Грозит ли россии глобальное потепление


Теплая зима 2019-2020 удивляет многих. Январь, несмотря на недолгое похолодание, стал одним из самых теплых в России за всю историю наблюдений. Идет ли речь о глобальном потеплении, чем изменение климата грозит людям и возникает ли риск вымирания, ZNAK.COM рассказал ведущий научный сотрудник Института экологии растений и животных УрО РАН, доктор биологических наук Рашит Хантемиров. DK.RU выбрал главное из материала.

— Такого теплого периода, как в последние годы, по нашим данным, не было последние 7 тыс. 200 лет. Мы наблюдаем с вами глобальное потепление, и в этом уже ни у кого из специалистов никаких сомнений сейчас нет. Это, что называется, медицинский факт. Об этом говорят данные инструментальных метеонаблюдений на планете за последние 130 лет. Хотя примерно лет 20–30 назад еще встречались упертые противники версии о глобальном потеплении. В глобальной системе наблюдений самым теплым считается 2016 год. На втором месте по уровню температур — 2019 год. Хотя в России именно 2019 год, судя по последним данным, стал самым теплым за всю историю наблюдений.


Есть теория «хоккейной клюшки». Согласно этой теории, за последние 2 тыс. лет климат менялся в разных районах по-разному, но если все усреднить в масштабах всей планеты, то получалась практически прямая линия. А за последние 100 лет тенденции на потепление совпали повсеместно, и график температур быстро пополз вверх. Поэтому в плане это и выглядит как клюшка.

7 тыс. 200 лет назад было теплее на 3 градуса, чем на момент начала инструментальных метеонаблюдений, то есть чем 200 лет тому назад. Но за последние 200 лет температура уравнялась с той, что была в раннем голоцене (нынешний геологический период, который также назыввают межледниковым — DK.RU).

Если бы все шло согласно природным циклам, то в геологическом плане с минуты на минуту должен был наступить новый ледниковый период. Но уже сейчас понятно, что при таком уровне углекислого газа никакого ледникового периода не будет. Мы его просто пропустим.

На самом деле то, что атмосфера нагревается, это еще полбеды. Самая сильная угроза состоит в том, что нагревается океан. Он гораздо более теплоемкий и поглощает излишки тепла. Но это тепло никуда не девается, оно там хранится и храниться будет долго.  

Для России, кстати, на период ближайших 10 лет ничего плохого в этих процессах нет. Жить станет только лучше, и положительные последствия от потепления будут преобладать над негативными. Это повышение урожайности, снижение потребления тепла для обогрева жилья, например. Откроется Северный морской путь и так далее.


Для большинства стран нынешний температурный скачок имеет еще большие негативные последствия. Проблема, в том числе и для России, состоит в том, что через 10 лет потепление не остановится. Мы сейчас пожинаем плоды от сжигания угля, нефти и газа 10–20 лет тому назад. То, что мы сжигаем сейчас, это уже проблема для будущих поколений. Если посмотреть на Парижское соглашение (по климату 2015 года), то они настаивают на том, что рост температуры на планете надо остановить на уровне 1,5 градуса выше, чем до начала индустриальной эпохи. Но уже сейчас все модели показывают, что ее мы не остановим даже на 2 градусах. Рост будет больше, чем на 3 градуса, и это в том случае, если мы прямо сейчас остановим все сжигание на планете. Система очень инертна. Океан нагрелся, углекислый газ долго будет оставаться в атмосфере.

Читайте также: Самолеты и Coca-Cola губят планету? Как Грета Тунберг заставила всех говорить о климате

Если принимать меры, супертеплый период продлится около 50 лет. Если не предпринимать, то последствия даже не до конца понятны. Скорее всего, начнутся миграции народов. Будут дальше таять Гренландия и Арктика, соответственно, подниматься уровень мирового океана. В этом случае России тоже мало не покажется.

— Большинству сейчас кажется, что эту проблему можно решить только геоинженерными методами. Чаще всего рассматриваются модели некоего искусственного уменьшения углекислого газа в атмосфере. Определенные технологии в этом направлении уже начинают разрабатывать. Но субъективно кажется, что для этого понадобится огромное количество энергии. А чтобы ее выработать, опять придется много чего сжигать. То есть в процессе реализации технологии по улавливанию углекислого газа мы произведем еще больше углекислого газа.


Еще одну модель предлагал наш климатолог Израэль. Он предлагал моделировать последствия извержения вулканов и распылять аэрозоли серы в атмосфере. То есть создать искусственное похолодание. Но это примерно, как выбор между здоровым образом жизни и тем, чтобы пить, курить, дебоширить, но постоянно сидеть на таблетках.

Крупные извержения в экваториальной части Земли: в Индонезии, Перу, Эквадоре, Мексике — могут приводить к глобальному похолоданию. Камчатские вулканы хоть и дают сильные извержения, но к таким последствиям не приводят.

Во-первых, высота извержения должна быть несколько десятков километров, чтобы основная часть попала не в тропосферу, где она сразу осядет, а в стратосферу, где она расползется вокруг Земли пленкой. Эта пленка отражает солнечные лучи, не давая им разогревать поверхность планеты. Второе, из-за особенности переноса воздушных масс именно извержения в экваториальных зонах способны дать такое расползание.  

Извержения Йеллоустоуна сопоставляют с извержением вулкана Тоба в Индонезии, которое произошло 74 тыс. лет тому назад. Оно было примерно в десять раз сильнее, чем самое сильное извержение вулкана в голоцене. Считается, что исчезновение Homo sapiens в Китае и Индии было связано как раз с этим извержением. Йеллоустоун, как ожидается, будет таким же. Поэтому не исключено, что оно приведет к концу нашей цивилизации.


Источник: ekb.dk.ru

О том, что с климатом творится неладное, ученые говорят давно. Виноваты ли в этом парниковые газы, безрассудное использование человеком природных ресурсов или все вместе – до сих пор единого мнения, похоже, нет. Что будет с планетой, если все останется как есть?

«Собеседник» обсудил это с доктором биологических наук, членкором РАН Анной Романовской, директором Института глобального климата и экологии имени академика Ю. А. Израэля (ИГКЭ).

Грозит ли россии глобальное потепление
Анна Романовская // фото: Андрей Струнин

Мы в долгу у планеты

Международный аналитический центр Global Footprint Network недавно опубликовал исследование, из которого следует: все ресурсы, которые Земля может возобновить за год, человечество использовало уже к 29 июля. Мы и правда живем в долг?


– Непонятно, какими методиками они пользовались для подсчета. Скажем так, мы действительно добываем все больше углеводородов. Но скорость восстановления их крайне низкая. И за год восстановить то же количество, которое добывается, не получится ни при каких условиях.

Не очень понятен вывод и по воде. В глобальном масштабе у этого ресурса очень короткий цикл восстановления. И он замкнутый: сколько есть воды на Земле, столько и остается. Как можно использовать больше воды, чем ее есть? Возможно, речь о том, что меняется баланс пресной и соленой воды?

Сокращается площадь лесов… Вот это вполне возможно в масштабах планеты. Особенно если говорить о вырубке тропических лесов. В нашем лесном хозяйстве существует такой показатель, как «расчетная лесосека», то есть объем древесины, который можно вырубить в год без вреда для лесных экосистем. Если говорить об официальных цифрах по России, рубка сильно не добирает годовой объем этой расчетной лесосеки. Впрочем, эти данные не учитывают нелегальные вырубки…

Среди факторов «долга» называли еще и рост сельхозземель, строительство дорог и т. п. – все, что приводит к обеднению флоры и фауны…

– С этим трудно спорить, что и говорить – антропогенный прессинг на планету достаточно велик. Население Земли постоянно растет, людям нужно все больше пищи, требуется все выше уровень благосостояния…


 

«День истощения Земли» исследователи рассчитывают с начала 1970-х. Тогда он приходился на 29 декабря, к 2000-му – сдвинулся на середину октября, в 2013-м пришелся на 20 августа. А в 2018-м – на 1 августа.

Дата этого года (29 июля) – усредненная. К примеру, Россия исчерпала возобновляемые за год ресурсы ещё 26 апреля, а США – 15 марта.

Вода, почва и чистый воздух в этом году используются людьми в 1,75 раза быстрее, чем возобновляются, уверяют ученые из GFN. Это приводит к опустыниванию пахотных земель, стремительному вымиранию животных, насекомых и растений…

Климат нервничает

И все это сказывается на климате?

– В том числе. Идет замена естественных экосистем на антропогенные, которая сопровождается ростом выбросов парниковых газов в атмосферу, а также нарушением режима климата на локальном уровне.

Общее антропогенное воздействие приводит к разбалансировке климатической системы (ее еще называют «нервозностью» климата), поэтому аномальные погодные явления стали возникать все чаще, они становятся продолжительнее и сильнее… По статистике Росгидромета, четко видно, как нарастает тренд опасных гидрометеорологических явлений.

С другой стороны, неверно все списывать на влияние человека. Частота цунами, к примеру, возникающих вследствие землетрясений и сдвигов тектонических слоев на дне океана, мало зависит от изменения климата.


Или вот лесные пожары и наводнения этого года. Можем ли мы однозначно утверждать, что это – результат изменения климата? Конкретно одно явление, может быть, и нет. Но мы можем сказать, что на фоне изменения климата погодные условия для возникновения таких событий будут создаваться чаще.

То есть лесные пожары – это следствие того, что возник засушливый период и создались пожароопасные условия. Но пожароопасные условия не могут объяснить тот ущерб, который получила страна. На 80% и более лесные пожары происходят по вине человека. Мы можем сколько угодно говорить, что виновата засуха. Но видим же: вдоль дорог жгут траву, из машин выбрасывают окурки, лес рубят, забывая о технике безопасности, и сколько искр отлетают от пил… Да и на то, насколько распространится пожар в лесу, климат мало может повлиять. Все зависит от того, как быстро обнаружили огонь, как быстро начали его тушить. И начали ли вообще…

Взять те же выбросы парниковых газов (прим. ред.: как они действуют, подробно объяснял «Собеседнику» научный глава Росгидромета Роман Вильфанд). Как только мы что-то начинаем делать с землей, это сопровождается выбросами. Но не только, наступают и иные последствия. Скажем, вырубается лес – значит, нарушается водорегулирующая функция площади. К слову, некоторые эксперты рубку леса называли одной из причин разрушительного наводнения в Тулуне…


Одна из проблем – глобальное потепление. Раньше на планете было намного холоднее?

– На Земле были разные периоды: похолодания и потепления. Изучают этот вопрос с помощью ледовых кернов. В Антарктиде буром уходят на несколько десятков километров вниз (сотен тысяч, а иногда и миллионов лет вглубь). Парниковые газы достаточно долго живут, и керны даже из одного места показательны для состояния атмосферы всей планеты в те времена. Сейчас мы говорим о потеплении на основе изучения трендов средней глобальной приземной температуры только в течение последних сотен лет. Уникальный характер наблюдаемого потепления в том, что преимущественно он вызван деятельностью человека и развивается очень быстро.

Вечная мерзлота – вовсе не вечная

То есть главная проблема в том, что стали чаще проявляться катаклизмы. Чем они опасны для России?

– Главная опасность, повторю, в скорости, с которой идет потепление. В целом в России она примерно в 2,5 раза выше, чем средняя по миру. Южное полушарие теплеет сравнительно медленнее, вся нагрузка ложится на Северное, где и сконцентрирована основная антропогенная нагрузка. Северный арктический район теплеет в 4 раза быстрее, чем аналогичный процесс идет по земному шару. Поэтому для нас это проблема. Но нельзя сказать, что Россия находится в условиях возможных катастроф.


Да, сокращается ледовый покров Арктики, поднимается уровень океана: но у нас не так много городов, которые будут подвержены последствиям этого процесса. Например, в зону риска попадет Петербург. Но в городе прекрасно научились справляться с повышенным уровнем воды. Какие-то меры по адаптации придется еще наращивать в этом направлении, но управлять этими рисками можно. Попадут в зону риска города на Дальнем Востоке… В крайнем случае в России достаточно территории, чтобы этих людей можно было просто переселить. То есть последствия будут, может быть и серьезные. Но есть время к ним подготовится.

Растает вечная мерзлота…

– Да, это самое афишируемое последствие изменения климата. Хотя, на мой взгляд, далеко не самая главная будущая проблема: чтобы ее решить, нужны, по сути, только деньги. На вечной мерзлоте живут не так уж много россиян. Но там промышленные центры. Значит, надо оценить риски (где самое сильное протаивание) и просчитать, что выгоднее: пробуриться глубже и сваями укрепить здания (в любом случае с момента большинства построек на вечной мерзлоте прошло больше полувека, дома пора обновлять) или вывезти людей на более южные территории, а предприятия модернизировать и организовать на них работу, например, вахтовым методом. В конце концов, это может быть одним из способов решения проблемы здоровья населения в таких городах, как Норильск.


В общем, нужно упреждать ситуацию и разрабатывать территориальное планирование совершенно нового образца.

Насколько я понимаю, вечная мерзлота не всегда существовала – ведь находят же в Якутии кости мамонтов. То есть там когда-то было тепло. Выходит, ничего не ново на Земле? И раньше случались такие катаклизмы?

– Конечно. За время существования Земли прошло минимум четыре оледенения. Межледниковые периоды характеризуются более теплыми климатическими условиями. Просто надо понимать: раньше изменение климата шло медленно, смена оледенений и потеплений растягивалась на миллионы лет. Сейчас процесс идет слишком быстро. Такого в истории еще не было.

Если человечеству удастся сдержать увеличение температуры на 2 °С, то, по оценкам ученых, удастся сдержать и основную массу негативных последствий изменения климата – мы говорим об интервале до 2100 года.

Если будет все, как сейчас (а имеющийся тренд предполагает рост температуры к 2100 году на 3–3,5 °С), то негативные последствия наступят раньше.

Подготовка

А что еще случится?

– Наиболее неблагоприятным последствием изменения климата является перераспределение водных ресурсов. Упрощенно говоря: там, где много воды, ее прибавится. А в засушливых регионах ее станет еще меньше. Не исключено появление климатической миграции населения – причем не из-за температуры, а из-за недостатка воды. Не зря еще в 1970-х годах шла речь о том, что следующая война будет за воду…

Есть ли опасность, что большая часть запасов пресной воды попадет в океан и станет непригодной для нужд населения?

– Да, есть такие прогнозы. Тают ледники – горные, Гренландия, Арктика – пресная вода со стоком рек уходит в океан. Насколько критично это будет для человечества, пока не совсем ясно. Но меры по адаптации есть: проблема решается опреснителями. Катар, например, живет на такой воде. 

– И считается одной из самых нерационально использующих свои ресурсы стран.

– Ну, в этот список они попали не из-за воды, а из-за углеводородов. Высокая стоимость воды в таких странах определяет как раз крайне бережное отношение к ресурсу.

Главные опасности для России другие. И нам уже сейчас надо думать о том, как адаптировать страну к ним. Например, как будем решать вопрос о продовольственной безопасности. На юге будет не хватать воды. А сильно на север сельхоззона едва ли сможет продвинуться – почвы там неподходящие. Что выгоднее? Передвигать житницу вместе с людьми, элеваторами, дорогами и т. д. в зоны рискованного земледелия или сохранять все это на юге страны, но думать, как адаптировать сельхозпроизводство к участившимся там засухам?

В сентябре правительство наконец приняло Парижское соглашение, которое Россия подписала три года назад. Это подтолкнет нас к действию?

– Очень на это надеюсь. Парижское соглашение – это ведь не только попытка мира решить задачу по ограничению роста средней температуры на планете. Это еще адаптация населения, всех отраслей к жизни в изменившемся климате. И главное – переход на низкоуглеродный путь развития. Многие страны уже активно заняты разработкой альтернативных возможностей энергетики. К сожалению, России на этом рынке экономики будущего пока нет. Может быть, теперь все начнет меняться.

Цифра

По расчетам шведских ученых, к 2050 году в Лондоне климат станет, как сейчас в Мадриде, а в Москве – как в Софии: они словно переместятся на 1000 км южнее.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2019 под заголовком «Земля устала от человека?».

Источник: sobesednik.ru

2018 год в России был теплее обычного и занял девятое место в числе самых теплых лет, начиная с 1936 года.

Цифры и факты

Споры о глобальном потеплении не утихают много лет. Версии его причин и дальнейшего развития событий звучат самые разные. Одни призывают к скорейшему принятию решений, способных приостановить процесс, другие считают, что это нагнетание страха в чьих-то бизнес-интересах, третьи уверены, что на смену глобальному потеплению скоро придет волна похолодания, ибо погодные изменения на Земле всегда развивались по спирали.

Грозит ли россии глобальное потепление

— Пока продолжаются споры, мы, метеорологи, просто фиксируем факты, собираем и анализируем накопленные материалы. А они свидетельствуют, что потепление действительно идет, причем все интенсивнее, по нарастающей, — говорит ветеран самарской службы погоды, пресс-секретарь Приволжского упpавления по гидpометеоpологии и монитоpингу окpужающей сpеды Вячеслав Демин. — В 2018 году в нашей губернии средняя температура оказалась на 3 градуса выше нормы. И в целом потепление интенсивнее происходит в северном полушарии Земли, в частности на территории нашей страны. Не случайно запущен глобальный проект Росгидромета: строится платформа, которая будет дрейфовать в Северном Ледовитом океане и собирать данные по изменению климата. В 30-х годах XX века первая научно-исследовательская экспедиция под руководством Ивана Папанина дрейфовала на льдине, а сегодня льдины Арктики уже настолько ненадежны, что подобный вариант исключается, это опасно.

Грозит ли россии глобальное потепление

Вот какие данные собраны метеорологами страны. 2018-й в России был теплее обычного и занял девятое место в числе самых теплых лет начиная с 1936 года. Особенно благоприятной выдалась осень, средняя по стране температурная аномалия показала значение +2,32°С. Причем особенно выделялся октябрь с температурной аномалией +3,9°С. Он побил прежний температурный максимум.

Потепление продолжается на всей территории России в целом за год и во все сезоны. Скорость роста среднегодовой температуры за последнее десятилетие составила 0,47°С. Только на юге Сибири в последние годы наблюдается убывание температуры.

Грозит ли россии глобальное потепление

Нам эти значения мало о чем говорят. А специалисты понимают, что нагревание поверхности Земли за последнее столетие на целый градус — это серьезно и влечет не самые радужные последствия: тают ледники, увеличивается число опасных явлений — наводнений, ураганов, лесных пожаров и тому подобного. За прошлый год на территории нашей страны было отмечено 1 040 опасных гидрометеорологических, агрометеорологических, гидрологических явлений. Но это, к счастью, не рекорд. Было и больше, в 2008 году.

Плюсы и минусы

Есть ли плюсы от нынешнего потепления? Демин процитировал их по докладу Росгидромета о потеплении климата. Это перемещение к северу границы зоны комфортного проживания. Сокращение расходов энергии в отопительный период. Улучшение ледовой обстановки, в результате чего устанавливается навигация в арктических морях. Да и у нас, на Средней Волге, в последние 10-15 лет садоводы стали активно и успешно выращивать южные абрикосы, виноград. Но вслед за плюсами обычно следуют минусы. Это риск повторяемости и продолжительности засух в одних регионах, наводнений — в других. Повышение пожароопасности в лесных массивах. Деградация вечной мерзлоты с ущербом для строений и коммуникаций. Наконец, нарушение экологического равновесия, вытеснение одних биологических видов другими.

Грозит ли россии глобальное потепление

— Видимо, из-за всех этих изменений и народные приметы в последнее время уже не работают, — отмечает Демин. — Пожалуй, только появление на небе перистых облаков по-прежнему сигналит о приближающейся смене погоды. А вот деревьями рябины с обильными гроздьями ягод остается только любоваться. Ягод на рябинах в последние годы очень много, а зимы тем не менее нехолодные. А вот наши бабушки при обильном рябиновом урожае готовились к лютой зиме.

Источник: sgpress.ru

Все говорят о глобальном потеплении. Вернее, все говорят о шведской школьнице Грете Тунберг, которая наконец привлекла должное внимание к этой проблеме. «Медуза» тем временем отвечает на стыдные вопросы о глобальном потеплении: существует ли оно вообще и будет России от него лучше или хуже.

Глобальное потепление существует?

Коротко. Существует. Просто посмотрите на данные.

Глобальное потепление — это наблюдаемый факт, он никак не зависит от мнения ученых или политиков. Достаточно взглянуть на динамику средней годовой температуры на планете. Эти данные доступны как минимум в трех источниках: на сайте американского Национального управления океанических и атмосферных исследований, на сайте Университета Восточной Англии и на сайте Института космических исследований Годдарда, входящего в NASA. Там можно найти, например, сырые данные по отдельным метеостанциям, а можно скачать их одним большим архивом, самостоятельно проанализировать и сделать собственные выводы.

Потепление видно не только по прямым измерениям температуры приземного воздуха, о нем свидетельствуют и косвенные данные. Например, оно хорошо заметно по росту уровня мирового океана, которое фиксируется в нескольких независимых линиях наблюдения. Повышение уровня объясняется прежде всего простым термическим расширением воды — как и любое вещество, она при нагревании расширяется, что в глобальном масштабе приводит к повышению уровня океана. Есть и множество других измерительных данных: снижающаяся площадь снега и морского льда в Арктике, таяние ледников и другие. Все это важно для климатологов, но сам факт потепления виден из простых измерений на метеостанциях.  

И насколько сейчас теплее обычного?

Коротко. Примерно на один градус Цельсия.

За нулевую отметку климатологи обычно принимают среднюю глобальную температуру в XX веке или в доиндустриальный период (1850-1900 годы), но эти значения почти не отличаются друг от друга. Это около +14 градусов Цельсия. Кстати говоря, это на 32 (а сейчас уже на 33) градуса больше, чем было бы, если бы вокруг Земли не было парниковых газов и атмосферы вообще. 

Много это или мало? В последнем крупном докладе IPCC речь идет о сравнении двух сценариев изменения климата. В первом случае температура повышается еще на полградуса — до +1,5 над доиндустриальным уровнем, во втором — еще на градус, до +2. Эта вроде бы небольшая разница, но, согласно докладу, она имеет огромные последствия для полярных регионов, морских экосистем, частоте наводнений и так далее.

Климат и так постоянно меняется. Что необычного в каком-то очередном потеплении?

Коротко. Уникальны не абсолютные значения температуры, а скорость их изменений.

Климат действительно постоянно меняется. И за 4,5 миллиарда лет существования Земли на ней было и гораздо теплее, и гораздо холоднее, чем сейчас. Однако даже если собрать все имеющиеся значения глобальной температуры в один таймлайн, можно увидеть, что никогда еще скорость роста не была такой высокой. 

Конечно, данные о далеком прошлом планеты не так точны, как современные измерения, поэтому какие-то кратковременные скачки температуры мы теоретически могли бы и пропустить. Однако, по крайней мере, за последние полмиллиона лет ничего подобного не было, и нет оснований считать, что такие скачки происходили раньше.

Как правильно: потепление или изменение климата?

Коротко. Правильнее всего — «быстрое изменение климата».

Нынешнее изменение климата отличается прежде всего своей антропогенной природой и скоростью, а не направлением. «Глобальных потеплений» в истории климата было множество. Кроме того, хотя почти везде на планете средняя температура повышается, есть по крайней мере один небольшой регион в северной атлантике, где общее потепление сопровождается локальным снижением температуры. Это связано с замедлением Гольфстрима и соответствующим снижением переноса тепла. Поэтому «быстрое изменение климата» будет наиболее корректным термином.

С другой стороны, это определение, возможно, звучит слишко академично. Например, британская газета The Guardian с мая этого года решила внести изменения в свой гид по редакционному стилю и вместо «глобального потепления» писать «глобальное нагревание», а вместо «изменения климата» — «климатический кризис», аргументируя это тем, что традиционные термины звучат «слишком пассивно».

Никто не в силах предсказать погоду на неделю, о каких климатических прогнозах вообще может идти речь? 

Коротко. Погода и климат — разные вещи, их прогнозы устроены принципиально непохоже. 

Разницу между тем, как делают прогноз погоды и прогноз климата проще всего пояснить аналогией.

Представьте, что вы отправляете дошкольника в магазин за кефиром и даете ему на это 100 рублей. Предсказать, что именно он принесет домой, довольно сложно: можно, конечно, предположить, что это будет кефир, но с высокой вероятностью на его месте может оказаться и шоколадка, и игрушка и что-то другое. Тем не менее, довольно уверенно можно прогнозировать, что общая стоимость принесенного домой не будет превышать выданной суммы — ведь дополнительным деньгам просто неоткуда взяться.

В науках о земле все примерно также, только вместо денег — энергия. Метеорологи, которые занимаются погодой, в этом смысле пытаются предсказать состав купленного: ориентируясь на множество частных обстоятельств, на текущее состояние системы, они просчитывают ее развитие в будущем. Климатологи же просто считают энергетический баланс, который задает рамку возможных колебаний: среднегодовые температуры, среднегодовые уровни осадков и так далее. Эта рамка зависит не от случайностей, а от вполне измеримых и поддающихся расчетам потокам энергии и веществ.

Для того, чтобы создать прогноз изменения климата, не нужно знать текущую погоду, нужно измерить количество поглощаемой Землей энергии, процент отраженного тепла, состав атмосферы, зависимость испарения воды океанов от температуры и так далее. У этих измерений, конечно, есть свои погрешности, и они вносят неопределенность в климатический прогноз. Но эта неопределенность известна заранее, она задает четкую рамку наиболее вероятного сценария и не зависит от расположения облаков или полета бабочки.

Климат меняется, но при чем здесь человек?

Коротко. Пока человека не было, энергетический баланс планеты был другим.

Есть два способа ответить на этот вопрос. Во-первых, можно просто спросить ученых, которые занимаются этой темой. Такие опросы проводились и их результат однозначный — подавляющее большинство исследователей (не менее 97%) считают, что основная причина быстрого изменения климата — это деятельность человека. Здесь можно почитать про методику подсчета мнений, а здесь — про ее возможные ограничения.

Если этого недостаточно, можно попробовать разобраться самостоятельно. Правда, точный вклад антропогенной составляющей в изменение климата быстро вычислить не получится — для этого надо строить компьютерные модели планеты, которые учитывают множество факторов: общее количество поглощаемой энергии, ее дальнейшую судьбу, перенос энергии ветрами и течениями, изменение энергетического баланса под действием парниковых газов и так далее. Это довольно сложная работа, которую тяжело верифицировать «на коленке». Но и без сложных расчетов роль человека в изменении климата можно примерно оценить, сопоставив несколько наблюдаемых фактов (не мнений):

  • Человек сжигает ископаемое топливо.
  • В атмосфере растет количество углекислого газа (CO₂)— сейчас оно почти в полтора раза превышает те максимумы, которые наблюдали в последние полмиллиона лет.
  • В северном полушарии, где сжигается большая часть топлива, концентрация CO₂ выше, чем в южном.
  • Концентрация кислорода падает так, как было бы, если бы он полностью уходил на сжигание топлива.
  • В атмосферном углекислом газе становится относительно меньше изотопов углерода-14 и углерода-13, которых нет в нефти и угле.
  • Углекислота является парниковым газом, то есть способна поглощать тепловое излучение Земли и переотражать его обратно — это простое свойство ее спектра.
  • Глобальная температура беспрецедентно быстро растет.
  • Количество поступающей от Солнца энергии при этом только падает.

Кажется, даже этих нескольких фактов достаточно, чтобы сделать собственные выводы.

В России потепления нет, у нас сплошное похолодание?

Коротко. Все наоборот: в полярных регионах климат меняется быстрее, чем в среднем. 

Между полярными и экваториальными частями планеты существует естественный перепад средних температур: у экватора теплее, у полюсов — холоднее. Можно было бы ожидать, что при общем повышении температуры на планете этот температурный перепад будет просто «подниматься» — везде станет теплее. Однако, на самом деле, линия температур не только поднимается, но и выправляется — разница между экватором и полюсами становится все меньше, среднегодовая температура в Арктике и Антарктике растет быстрее, чем на экваторе. Согласно оценкам Росгидромета (.pdf), на территории России потепление климата происходит примерно в 2,5 раза интенсивнее, чем в среднем по Земному шару.

Изменение климата, однако, отнюдь не означает простого повышения температур: оно может сопровождаться волнами холода, которые возникают и устанавливаются на больших территориях. Это процесс связан с изменением движения потоков воздуха на полюсах, что, в свою очередь, может быть спровоцировано изменением климата. Впрочем, конкретно эта связь пока не установленный факт, а только предмет для исследований.

В общем, в России от потепления будет только лучше?

Коротко. Если бы экономика не была глобальной, — возможно. В реальности — нет.

Конечно, изменение климата может иметь свои плюсы. Например, потепление в Арктике, видимо, приведет к упрощению навигации по Северному морскому пути, что может принести российскому бюджету некоторый доход. Увеличение концентрации углекислоты в воздухе также будет способствовать ускоренному росту растений, что повысит общую урожайность. Но при этом оно же приведет к разрушению зданий, возведенных на вечной мерзлоте, и с высокой вероятностью вызовет повышение частоты экстремальных погодных явлений — засух, наводнений и штормов.

Какова будет разница между ожидаемым плюсами и минусами потепления для России, сейчас сказать очень сложно. Самое подробное на сегодняшний день исследование экономических рисков глобального потепления для страны было опубликовано Росгидрометом в 2017 году. Там подробно расписаны все ожидаемые последствия — от воздействия на здоровье людей до влияния на дорожное покрытие. Но даже там нет ни суммы расходов, которую Россия понесет в связи с глобальным потеплением, ни оценки выгодности или невыгодности борьбы с выбросами парниковых газов.

Пока доходы от арктической навигации только обсуждаются, повышение частоты стихийных бедствий уже сейчас хорошо видно и российских, и в международных данных. Например, согласно тому же отчету Росгидромета, число опасных гидрометеорологических явлений в России увеличилось с 206 в 1996 году до 380 в 2016. Это согласуется с аналогичными международными данными, которые, например, собирает крупная германская страховая компания Munich Re. Согласно ее статистике, в последние десятилетия происходит значительный рост частоты стихийных бедствий, связанных с климатом — штормов, наводнений, оползней и так далее. При этом частота аналогичных событий, которые с климатом не связаны (например, землетрясений), остается постоянной.

Если говорить о глобальной картине, то подробная довольно свежая оценка экономического эффекта изменения климата приводится, например, в статье стенфордских исследователей в Nature. Вооружившись историческими данными, ученые проанализировали зависимость ВВП разных стран в разные годы от среднегодовой температуры на ее территории и попытались предсказать, как этот показатель будет отличатся в двух сценариях: если глобальное потепление удасться удержать в пределах полутора градусов, и если оно достигнет и превысит два градуса над доиндустриальным уровнем.

Из расчетов можно сделать два вывода: наиболее сильный удар потепления в «плохом» сценарии придется на экваториальные, преимущественно бедные страны. В то время как северные государства, такие как Россия и Канада, от «дополнительного» потепления в экономическом смысле могут даже выиграть. Однако в таком случае глобальный ВВП к концу столетия уменьшится на 15-25 процентов — в условиях такого масштабного мирового экономического кризиса любой локальный выигрыш в северных странах будет для них незаметен.

Источник: meduza.io

Суровая Сибирь

Сибирь у многих людей ассоциируется с холодами и мерзлотой. А вот с глобальным потеплением там может произойти ряд изменений, который перевернет представление многих об этом регионе.

Большой переменой станет изменение климатического пояса, его смещение к югу страны. В связи с этим в Сибири произойдут перемены в области флоры и фауны. Миграция животных во время глобального потепления неизбежна.

Таяние ледников

До 65% территории России покрыто многолетней мерзлотой — территорией, температура коры на которой не поднимается выше 0°С. И при глобальном потеплении мерзлота перестаёт быть вечной. Но хорошего здесь мало…

Таяние ледников на севере страны негативно скажется на регионах, наиболее приближенных к ним. Последствия этого будут весьма плачевны.

Из-за таяния ледников начнется ряд природных катаклизмов. Например, участятся паводки и наводнения, которые могут унести жизни местных жителей. Не исключены и волны жары, вызывающие летние лесные пожары. Это тоже негативно отразится на людях и их жилищах.

Изменение отопительного сезона

Безусловный плюс для многих жителей нашей страны – сокращение отопительного сезона в России. Ведь изменение климата принесет нам более теплый климат, который сделает зимы менее холодными.

Правда, негативные последствия могут вскоре ощутить жители юга страны. Ведь в связи с потеплением, летом там станет намного жарче.

Жизнь южан усложнится, возможны длительные периоды засухи, что скажется на урожае. Это, в свою очередь, может вызвать резкий скачок цен на продукты.

Расширение озер

Маленькие озера, которые находятся в северных районах, безусловно начнут расширяться. Это явление ученые наблюдают еще с 40-х годов прошлого века. Но их более активное расширение началось только в конце 60-х.

На сегодняшний день, в итоге, маленькие озерца стали достаточно большими. Следовательно, это появление новых водоемов, рядом с которыми могут селиться мигрировавшие животные. А это ведёт к изменению экосистем и их разрушению..

Также возможно заболачивание территорий, что ведёт к уменьшению мест, пригодных для жилья.

Обрушение домов

В северных районах по-прежнему остается много многоэтажных домов, построенных еще в советское время. Проблема в том, что архитекторы того времени вряд ли брали в расчет при строительстве возможное глобальное потепление.

Остается большой риск, что сваи, на которых дома держатся, окажутся забитыми недостаточно глубоко. И из-за глобального потепления, грунт под домами может размякнуть, что рано или поздно приведет к обрушению. Из-за этого может пострадать очень много людей. Они не просто останутся без дома, но могут и погибнуть.

Инфекционные заболевания

В Африке, Азии и Южной Америке малярия является огромной проблемой, и некоторые лекарства уже не помогают против неё. В России малярии нет, но с повышением температуры всё может измениться

Глобальное потепление также может принести в нашу страну инфекции, которые ранее не были распространены у нас. К примеру, в России невозможно заболеть малярией по причине холодов. Но новые температуры позволят ей распространяться здесь спокойно и легко.

Новые виды клещей, комаров – вот что может грозить жителям России. Помимо этого, возможны обострения кишечных заболеваний. В связи с потеплением изменится функционирование воды в водопроводах и канализациях, что увеличит риск болезней людей.

Источник: zen.yandex.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.