рыночной основы социальных отношений.

Неслучайно именно страны Западной Европы находятся на самой глубокой стадии демографической деградации. Абсолютное большинство стран Европейского союза заявляют о проблемах низкой рождаемости, старения населения и др. демографических угрозах. В Европе растет число государств, которые пытаются воздействовать на рождаемость с целью ее повышения, необходимого для предотвращения тенденции депопуляции.


вестно, что для преодоления депопуляции и обеспечения простого воспроизводства населения (замещения поколений) суммарный коэффициент рождаемости (СКР характеризует среднее число рождений у одной женщины в гипотетическом поколении за всю ее жизнь) должен составлять минимум 2,15 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста. Между тем общий суммарный коэффициент рождаемости в странах ЕС в 2012 г. составил всего 1,58. Во Франции, например, он чуть ниже необходимого минимума (2,00). Более низкие показатели рождаемости у Великобритании (1,91), Бельгии (1,80). Самые низкие показатели длительно сохраняются в Германии (1,31), Австрии (1,41), Швейцарии (1,42). Еще в 1950 г. доля Европы в мировом населении составляла 22 %, сейчас она составляет 10,7 %, а к 2050 г., согласно прогнозам экспертов, составит 7,5 %.

На демографическое состояние современной Европы все в большей степени влияют представители мусульманских народов, которые проявляют высокую активность в деторождении. Так, например, мусульманское население Швейцарии имеет коэффициент рождаемости 2,40. Остальное немусульманское население Швейцарии имеет коэффициент рождаемости 1,40. В Великобритании этот коэффициент у мусульманского населения равен 3,00 и 1,80 соответственно. В настоящий время во Франции 30 % детей в возрасте до 20 лет мусульмане. В Голландии и Бельгии около 50 % всех рождений приходятся на мусульманские семьи. Современная Европа терпит существенные изменения этнического состава населения, которые при сохранении современных миграционных процессов из развивающихся регионов и низкого уровня рождаемости коренных европейских народов, могут привести к необратимым последствиям, когда коренное население большинства стран Западной Европы станет сначала меньшинством, а затем произойдет его «замещение» пришлым населением.


Между тем для многих государств ЕС иммиграция из развивающихся стран и более отстающих регионов стала временной «подушкой безопасности» от экономических последствий демографической катастрофы. Однако мировой опыт показывает, что такое восполнение демографических потерь не только не решает проблему демографии коренного населения, но и влечет комплекс социально-политических и этнокультурных проблем для принимающей стороны. Прежде всего, это связанно с привнесением мигрантами чуждых принимающему обществу культурных ценностей, стереотипов социального поведения, что способствует росту межнациональных конфликтов и преступности, образованию межэтнических групп враждебно настроенных по отношению к коренному населению что, собственно, и происходит во Франции, Австрии, Германии и в других странах западной Европы. Вот почему важно понимать, что решение проблемы депопуляции зависит от изменения процессов естественного движения населения – рождаемости и смертности, от тех факторов, которые влияют на их динамику. Следовательно, именно повышение рождаемости, а не миграция, является определяющим условием выхода из демографического кризиса.


Очевидно, что современные демографические процессы существенным образом повлияют на перестановку геополитических сил и экономического доминирования в мире. Поэтому будущее благоволит тем странам, в которых общество сохранит основы традиционных семейных отношений, позволяющих ему осуществлять функцию воспроизводства поколений. Все стратегические программы, планы социально-экономического развития и т.д. и т.п. не имеют долгосрочной перспективы без оздоровления демографической ситуации. Если вымирает народ, умирает и государство – это очевидно. Поэтому долгосрочная, комплексная политика по исправлению демографической ситуации в позитивном направлении – неотъемлемое условие для сбережения народа и сохранения политической жизнеспособности государства.

В последние годы российскому государству удалось добиться некоторых позитивных результатов в демографическом направлении. Однако говорить о существенном изменении вектора демографического развития в России пока еще преждевременно. В ближайшем будущем нас может накрыть новая волна демографического кризиса вследствие прихода в репродуктивный период малочисленного поколения 1990-х гг. рождения (если в 1980-е гг. число родившихся в среднем за год составляло 2330 тыс. человек, то в 1990-х – 1385 тыс.). Для сохранения народа необходимо будет добиться существенного увеличения семей с тремя детьми.


елать это можно только благодаря единству усилий общества и государства по возрождению ценностей семьи и родительства, обеспечению семей с детьми жильем, достижению безопасности и стабильности в стране. Именно эти задачи отвечают сегодня интересам большинства народа и государственной власти. Именно возрождение национального самосознания, русской культуры, фундаментом которой является семья, улучшения благосостояния российских граждан – есть первостепенная потребность развития и процветания России.

Демографический кризис, как известно, – проблема, пришедшая к нам вместе с чуждыми, российскому культурно-историческому наследию, либеральными ценностями. Построение свободного рынка, минимизация государства, индивидуализм и другие ценности, экспортируемые Западом, негативным образом отразились на единственном бесценном ресурсе России – на ее народе.

Впервые депопуляция как социально-экономическая проблема стала проявляться в странах Западной Европы еще в первой половине прошлого столетия и продолжила распространяться в восточном направлении вместе с экспортированной западом демократией, свободным рынком и правами человека. Эта проблема не отечественного происхождения, она искусственна, как и многое из того, что пришло к нам из «развитых демократий».

Сегодня Запад охотно делится своим опытом регулирования демографическими процессами. К сожалению, мы от части его позаимствовали, рассчитывали, например, на иммиграцию. Однако история показывает, что опыт демографического развития западных стран является весьма полезным для России именно в плане того, чего следует избежать в своей семейно-демографической, национальной и культурной политике.

Современный опыт государственного воздействия на демографическое развитие в странах Запада содержит комплекс противоречий, которые делают попытки некоторых западных государств, исправить внутреннюю демографическую ситуацию, слабо эффективными. Эти противоречия обнаруживаются как внутри самого общества, так и на уровне государства как политического института, осуществляющего регулирование общественных отношений.

Обратимся к некоторым научным фактам и естественным законам демографического развития социума с целью вскрыть основные факторы демографической катастрофы Западных стран.

Для самосохранения и будущего развития любому обществу необходимо самовоспроизводиться, обеспечивая тем самым замещение поколений людей. Эта потребность всегда являлась базовым условием физического и духовного выживания любого государственно-организованного социума. На этапе становления постиндустриального общества потребность репродуктивного воспроизводства (деторождения) начинает снижаться до критически низкого уровня, что не позволяет  обеспечить самосохранение и будущее развитие общества. Потребность самосохранения вступает, таким образом, в противоречие с преобладающей в современных развитых обществах потребностью репродуктивного (демографического) воспроизводства, определяющей возможности дальнейшего существования нации.

Это внутреннее противоречие можно объяснить, во-первых, новым этапом экономического развития постиндустриальной цивилизации закономерно порождающего бурный рост (а следом доминирование) социальных потребностей индивидуального материального воспроизводства, поглощающих собой потребность демографического (репродуктивного) воспроизводства, как одну из видов духовных потребностей, в связи с чем последняя снижается до критически низкого уровня, во-вторых, ослаблением функций регулирования общественных отношений в сфере демографии такими социальными институтами как государство, церковь, СМИ, брак и семья.

Осознание обществом потребности в поддержке необходимого для своего существования уровня демографического воспроизводства определяет реакцию государства в форме семейно-демографической политики, направленной на повышение рождаемости. Эта реакция обусловлена также и зависимостью жизнеспособности самого государства как политического института от реализации обществом функции демографического воспроизводства.

Однако в условиях сложившихся доминирующих отношений в области гражданских прав и свобод, экономики и потребления, охвативших основные сферы общественной жизни в странах Западной Европы, осуществление государством функции регулирования демографическим развитием в направлении повышения рождаемости наталкивается на ряд определенных препятствий.

Так, брачно-семейное, репродуктивное поведение под давлением постмодернистских потребностей свободы и независимости личных отношений все больше теряет свои традиционные институциональные основания и выходит из сферы регулирования государством. В то же время само государство поддерживает и развивает тенденции функционирования рынка, стимулируя области потребления в необходимых для чисто рыночных отношений, но препятствующих демографическому воспроизводству, направлениях (например, в области сексуальной культуры, моральной свободы, всевозможных развлекательных услугах, культивации внешнего материального наслаждения и пр.).

Таким образом, пытаясь повлиять на репродуктивное поведение общества в направлении повышения рождаемости, государство продолжает поддерживать те тенденции развития и предложения рынка, которые формируют кризисную модель демографического поведения.

Кроме того в современных западных обществах проблема защиты прав человека перешла границы традиционализма в сфере брачно-семейных, сексуальных отношений. В то время как традиционные брачно-семейные отношения для защиты своих прав, свобод и независимости нуждались в невмешательстве государства в личную жизнь семьи, то для институционально-правового закрепления нетрадиционных отношений это вмешательство потребовалось с целью защиты и обеспечения прав нетрадиционных форм сексуального поведения.

Таким образом, новое противоречие в странах Запада связанно с выходом некогда деградационных форм сексуального поведения на институционально-правовой уровень в системе общественных отношений. Легализация прав сексуальных меньшинств в современных Европейских странах следствие как глубокой деградации мировоззрения, в результате развития новых ценностей и форм социального поведения, предлагаемых рынком (задающим сегодня трендовые поведения в различных сферах), так и политического поиска демократическим правовым государством новых форм социальных отношений, нуждающихся в защите их прав и свобод.

В итоги современные попытки развитых западных государств повлиять на репродуктивное поведение общества в направлении повышения рождаемости с целью внутреннего самосохранения не приводят к существенным результатам. Эти попытки не могут преодолеть противоречия, связанные с поддержкой государством доминирующих тенденций развития глобального рынка, блокирующих реализацию духовных потребностей репродуктивного воспроизводства, а также с правовой и идеологической поддержкой государством нетрадиционных форм сексуального поведения (легализацией прав сексуальных меньшинств), что, по сути, блокирует социальную поддержку традиционных отношений, разрушает институт семьи и закрепляет в обществе сексуальные отношения, неспособные осуществлять функцию воспроизводства поколений.

Таким образом, демографическое развитие – это совокупный результат жизнедеятельности всего общества, его экономической, политической, культурной и др. сфер. Вместе с тем роль государства в жизнедеятельности общества является главной направляющей силой. Сегодня в странах Запада государство способствует развитию тех факторов, которые приводят к демографическому кризису. Между тем, для эффективного ответа современным вызовам роль государства в демографическом развитии крайне необходима именно для устранения имеющихся противоречий между экономическим, политико-правовым, культурным и демографическим развитием, без которого все остальное не имеет смысла.

Многие отечественные и зарубежные демографы доказывают, что характер демографического поведения в обществе зависит как от социально-материальных условий жизнедеятельности социума, так и от господствующих норм и ценностей в обществе, его ментальных особенностей. Поэтому уделим отдельное внимание той культурно-информационной среде, в рамках которой формируются эти ценности, мотивации и поведение.

Современная сфера культуры в развитых западных обществах утрачивает свои фундаментальные нравственные основы, поскольку втянута в среду рыночных отношений. В этой связи двигателем культурного развития западноевропейских стран становятся коммерческие принципы, ориентированные на удовлетворения предложений рынка и расширения сфер потребления. Эти сферы потребления рукотворно выходят из всяких границ морали и здравого смысла. Сегодня Западный рынок в поисках новых форм реализации прибыли предлагает все, что угодно, разрушая национально-культурную целостность общества, подрывая его духовное здоровье.

Таким образом, современные рыночные основы сферы культуры ориентируют направления деятельности ее субъектов на наращивание потребления, вовлечение массового потребителя, удовлетворения его потребностей и интересов вне каких либо границ традиционной морали. Ведь потребности последнего формирует рынок, основой которого является прибыль, поэтому в них исключаются интеллектуально-нравственные основания. Под эти потребности и выстраивается сфера современной западной культуры и поэтому рушится ее духовный фундамент.

Полагаем, что нет смысла подробно описывать здесь элементы сложившейся на Западе культурно-информационной среды, достаточно подчеркнуть современную основу, определяющую ее развитие. Эта основа противоречит той ценностной культурной парадигме, в рамках которой формировались социальные скрепы традиционных брачно-семейных отношений, являющихся на протяжении истории человеческой цивилизации основным источником воспроизводства поколений. Сегодня эта основа рушит их идеалы, предлагая иные формы мировоззрения и поведения людей.

Итак, вовлечение культурной сферы в рыночные отношения приводит к еще одному противоречию в демографическом развитии западноевропейских стран. Это противоречие обращено к самой первоначальной цели культурной сферы человеческих отношений: сохранение и накопление духовных ценностей человеческой цивилизации. Вне всяких сомнений брак, семья, дети – это высшие духовные ценности, сбережение которых следует поставить на первое место, прежде всего, тем, кто берет на себя ответственность за судьбу своего отечества. Но сегодня в западных странах духовное замещается инстинктивным и материальным вне рамок моральных норм. Это является фактором современной деградации мировоззрения и сексуального поведения, обесценивания ценностей отцовства, материнства и деторождения.

Таким образом, анализируя сложившиеся противоречия в демографическом развитии западных стран, обнаруживается детерминирующая роль рыночной экономики как главного фактора общественных отношений, охватившей все сферы жизни общества и требующей для своего дальнейшего развития расширения рынков сбыта, а, следовательно, и сфер потребления.

Механизмы и условия рыночных отношений блокируют как попытки самого общества, так и усилия государства восстановить уровень естественного замещения поколений.

Современная культурно-информационная среда, подчиненная законам рынка, все больше препятствует формированию репродуктивных мотиваций и демографических ценностей в обществе.

Итак, современная Западная модель социально-экономического устройства не способна ответить потребностям самосохранения общества. Она вытесняет фундаментальные основы социальных отношений, предлагая всему взамен индивидуальное материальное потребление.

Для России выбор очевиден. Для самосохранения и развития российского общества необходимо становление новой нормативно-ценностной основы его жизнедеятельности. В современных условиях глобального рынка такой основой может стать собственная, отечественная идеология, построенная на патриотизме, вобравшая в себя все то лучшее, что было и есть в русской культуре. Наращивание и укрепления государством во всех сферах своего отношения к ценностям семьи и функций регулирования социально-демографическим развитием – неотъемлемое условие преодоления демографического кризиса.

Государство как главный политический институт располагает множеством различных средств и способов регулирования общественных отношений. Речь идет, прежде всего, о возможностях опосредованного влияния на демографическое поведение по средствам информационного, образовательного воздействия, материального, ценностного стимулирования и пр. Результативность государственной политики в области демографического развития зависит во-первых, от степени ее воздействия на общественное сознание, нормы социального поведения в отношении брака, семьи и деторождения, во-вторых, от того, насколько эта политика отвечает реальным потребностям и интересам семей.

Особым объектом заботы и внимания со стороны государства должна стать молодежь. Именно от нее зависит будущее страны и дальнейшее воспроизводство населения. Сможет ли она сохранить и приумножить материальные и духовные богатства, накопленные поколениями, зависит от тех, кто берет на себя ответственность за воспитание и обучение будущих творцов нового общества. Поэтому институт образования, если он будет опираться на продуманную программу по формированию духовно-нравственных ценностей семьи, идеала брачного союза, здорового образа жизни, должен сыграть значительную роль в демографическом возрождении России. Но и в этом случае последнее слово остается за государством. Хватит ли политической воли и здравого смысла руководству страны и российскому обществу в целом, чтобы избавить себя от возможной демографической катастрофы, покажет история. Сегодня она показывает, что мы начинаем активно проводить работу над ошибками, в которой России следует учитывать опыт доминирования либерально-рыночных отношений западной модели как неудачный в долгосрочной исторической перспективе, что решительным образом подтверждает необходимость построения собственной, отечественной основы социально-экономических отношений.

Источник: zavtra.ru

Демографическая революция в Европе: миграция как орудие глобализации

“Сегодня наиболее глубокие исследователи «европейской интеграции» указывают, что она ведёт к такой серьезной перекройке европейского пространства, которую можно назвать настоящей геополитической революцией. Истинной целью её является демонтаж национально-государственных образований и устранение политических границ

Наиболее глубокие исследователи «европейской интеграции» указывают, что она ведёт к такой серьезной перекройке европейского пространства, которую можно назвать настоящей геополитической революцией. Истинной целью её является демонтаж национально-государственных образований и устранение политических границ для обеспечения свободного перемещения транснационального капитала и закрепления контроля с его стороны за ключевыми зонами континента. Однако эта геополитическая революция сопровождается не менее глубокой революцией в сфере демографии, которую учёные называют «демографической катастрофой».
В последнее время относительное падение демографического веса Европы в мире стало превращаться уже в абсолютное. Регион прекратил воспроизведение своего населения вследствие крайне низкого уровня рождаемости. Его средний показатель составляет в настоящее время 1,5, тогда как для сохранения текущей численности населения требуется уровень как минимум 2,1. Как указывают демографы, это не просто нулевой прирост населения (НПН), это уже нулевое население (НН). А. Рар, директор отдела России и СНГ Германского совета внешней политики, высказался по этому поводу совершенно определённо: «Мы на перепутье, и трудно сказать, куда это приведёт… Да, можно сказать, что «белая раса» вымирает…В открытую вести такие обсуждения пока сложно, потому что есть электорат».
По данным Комиссии по демографии Совета Европы, если в 1960 г. люди европейского происхождения составляли 25% мирового населения, в 2000 г. – 17%, то через 40 лет они будут составлять не более 10%. В 2000 г. население Европы насчитывало 728 млн., к 2050 г., при сохранении текущего уровня рождаемости и без учёта иммиграции, оно будет насчитывать 600 млн. Европа потеряет к этому времени столько жителей, сколько населяет Германию, Польшу, Данию, Норвегию, Швецию и Финляндию вместе взятые. В последний раз столь значительное сокращение европейского населения наблюдалось только во время эпидемии чумы в 1347-1352 гг. Особенно серьёзная ситуация в Германии, где к 2050 г. население может сократиться с 82 до 59 млн. человек.
Соответственно, меняется и возрастная структура населения. С 2003 по 2011 г.произошло значительное ускорение старения населения. Через 40 лет числодетей до 15 лет сократится на 40%, а треть населения будут составлять люди старше 60 лет (в наиболее развитых странах каждому десятому будет за 80). Соотношение молодых людей и людей среднего возраста к пожилым будет 2:1.
Происходящие перемены уже сейчас бросают серьёзный вызов способности ЕС сохранить сложившуюся социальную цельность. Поскольку число детей сокращается быстрее, чем число трудоспособного населения, рабочих рук будет катастрофически не хватать, что поставит под вопрос само сохранение системы социального обеспечения.Пока в Европе ещё работают те многочисленные поколения,которые были рождены на демографическом буме после второй мировой войны, и это делает возможным поддержание высоких социальных стандартов. Но когда они уйдут на пенсию, ситуация коренным образом изменится, так как сокращение работоспособного населения станет катастрофическим. Поэтому судорожные действия европейских политиков, направленные на повышение пенсионного возраста и пересмотр схем поддержки инвалидов и пенсионеров,связаны с попыткой задержать на максимально возможный срок падение высокого уровня стандартов и потребления,за которым неизбежно последует его быстрый обвал.
В этих условиях важнейшим фактором предупреждения такого обвала становится постоянный приток иммигрантов. Как указывал пресс-секретарь Международной организации по миграции Жан-Филипп Шози, «без легальных иммигрантов европейцам придётся удлинить свой рабочий день, уходить на пенсию в более солидном возрасте и, возможно, лишиться части государственной пенсии и оплаченных медицинских услуг, а всё потому, что меньшее число работников будет платить налоги и поддерживать социальную систему». В одном из секретных докладов французского правительства ещё в начале 2000-х гг., например, указывалось, что у Европейского союза нет альтернативы призванию 75 млн. мигрантов. При этом французские эксперты признавали, какие это породит проблемы в создаваемом расовом обществе-гибриде.
Миграционная ситуация в Европе приняла крайне острый характер в силу того, что на неё наложился религиозный фактор. В итоге миграция и ислам слились здесьв единую проблему, которая назревала подспудно.
Наиболее мощный поток мигрантов хлынул в Европу в конце 80-х – начале 90-хгг. , будучи обусловлен общемировыми геополитическими переменами, дестабилизацией мирового рынка труда и переходом бизнеса к нео-либеральной стратегии.Миграционные потоки приобрели стихийный характер, а самих мигрантов стали рассматривать как беженцев. В настоящее время на европейском континенте ежегодно официально ищут убежище около 400 тыс. человек, а через различные нелегальные каналы сюда выезжает более 500 тыс. мигрантов. Общая численность нелегальных мигрантов в Европе, по разным оценкам, составляет от 5 до 7 млн. человек. Это приблизительные оценки, так как официальной европейской статистики о численности нелегалов не существует. Наибольшее число незаконных иммигрантов сосредоточено во Франции, Германии, Италии, Испании, в каждой из которых их насчитывается до 1-1,5 млн., а ежегодно число возрастает на 100 тысяч.Основной поток их шёл и продолжает идти из Северной Африки через Марокко и Гибралтар в Испанию, а оттуда – в другие страны вплоть до Нидерландов. Другой поток направляется из Турции и Курдистана через Грецию и Албанию в Италию. Так что Италия и Испания являются главным «перевалочным пунктом». Рекордным для Европейского союза в этом плане стал 2011 год, год «арабских революций», когда только за первые девять месяцев было зафиксировано почти 113 тысяч незаконных пересечений границ ЕС.
В итоге общая численность мигрантов-мусульман в Европе уже к 2000 г. резко возросла, и хотя точно определить её невозможно (в официальных опросах во многих европейских странах религиозная принадлежность не учитывается),по данным различных организаций, их от 15 до 25 млн. человек. Наибольшее число их во Франции (до 8 млн. человек, 9% населения), в Германии (от 3 до 3,5 млн., 4%), в Великобритании (3,3 млн., 4%), в Нидерландах (1 млн., 5%).
Но как бы ни расходились данные, речь идёт об интенсивном процессе превращения мигрантов-мусульман в важнейший элемент европейского общества, начавшего работать на его дезинтеграцию.
Поскольку плодовитость мусульман в два-три раза превышает плодовитость европейцев, численность их через 20-30 лет удвоится, что крайне обострит этнодемографические проблемы. Очень характерна в этом отношении ситуация в Великобритании. Численность мусульман – выходцев из Пакистана, Индии и Бангладеш, оценивается здесь в 2 млн. человек, причём численность родившихся уже в самой Англии составляет не менее 50% этого числа. По данным демографов, средняя семья из Индостана имеет 5 членов против 2,4 у британцев, и в настоящее время азиатское население здесь насчитывает больше людей моложе 16 лет, чем белое население, так что в скором времени оно должно удвоить свою численность.
Для любого демографа является аксиомой, что если миграция продолжается в больших масштабах в стране, где коренное население не воспроизводится, это ведёт к глубокой модификации этнической структуры и может поставить под сомнение национальную идентичность страны. Уже сейчас в Европе происходит глубокая этнокультурная перестройка, ведущая к крайнему обострению социальных противоречий и межнациональных проблем, поляризующих общественное мнение. Как указывал ещё в начале 2000 г. уже цитируемый нами А.Рар, Европа «всё больше и больше будет похожа на meltingpot, на котёл. Этим процессом управлять невозможно… Полагаю, что европейцам будет достаточно сложно удержать то, что есть. Мы видим, как социальные системы Европы начинают трескаться по швам. Не исключено, что нас ждёт крупная катастрофа, когда в двух-трёх европейских странах рухнут социальные системы, что может привести потом к разрушению каких-то экономических систем… Справится ли Европа как целое с этими проблемами лучше, чем отдельные страны в одиночку, сказать трудно».
Однако, несмотря на крайне негативные последствия миграционной политики в странах Запада,их правящие круги никогда не пойдут на какое-либо серьёзное изменение ситуации. Они будут делать красивые и смелые заявления (о «провале политики мультикультурализма»), совершать показательные антииммигрантские акции (изгнание цыган из Франции),вводить определённые ограничения на миграцию, обусловливая легализацию изучением местного языка и культуры, и т.д. Но ключевое направление будет сохранено, так как ставка на мигрантов – это стратегическая линия транснационального класса, отвечающая его коренным интересам. В связи с этим можно выделить следующие «выгоды» этого явления.

I. Социально-экономическая
Всеобщая либерализация, распространяемая на сферу производства, торговли и финансов привела в крайне подвижное состояние и мировой рынок дешёвой рабочей силы. Общеизвестно, что современную эпоху, начиная с последней четверти ХХ в., называют «эрой миграции». Кардинальные изменения в масштабах и структуре мировых миграционных потоков вследствие глобализации и крайнего обострения неравенства экономических возможностей, привели к формированию принципиально новой миграционной ситуации, при которой можно говорить уже о своеобразной «нации мигрантов» или «новых кочевниках». Характерными чертами этого процесса стали усиление роли диаспор в развитии и отправляющих, и принимающих стран, формирование «миграционных сетей», определяющее значение экономической миграции, внутри которой неуклонно растёт нелегальная, вынужденная миграция, увеличение значимости миграции в демографическом развитии и, наконец, двойственный характер миграционной политики на всех уровнях. В результате мигранты начинают занимать целые экономические ниши и отрасли национальной экономики принимающих стран.
Вместе с тем, всё большую роль играет внутренний рынок труда транснациональных компаний, который характеризуется частым перемещением работников между странами. Так, менеджмент компаний превратился уже в чисто транснациональный класс. Т.о.по всему миру рабочая сила движется к местам её наиболее выгодного использования, а капитал – к районам сосредоточения дешевого труда. В итоге миграция в реальности превращается в орудие построения «цивилизации кочевников». По данным Международной организации труда, из 175 млн. мигрантов мира 56 млн. живут в Европе, из них 27,5 млн. осуществляют здесь экономическую деятельность. В некоторых странах Европы, например, в Люксембурге и Швейцарии доля иностранцев в общем количестве рабочей силы достигает 25%. В основном они занимают рабочие места, не пользующиеся спросом местных работников. Это грязная, тяжёлая работа, не требующая квалификации (во Франции 25% их заняты в строительстве, 1/3 – в автомобилестроении на конвейерной сборке, в Бельгии 50%работаю в угольных шахтах),работа низкой и средней квалификации в сфере услуг, работа по уходу и обслуживанию в частной сфере, наконец, сезонные работы в хозяйстве и сфере туризма. При этом они явно дискриминированы по сравнению с местными рабочими (низкая зарплата, более продолжительная рабочая неделя и пр.). И хотя в последние годы во многих странах уже появляется слой достаточно состоятельных образованных мусульман, который называют средним классом, для большинства условия социального развития остаются крайне трудными, чтовыражается в первую очередь в высоком уровне безработицы и неполной занятости (особенно среди молодёжи), в отсутствии социальной инфраструктуры и т.д. Естественно, общественное положение определяет и политический выбор, и социальную позицию, поэтому так популярны среди молодёжи фундаменталистские течения, придающие проблеме бедности не столько социальный, сколько религиозный характер.
Многочисленный и практически неконтролируемый сегмент мирового рынка труда образуют нелегальные мигранты, которые, по данным Международной организации труда, составляют около трети всех международных мигрантов. Они заняты преимущественно в мелком или теневом секторе экономики, масштаб которого растёт во всех странах. Так, по официальным оценкам Еврокомиссии, он достигает в отдельных европейских странах от 8 до 30 % ВВП, а в целом по Европе – 20%.Если не учитывать Восточную Европу, то к странам с наибольшим теневым сектором относятся Греция (30-35%), Италия (27,8%),Испания (23,4%) и Бельгия (23,4%). Среднее положение занимают Ирландия, Канада, Франция и Германия (от 14,9% до 16,3%).Особенно быстро теневой сектор стал расти после кризиса 2008 г.
Наиболее значимый сегмент этой нелегальной экономики Европы представляет наркоторговля, главной перевалочной базой которойявляется «независимое» Косово, где правят марионетки албанской мафии. Уже в начале 90-х гг. албанские преступные структуры, действовавшие под покровительством немецких и американских спецслужб,контролировали около 70% рынка героина в Германии и Швейцарии. Сегодня их позиции крепки как никогда. Наркотики идут из Юго-Восточной Азии (Афганистана и Пакистана), перерабатываются в Турции, а затем через так называемый Балканский маршрут (бывшая Югославия. Косово) и Чехию направляются в другие страны Европы. Через порты канала Ла-Манш, контролируемые албанцами, наркотики поступают в Великобританию. Таким образом, наркоторговля охватывает крайне разветвлённую сеть, в которую вовлечены косовские албанцы, болгарская и турецкая мафии, чешские курьеры, английские дилеры и мафияИталии, включая СоsaNostra. Но все они являются лишь низшим звеном наркомафии, представляющей собой влиятельную общеевропейскую межгосударственную структуру, имеющую крепкую опору в спецслужбах и выполняющую роль «невидимого менеджера» в правительствах европейских стран, активно воздействующего на их геополитику. И нелегальная миграция представляет в этом отношении для неё незаменимый ресурс, из которой в теневую армию перевозчиков рекрутируются всё новые члены, поставленные фактически в безвыходное положение.
II. Цивилизационная «выгода»
Дело в том, что хотя ислам и представляют как религию, глубоко противоположную современным западным ценностям, в своих ключевых установках он хорошо согласуется с нормами общества потребления, что делает его удобным союзником транснациональных элит в их борьбе против христианства.По сравнению с последним ислам имеет низкий порог того, что считается грехом, и в нём отсутствует дисциплина покаяния. Это «религия комфорта», которая позволяет, с одной стороны,жить по своим похотям, а с другой -оставаться в мире с Богом. Поэтому, когда мусульманин оказывается в западном мире, в котором потребительские ценности доминируют над всем остальным,он приспосабливается к этой реальности без особых психологических травм. Начиная с конца 90-х гг. подспудно среди широких кругов европеизированных мусульман вырабатываются новые компромиссы с западными моделями. Происходит активное обуржуазивание ислама, в результате которого складывается новая религиозная конфигурация, названная французским исследователем П.Хэнни «рыночным исламом».Наиболее яркими проявлениями его стали следующие.
Во-первых, формируется индивидуалистическая религиозность, которая крупным коллективистским проектам предпочитает достижение личных целей. Стремление к возрождению халифата, к применению шариата, к политическим завоеваниям и социальным реформам перестают быть приоритетными ценностями, их заменяет забота об индивидуальном уважении религиозной нормы, которое не противоречит идее материального благополучия. В итоге вместо поиска цивилизационной альтернативы рыночный ислам поощряет установку на достижение личного благополучия,самореализации и экономического успеха. В результате этого формируется «позитивно мыслящий»мусульманин с гедонистическим поведением, открытыйновым веяниям модной синкретической духовности (с включением элементов Нью Эйдж и др.).
Во-вторых, если раньше процесс исламизации характеризовался тесным взаимодействием религиозного и политического начал, то сегодня религиозное начало всё больше смещается в экономическую сферу. Этот процесс меняет менталитет мусульман, порождая новые категории мышления, позволяющие включать в исламскую этику элементы этики протестантской. Таким образом,закладываются основы своеобразной исламской «теологии процветания»,которая обосновывает возможность завоевать западный мир не с помощью оружия или показной набожности, а с помощью эффективности и конкуренции.
В-третьих, в результате этого происходит утверждение на религиозной почве предпринимательского духа, в котором доминирующей ценностью становится успех.Для молодого поколения мусульман, «обработанных»современными теориямименеджмента,ислам из воинствующей религии превращается в идеологию денег. Изучаемые этим поколениемконцепции управления эффективностью производства формируют у него новые идеалы буржуазного индивидуализма и богатства, которые призваны заменить прежние политические идеалы, оказавшиеся неэффективными для победы над западным миром.
Наконец, в-четвёртых, происходит уже не радикальная, а неолиберальная политизация ислама, которая крайне выгодна транснациональным элитам. Дело в том, что рыночный ислам подготавливает не установление исламского государства или шариата, а ту самую приватизацию государства, которая полностью демонтирует «государство благосостояния». Целью нового ислама является не восстановление халифата, а создание мощной сети гражданских общин,модель отношений которых с государством очень напоминает проект американских фундаменталистов, предусматривающий передачу полномочий государственных служб частным религиозным институтам.
Таким образом, в тени изобретённой англо-американцами концепции «столкновения цивилизаций», позволяющей в геополитических терминах описывать ислам как «ось зла», скрывается совсем другой процесс – поощрение и использование транснациональными элитами рыночного ислама для полного демонтажа социального государства в европейских странах. Если классические исламисты связывали свою судьбу с построением государства-нации (порождения ХIХ в.), то нынешние «новые мусульмане» утверждают ценности «религии денег», работая на дезинтеграцию европейского общества.

III. Геополитическая «выгода».
Для транснациональных элит крайне важно, чтобы в Европе существовали постоянные очаги напряжённости, которые можно разжигать в любой момент, когдакакое-либо из правительств захочет выйти за чётко очерченные им рамки действий и попытаться осуществлять такой политический курс, который согласуется с национальными интересами. Запуская в Европу огромные массы мусульман, корпоратократия получила в свои руки удобное оружие для контроля за политической и социальной ситуацией, которое действует тем эффективнее, что в европейские умы начиная с 90-х гг.последовательно вбивают мысль о неизбежном «столкновении цивилизаций».
Идея «столкновения цивилизаций», автором которой считается С.Хантингтон, в действительности была «изобретена» английским востоковедом Бернардом Льюсом(BernardLewis). В годы второй мировой войны он служил в военной разведке Великобритании, в 60-е гг. стал экспертом Королевского института международных отношений, а в начале 70-х гг. переехал в США и, став профессором Принстонского университета, сотрудничал с З.Бжезинским, бывшим тогда советником по национальной безопасности в администрации Дж.Картера.
Впервые он употребил данное выражение ещё в 1957 г. после Суэцкого кризиса, пытаясь представить ближневосточную проблему как конфликт не между государствами, а между цивилизациями. Затем эта идея была развита в его статье 1990 г. «Корни мусульманской злобы», в которой ислам был описан как реакционная, не поддающаяся модернизации религия, питающая ненависть к Западу, ценности которого выражены иудеохристианством. Таким образом, объединив христианство и иудаизм в единое целое, Льюис дал научное обоснование союзу Запада и Израиля против ислама, хотя за всем этим стояли геостратегические интересы США. Вместе с тем, применив понятие «иудеохристианство», Льюис точно охарактеризовал современный западный мир (и не случайно позже в одной из своих статей, он уточнил,что врагом ислама является не западная цивилизация, но западная демократия). Под «иудеохристианством» надо понимать не традиционное западное христианство, но тот особый путь развития, по которому пошёл Запад, восприняв ценности иудейской денежной цивилизации. С конца 90-х гг. выражение «иудеохристианская традиция» стало всё шире применяться сначала в научных, а затем и политических кругах Европы в качестве лозунга для культурной мобилизации европейцев и для обеспечения их поддержки Израиля. Учитывая мощь еврейского капитала и влияние произраильского лобби на европейскую политику, можно утверждать, что с помощью мигрантов-мусульман здесь фактически воспроизводится модель противостояния сионизм-исламизм,существующая на Ближнем Востоке. Не случайно и национально-патриотическая тематика, присутствующая в Европе, развивается преимущественно в поле противостояния с исламом и исламизмом, как главной «угрозой европейской идентичности».В этих условиях националистический лагерь солидаризируется с европейским сионизмом, что приводит к складыванию нового национализма протестантско-сионистского образца, ярким символом которого стал Брейвик. Понятно, что это способствует значительному обострению противостояния и создаёт благоприятные условия для развязывания столкновения радикального ислама с националистами в любой момент, когда это понадобится истинным хозяевам Европы. Нельзя забывать, что обе стравливаемые силы являются в реальности продуктом западных спецслужб, и жертвой этого столкновения станут все – и евреи, и иммигранты с Востока, и европейцы”.

Источник: bulochnikov.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.