Охрана степей россии


Оренбургский заповедник. Заповедник состоит из пяти участков, удаленных друг от друга на десятки и сотни километров. Этим обусловлено большое число и разнообразие его соседей. По инициативе и при поддержке Степного проекта заповедник создал базу дан­ных по своим контрагентам – правообладате­лям земельных участков, граничащих с запо­ведником, органам местного самоуправления и пр. Отношение людей к заповеднику, существующие потенциальные конфликты и, наобо­рот, сферы перспективного сотрудничества выявлены в результате социологического ис­следования. В пяти районах, где расположены участки заповедника, созданы общественные советы и заключены партнерские соглашения с муниципалитетами (в отношении профилак­тики и тушения ландшафтных пожаров и ис­пользования сельскохозяйственных животных для режимного выпаса и сенокошения). В каж­дом из этих районов созданы информационные пункты, рассказывающие о заповеднике, под­держивается экопросветительская работа с местными школами.

Даурский заповедник.


b>Заповедник ведет природоохранную деятельность за предела­ми своих границ на огромной территории за­казников «Долина дзерена» и «Цасучейский бор», охранной зоны участков заповедника (по площади почти в 3,5 раза превышающей собственно заповедную территорию) и зоны сотрудничества биосферного резервата «Да­урия», охватывающей несколько администра­тивных районов. При этом ему приходится иметь дело с сотнями контрагентов– право­обладателями земельных участков, сельско­хозяйственными организациями, муниципа­литетами, государственными органами, охот­никами, местными жителями и пр. В рамках Степного проекта заповедник создал базу данных по этим контрагентам с картой раз­мещения их земельных участков и провел со­циологическое исследование для выяснения проблем и интересов местного населения. С 13 сельскими поселениями заключены партнерские соглашения, позволившие наладить взаимодействие в вопросе профилактики и тушения степных пожаров (оборудование для этого приобретено при поддержке проекта). Партнерские соглашения заповедник под­писал также с пограничниками и службой охотнадзора, что позволило существенно по­высить эффективность охраны дзерена. Информационные стенды о заповеднике и его деятельности появились в каждой сельской администрации на территории охранной зоны и заказника «Долина дзерена», а также в близлежащих районных центрах. Местные жители активно вовлекаются в профилак­тику пожаров и браконьерства. Заповедник поддерживает развитие сельского туризма в пределах территории сотрудничества и помо­гает муниципалитетам в уборке незаконных свалок, что важно не только само по себе, но и для формирования поддержки заповедника среди местных жителей.


Центрально-Черноземный заповед­ник — единственный, не получивший прямой поддержки проекта для развития сотрудни­чества с соседями. Но заповедник по соб­ственной инициативе успешно начал создание общественных советов в соседних населенных пунктах, чему помогло знакомство с опытом других пилотных заповедников и участие в организованных проектом обучающих меро­приятиях.

Изучение и охрана степных видов животных и растений

Несколько характерных степных видов были выбраны проектом в качестве индика­торных, состояние которых позволяет допол­нить оценку сохранения степного биома в це­лом. Кроме того, проект проводил работы по реинтродукции в пилотных ООПТ некоторых ключевых видов животных с целью сократить повсеместно существующую экологическую не­полночленность степных экосистем.

Дзерен. В России вид обитает только в Даурии, преимущественно на территориях, подведомственных Даурскому заповеднику. Проект поддерживал ведение мониторинга популяции дзерена на территории России и в прилегающей части Монголии, изучение путей миграции и роль дзерена в переносе опасных инфекций (показано, что дзерен не связан с возникновением эпизоотий скота). При уча­стии проекта созданная карта мест концен­трации дзерена и его миграционных путей ис­пользована для оптимизации системы охраны.


результате удалось значительно сократить браконьерство, добиться открытия проходов для дзерена через проволочные заграждения на границе. Защищенность основной части популяции упрочена созданием федерально­го заказника «Долина дзерена» (см. выше, с. 6). Чтобы оценить перспективы дальнейшего расселения дзерена в российской части Да­урии построена модель местообитаний вида. Доработана и передана в Министерство при­родных ресурсов Забайкальского края Про­грамма восстановления дзерена в Забайкалье на период до 2017г. Задачи по контролю чис­ленности дзеренов вне ООПТ закреплены за Охотслужбой Забайкальского края. Подготов­лена Национальная стратегия сохранения дзе­рена в России – на момент завершения про­екта она ожидает утверждения в Минприроды России. За время реализации проекта числен­ность российской популяции дзерена выросла вдвое – с 2500 до примерно 5500 голов.

Сайгак. В настоящее время почти вся популяция сайгака на территории Калмыкии сосредоточена в заповеднике «Черные земли» и мало выходит за его пределы. При участии проекта проводился мониторинг популяции, основанный на регулярных учетах численно­сти. Построена модель местообитаний сайга­ка в регионе, позволившая прогнозировать его перемещение за пределы ООПТ. Многое сде­лано для подержания и усиления фактической охраны, включая улучшение оснащенности и обучение инспекторов заповедника, внедре­ние авиапатрулирования, распространение активных охранных мер на территорию феде­ральных заказников.


е заповедника проект оказывал поддержку оперативной группе ре­гионального МПР и Центру диких животных Республики Калмыкия. Подготовлена Нацио­нальная стратегия сохранения сайгака в Рос­сии (на момент завершения проекта она ожи­дает утверждения в Минприроды России) и региональный план действий, согласованный с Минприроды Калмыкии. Задача сохранения сайгака входила составной частью во все ме­роприятия по экопросвещению и установле­нию добрососедских отношений с местным на­селением вокруг заповедника и в республике в целом. Ситуация с сайгаком остается слож­ной и численности вида вероятно составляет всего 5–6 тыс. голов.

Степной орел. Благодаря проекту уда­лось впервые исследовать состояние вида и его динамику на всем ареале в пределах Рос­сии, от Калмыкии до Даурии, охватив заодно и места гнездования на западе Казахстана. Оценены не только популяционные харак­теристики, но и опасность основных угроз, включая степные пожары и птицеопасные ЛЭП, на новом техническом уровне начато изучение миграционных путей. Полученные в результате данные сыграли важнейшую роль в переоценке природоохранного статуса степ­ного орла в Красном списке МСОП: прежде он рассматривался как вид, не вызывающий беспокойства, но теперь признан угрожаемым в глобальном масштабе, в Европе – даже кри­тически угрожаемым. Основываясь на итогах исследования, в рамках проекта подготовлена Национальная стратегия сохранения степного орла и региональные планы действий к ней для трех пилотных регионов проекта (кроме Курской области).


ходе подготовки этих до­кументов впервые было проведено представи­тельное международное совещание по степ­ному орлу. На момент завершения проекта планы действий согласованы региональными природоохранными органами, а Стратегия ожидает утверждения в Минприроды России. Практическими мерами по сохранению вида стали прежде всего создание нового регио­нального заказника в Калмыкии (см. выше с.  5) и большой комплекс работ по обеспече­нию безопасности птиц на ЛЭП (см. ниже с. 11), а также улучшение контроля за пожарной ситуацией во всех пилотных заповедниках.

Стрепет. Проект дважды организовал исследование численности и распростране­ния стрепета в Калмыкии и Оренбургской области. С учетом полученных результатов в рамках проекта подготовлен аналитический доклад о состоянии вида в России (будет опу­бликован в 2017 г.) и подготовлен проект На­циональной стратегии сохранения стрепета.

Манул. При поддержке проекта в Да­урии проведены масштабные учеты манула, позволившие оценить его численность в ре­гионе. В Новосибирске впервые состоялось международное совещание, специально по­священное изучению и сохранению этого вида.

Лошадь Пржевальского. Вид включен в Красную книгу России как исчезнувший в природе. В рамках проекта впервые начата практическая работа по возвращению дикой лошади в степные экосистемы России. Специ­ально в расчете на реинтродукцию образован новый участок Оренбургского заповедника.


его территории организован Центр реин­тродукции лошади Пржевальского, который обеспечен необходимой инфраструктурой, техникой и оборудованием, имеет квалифици­рованные кадры. Участок заповедника полно­стью огорожен «экологичной» сеткой, удержи­вающей лошадей, но проходимой для более мелких диких животных. Успешно выполнены два первых завоза лошадей из питомников Франции и Венгрии, первые 6 животных уже прошли период акклиматизации и выпущены в степь, еще 14 лошадей проходят акклимати­зацию в настоящее время. Начат мониторинг степных экосистем участка, чтобы контро­лировать их изменения в процессе реинтро­дукции (в частности, подготовлена геобота­ническая карта). Программа реинтродукции привлекла внимание первых лиц государства и региона, ее будущее (хотя бы на ближайшие годы) можно считать обеспеченным.

Байбак исчез с территории нынешнего ЦЧЗ несколько десятилетий назад. Его воз­вращение очень желательно для частичного восстановления целостности степной экоси­стемы, лишенной здесь почти всех характер­ных травоядных млекопитающих. В рамках проекта выполнено исследование ситуации, показавшее, что реинтродукция сурка эколо­гически возможна. Подготовлена программа реинтродукции и проведено два первых за­воза байбаков, отловленных в Белгородской области, в общей сложности 118 зверьков. По­селения сурка возникли на территории запо­ведного участка «Стрелецкая степь» и его ох­ранной зоны. В 2016 г. в них появилось первое потомство.

Архар.


b>Этот вид около 100 лет назад исчез из горных степей российской Даурии. Проект поддержал подготовку программы реинтродукции архара на территорию Да­урского заповедника и первые практические шаги по ее реализации. Чтобы оценить пер­спективы реинтродукции, построена модель местообитаний вида. Подготовлено расшире­ние участка «Адон-Челон», выбранного для осуществления программы. На участке по­строены новый кордон, загоны и другие ин­фраструктурные объекты, необходимые для начала реинтродукции. Сотрудники запо­ведника посетили монгольский резерват «Их Нарт», откуда планируется завозить архаров. Подписаны все документы, требующиеся для отлова и передачи животных. Непосредствен­но реинтродукция должна начаться в 2017 г.

Перистые ковыли. При поддержке про­екта проведена инвентаризация мест произ­растания и оценка состояния популяций и фи­тоценотической роли восьми видов перистых ковылей на территории Курской, Белгородской и Орловской областей. Подготовлены рекомен­дации по сохранению этих видов и предложе­ния по созданию новых и расширению суще­ствующих ООПТ. Особенно детальные работы проводились на участках Центрально-Черно­земного заповедника и региональных ООПТ Курской области. Результатом их стали, в частности, две основательных монографии.

Сокращение угроз степным экосистемам

Хотя центральной темой проекта были степные ООПТ, он не мог игнорировать су­ществование прямых угроз степным экосисте­мам, в том числе (и в первую очередь) вне охраняемых территорий.


Гибель птиц на ЛЭП. Хищные и врано­вые птицы открытых ландшафтов массово по­гибают на птицеопасных ЛЭП 6–10 кВ, в том числе, как показало исследование в рамках проекта, в пилотных регионах. Во всех этих регионах проект организовал выявление наи­более опасных линий, требующих принятия срочных мер, в первую очередь, в границах и вблизи степных ООПТ. В охранных зонах Оренбургского и Даурского заповедников эф­фективными птицезащитными устройствами (пластиковыми кожухами) оборудованы все опасные ЛЭП общей протяженностью около 160 км. В Оренбургской области, Калмыкии и Даурии в процесс вовлечены владельцы ЛЭП, участвующие в их оборудовании на условиях софинансирования.

Облесение. В Белгородской области про­ект провел исследование угрозы степным эко­системам, которую представляет широкомас­штабная программа повышения лесистости региона, и подготовил доклад о ситуации и возможных последствиях для степей.

Пожары. Хотя пожары характерны и привычны для степных экосистем, при опре­деленных условиях они могут оказываться разрушительными и опасными, особенно для небольших степных участков и отдельных ви­дов. Проект реализовал комплекс работ по из­учению роли степных пожаров, их профилак­тике и снижению их опасности для пилотных ООПТ. Работы, вошедшие в этот комплекс, упомянуты в других разделах выше и ниже.

Трансграничное сотрудничество

Все пилотные регионы выходят на госу­дарственную границу России (в Калмыкии эта граница морская, в остальных сухопутная). Многие вопросы сохранения степей и степных животных имеют трансграничный характер и требуют сотрудничества с граничащими реги­онами соседних постсоветских стран.


Российско-казахстанская граница в Оренбургской области. Проект стремился инициировать процесс реального трансгра­ничного сотрудничества в сфере сохранения биоразнообразия, в частности, сохранения степных экосистем между Оренбургской об­ластью и соседней Актюбинской областью Казахстана. В результате длительного пере­говорного процесса, разработки формата и повестки создана Комиссия по вопросам двустороннего сотрудничества в области сохранения ландшафтного и биологического разнообразия в трансграничной зоне Орен­бургской области Российской Федерации и Актюбинской области Республики Казахстан, положение которой утверждено первыми ли­цами областей (губернатором Оренбургской области и акимом Актюбинской области). В рамках работы комиссии разработан План действий по сохранению ландшафтного и био­логического разнообразия в трансграничной зоне Оренбургской области РФ и Актюбин­ской области РК на 2013—2015 гг. и до 2020 г. Степной проект успешно организовал монито­ринг популяции степного орла по обе стороны границы, некоторые подвижки наблюдаются в совместном контроле пожарной ситуации в трансграничной зоне. В контексте трансгра­ничного взаимодействия готовится создание заказника «Троицкий» в Оренбургской области (см. выше, с. 5). Однако масштабная реализация Плана действий так и не началась, ко­миссия последние годы реально не работает.


Российско-монгольская и российско-китайская граница в Забайкальском крае. Подход Степного проекта здесь заключался в поддержке и развитии уже имеющегося трансграничного сотрудничества в рамках трехстороннего биосферного резервата «Да­урия», российской частью которого является Даурский заповедник. Проект обеспечил возможность участия представителей заповедни­ка в работе руководящих органов резервата и международной рабочей группы по монито­рингу и сохранению дзерена, поддержал про­ведение 43 международных полевых экспе­диций резервата, подготовку обоснований по развитию сети ООПТ в трансграничной зоне Даурии. Незапланированным, но важным направлением стала помощь в продвижении российско-монгольской номинации на ста­тус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО «Ландшафты Даурии». С российской стороны номинация включает Даурский заповедник. Ко времени завершения проекта номинация подготовлена, ожидается ее одобрение на оче­редной сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2018 г.

Восстановление степных экосистем и оптимизация структуры угодий

В рамках проекта перераспределение пахотных и пастбищных угодий и восстанов­ление степи на месте, где она ранее была уничтожена (преимущественно на пашне), рассматривались как инструменты расши­рения степных территорий вокруг ООПТ (в охранных зонах) и в контексте реализации по­тенциала расширения ООПТ с включением вторично-степных экосистем на залежах. Не все планировавшиеся мероприятия получи­лось выполнить.

Демонстрационный проект по ускорен­ному восстановлению степи реализован на участке «Стрелецкая степь» ЦЧЗ. На месте заброшенного поля площадью около 7 га был заложен длительный эксперимент по созданию агростепи. Степные растения посеяны путем разбрасывания сено-семенной смеси, заготов­ленной на участках целины. Сотрудники заповедника ведут наблюдения за созданной таким образом агростепью, адаптируя для местных условий технологию ускоренного восстановле­ния степи на месте пашни. Институтом степи УрО РАН для Светлинского района Оренбург­ской области разработан проект оптимизации структуры сельскохозяйственных угодий с массовым переводом больших площадей за­лежей в пастбищные угодья. В Даурии при поддержке проекта проведена инвентаризация разновозрастных залежей и оценен потенциал восстановления на них вторичных степей.

Поддержка изучения степных экосистем для целей их сохранения

Помимо развития научного потенциала пилотных заповедников Степной проект ста­рался способствовать формированию благо­приятной институциональной и информаци­онной среды для природоохранного изучения степных экосистем в целом. С этой целью про­ект оказал поддержку более 20 научным кон­ференциям и рабочим совещаниям по теме, около половины их было организовано в рам­ках работ проекта или с его участием. В той или иной мере поддержку получили практиче­ски все основные конференции по изучению и сохранению степей, проходившие в этот пери­од в России. Кроме того, проект способствовал участию представителей пилотных заповед­ников и других российских специалистов по степным экосистемам в важнейших научных встречах в России и соседних странах (в Казахстане и Монголии). При участии проекта подготовлено и издано около 30 монографий, сборников статей и методических руководств по различным аспектам изучения и сохране­ния степей. В течение всего времени реализа­ции проекта он поддерживал издание и рас­пространение Степного Бюллетеня.

Кроме поддержки информационного обмена, проект старался и сам восполнить наиболее важные в природоохранном отношении пробелы в знаниях. В рамках проекта впервые проведена инвентаризация степных участков в пределах основной области рас­пространения степного биома в России и подготовлена соответствующая карта (ГИС) «Сохранившиеся степные участки (степные массивы) России», охватившая территории 37 субъектов РФ (не включены только экстразо­нальные степные участки в лесной зоне).

С целью ознакомить с результатами про­екта и привлечь внимание к проблемам со­хранения степей подготовлены и представ­лены природоохранным органам пилотных регионов региональные комплексы мероприя­тий по сохранению степного биоразнообразия.

Привлечение внимания общества к проблеме сохранения степей

Целостной пиар-программы проект не разработал. Тем не менее предпринимались специальные усилия для привлечения внима­ния к проблеме сохранения степей различных групп общества, отдельные мероприятия про­екта получили широкое освещение в СМИ (особенно программа реинтродукции лошади Пржевальского).

Одной из задач в этом направлении было ознакомление со степной проблематикой лиц, принимающих решения, включая первых лиц государства, губернаторов пилотных регионов, министра Минприроды России. Ранее тема сохранения степей и степных видов, важности и ценности степных ООПТ никогда не поднима­лась на высшем уровне. Эта задача выполне­на. В ходе реализации проекта внимание руко­водителей регионов к пилотным заповедникам значительно возросло. Состоялся первый в истории российских степных ООПТ визит пре­зидента страны, лично принявшего участие в выпуске лошадей Пржевальского на террито­рии Оренбургского заповедника.

В Оренбургской области и Республике Калмыкия по инициативе проекта официаль­но учрежден региональный праздник День степи. При поддержке проекта заложена основа традиции празднования этого дня. В рамках праздника и по другим поводам при поддержке проекта во всех пилотных регионах проведено множество экопросветительских мероприятий со школьниками и студентами. Подготовлено, издано и передано в степные ООПТ (не только пилотные) и пилотные ре­гионы несколько методических пособий для работы со школьниками, в том числе пособий, изданных не в рамках проекта, но заслужива­ющих распространения.

Для широкого круга людей проект под­держал создание и работу веб-портала «Со­хранение степей России», на котором раз­местилась и электронная версия СБ, и сайт самого проекта. Ход проекта отражался на сайте достаточно подробно и оперативно.

Контакт: Илья Эдуардович Смелянский, основной технический консультант

Проект ПРООН/ГЭФ/Минприроды России «Совершенствование системы и механизмов управления ООПТ в степном биоме России»

E-mail: [email protected]

Источник: news.zapoved.ru

По многим показателям степи оказываются самым пострадавшим от хозяйственной деятельности биомом умеренного пояса не только в России или даже Евразии, но и во всем мире. Многие виды, относящиеся к степному биому, на сегодня исчезли, резко снизили свою численность или оказались связаны с антропогенными экосистемами, где их существование полностью зависит от человеческой деятельности. Сохранившиеся участки степных экосистем очень редко бывают достаточно велики, чтобы поддерживать жизнеспособные популяции крупных и подвижных позвоночных животных и чтобы вмещать весь нормальный набор вариантов степных сообществ.

Казалось бы, сохранение степей должно быть одним из основных приоритетов охраны природы тех стран, где степи еще существуют, в действительности же степи входят также в число наименее защищенных биомов умеренного пояса. Даже неправительственные природоохранные организации не балуют степи своим вниманием.

Сибэкоцентр – одна из немногих природоохранных организаций бывшего СССР, включающих защиту степных экосистем в число своих приоритетов и имеющих специальную Степную программу.

Охрана степей россии

Степная программа Сибэкоцентра в своей деятельности руководствуется несколькими принципами:

1) все сохранившиеся степные участки заслуживают сохранения;

2) основное направление охраны степей – защита степных экосистем и отдельных видов на сельскохозяйственных землях (обычно степи служат пастбищами, реже сенокосами);

3) сохранение степей должно опираться на взаимодействие с хозяевами земель – собственниками, владельцами, пользователями и арендаторами земельных участков;

4) в большинстве случаев долговременное сохранение степных экосистем невозможно без поддержания в них умеренного выпаса и/или периодических пожаров; самые страшные для степи угрозы – распашка, земляные работы, лесопосадки в исходно нелесных местообитаниях.

5) наибольший приоритет имеет сохранение (а) крупных степных массивов и максимально полночленных степных экосистем (то есть включающих как можно более полный набор функциональных групп животных и растений) – потому что это наиболее жизнеспособные и ценные территориальные экосистемы, и (б) сохранение степных участков на плакорах (плоских водоразделах) – потому что они подверглись уничтожению в наибольшей степени и остаются наиболее угрожаемыми по сей день.   

В рамках Степной программы выполнен ряд полевых проектов, направленных на выявление и сохранение наиболее крупных и ценных степных участков Алтае-Саянского экорегиона — в предгорьях Юго-Западного Алтая (Алтайский край), в Юго-Восточном Алтае (Кош-Агачский район Республики Алтай), в Восточном Казахстане. Работа во всех этих регионах продолжается и в 2009 г. Программа включает в себя также полевые проекты по исследованию и защите отдельных уязвимых и находящихся под угрозой степных видов зверей и птиц. Это такие животные, как дикий кот — манул, степной орел, сокол-балобан и другие пернатые хищники. Сибэкоцентр стал основным центром природоохранного изучения манула в бСССР. Фотоотчеты экспедиций в рамках Степной программы

Важное направление Программы – издательское. В том числе, на базе Сибэкоцентра издается единственное в бывшем СССР периодическое издание, специально посвященное сохранению, восстановлению и неразрушительному использованию степей – Степной Бюллетень.

Для защиты степных экосистем на используемых сельскохозяйственных землях важно знать, какие территории требуют наибольшего внимания. Поэтому мы занимаемся выделением территорий, имеющих особое значение для сохранения биоразнообразия. В Восточном Казахстане официально признано четыре выделенных нами ключевых орнитологических территории международного значения, в Алтайском крае – пять. Выделение ключевых ботанических территорий впервые в России организовано Сибэкоцентром и Представительством МСОП для России и стран СНГ. Из 80 таких территорий, выделенных в Алтае-Саянском экорегионе в 2007-8 гг., степных – 47, из них 7 – особенно ценные степные участки. Мониторинг уже известных ключевых территорий – также задача Программы.

Важнейший способ защиты степных экосистем – создание особо охраняемых природных территорий (ООПТ). В Алтайском крае в начале 2008 г. создан спроектированный нами комплексный заказник «Локтевский», обеспечивший охрану одному из наиболее ценных степных массивов края.

Сейчас по российскому законодательству развитие сети ООПТ увязано с территориальным планированием регионов. Поэтому Сибэкоцентр старается участвовать в подготовке Схем территориального планирования степных районов. В 2008 г. мы разработали природоохранную часть такой схемы для Кош-Агачского района Республики Алтай – в этом районе находится один из крупнейших степных массивов России, сосредоточено исключительно большое число эндемичных и требующих охраны степных видов животных и растений.

Степная Программа в меру сил старается продвигать идею сохранения степей в России и в мире. В 2006-2007 гг. Сибэкоцентр совместно с Центром охраны дикой природы (Москва) разработал Стратегию сохранения степей России (с позиции неправительственных организаций). 

Координатор Степной программы и редактор Степного Бюллетеня — Илья Смелянский. Участники программы

 

Сторонние проекты и встречи, в которых принимали участие сотрудники Сибэкоцентра:

Конференция ЗЕЛЕНОЕ ДВИЖЕНИЕ РОССИИ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ (21-22 марта 2009 г., пос. Дубровский, Московская область)

Что мы пишем о сохранении степей (кроме собственных изданий Сибэкоцентра):

High nature value farmland of EECCA subregion: Vision of the experts of the European ECO-Forum from the subregion countries (1,72 Mb)

Russia: Beyond the Ordinary on the Russian Steppe – публикация в BC Grasslands Magazine (British Columbia, Canada) 

Доклад Life in a Working Landscape: Towards a Conservation Strategy for the World’s Temperate Grasslands (8,24 Mb)

«Важны для птиц!» – статья в газете Локтевского района Алтайского края 

Смотрите также другие публикации в рамках работы Степной программы

Источник: sibecocentre.ru

Головокружительные красоты степного края

От побережья Черного моря до Уральских гор простирается обширная территория великих русских равнин и степей. Сменяется она в прикаспийском районе золотистой пустыней.

Степные ландшафтыБлиже к Сибири или Уралу степные ландшафты плавно переходят в зону смешанного характера, где уже можно встретить немногочисленные кустарники или деревья.

Приспособились к этим суровым условиям выживания немногочисленные растения и животные. Сильные морозы и ветра зимой, засушливость климата и резкие перепады температур в летнее время это особенности степных просторов.

Большая часть заповедников создана для того, чтобы охранять мир флоры, который сам по себе достаточно скуден. А в последнее время уменьшился из-за сбора ценных лекарственных трав, таких как:

  1. Горец птичий
  2. Донник лекарственный
  3. Тимьян
  4. Пион уклоняющийся
  5. Солодка голая и другие.

Ах, как же прекрасна степь ранней весной. Когда разноцветным ковром устелена вся ее поверхность. Ароматы и запахи трав и цветов в весеннее время способны вскружить не одну голову.

Ранней веснойЖивотный мир этих мест по-своему богат и разнообразен, где некоторые виды животных требуют особого бережного внимания и конечно же охраны.

В каждом отдельно взятом заповеднике есть свои только присущие ему основные задачи и функции по охране и поддержке популяции представителей местной флоры и фауны.

Самые известные заповедные места

Как часто названия заповедников говорят о месте их расположения или о человеке-ученом, который открыл что-то новое в этих местах.

Вот к примеру, лишь малый список степных заповедных мест.

Оренбургский государственный природный заповедник

Научная экспедиция, организованная в 1975 году в степях Оренбургской области, обнаружила нетронутый человеком огромный участок земли, где только через 14 лет был открыт этот уникальный заповедник.

Природная территория самого степного заповедника обширна и разнообразна по своим живым обитателям.

Природная территорияВы только представьте себе – общая площадь этого заповедника около 47000 гектар. На просторах огромного по площади края произрастают такие виды лекарственных и декоративных растений как:

  • Крапива двудомная,
  • Кровохлебка лекарственная,
  • Шиповник разных видов,
  • Чистотел большой,
  • Боярышник кроваво-красный,
  • Валериана лекарственная.

Разнообразие животного мира здесь тоже типичное для степной зоны. Вдумайтесь в цифры друзья мои – только 98 видов животных здесь внесены в Красную книгу России.

Смотря с высоты на эту огромную заповедную степь, понимаешь, что эта природная территория с ее неисчислимым богатством должна быть под неустанной охраной.

Таежный музей природы Хакасский заповедник

Бескрайние таежные просторы юга Сибири, где расположена Минусинская котловина Западных Саян также требуют бережного отношения и охраны горно-лесных и степных экосистем.

Таежные просторыОбъединил Хакасский заповедник сразу две заповедные зоны — это Чазы и Малый Абакан. Дата основания его 1999 год. Земноводных представителей здесь 3 вида. Рыб 11 видов. Млекопитающих выявлено 50 видов. Птиц — 295 видов, 35 из которых занесли в Красную книгу.

Широко распространены и обычны здесь такие представители животного мира, как:

  1. соболь и полевка,
  2. слепыш и сурок,
  3. американская норка и рысь,
  4. заяц и лиса,
  5. бурый медведь и волк
  6. барсук и косуля,
  7. марал, лось и кабарга.

Интересен этот заповедный край и своими голубыми переливами многочисленных озер. А вам известны такие интересные названия озер, как Белё, Шира и Иткуль? А они практически до сих пор еще не исследованы.

Также список степных заповедников может быть представлен такими как —

  • Астраханский степной заповедник, где природа хоть и скудна, но во своему разнообразна, а ведь зоны этих мест степные и пустынные.
  • Даурский государственный заповедник, что расположен в Читинской области, где представлен Торейской котловиной — частью Онон-Аргунской степи. Организовался он для охраны и восстановления многих редких форм животного и растительного мира.

Конечно, еще немало степных территорий друзья мои, стоит охранять и оберегать в нашей стране, заботясь о восстановлении и сохранении уникальной здешней природы. И прежде всего от хозяйственной деятельности самого человека.

Развитие технического прогресса в свое время губительным образом отразилось на всей экосистеме нашей земли. Поэтому и были созданы многочисленные заповедные зоны, где главной задачей было и остается – восстановление, приумножение и сохранение естественной красоты и разнообразия нашей природы.

Советую вам побывать хотя бы в некоторых заповедных уголках уникальной природы России.

Больше открывайте для себя новых и волнующих ощущений от встречи с прекрасными представителями нашей флоры и фауны. И берегите природу, ведь от ее состояния зависит не только наша с вами жизнь, но и жизнь последующих поколений – наших детей, внуков и правнуков.

Надеюсь, вам понравился мой небольшой обзор степных заповедников России, и вы узнали что-то полезное для себя. Может быть, и вы посещали такие уникальные места, напишите об этом в ваших комментариях, мне будет интересно об этом прочесть. А на сегодня это все. Разрешите с вами попрощаться и до новых встреч.

Предлагаю Вам подписаться на обновления блога. А также вы можете поставить свою оценку статье по 10 системе, отметив ее определенным количеством звездочек. Приходите ко мне в гости и приводите друзей, ведь этот сайт создан специально для вас. Я уверена, что вы обязательно найдете здесь много полезной и интересной информации.

Источник: bytrina11.ru

УДК 502.72

ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОХРАНЫ БИОТЫ И ЭКОСИСТЕМ СТЕПНОЙ ЗОНЫ РОССИИ

А.А. Тишков

Институт географии РАН, Москва, Россия

 

В Российской Федерации, согласно «Сводному списку особо охраняемых природных территорий Российской Федерации» [3], общее число особо охраняемых природных территорий (ООПТ) на 2001 год составляло около 15 600, в т. ч. более 13 500 — местных и региональных и 255 — федеральных (табл. 1). Последующие 4 года новые федеральные ООПТ не создавались, а их площадь приросла незначительно. С региональными и местными территориями картина иная. Субъекты Федерации постоянно инициировали создание новых федеральных и региональных ООПТ, но в условиях незавершенной административной и земельной реформ, а также в ожидании пакетного изменения природоохранного законодательства, эти действия часто оказывались безуспешными. Почувствовав резкое «охлаждение» государства к экологическим проблемам, лидеры субъектов Федерации начали наступление на сложившиеся региональные и местные системы ООПТ. В 90-х годах прошлого века была создана основная масса региональных и местных ООПТ (более 90%). Причем их статус оказывался не всегда соответствующим задачам долгосрочной охраны, т. к. ограничивал сроки существования ООПТ (заказывания, заповедывания, существования в качестве природного парка, памятника природы и пр.) годами пребывания у власти местного лидера, данного законодательного собрания и т. п. В некоторой степени политика экстренного формирования региональных природоохранных систем — реакция местных властей на начало земельной политики и реформы по разграничению полномочий между Центром и регионами. Но мы предупреждали неоднократно, что с приходом нового регионального лидера к власти, его приоритеты в отношении природных парков, заказников и памятников природы могут меняться, и тогда все многолетние усилия по созданию региональных ООПТ окажутся безрезультатными.

Особенно это касалось степных регионов, где с 1992 года создано только 4 ООПТ (из 45 новых!) — Убсунурская котловина, Богдинско-Баскунчакский и Ростовский заповедники и Хвалынский национальный парк.

Почувствовав наметившееся в начале реализации реформ и разделения полномочий противостояние Центра и регионов, последние стали создавать свои ООПТ решением губернатора или регионального законодательного органа. Однако если федеральные ООПТ закрыть сложно, то региональные, созданные решением одного человека (хоть и губернатора), закрыть оказалось просто. Так, в ряде регионов страны в 2003—2004 годах стали закрываться местные ООПТ — заказники и природные парки, расширилась хозяйственная деятельность в охранных зонах заповедников и национальных парках. Опрос федеральных ООПТ показал, что Центр и регионы по-разному оценивают, согласно земельному кадастру, площади заповедников и национальных парков, расположенных в субъекте Федерации (www.biodat.ru). Например, многие степные регионы (Воронежская, Орловская, Самарская, Челябинская, Кемеровская области, Башкортостан, Калмыкия и др.) числят за собой федеральных земель ООПТ на 15,0—420,0 тыс. га меньше, чем площадь, получаемая простым сложением площадей ООПТ федерального статуса. Это — первый сигнал к тому, что на заключительных фазах земельной реформы степные регионы могут потерять и то, что удалось сохранить в последнее десятилетие.

Кроме того, к концу 2004 — началу 2005 года все ООПТ регионального и местного значения (природные парки, заказники, курортные зоны, памятники природы и т. д.) на территории Российской Федерации оказались вне подчинения как местных, так и федеральных властей. Согласно ст. 47 122—ФЗ от 22.08.2004 г. «полномочия по контролю над особо охраняемыми природными территориями были переданы из подчинения властям субъектов РФ Федеральной службе по надзору в сфере природопользования МПР России». Но уже 29 декабря 2004 г. вступил в силу 199—ФЗ, согласно ст. 17 которого была отменена ст. 47 122—ФЗ. При этом вопрос о данном изменении не согласовывался с профильными министерствами и ведомствами, которым поручено следить за состоянием дел в заповедниках, национальных и природных парках. Этой неразберихой также воспользовались те, кто посягал на заповедные земли. Серьезные перестройки в государственной системе ООПТ ожидаются не только по завершению административной реформы, предполагающей распределение полномочий между местными, региональными и федеральными властями и укрепление вертикали власти, но с началом активного правоприменения при реализации новых Земельного, Лесного и Водного кодексов.

Таблица 1

Структура системы особо охраняемых природных территорий

Российской Федерации

Наша статья посвящена стратегическим проблемам организации территориальной охраны биоты и экосистем степей в современных условиях России, оценке позитивных и негативных явлений при ее реализации.

Современная ситуация с территориальной охраной степного биоразнообразия

Есть ли у России стратегия сохранения и устойчивого использования экосистем степной зоны? Сразу ответим — нет. Мы писали по этому поводу неоднократно [1, 2, 12, 14, 15]. Об этом многократно писал и говорил А.А. Чибилёв [16, 17], ориентируя нас на оптимизацию степ­ного ландшафта, сочетающего в себе заповедные и аграрные земли разного целевого назначения. Современная ситуация с территориальной охраной степного биоразнообразия России, на наш взгляд, критическая. Анализ системы природоохранного финансирования, проведенный Проектом ГЭФ «Сохранение биоразнообразия» [10], показал, что из более 2100 международных проектов по сохранению биоразнообразия, реализованных в период с 1991 по 2001 год в России, только 16 (0,47%) были посвящены сохранению лесостепи, степи и полупустыни.

Крупных проектов по сохранению степей в последнее десятилетие не было, хотя предложения международным донорам поступали неоднократно. Они реализовались в Проекте ГЭФ «Сохранение биоразнообразия Российской Федерации» (1997—2002), в проекте «Разработка экологической сети Центрально-азиатского региона в целях долгосрочного сохранения биологического разнообразия» (ГЭФ, 2002; Казахстан, Узбекистан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан), «Сохранение биоразнообразия в приграничном Галицко-Слобожанском коридоре» (ГЭФ-2003; Польша, Украина, Россия), «Создание экологических сетей в приоритетных экорегионах России» (ГЭФ, 2002), «Подготовка стратегической программы действий (СПД) для бассейна Днепра и механизмы ее реализации» (Украина, Россия, Беларусь, 2001). Они включены в Программу ТАСИС по сохранению степей приграничных регионов России, Казахстана и Украины (2004) и в заявку России в ГЭФ «Развитие территориальной охраны живой природы на основе экологизации систем землепользования староосвоенных регионов Европейской России в условиях формирования рынка земли» [8].

В табл. 2 представлены сведения о биоразнообразии 10 заповедников, в которых приоритетно сохраняются степные экосистемы. Этим списком степные ООПТ федерального уровня в России не исчерпываются. Степи сохраняются в других заповедниках (например, Алтайский, Тигерекский, Кузнецкий Алатау, Богдо-Баскунчакский, Ильменский, Воронинский, Белогорье, Хоперский, Волжско-Камский, Приволжская Лесостепь, Шульган-Таш, Черные Земли) и национальных парках (Нечкинский, Башкирия, Хвалынский, Самарская Лука, Нижняя Кама, Алханай, Смольный). Но, как и в случае с нашими «традиционными» степными заповедниками, здесь площади, занятые охраняемыми степями, незначительны. Даже расположенные в степной зоне или в поясе горных степей ООПТ ориентированы преимущественно на сохранение либо лесных, либо водно-болотных экосистем. Поэтому репрезентативность таких ООПТ в отношении сохранения степных экосистем весьма низкая, а эффективность в сохранении степного биоразнообразия еще ниже.

Таблица 2

Сохранение биоразнообразия степных экосистем на особо охраняемых природных территориях России

Собственно степные ООПТ в региональных системах земель природоохранного назначения в степных регионах составляют от 3,0 до 25,0%, в среднем — около 10% (табл. 3). В площадном выражении эти цифры еще ниже, хотя оценить количественно эту пропорцию весьма сложно. Во-первых, в земельном кадастровом учете такой категории как «степи» нет. Нет у нас и «Степного фонда», в рамках которого велся бы государственный учет земель, занятых природными и полуприродными степными экосистемами. Во-вторых, традиционно степи числятся за сельским хозяйством и чаще всего относятся к категории «земель сельскохозяйственного назначения». Отсюда и подход к их учету, не позволяющий достоверно определить пул природных степей. В-третьих, еще большая, чем на государственном уровне, путаница с категориями земель в регионах, а особенно внутри хозяйств. Даже такая категория, стандартная для земельного учета, как «естественные кормовые угодья», оказывается неподвластной для оценок. Например, ее доля по разным оценкам может различаться по регионам на 10—50%, а если включить сюда и земли Министерства обороны, Лесного фонда с его «рединами» и «прогалинами» и Природно-заповедного фонда, то вычленить «степные экосистемы» будет просто невозможно.

В таком положении суммировались все издержки нашей территориальной охраны природы, когда приоритеты строятся не на сохранении того, что испытывает наибольший антропогенный пресс, а того, что в глазах обывателя является уникальным или доступным в данный момент («бери, что дают»). Именно обывателя (в нашем случае — чиновника, принимающего решения по организации ООПТ), а не ученого. Ведь не стали бы ученые создавать региональные системы ООПТ степных регионов, на 90% состоящие из искусственных лесонасаждений, прудов, родников и пр. А именно так и получилось — из рассмотренных нами региональных систем ООПТ 17 субъектов Федерации, располагаемых полностью или частично в степной зоне, практически во всех преобладали ООПТ, сохраняющие экосистемы лесов и водоемов, созданных человеком (садов, лесополос, лесонасаждений, парков, прудов, водохранилищ и пр.), геологических памятников и др. Так что ни о какой репрезентативности в отношении биоразнообразия существующей системы степных ООПТ говорить не приходится. Это не только беда России: «степная Украина» саму концепцию формирования национальной экосети строит преимущественно на сохранении лесных экосистем.

Таблица 3

Представленность собственно степных ООПТ в системе охраняемых

природных территорий некоторых степных регионов России

Неореликтовость экосистем агроландшафта и его роль как рефугиума степной биоты

Если репрезентативность существующей системы степных ООПТ в отношении сохранения степных экосистем низкая, а их эффективность в сохранении степного биоразнообразия еще ниже, то за счет чего осуществляется территориальная охрана? Возьмем на себя смелость утверждать вслед за А.А. Чибилёвым [16], что эта функция выполняется не заповедниками и национальными парками, а сформировавшимся тысячелетиями традиционным степным агроландшафтом. Но в нем биота и экосистемы степей сохраняется в биогеографическом смысле как в рефугиуме, окруженном полностью преобразованным ландшафтом, и, в соответствии с этим, несет в себе черты реликтовости, а правильнее — неореликтовости [3]. Это означает, что к организации территориальной охраны степей надо подходить с тех же позиций, с каких мы подходим к сохранению островных экосистем, рефугиумов, местообитаний с реликтовой флорой и фауной.

На природных сенокосах и пастбищах равнин и гор России представлено не менее 6000 видов сосудистых растений (около 50% флоры России). Их основу составляют семейства Роасеа, Asteracea, Fabacea, Cyperacea, Ranunculaceae. Многие из них редкие и исчезающие, и их будущее напрямую связано с сохранением агроландшафта. Кроме того, здесь представлено около 100 видов млекопитающих, 150—180 — птиц, десятки тысяч видов насекомых и других беспозвоночных животных.

Проблемы сохранения разнообразия флоры и фауны лугов России напрямую связаны с сохранением традиционного аграрного производства, в первую очередь — мясо-молочного животноводства и местных пород крупного и мелкого скота. Они могут быть сведены к сохранению традиционного агроландшафта как местообитания многих видов растений и животных.

Степные экосистемы, особенно в Европейской части России, распаханы на водоразделах полностью и разрушены чрезмерным выпасом. Например, более 70 степных растений занесены в Красную книгу Российской Федерации, а в целом на грани исчезновения не менее 200 степных растений и десятки видов позвоночных степных животных — млекопитающих, птиц, рептилий (табл. 4). В то же время в отношении разнообразия флоры европейских степей, ссылаясь на мнение О.В. Морозовой [7], можно отметить, что она в количественном отношении за период освоения человеком не претерпела существенных изменений.

Таблица 4

Важнейшие редкие виды растений и животных, характерные для травяных кормовых угодий степной зоны России, и рекомендации по их охране

Анализ материалов таблицы 4, составленной с использование данных материалов Красных книг Российской Федерации [4, 5], показывает, что для сохранения большинства представленных видов травяные угодья агроладшафтов степной зоны и горных степей являются типичными местообитаниями. Они хорошо адаптированы к условиям аграрного производства, включаются в функционирование аграрной экосистемы, получают дополнительные (а иногда и основные) источники питания. Из насекомых отметим шмелей, диких пчел, бабочек, жуков, в т. ч. очень редких и ценных для хозяйств, требующих участия опылителей. Из млекопитающих — зайца-русака, лисицу, хоря, волка, косулю, сурка, сусликов, крота, слепыша. Из птиц к условиям агроландшафта приспособились куропатки, тетерев, журавли, кулики, дрофа, стрепет, некоторые дневные хищные птицы и совы. Животные грассландов активно используют преимущества соседства с человеком — наличие полей с дополнительным кормом, отсутствие высокотравья, что позволяет быстро заметить опасность, ограничение численности хищников и пр. Например, в последние годы возросло значение грассландов агроландшафтов лесной зоны как мест кормления на пути миграции журавлей и гусей. Разрушение традиционного степного землепользования может привести к утрате значительной части биоразнообразия [15].

Конечно, можно подождать, пока решится вопрос о создании, запланированном на 2007—2010 гг., заповедников Ставропольского лесостепного, Эльтонского, Барабинского, Шайтан-Тау и национальных парков Сенгилеевские горы и Заволжье [11] и расширят свои территории заповедники Шульган-Таш, Ростовский, Белогорье, Черные Земли и др. Но в сложившейся ситуации эти, по сути экстенсивные, действия не дадут результатов. Главное — «сохранение в процессе использования». Это один из ведущих принципов экосистемного подхода в охране биоразнообразия, декларируемый Конвенцией о биологическом разнообразии.

Перспективы приграничного сотрудничества в территориальной охране степного биоразнообразия России

Выходом из создавшегося положения в отношении территориальной охраны степного биоразнообразия может стать расширение приграничного сотрудничества и создание трансграничных ООПТ России с Китаем, Монголией, Казахстаном и Украиной [12]. Еще в 1994 г. Россия подписала первое соглашение о совместном управлении трансграничной ООПТ «Даурия», включающей Даурский биосферный государственный заповедник (Россия), особо охраняемую территорию «Монгол Дугуур» (Монголия) и резерват «Озеро Далай» (Китай). В этом же биогеографическом регионе, в котором сохранились крупные массивы степей, в 1991 г. был организован Тункинский национальный парк (Республики Бурятия, 1 183 700 га). Парк полностью охватывает территорию одноименного административного района Бурятии и отнесен к объектам Всемирного культурного и природного наследия в соответствии с Конвенцией ЮНЕСКО. Обсуждается вопрос создания трансграничной российско-монгольской ООПТ на базе двух национальных парков: «Тункинского» (Россия) и Хубсугульского (Монголия). Предполагается с российской стороны увеличить территорию парка до Государственной границы за счет организации охранной зоны парка на территории соседнего Окинского района. Проектное название трансграничного парка — Хубсугульский.

Кроме того, в этом регионе предлагается создание российско-монгольских трансграничных, преимущественно степных и горно-степных, ООПТ: «Сангиленского», «Восточно-Саянского» и «Селенгинского», под которые ООПТ с обеих сторон границы только проектируются. В состав «Хэнтэйской» ООПТ предполагается ввести существующий монгольский Хан-Хэнтэйский заповедник и планируемый заповедник (или национальный парк) на юге Читинской области в Красночикойском районе. Основой «Ононской» ООПТ должен стать существующий российский Сохондинский биосферный заповедник и проектируемый в верховьях р. Онон монгольский заповедник «Эрэн-Даба».

Объект Всемирного природного наследия «Золотые горы Алтая», включающий Алтайский государственный заповедник с охранной зоной вокруг Телецкого озера, Катунский заповедник с охранной зоной вокруг горы Белуха и зону покоя «Укок», также может стать составляющей частью крупной 4-х сторонней трансграничной ООПТ России, Казахстана, Китая и Монголии. Именно такой подход к проблеме сохранения степной биоты на Алтае позволит сохранить и горно-степные агроландшафты с разными режимами традиционного природопользования, а значит и наиболее высокий уровень регионального биоразнообразия.

Наконец, очень важно на данном этапе поддержать природоохранные инициативы ЕС в степных регионах России и Казахстана в контексте возможных экологических последствий вступления их в ВТО. Казахстан провел страновую оценку возможных экологических последствий вступления страны в ВТО. Для России это вопрос ближайшего будущего. Важно, что среди возможных негативных эффектов либерализации международного рынка в наших странах прогнозируется увеличение нагрузок на агроландшафт в районах эффективного аграрного производства и расширение здесь площади пашни под сорта экспортно значимой твердой пшеницы. Отсюда и прогноз — прямые потери резервов степных земель для развития территориальной охраны степных экосистем и масштабный рост эмиссии углерода, как это наблюдалось при освоении целинных степей России и Казахстана в 50—60-е годы XX в.

Понятно, что если преимущественно вкладывать международные «экологические деньги» в России в Арктику, леса Сибири и Дальнего Востока, а в других странах СНГ — в горные регионы, и не обращать внимание на сохранение и восстановление травяных, лесных и водно-болотных экосистем аграрных регионов степной зоны, эти уникальные, играющие реальную роль в поддержании климата и окружающей среды Евразии и всей биосферы экосистемы исчезнут необратимо. Ведь при организации территориальной охраны степей обеспечивается преемственность и эффективность инвестиций в сохранение биоразнообразия в целом в Северной Евразии за счет объединения восточно-европейских и центрально-азиатских проектов по экосетям в единое целое через природный коридор «Восток-Запад» (регионы Молдовы, Украины, юга России и Северного Казахстана).

При инвестиции через проекты поддержки сохранения биоразнообразия степей происходит апробация схем таких новых финансовых механизмов, как «компенсация за экосистемные услуги», «долги на природу» (в европейском контексте) и «прямые взаимодействия в рамках Киотского протокола» в систему финансирования охраны и восстановления природы ключевого региона непрерывной Евразийской экосети. Недаром первые фьючерные соглашения по Киотскому протоколу в России имели отношение к степным регионам [6]. Конечно, развитие территориальной охраны в них может происходить исключительно в сочетании с экологизацией сельского хозяйства. Ведь внедрение идей экологичного аграрного производства в практику формирующегося в настоящее время в России земельного рынка и превентивное развитие системы резервирования земель для территориальной охраны биоразнообразия и формирования региональных экологических сетей должно содействовать их успешной интеграции в Пан-Европейскую экологическую сеть.

Для восстановления непрерывного покрова степной растительности (одного из главных условий «экосетевого подхода» к территориальной охране биоразнообразия) требуются разработка, распространение и внедрение регионально адаптированных схем экологической реставрации нарушенных земель, проведение широкомасштабных экспериментов по стимулированию восстановления растительности на землях, трансформированных добычей полезных ископаемых, чрезмерным выпасом, эрозией, загрязнением, но перспективных для заповедывания и включения в региональные экологические сети. Более остро эта проблема стоит для Украины и юга России, но и в некоторых регионах Северного Казахстана она актуальна. Результаты 3-х международных симпозиумов, проведенных Институтом степи УрО РАН (Оренбург), показали, что интерес к идеям экологической реставрации растет во всех степных регионах стран СНГ [13]. Но здесь нужна методическая помощь, обеспечение семенами и посадочным материалом, создание специальных служб (можно и коммерчески обособленных в рамках развития экологически ориентированного бизнеса). Региональные ботанические сады с такой задачей не справятся, а питомников «дикой флоры» ни в России, ни в Казахстане нет. Это касается и питомников «степной фауны» для реинтродукционных мероприятий в рамках экологической реставрации. Нужны стандартные менеджмент-планы по созданию таких питомников. А после создания их сети можно будет начинать широкую национальную компанию по реабилитации нарушенных степных земель.

На международном рынке «экосистемных услуг» и международных экологических денег, с учетом глобальных биосферных функций степных экосистем стран СНГ, они могут больше выиграть, если будут выступать вместе. В этом случае проявляется эффект географической целостности ареалов экосистем евразийских степей и полупустынь. Оценивая глобальные функции степных экосистем стран СНГ, надо принимать во внимание, что система их охраняемых природных территорий формировалась в течение XX в. как единое целое, имеет много общего и одинаково восприимчива к новым международным финансовым механизмам поддержки.

Например, это касается внедрения механизмов, учитывающих объем «экосистемных услуг», оказываемых охраняемыми природными территориями.

Именно такой подход демонстрируют российско-казахстанская и российско-украинская части Программы Европейского союза ТАСИС, определяющей сотрудничество и поддержку природоохранных проектов в странах Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии в 2004-2006 годах. Например, в первой для реализации трансграничных проектов предлагается приграничная полоса России (Волгоградская, Оренбургская и Курганская области и др.) и Казахстана (Северо-Казахстанская, Актюбинская и Костанайская области и др.). Рассматриваемая в качестве перспективной для реализации Программы трансграничная территория является частью природного, относительно безлесного, коридора «Восток-Запад», включающего пространства Молдовы, Украины, юга России и Северного Казахстана. Она объединяет восточноевропейские и центральноазиатские лесостепные, степные и полупустынные районы, которые тысячелетия служили торговым путем из Азии в Европу (знаменитый «шелковый путь»), «глобальным природным пастбищем» для кочевых народов и крупнейшим массивом высокопродуктивных почв — черноземов. Они же были многие века ареной масштабных военных действий, что вплоть до XVI-XVII вв. (в Европейской части) и XIX-XX вв. (в рассматриваемом трансграничном регионе России и Северного Казахстана) препятствовало развитию здесь земледелия. Широкое освоение целинных степей под пашню в рассматриваемом регионе привело в середине XX в. к катастрофическому увеличению эмиссии СО2 из-за деструкции углерода почв в процессе распашки. Оно не компенсировалось забросом пашни в годы перестройки (до 10—20% от уровня 1991 года в Российской части и более 20—30% — на Севере Казахстана). Здесь произошло резкое сокращение поголовья коллективного скота (на 50—75%), что не компенсировалось его ростом в частном секторе. При этом частный скот выпасается преимущественно на пастбищах вокруг населенных пунктов, что привело к их деградации. Переход от коллективного к фермерскому хозяйству в регионе не завершен и не имеет позитивных перспектив в ближайшие годы. В то же время деградация аграрного производства и традиционного степного агроландшафта приводит к росту бедности сельского населения и повсеместному распространению браконьерства, увеличению нагрузок на биологические ресурсы и биоразнообразие. Развитие системы охраняемых природных территорий в регионе недостаточно, чтобы репрезентативно сохранять биоразнообразие, а тем более формировать эффективную экологическую сеть.

Особых перспектив сотрудничества в степном приграничье России и Украины, несмотря на их высокую актуальность для обеих стран, мы не видим. Имеются конкретные предложения по всему «степному клину» границы [12], включая Сумскую, Донецкую, Харьковскую и Луганскую — с украинской стороны и Ростовскую, Белгородскую и Курскую — с российской. Как оказалось, решить проблемы трансграничной территориальной охраны степей с Китаем и Монголией оказывается легче, чем в регионе, где ранее развитие системы ООПТ было единым процессом.

Обобщение результатов проведено в рамках гранта РФФИ № 04-05-64611.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Амирханов A.M., Тишков А.А. Национальная стратегия и национальный план действий по сохранению биологического разнообразия в России // Использование и охрана природных ресурсов России. 1999. № 5-6. С. 87-93.
  2. Елизаров А. и др. Для степной зоны необходима разработка экологической стратегии / А. Елизаров, А. Чибилёв, И. Смелянский, С. Левыкин, А. Тишков, И. Глуховцев // Степной бюллетень. 1999. № 3-4. С. 19-20.
  3. Исаков Ю.А., Казанская Н.С., Тишков А.А. Зональные закономерности динамики экосистем. М.: Наука, 1986. 145 с.
  4. Красная Книга РСФСР. Растения. М.: Росагропромиздат, 1984. 592 с.
  5. Красная Книга Российской Федерации. Животные. М.: МПР России, РАН, 2001.
  6. Мартынов А.С., Тишков А.А. К российским инициативам по активизации глобальных финансовых механизмов охраны природы на встрече в Йоханнесбурге — РИО + 10. // Новые финансовые механизмы сохранения биоразнообразия. М., 2002. С. 36-65.
  7. Морозова О. В. Таксономическое богатство флоры Восточной Европы и факторы ее пространственной дифференциации: Автореф. дис. … канд. геогр. наук. М., 2004, 28 с.
  8. Проект «Сохранение биоразнообразия» в России заканчивается: что дальше? // Проект ГЭФ «Сохранение биоразнообразия»: что дальше? М., 2002, С. 25-69.
  9. Сводный список особо охраняемых природных территорий Российской Федерации / ВНИИ охраны природы, 2001.
  10. Система финансирования охраны живой природы в России. Анализ и базы данных по экологическим проектам. М.: Проект ГЭФ «Сохранение биоразнообразия», 2002. 150 с.
  11. Степаницкий В.Б. Предложения к государственной стратегии по развитию системы государственных природных заповедников и национальных парков в Российской Федерации до 2015 года. М., 2002. 32 с.
  12. Тшиков А.А. Перспективы развития сети пограничных охраняемых природных территорий (ОПТ) России // Заповедное дело. 1998. Вып. 3. С. 108-113.
  13. Тишков А.А. Экологическая реставрация нарушенных степных экосистем // Вопросы степеведения. Оренбург, 2000. С. 47—62.
  14. Тишков А.А. Приоритеты сохранения биоразнообразия степей // Агроэкологический вестник Представительства Всемирного союза охраны природы для СНГ. 2003. № 7, декабрь. С. 3-9.
  15. Тишков А.А. Полуприродные травяные экосистемы степного агроландшафта как ценные объекты территориальной охраны биоразнообразия // Природное наследие России: изучение, мониторинг, охрана: Материалы междунар. конф. Тольятти, 2004. С. ПО—212.
  16. Чибилёв А.А. Степи Северной Евразии (эколого-географический очерк и библиография). Екатеринбург: УРО РАН, 1998. 190 с.
  17. Чибилёв А.А. Современные проблемы степеведения // Вопросы степеведения. Оренбург, 2000, С. 5-8.
  18. Чибилёв А.А. Степи Евразии: взгляд из Оренбурга // Степи Евразии. Эталонные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования: Материалы III междунар. симпоз. Оренбург, 2003. С. 23-30.


Источник: orenpriroda.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.