Виды растений московской области


Дождливая погода оживила всю растительность. Зелень интенсивно пошла в рост. От какой травы, растущей в лесах, полях и даже поселениях региона, лучше держаться подальше, корреспондент «Подмосковье неделя» Мария Кузнецова выяснила у известного в Московской области эколога, президента природоохранного фонда «Верховье» Александра Русанова.

Тройка лидеров ядовито-зеленого рейтинга — из семейства зонтичных.

Всем известный БОРЩЕВИК СОСНОВСКОГО – на первом месте. Дикую траву, модифицированную человеком в плодовитую, стойкую ко всевозможным неблагоприятным факторам силосную культуру, теперь ничто не берет. Зато ее жертвой стать легко. Страшный ожог можно получить, лишь коснувшись ее, а аллергическую реакцию и даже приступ астмы – подышав парами во время косьбы.


«Борщевик в большей степени распространен на севере и западе Московской области, он растет на заброшенных фермах и вдоль дорог, забирается на дачные участки, но в леса пока не заходит. Это растение представляет опасность не только для человека, оно образует монокультуру, вытесняя естественные виды растений», — рассказал Александр Русанов.

Совет

Один из самых продуктивных способов борьбы с борщевиком – ежегодное многократное кошение с последующим сжиганием травы и обработкой этого места гербицидами. Если борщевик растет на землях муниципалитета, то нужно призывать местные власти уничтожать опасные «зонтики». Например, в Шаховской уже который год в бюджет закладывают сотни тысяч рублей на борьбу с этой напастью. Если борщевик поселился на дачном участке, можно избавиться от него самостоятельно, соблюдая меры предосторожности, или обратиться в специализированную санитарную службу.

Виды растений московской области

Вех ядовитый

ВЕХ ЯДОВИТЫЙ, ИЛИ ЦИКУТА – второе по распространенности в Подмосковье ядовитое растение, обитающее на болотистых лугах, берегах рек, ручьев и прудов. Оно выглядит вполне безобидно – пахнет морковью, а его корни напоминают брюкву или редьку.


Однако ни нюхать, ни пробовать его не стоит – в нем ядовито абсолютно все, и яды сохраняются как в свежем, так и в высушенном растении. Его корни могут убить корову, а человека тем более. Сок травы легко проникает через кожу и может вызвать отравление, а если кто-то вздумает съесть растение, могут начаться судороги, паралич, и все это закончится смертью.

Совет

Поскольку в населенных пунктах это растение встречается не так часто, главное – не рвать его и не есть. Обходите стороной.

Виды растений московской области

Болиголов

БОЛИГОЛОВ часто можно встретить на лесных опушках, заливных лугах и пустырях, вдоль железных дорог и как сорняк в огородах. Растение похоже на дикую морковь и петрушку, а когда созревают семена, его легко спутать с укропом.


У него специфический мышиный запах, достаточно растереть растение в руках, чтобы он возник. Впрочем, лучше этого не делать. И вот почему. В растении ядовиты все части. В Древней Греции его использовали как официальный яд, которым отравляли осужденных на смерть. Считается, что яд болиголова послужил причиной смерти Сократа.

Для отравления достаточно употребления в пищу небольшой части растения, долгого вдыхания его аромата или контакта с кожей. Часто отравления им диагностируются у детей, когда они ошибочно поедают корни болиголова, принимая их за морковь.

Совет

В огородах при прополке используйте защитные перчатки. Не используйте растение для самолечения. Не ешьте, не нюхайте, не прикасайтесь.

Виды растений московской области

Чемерица Лобеля

ЧЕМЕРИЦА ЛОБЕЛЯ предпочитает луга и поляны. Эта трава пользуется незаслуженной славой эффективного лекарства от алкоголизма, с ее помощью по-прежнему лечатся от педикулеза и чесотки. На самом же деле чемерица чрезвычайно опасна при приеме внутрь.


При вдыхании даже малого количества пыли чемеричного корня у человека появляется сильнейшее чиханье и слезотечение. При попадании сока чемерицы на кожу возникает почти полная потеря чувствительности. При поступлении частей растения внутрь возникает жжение и покалывание в горле, головокружение, ослабление сердечной деятельности вплоть до смерти.

Совет

Не заниматься самолечением, не рвать, не есть, не нюхать.

 Виды растений московской области

Ландыш майский

ЛАНДЫШ МАЙСКИЙ, несмотря на свою пленяющую красоту, является смертельно ядовитым растением. Причина тому – содержание в его составе гликозидов, оказывающих негативное воздействие на сердечно-сосудистую систему, вплоть до остановки сердца. Опасны абсолютно все части растения, но особенно плоды – красные ягоды, которые можно спутать, например, с брусникой.


Отравление проявляется тошнотой, болью в животе, рвотой и головокружением. В случаях смертельной опасности нарушаются частота и ритм сердечных сокращений, а пульс становится редким. Смерть наступает от остановки сердца.

Совет

Рецепт все тот же – не рвать, не есть, не нюхать.

Источник: mosregtoday.ru

Растения — это живые, многоклеточные организмы, существующие на планете Земля. Они появились на планете около 450 млн. лет назад. На сегодняшний день их насчитывается более 300000 видов. Существует целая наука, которая изучает растения, называется она ботаникой, что в переводе с древнегреческого языка означает трава, растение. Эти знания помогают как можно лучше использовать растения человеком.

С древних времен люди накапливали знания о растениях. Для них было жизненно важно различать съедобные они или нет, ядовитые или лекарственные, знать, где их стоит искать, где они растут, когда их собирать, как правильно хранить. Люди задавались вопросом, к каким видам принадлежат растения? К живым или не живым? Ведь они не подвижны, у них нет органов обоняния, осязания и т. п.. Великий древнегреческий философ и учёный Аристотель первым определил, что растения относятся к живым организмам, путем помещения растений между неодушевлёнными предметами и животными.


Существуют четыре основные группы растений:

— Моховые. К моховым относятся мхи и печеночники. Это крошечные растения, которые растут плотно прилегающие к земле во влажных местах. У этих растений имеются длинные стебли, на конце которых находятся семенные коробочки со спорами. Они впитывают воду и передают ее по всему организму. Размножаются эти растения посредством выпадения спор, которые после высыхания семенных коробочек выпадают на землю.

— Папоротникообразные. К папоротникообразным относятся плауны, папоротники, хвощи. У растений есть сосудистая система, которая состоит из нескольких водопроводящих тканей, благодаря которой, они через стебель, листья и корень переносят все необходимые вещества для роста и жизнедеятельности по всему организму. Размножаются они, как и моховые, только споры у них находятся в семенном мешочке на оборотной стороне листа.

— Голосеменные. К голосеменным относятся хвойные растения. Вместо листьев на этих деревьях растут иголки, а семена лежат открыто на чешуе шишки, растущих на этих деревьях. Размножаются они при помощи опыления ветром.


— Покрытосеменные. К покрытосеменным растениям относятся деревья, кустарники, травы, то есть все, которые имеют цветок. У этих растений быстрый обмен веществ. Они отлично приспособляются к различным экологическим условиям. Размножаются при помощи опыления ветра, насекомых, птиц. Делятся покрытосеменные на 2 класса – двудольные (деревья, кустарники, травы) и однодольные (только травы).

Цветущие растения есть:

-однолетние – те, что живут только один год и за свою короткую жизнь могут радовать своим цветением от трех до четырех месяцев (ноготки, астры, флоксы);

-двухлетние – растения этого вида живут два года и цветут только на второй год (репа, капуста кочанная и листовая);

— многолетние — они живут много лет и цветут каждый год (аир, бегонии, ирис).

Растения в процессе своей жизнедеятельности поглощают углекислый газ и выделяют кислород, которым мы дышим. Почти у всех растений стебли и листья зелёного цвета (хлорофилл), что помогает им аккумулировать энергию солнца и создавать органические вещества, которыми питаются все живые организмы. Растения способны к фотосинтезу. Для своего роста и развития они поглощают газ, соль и воду, а в качестве энергии — свет.


Растения дают человеку пищу, строительные материалы, сырье для промышленности (смолу, масло, каучуки др.) и средства для лечения болезней. Они участвуют в почвообразовательном процессе. Но, к сожалению, деятельность человека приводит к уничтожению растительности, более 9% флоры на Земле находится на грани исчезновения, поэтому нужно беречь нашу природу, ведь мы ей обязаны жизнью!

Источник: plantsfield.ru

Облепиха крушиновидная

Листопадный кустарник или дерево семейства Лоховые. Может превышать в высоту 15 м. Кора новых побегов серебристого оттенка, с возрастом темнеет, становится почти чёрной. Крона пышная, может иметь форму пирамиды, часто округленная. На укороченных побегах имеются колючки. Листья ланцетовидной формы, верхняя часть пластинки серо-зеленая, нижняя — серебристо-белая с коричневатым или жёлтым оттенком. Цветение приходится на апрель-май. Цветки распускаются и на мужских, и на женских кустах. Плодоносят только женские растения. Сочные, мясистые плоды ярко-оранжевого или ярко-красного оттенка съедобны, по запаху напоминают ананас.

Вяз гладкий

Дерево семейства вязовых, вырастающее до 40 м в высоту. Диаметр ствола старого вяза достигает 1 м. Кора отслаивающаяся, имеет буровато-коричневый оттенок. Крона широкоцилиндрическая, толстые сучья направлены вверх. Листья овальные, заостренные, длиной около 12 см, шириной — не более 8 см, расположены на коротких черешках. Цветет дерево весной, мелкие цветки распускаются до появления листьев. Живёт вяз до 250 лет.

Бересклет бородавчатый


Невысокий листопадный кустарник или дерево семейства бересклетовых. Высота кустарника не превышает 3,5 м, дерева — 6 м. На ветвях растения имеются многочисленные наросты буроватого цвета, которые состоят из рыхлой ткани, пропускающей воздух. Молодые ветви покрыты плотными выростами, придающими прочность. Листья яйцевидной формы летом окрашены в зелёный цвет, осенью краснеют. Цветение происходит в мае. Мелкие цветки коричневатого оттенка собраны по несколько штук в метелку, источают неприятный запах. Плоды созревают в конце лета — начале осени, их сладковатый вкус привлекает птиц.

Дуб черешчатый

Дерево семейства буковых, вырастающее до 40 м. Ствол старого дуба может достигать 3 м в диаметре. Кора толстая, темно-серого или почти чёрного цвета. Крона раскидистая, имеет форму пирамиды. Листья продолговатые, до 150 мм длиной и 70 мм шириной. Листовая пластинка твёрдая, сверху тёмно-зелёная, глянцевая, снизу желтоватая. Цветение происходит одновременно с распусканием листьев — в мае. Плод представляет собой жёлудь, до 3,5 см длиной, созревает в сентябре-октябре. Дуб живёт обычно не более 400 лет, хотя может дожить и до 2000 лет. Образует дубравы.

Ежевика сизая


Кустарник семейства розовых, достигающий в высоту 1,5 м. Побеги и черешки листьев покрыты шипами. Листья тройчатые, до 7 см длиной, опушенные с обеих сторон, имеют светло-зелёный оттенок. Цветки крупные, обычно белого цвета. Цветение начинается в мае и может происходить несколько раз за сезон, вплоть до первого снега. Плод съедобен, созревает в июле-августе, представляет собой сложную костянку чёрного цвета, покрытую сизоватым налетом.

Черника обыкновенная

Кустарничек семейства вересковых, до 50 см высотой. Многочисленные ветвистые побеги отходят от ползучего корневища. Листья светло-зелёные, кожистые, яйцевидной формы с заострённой верхушкой. Цветение приходится на май. Цветки одиночные, зеленовато-белого оттенка. Ягоды сочные, сладкие, с черно-синей кожицей и красновато-фиолетовой мякотью. Листья и плоды используются в медицинских целях.

Печеночница благородная

Травянистое зимнезеленое растение семейства лютиковых. Вырастает до 15 см. Стебли прямостоячие, в виде слегка изогнутых стрелок, опушенные, красно-коричневатые. Листья прикорневые, на длинных черешках, имею широко-треугольную форму. Листовая пластинка с лицевой стороны темно-зеленая, с внутренней — фиолетовая. Цветет в апреле-мае. Цветки лилово-синего, розового или белого оттенка расположены одиночно, их диаметр не превышает 2 см. Растение часто высаживают в декоративных целях.

Вербейник монетчатый

Многолетнее травянистое зимнезеленое растение семейства Первоцветные с ползучими, облиствленными побегами, длиной до 60 см. Листья светло-зелёные, располагаются на коротких черешках. Листовая пластинка до 25 мм длиной и 20 мм шириной имеет округлую форму, на конце тупая либо заострённая, на ощупь шелковистая. Цветки ярко-жёлтые, расположены поодиночке на длинных цветоножках. Цветет растение в мае-августе.

Недотрога мелкоцветковая

Травянистое однолетнее растение, вырастающее до 60 см в высоту. Относится к семейству бальзаминовых. Имеет прямостоячий, ветвистый, облиствленный стебель, утолщенный в узлах. Крупные листья яйцевидной формы располагаются на коротких черешках, на концах заострены. Их длина достигает 17 см, ширина — 8 см. Цветет недотрога мелкоцветковая все лето. Цветки распускаются мелкие, до 15 мм длиной. Венчик светло-жёлтый, с красными точками внутри.

Ластовень лекарственный

Многолетнее травянистое растение семейства Кутровых. Стебель прямостоячий, без ответвлений, слегка вьющийся у верхушки, в высоту достигает 1,2 м. Листья супротивные, яйцевидно-ланцетные, с острым концом, расположены на коротких черешках. Листовая пластинка тёмно-зелёная, слегка опушённая, в длину не превышает 10 см, в ширину — 5 см. Цветки обычно белые или бело-желтые, относительно мелкие, не более 1 см в диаметре, собраны в зонтик, источают неприятный аромат. Цветение приходится на июль-август. Растение ядовито, применяется в народной медицине.

Мордовник обыкновенный

Травянистый медоносный многолетник семейства Астровые, вырастающий до 1 м. Стебель прямостоячий, вверху ветвящийся. Листья темно-зеленые, продолговатой формы, перисто-раздельные, в длину достигают 20 см. Трубчатые цветки синего цвета собраны по 200 и более штук в шаровидное соцветие, диаметр которого составляет до 5 см. Период цветения — с июля по август.

Растения Красной книги Московской области

Первое издание региональной Красной книги вышло в 1998 г., на тот момент в него входили 296 объектов растительного мира. Список редких видов пересматривается 1 раз в 10 лет, и в современном варианте его состав несколько изменился. Сейчас на территории Московской области особой охране подлежат 274 вида растений и 26 видов грибов.

Читайте также: Растения из Красной книги России

Горечавка крестовидная

Многолетнее травянистое растение семейства горечавковых, вырастающее до 50 см. Стебли прямостоячие, плотные, обильно облиствленные. На их вершине, в пазухах верхних листьев, летом распускаются цветки сине-серо-зеленого цвета. Произрастает на лугах, пастбищах и опушках.

Береза карликовая

Листопадный кустарник семейства Березовые. Может вырастать до 1,2 м. Побеги распростертые или приподнимающиеся, покрыты тёмной коричневатой корой. Листья имеют округлую форму, в длину достигают 15 мм, в ширину — 20 мм. Произрастает на моховых болотах.

Бубенчик лилиелистный

Многолетнее травянистое растение семейства Колокольчиковые. Вырастает до 1-1,5 м. Цветет в летние месяцы. Цветки колокольчиковидные, поникающие, голубого, лилового или белого цвета, собраны по несколько штук в метелку. Растет в лесах, на опушках, не образует зарослей.

Росянка английская

Травянистый насекомоядный многолетник, населяющий торфяные болота. Относится к семейству росянковых. Вырастает до 25 см. Листья располагаются на длинных черешках, покрыты железистыми волосками красного цвета. На концах волосков выступает вязкая жидкость, которая блестит на солнце, тем самым приманивая насекомых.

Кортуза Маттиоли

Многолетнее травянистое растение семейства первоцветных, обычно вырастающее не выше 30 см. Цветет в мае-июле. Цветки пурпурно-фиолетового или розового цвета собраны в зонтиковидные соцветия, расположенные на длинных безлистных стрелках. В Московской области растёт в смешанных долинных лесах. Опыляется насекомыми.

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Источник: NatWorld.info

История изучения флоры Москвы[править | править код]

История изучения флоры города Москвы тесно связана с изучением флоры России и Подмосковья. Территория Подмосковья и Москвы считается одной из наиболее изученных в флористическом отношении районов России.

Огромное влияние и на интенсивность и качественность флористических исследований оказали такие академические фундаментальные сводки, как 4-томная «Flora Rossica» («Флора России», опубликованная на латинском языке К. Ф. Ледебуром в 1841—1853 годах) и, конечно, 30-томная «Флора СССР» (1934—1964), авторами которой были многие выдающиеся советские ботаники. Определяющую роль в изучении московской флоры, накоплении обширных гербарных материалов сыграли ученые московских научно-исследовательских институтов и вузов, в том числе Московского университета. Подробное представление об истории изучения флоры и растительности территории современной Московской области, включая и город Москву, содержится в обстоятельной сводке «Флора и растительность Московской области. (История изучения и аннотированная библиография)»[1].

Интерес к растениям, окружающим человека, был всегда. Первоначально этот интерес диктовался потребительскими целями, изучением пищевых, лекарственных, технических свойств растений, но постепенно с ростом численности населения и его плотности человек переходит к производственной деятельности, от поиска и сбора полезных растений — к их культивированию.

Начиная с VIII века, заселившие эти земли славяне стали строить деревни и города, занимаясь земледелием, скотоводством, охотой, рыболовством, промыслами и ремёслами. До конца XV века Москва состояла из отдельных частей, связанных речными долинами, между которыми сохранялись участки естественной растительности, чередующихся с сельскохозяйственным ландшафтом. К этому периоду относятся первые отрывочные сведения о лесных и заболоченных пространствах в окрестностях Москвы, которые можно было почерпнуть из путевых записок западных дипломатов и купцов регулярно посещавших Московское княжество. Тогда же в Москве были заложены первые обширные сады, основу коллекций которых составляли лекарственные растения. Один из них, расположенный напротив Кремля на набережной реки Москвы, был организован в 1495 году, а другой заведённый в XVI веке как аптекарский огород для нужд царской аптеки, на правом берегу реки Неглинной.

В XVI—XVII веках в черте города на реках строятся плотины, местами изменился рельеф, были возведены укрепления Белого и Земляного города, которые стали основой для сохранившейся по сей день радиально-кольцевой застройки Москвы с системой крепостных стен и земляных укреплений. Появились ремесленные и иные профессиональные слободы. Необходимость искусственных мер по защите природной среды стала очевидной уже при Иване Грозном и Борисе Годунове. При императрице Елизавете был издан первый указ «О выводе вредных предприятий из Москвы». Интенсивность хозяйственного освоения территории города заставила объявить заповедными последние крупные лесные массивы — Погонно-Лосиный остров и Измайловский Зверинец.

В 1549 году в Вене были изданы «Записки о Московских делах» австрийского дипломата Сигизмунда фон Герберштейна, побывавшего в России в 1517 и 1526 годах, где он пишет о подмосковных лесах, обилии орешника, о развитии земледелия и качестве почв.

В записках саксонского путешественника Адама Олеария, посетившего Москву в 1633 и 1636 годах, изданных в Шлезвиге в 1647 году, отмечается, что основным строительными материалом москвичей были сосна и ель, а площади, занятые хвойными породами, уменьшались, замещаясь березняками.

Систематическое изучение растительного покрова ближайших окрестностей Москвы началось в XVIII веке. К этому времени относятся первые списки растений Московской флоры и первые гербарии. В 1706 году за Сухаревой башней по указу Петра I был основан «Московский аптекарский огород», приобретённый позднее (в 1805 году) Московским университетом и сохранившийся до сих пор. В 1735 году его возглавил доктор медицины Трауготт Гербер, автор рукописной работы Catalogus plantarum circa Mosquarum crescentiumо (1742), посвящённой московской флоре. Работы была написана на латинском языке и содержала названия около двухсот видов растений.

Около 1756 года П. А. Демидов, один из членов семьи известных русских промышленников, организовал на склоне левобережья долины Москвы-реки ботанический сад (ныне здесь находится Нескучный сад), издав в 1786 году каталог растений своего сада, где были перечислены 4363 вида растений[2]. Нескучный сад и сегодня — одно из любимых мест отдыха москвичей.

Первые же научные публикации о растениях Москвы связаны с именем академика Петербургской Академии Наук Петра Симона Палласа, осуществившего в 1768—1774 годах путешествие по различным провинциям Российской империи: с 4 по 14 июля 1786 года он посетил Аптекарский огород близ Сухаревой башни, осмотрел богатые окаменелостями крутые берега в долине Москвы-реки близ живописного села Хорошёво (тогда дальнего пригорода), а также посетил Братцево на Сходне; позднее в 1781 году, он почти месяц изучал коллекции ботанического сада П. А. Демидова, любителя ботаники и пчеловодства. Не оставил он без внимания «прекрасное травохранилище», где хранились загербаризованные растения ботанического сада Демидова. Итогом этого изучения стала публикация в 1781 году «Enumiratio plantarum borto Demidof», имевшая второй титул «Каталог растений сада Демидова»[3], в котором писал: «Сад сей не только не имеет себе подобного во всей России, но со многими в других Государствах славными ботаническими садами сравнен быть может как редкостью, так и множеством содержащихся в оном растений…».

Автором первой напечатанной «московской флоры», Enumeratio stirpium agri Mosquensis[4], изданной в 1792 году, стал Фридрих Стефан, возглавлявший после Гербера Московский аптекарский огород и уделявший специальное внимание растениям ближайшего Подмосковья. В работе содержатся описания 860 видов (в том числе 701 вида сосудистых растений), с указанием их местообитаний, времени цветения и известных местонахождений. Ему принадлежит авторство травника-атласа растений растущих дико около Москвы (всего около 50 видов) с раскрашенными от руки таблицами (Icones plantarum Mosquensitum, ad bistorium plantarum sponte circa Mosquam crescentium illustrandan), опубликованного в 1795 году.

К концу XVIII — началу XIX веков территория Москвы была расширена и составляла 70 кв. км. Её основу составляла диффузная усадебно-деревянная застройка в пределах Камер-Коллежского вала. Тогда же был достигнут естественный предел освоения природных ландшафтов: лесистость Московской губернии составляла уже 43 %, а площадь под пашней возросла до 40 %.

После пожара 1812 года в городе было построено много каменных зданий, а с 1830—1840-х годов город стал одним из крупнейших промышленных центров России. В XIX веке в Москве преобладала малоэтажная застройка, прерываемая частыми усадьбами и садами. Все это вызывало трансформацию городского рельефа, растительности, погодного режима, санитарного состояния и т. д. И всё же 16 % территории города тогда занимали парки, сады, бульвары и кладбища, а 8 % — суходольные луга, пустыри, заболоченные территории и водоёмы.

Дальнейшее развитие флористических работ в Москве и Подмосковье связано с рядом знаменательных событий. В 1805 году при Московском университете было основано Московское общество испытателей природы (МОИП) — старейшее русское естественно-научное общество, объединившее под своей эгидой не только специалистов, но и большой отряд любителей-натуралистов. На страницах его «Бюллетеня» и в других изданиях МОИП были опубликованы множество флористических статей и заметок. Одним из основателей МОИП был немецкий ботаник, автор «Флоры Германии» Г. Ф. Гофман, приглашённый в Московский университет в связи с организацией кафедры ботаники и возглавивший её в 1804 году. Он способствовал приобретению университетом Московского аптекарского огорода, на базе которого в 1805 году был устроен ботанический сад. Г. Ф. Гофман основал и университетский гербарий, в котором к настоящему времени собран огромный материал, в том числе и по флоре Москвы.

Вторым исследованием «московской флоры» считается сочинение Г. Марциуса «Введение в московскую флору»[5], напечатанное в 1812 ? году, с описанием 796 видов сосудистых растений и 76 мхов. Среди заметно возросшего числа флористических публикаций важные сведения о подмосковной флоре содержатся в работах Ф. В. Лондеса, О. Я. Либошица, К. А. Триниуса, М. И. Адамса и особенно Л. Ф. Гольдбаха, составившего в 1823 году критическое обозрение московской флоры «О судьбах и развитии гербарного дела, в особенности Российской империи» (на латинском языке) и М. А. Максимовича, опубликовавшего в 1826 году «Список растений Московской флоры»[6]

В 1828 году вышла в свет «Московская флора, или описание растений, дикорастущих в Московской губернии» И. А. Двигубского[7], составленная на основе списка М. А. Максимовича, ставшая третьей «московской флорой» и первой на русском языке, в которой охарактеризовано уже 929 видов, в основном дикорастущих или одичалых цветковых растений. Этой работой был подведён итог первому периоду изучения московской флоры, в основном растений ближайших окрестностей Москвы, ныне вошедших в границы городской черты.

В последней четверти XIX века за пределами Камер-Коллежского вала стали строиться многочисленные заводы и фабрики с прилежащими к ним рабочими слободами, сливавшиеся в обширные промышленные зоны типа Пресни, Нижних Котлов, Преображенского и др. Увеличились приток населения и плотность застройки, значительную часть усадебных домов сменили многоэтажные дома.

Москва и её ближайшие окрестности, как и многие другие промышленные города Европы, практически превратились в сплошной антропогенно-трансформированный ландшафт.

Возросший после 1828 года поток флористических работ сопровождался повышением научного уровня. Этому в значительной степени способствовала публикация в 1841—1843, 1851, 1853 годах классической «Флоры России» К. Ф. Ледебура (на латинском языке). В этом издании не только были уточнены названия растений нашей флоры, но и приведены более точные данные по их распространению и экологии, что дало толчок к переходу к новому периоду изучения московской флоры — ботанико-географическому.

Среди многочисленных теперь флористических работ (по данным А. В. Щербакова, в середине XIX века ежегодно публиковалось 2—3 работы, а в конце — более 10) особо выделяются публикации Н. И. Анненкова, обобщившего в 1851 году фенологические наблюдения над дикорастущими растениями окрестностей Москвы за период с 1844 по 1849 годы, а также данные по акклиматизации в Москве более 100 видов древесных пород, опубликованные в 1856 году. Он же автор научно-популярных работ: «Простонародные названия русских растений» (1858) и «Ботанический словарь. Справочная книга для ботаников, сельских хозяев, садоводов, лесоводов, фармацевтов, врачей, дрогистов, путешественников по России и вообще сельских жителей» (1878), содержащий краткие сведения об употреблении растений в народе.

Разнообразные исследования проводились в лесной опытной станции в Петровско-Разумовском (ныне принадлежит Московской сельскохозяйственной академии), где в 1862 году были проведены лесоустроительные работы, и начаты наблюдения по флористике, экологии, фенологии, продолжающиеся по настоящее время.

Критическая переработка всего накопленного флористического материала была осуществлена Н. Н. Кауфманом, возглавившим кафедру ботаники Московского университета в 1863 году и ботанический сад в 1865 году. В его «Московской флоре»[8], выдержавшей два издания (1866, 1889), был впервые в России применён ботанико-географический подход к изучению флоры. После её опубликования в последующих исследованиях региональных флор произошёл переход от констатации и некритического перечисления растений к выверке названий и диагнозов, достоверности данных на основе гербарных сборов, выявлению ботанико-географических закономерностей в формировании растительности. Весомым дополнением к его «Московской флоре» стал гербарий, содержавший большое количество сборов из ближайших окрестностей Москвы (ныне входящих в черту города), насчитывавший около 900 номеров, завещанный им Московскому университету.

Выход в свет в 1892 году «Флоры Средней России» П. Ф. Маевского ознаменовал новый этап флористических исследований и оказал существенное влияние на дальнейшее изучение флоры Московской и сопредельных областей вообще и флоры города Москвы, в частности. Взяв за основу сведения, собранные профессором Московского университета, математиком В. Я. Цингером и опубликованные в 1885 году в «Сборнике сведений о флоре Средней России», он разработал учебно-научное пособие, позволившее привлечь к изучению растений Европейской России огромный отряд молодых специалистов-биологов, познававших растения через «Флору» П. Ф. Маевского, которая к настоящему времени выдержала уже 10 изданий (последнее было опубликовано в 2006 году). «Флора» П. Ф. Маевского стала центральным фундаментальным периодическим изданием, отражающим качественные изменения во флоре средней полосы европейской части России, в том числе и её городов, вот уже на протяжении более 120 лет.

Велик вклад в изучение растительного мира московского региона четырёхтомной «Иллюстрированной флоры Московской губернии» Д. П. Сырейщикова, опубликованной в 1906—1914 годах. Она включала в себя многочисленные сведения специалистов и любителей, и прежде всего, материалы «Критического обзора московской флоры» А. Н. Петунникова. На основе этой флоры с рядом существенных дополнений Д. П. Сырейщиковым в 1927 году был издан краткий определитель растений Московской губернии, до настоящего времени сохраняющий своё актуальное значение. Этапная работа Д. П. Сырейщикова, несомненно, способствовала интенсификации дальнейших флористических исследований, но специальных работ по флоре Москвы было относительно мало.

В послереволюционный период в Москве были организованы такие ботанические исследовательские учреждения, как Всесоюзный институт лекарственных и ароматических растений с ботаническим садом (1931), Институт леса (1919), Луговой институт (1922) и ряд других, а также новые вузы, при которых организовывались гербарии, закладывались питомники, развивались новые направления изучения растительного покрова, индивидуальные и разобщённые исследования уступили место планомерному и комплексному изучению растительного покрова, взаимодействия городской среды и природы.

В 1920—1930-х годах всё большее внимание стало уделяться проблемам охраны растительного мира. Так, Н. С. Елагин в статье «Охрана природы в Московской Губернии», опубликованной в журнале «Московский краевед» в 1928 году[9], привёл основные результаты инвентаризации растительных сообществ, подлежащих охране на территории всех заказников, заповедников и парков этой территории, а П. А. Иванов и В. В. Алёхин тогда опубликовали проект организации на базе Нескучного сада Москвы «краевого парка»[9]. С 1929 года садово-парковый подотдел Московского отдела коммунального хозяйства приступил к обследованию растительных ресурсов, имевшихся в бывших дворянских усадьбах, где в течение XVIII—XIX веков были высажены ценные древесные породы. В число этих объектов вошла и опытная станция в Петровско-Разумовском. В этот же период получили развитие фенологические наблюдения за растениями Москвы и Подмосковья. Особую ценность они имели по отношению к интродуцентам — растениям других регионов и других стран, выращиваемых в условиях Москвы. Из их числа пополнялся ассортимент растений, используемых в озеленении столицы.

Рост города, а также числа заводов, фабрик, складских зон, пустырей, свалок, придорожных участков и занимаемой ими площади не мог не сказаться на притоке в город заносных и сорных растений, находящих здесь вторую родину. Интересна в этом плане статья сотрудника ботанического сада МГУ А. В. Кожевникова «Сорная и адвентивная флора Московского ботанического сада», опубликованная в Бюллетене МОИП в 1935 году[10], с характеристикой 222 видов мусорных и бурьянных растений («урбанистов»), сорных растений посевов, местных — «туземных» растений из естественных местообитаний и занесённых человеком из других географических (преимущественно южных) регионов. Эта статья получила современное отражение и развитие в работе «Конспект флоры адвентивных растений Московской области»[11], в которой подытожены наблюдения за последние 200 лет и приведены денные по распространению заносных растений в Москве.

Значимой для Москвы стала организация в 1945 году в Останкине Главного ботанического сада Академии Наук СССР (ныне — ГБС им. Н. В. Цицина РАН), возглавившего работы по изучению флоры и растительности Москвы[12] и привлечению в озеленение видов и форм отечественной природной флоры и зарубежных растений.

Особенно значительными для Москвы оказались перемены в период 1950—1970 годов, когда территория Москвы значительно расширилась (в начале 1960-х годов новая граница города была проведена по построенной тогда Московской кольцевой дороге), а на месте старых подмосковных сёл и деревень (Черёмушек, Фили, Кузьминок, Бескудниково и др., всего около 160) появились новые жилые кварталы. Значительно возросла и численность населения (темпы прироста его составили до 300 тыс. человек в год). Заметно увеличилась нагрузка на уцелевшие природные территории и их живое население — флору и фауну.

В районах новой застройки участки старовозрастных насаждений были сведены и заменены искусственными молодыми посадками, осушены болотные участки, сокращены площади под лугами, деревенские сады уступили место новым городским насаждениям, паркам и скверам. Особенно интенсивно процесс урбанизации шёл в 1970—1980-х годах, когда новые территории города были стремительно освоены и встал вопрос о новом его расширении, уже за пределы МКАД.

В это время флористические исследования в городе в значительной степени сосредоточились на изучении адвентивной и синантропной флоры города, а также на проблемах сохранения биоразнообразия на его территории. Последнему, в частности, способствовало принятие 27 октября 1960 года первого в истории страны «Закона РСФСР об охране природы». Именно им была заложена законодательная основа для охраны воздуха, вод, почв, растительного и животного мира для организации разных типов особо охраняемых природных территорий, а также оговорён процесс участия государственных органов и общественности в охране природы. Этот закон дал правовую основу для создания иных (кроме государственных заповедников) типов охраняемых природных территорий, для создания которых уже не требовалось изъятия земель и на которых допускалось ведение хозяйственной деятельности, не угрожающей охраняемым природным объектам, — заказников и памятников природы.

Если в 1960—1970-х годах заказники и памятники природы создавались в основном за пределами города, в Подмосковье, то начиная с 1980-х годов этот процесс активно пошёл и в черте города Москвы. При этом, согласно положению об этих охраняемых территориях, для обоснования их создания требовалось проведение естественнонаучного, в том числе и ботанического, обследования предлагаемых к охране участков. На территории Москвы в 1983 году был создан один из первых в России национальных парков — «Лосиный остров», территория которого также была исследована в ботаническом отношении[13], что было важно и с точки зрения организации правильного зонирования территории.

Значительная роль сохранения зелёного наряда города принадлежит также многим природно-историческим объектам. В первую очередь к ним относятся памятники садово-паркового искусства. В Москве это, прежде всего, усадьбы Останкино, Кусково, Узкое и ряд других, а также Нескучный сад, территория Всероссийского выставочного центра и прилежащая к ней территория Главного ботанического сада РАН и ряд других. В последние годы эти объекты стали также предметом пристального внимания со стороны многих московских ботаников, зоологов и специалистов в области охраны природы[14][15].

Эколого-градостроительная концепция города Москвы, разработанная ещё в 1990 году, исходит от возможности восстановления природного разнообразия в городе благодаря ленточной конфигурации речных долин, обеспечивающих беспрепятственное перемещение вдоль них и связь отдельных местообитаний между собой. Глубокое проникновение в город зональных и региональных природных сообществ создаёт непрерывность экологической инфраструктуры города, повышает её устойчивость и способность к восстановлению при разрушении. Практически единственным природным элементом в Москве, как и в любом крупном городе, остаются зелёные насаждения. Они — основа природного комплекса города.

Таксономическая структура флоры[править | править код]

Флора города Москвы насчитывает 1647 видов сосудистых растений, относящихся к 640 родам и 136 семействам. Подавляющее большинство семейств, родов и видов относится к отделу Magnoliophyta. В его составе — почти 98 % видов флоры города. Преобладают представители класса Magnoliopsida (77,5 %), доля видов класса Liliopsida значительно ниже (22,5 %). На долю споровых и хвойных растений приходится около 2,3 % видов флоры. Среди них наибольшее разнообразие отмечается в отделе Polypodiophyta (17 видов).

Сравнение состава и систематической структуры флоры города Москвы с данными по флоре других регионов показывает, что основные пропорции флоры Москвы типичны для умеренных флор Голарктики.

Суммарная доля видов в 10 ведущих семействах составляет немногим более 56 % флоры города. Лидируют представители семейств Asteraceae и Poaceae, составляющие в сумме 22 % флоры города. Наблюдается увеличение, по сравнению с региональной флорой, роли некоторых семейств, богатых адвентивными видами — Brassicaceae, Fabaceae, Rosaceae, Chenopodiaceae и, одновременно, сокращение доли других семейств (Caryophyllaceae, Cyperaceae, Lamiaceae), занимающих в региональных флорах более высокие позиции. Подобное изменение структуры спектра ведущих семейств характерно для флор других городов и антропогенных ландшафтов.

Среднее число видов в одном семействе — 12. Более половины семейств имеют в своем составе 1—3 вида. Крупнейшим по числу видов является род Carex (47 видов). Роды, в составе которых имеется лишь один вид, преобладают и составляют 57 % от их общего числа

Биоморфологическая структура флоры[править | править код]

Среди спектра жизненных форм в городской флоре преобладают многолетние травянистые растения (56 %). Доля однолетников примерно в 2 раза ниже — 27 %. В целом травянистые растения составляют около 90 % флоры города. На долю деревьев, кустарников, кустарничков, полукустарничков и полукустарников приходится лишь 10 % флоры. Среди древесных растений преобладают деревья.

Жизненные формы Число видов
флоры
Доля во флоре,
 %
Дерево 76 4,6
Кустарник 70 4,3
Кустарничек 11 0,7
Полукустарничек 5 0,3
Полукустарник 3 0,2
Многолетник 929 56,4
Двулетник 103 6,3
Однолетник 450 27,3
Итого: 1647 100

Структура спектра жизненных форм в общих чертах соответствует таковым в других региональных флорах средней России. Но, в отличие от последних, в городской флоре отмечается увеличение доли однолетних растений (за счет заносных видов) и деревьев и кустарников (за счет дичающих из культуры). Таким образом изменения структуры флоры города происходят в рамках структуры, присущей региональной флоре, а изменения соотношения отдельных групп растений в городской флоре следует рассматривать как эколого-ценотические, территориальные модификации региональной флоры.

Адвентивные виды растений составляют половину всей флоры города Москвы (824 вида). Они относятся к 423 родам и 102 семействам. Среди покрытосеменных растений доля адвентивных видов максимальна в классе Magnoliopsida (53 %), среди однодольных растений (Liliopsida), наоборот, преобладают аборигенные виды (около 57 %).

Во флоре Москвы наблюдаются различия по целому ряду показателей не только между группами аборигенных и адвентивных видов, но и между двумя основными фракциями адвентивной флоры — ксенофитами и эргазиофитами. Так разнообразие семейств, родов и видов выше в аборигенной фракции.

Показатели/виды Аборигенные Ксенофиты Эргазиофиты
Число семейств 103 53 83
Число родов 358 224 256
Число видов 823 440 384
Видов в 10 сем.
(Доля во флоре)
451 (54,8%) 321 (73%) 194 (50,4%)
Число видов
на одно семейство
8 8,3 4,6

Среди адвентивных растений разнообразие семейств и родов выше во фракции эргазиофитов, но по числу видов лидируют ксенофиты. Число видов, приходящихся на одно семейство, примерно одинаково у ксенофитов и у аборигенных растений, у эргазиофитов этот показатель минимален. Суммарная доля видов в десяти ведущих семействах максимальна у ксенофитов (более 70 % состава фракции), во фракциях аборигенной флоры и эргазиофитов этот показатель заметно ниже.

Следовательно, для ксенофитов характерно небольшое число семейств с более высокой видовой насыщенностью, а для эргазиофитов, наоборот, относительно большое число маловидовых семейств. Такая закономерность связана с деятельностью человека, который отбирал для своих нужд растения (декоративные, пищевые и др.) из самых разных таксонов и географических регионов. Группа же ксенофитов, как спонтанно сложившаяся, формировалась, главным образом, из представителей относительно небольшого числа семейств.

Отмечаются различия и в спектре ведущих семейств. В аборигенной фракции ведущие позиции занимают семейства Asteraceae, Poaceae и Cyperaceae, составляющие 25 % аборигенной флоры города. В спектре ксенофитов на первое место выходит семейство Poaceae, которое вместе с Asteraceae, Brassicaceae и Chenopodiaceae формируют половину всего состава фракции. Особенностью спектра эргазиофитов является усиление в нём роли семейства Rosaceae, занимающего вторую позицию, что объясняется высоким разнообразием этого таксона видами, привлекаемыми в культуру. В составе этой фракции виды семейств Asteraceae, Rosaceae и Poaceae составляют 27 %.

Самым большим по числу видов родом в аборигенной фракции является род Carex (43 вида), среди ксенофитов — Artemisia (12 видов), во фракции эргазиофитов — Acer (8 видов).

В спектре жизненных форм аборигенной флоры преобладают многолетние травы (72,3 %), доля однолетних и двулетних растений более чем в три раза ниже, деревья и кустарники представлены примерно одинаковым числом видов и составляют около 5 % её состава. Во фракции ксенофитов ведущая роль принадлежит одно- и двулетним растениям, составляющим более 60 % её состава. Характерной чертой спектра эргазиофитов является высокий показатель участия древесных растений — около 27 % (максимальный для сравниваемых групп). Доля одно- и двулетних видов достигает примерно такой же величины (около 28 %).

В составе адвентивной фракции по степени натурализации преобладают малоустойчивые, случайные и временные виды — эфемерофиты (53 %), которые появляются в городе благодаря постоянному непреднамеренному заносу их человеком из других регионов или за счет случайного самосева из культивируемых популяций. Доля колонофитов достигает 24 %. Виды, расселяющиеся по антропогенным местообитаниям (эпекофиты) и (или) природным (агриофиты), составляют около 23 %.

Таким образом, высокое разнообразие адвентивной фракции, а соответственно и флоры города в значительной степени сформировано за счет неустойчивых во времени и пространстве компонентов.

В структуре фракций адвентивной флоры присутствуют качественные и количественные различия по составу натурализовавшихся компонентов. Доля неустойчивых (эфемерофиты) и малоустойчивых (колонофиты) видов выше во фракции ксенофитов, соответственно — 54 % и 25 %. Суммарная доля эпекофитов и агриофитов выше во фракции эргазиофитов (около 26 %), причем преобладают последние (виды, способные внедряться в природные сообщества). Среди ксенофитов, наоборот, преобладают эпекофиты. Таким образом, непреднамеренно занесенные виды (ксенофиты) расселяются главным образом по вторичным местообитаниям, основным же источником внедряющихся в природные сообщества видов являются «беглецы из культуры» (Acer negundo, Heracleum sosnowskyi, Impatiens glandulifera, Impatiens parviflora, Solidago serotinoides и другие).

Динамика флоры города[править | править код]

Город — высоко динамичная во времени система, изменение которой связано с различными экономическими и социальными факторами. Растительный покров, как элемент городской среды, прямо или косвенно испытывает на себе влияние всех этих факторов и явлений. Происходит сокращение численности и исчезновение одних видов, появление, увеличение встречаемости других.

Исчезнувшие виды флоры. Примерно за 150 лет наблюдений с территории города исчезло 104 вида растений[16]. Некоторые исчезнувшие из природных местообитаний виды в настоящее время культивируются или встречаются в качестве случайно занесенных в антропогенных местообитаниях.

Сравнение спектра флоры и спектра исчезнувших видов показывает, что среди исчезнувших видов наблюдается заметное превышение доли споровых растений (главным образом, за счет представителей Ophioglossopsida и Lycopodiopsida) и небольшое превышение доли Liliopsida, то есть, имеет место устойчивая тенденция сокращения видов именно этих таксономических групп. Среди исчезнувших видов нет представителей хвойных растений.

Исчезнувшие виды растений (ИР) относятся к 39 семействам. Среди них преобладают виды семейств Ranunculaceae, Orchidaceae, Cyperaceae, Scrophulariaceae, Poaceae. По соотношению числа ИР к числу видов в данном семействе более трети видов потеряли семейства Ericaceae, Orchidaceae, Gentianaceae, Botrychiaceae, Lycopodiaceae и другие. Некоторые одновидовые семейства из современной флоры города полностью исчезли (Orobanchaceae, Ophioglossaceae, Elatinaceae).

Среди исчезнувших растений преобладают многолетние травянистые растения (65 %) и совсем отсутствуют древесные растения.

Около 70 % исчезнувших видов — аборигенные растения. Среди них наиболее велика доля видов, приуроченных к местообитаниям с избыточным увлажнением — болотных, болотно-лесных, лугово-болотных, водных и прибрежных (более трети видов). Среди исчезнувших лесных преобладают опушечно-лесные и виды хвойных лесов. Обеднение аборигенной флоры происходит, в первую очередь, за счет экологически специализированных видов и растений «пограничных», сукцессионно неустойчивых сообществ. Доля адвентивных растений составляет 30 % от числа исчезнувших видов.

Некоторые исчезнувшие растения относится к числу сокращающихся или очень редких в Московской области и других регионах (Coeloglossum viride, Cypripedium guttatum, Diplazium sibiricum, Gladiolus imbricatus, Hottonia palustris, Liparis loeselii, Orchis militaris, Pulsatilla patens и другие). Большинство исчезнувших адвентивных видов известно по единичным находкам. Позднее они не обнаружены и в Московской обл. (Anagallis foemina, Avena strigosa, Centaurea trichocephala, Chaerophyllum hirsutum, Meniocus linifolius, Onosma tinctoria, Sherardia arvensis, Stipagrostis plumosa).

Увеличение числа видов флоры. Наряду с процессом исчезновения видов, происходит противоположно направленный процесс — её обогащение за счет адвентивных видов растений. Этот процесс наиболее ярко выражен именно на высоко урбанизированных территориях. В пределах Москвы адвентивный компонент флоры в прошлом был недостаточно изучен. По этим причинам его количественный рост может быть оценен лишь приблизительно. Примерно за 70 лет появилось около 200-(250) видов ксенофитов и около 150-(190) эргазиофитов.

Среди растений, появившихся примерно в начале XX века или в более позднее время, число адвентивных видов, увеличивших свою встречаемость, обилие составляет около 40 (50) видов. Среди них преобладают ксенофиты (Artemisia umbrosa, Atriplex oblongifolia, Bidens frondosa, Diplotaxis muralis, Geum macrophyllum, Lactuca tatarica, Lepidium densiflorum, Oenothera rubricaulis и др.). Доля эргазиофитов несколько ниже (Echinocystis lobata, Festuca arundinacea, Fraxinus pennsylvanica, Helianthus subcanescens, Solidago serotinoides, Symphytum caucasicum, Veronica filiformis и др.). Однако разнообразие местообитаний в которых встречаются виды, наоборот, в среднем выше у эргазиофитов.

Сохранение природного и природно-культурного наследия[править | править код]

Редкие, охраняемые виды растений во флоре города Москвы[править | править код]

Цветущие весной: волчеягодник обыкновенный, ветреницы дубравная и лютичная, ландыш майский, калужница болотная, купальница европейская, первоцвет весенний, хохлатки плотная и полая, чина весенняя, медуница неясная.

Цветущие летом и осенью: купена душистая, земляника зелёная, подъельник обыкновенный, горец змеиный, герань Роберта, дрёма красная, колокольчик круглолистный, незабудка болотная, борец высокий, вереск обыкновенный, нивяник обыкновенный, гудайера ползучая, гвоздика Фишера.

Источник: ru.wikipedia.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.