Проблема мусорных свалок в россии


Россия: реформа, которой пока не видно

По статистике, в России за год образуется более 60 миллионов тонн бытовых отходов, то есть, каждый житель страны «создает» порядка 400 килограммов мусора. Переработкой же охвачено лишь 7-9% всех отходов, остальное отправляется на полигоны, где смешивается с грунтом и остается на долгие десятилетия. Основная проблема в том, что мусор в России образуется быстрее, чем разлагается – поэтому мусорные полигоны занимают все большую площадь.

А промышленных отходов (как правило, от добывающих предприятий) появляется на порядки больше – больше 6 миллиардов тонн каждый год, а утилизировать из них удается едва треть. Но даже 60 миллионов тонн твердых коммунальных отходов – это много. Почти половина из них – это органические отходы, еще 35% – бумага, а 6% – пластик.

Проблема с отходами в России очень острая – и иногда доходит буквально до предела. Это и истории о мусорных полигонах в Подмосковье, куда свозится мусор из столицы, и настойчивые попытки построить что-то связанное с мусором в лесах Архангельской области.

С этим нужно было что-то делать, и с 2019 года в России началась так называемая мусорная реформа. Изначально ее идея выглядела очень интересно – вместо вывоза отходов на полигоны (что с точки зрения экологии – билет в один конец), их должны были перерабатывать и утилизировать по всем правилам. По факту, однако, россияне увидели совсем другое:


  • плату за вывоз мусора подняли в несколько раз и вынесли из счета управляющей компании в отдельный платеж;
  • для вывоза мусора создали специальные компании – региональные операторы, но они долго не справлялись с задачей. Первые несколько недель 2019 года российские города утопали в мусоре;
  • для бизнеса заключить соглашение с оператором тоже было непросто;
  • сами операторы во многих регионах уже через полгода оказались на грани банкротства;
  • вместо экотехнопарков в городах начали проектировать мусоросжигательные заводы, причем часто без общественных слушаний;
  • там, где до этого работала переработка мусора, сохранить ее в прежних объемах не удалось.

Спустя полгода после старта реформы оказалось, что в России появилось только 15 эффективных проектов по обработке отходов, которые смогли войти в «Библиотеку лучших практик», остальные 150 рискуют даже не получить финансирование по проекту. На 15 проектов приходится меньше 3% от общего объема ТКО, которые образуются по всей России за год.


Как рассказала нам Анна Даутова из компании «Технониколь», региональные операторы, работающие с пластиковыми отходами категории post-consumer (то есть, мусор от обычных потребителей), пока не имеют возможностей развернуть масштабное производство, а из-за нерегулярности поставок и низкого качества сырья из него можно производить разве что только самые примитивные вещи вроде дорожной плитки.

Вообще же к 2024 году в России должны перерабатывать 60% всех отходов, утилизировать можно будет лишь 36%. Для этого должны построить 70 экотехнопарков (это такие комплексные проекты, включающие сортировку, переработку отходов и утилизацию того, что нельзя переработать. К 2020 году доля переработки отходов выросла с 7 до 9% – так что промежуточных результатов реформы пока вообще нет. В стране работают 2,5 тысячи заводов по переработке вторсырья, но из-за бюрократических препятствий они загружены лишь на 40%, на строительство новых нужны серьезные инвестиции.

Из последних проектов – строительство мусоросжигательных заводов, которые будут еще и вырабатывать электроэнергию – мусорных теплоэлектростанций (МТЭС). ВЭБ.РФ намерен построить такие станции в тех местах, где есть достаточно отходов, но присутствует дефицит энергетических мощностей – например, на черноморском побережье, в Московской области, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Самарской и Ростовской агломерациях.

В России уже строится 5 МТЭС общей мощностью в 355 МВт – они будут перерабатывать 3,35 миллиона тонн мусора в год (из 60-70 миллионов общего объема), но вот с новыми проектами пока все не очень понятно – финансирования под эти проекты нет, а вице-премьер Виктория Абрамченко жестко раскритиковала их за избыточную дороговизну.

Другие страны: перерабатывают до 99% отходов


Проблемы России с переработкой отходов (и экологические проблемы в целом) – это следствие советской политики, которая на первое место ставила промышленность, не особо обращая внимание на экологические проблемы. Например, с Байкальского целлюлозно-бумажного комбината годами в озеро сбрасывали неочищенные стоки, ни о какой централизованной сортировке мусора речь не шла – максимум сбор макулатуры и лома.

Россия располагает обширными территориями, которых нет у других стран – поэтому у них не было выбора, когда проблема отходов стала проявляться особенно серьезно. Мировым лидером в переработке мусора считается Швеция – там на полигоны отправляется 0,8% всех отходов, тогда как 50,6% мусора используется вторично, а 48,6% – сжигается для производства энергии.

Но построить такую систему было непросто: в управлении бытовыми отходами участвует буквально вся страна. У каждого шведа дома несколько мусорных корзин для отходов разного класса – они собирают отдельно бумагу, пластик, стекло, металл, батарейки, и доставляют это до ближайшего пункта сбора. Городские власти отвечают за переработку мусора, собираемого на улицах, а производители товаров – за переработку упаковки.


В Швеции настолько эффективная система переработки отходов, что в стране уже не хватает своего мусора и его приходится импортировать из Норвегии, Ирландии и Великобритании. Что интересно, в Швеции жители создают примерно столько же мусора, что и россияне – 478 кг в год, но за его утилизацию оплачивают порядка 130 евро на квартиру.

Но не только Швеция может быть примером – переработка отходов успешно работает во многих странах мира:

  • Германия – считается одним из европейских лидеров в этом вопросе. На каждой мусорной площадке должно быть минимум 3 контейнера (органика, пластик и бумага), стекло нужно выбрасывать в отдельные общие контейнеры. А пластиковые бутылки можно вернуть в специальные автоматы, за это кое-что даже заплатят (сумму включают в стоимость напитка). Итого на переработку уходит от 60 до 80% отходов, а мусорный бизнес считается одним из высокорентабельных;
  • Франция – там запрещены полимерные пакеты в магазинах, а контейнеров, как и в других странах – несколько. Некоторые виды мусора даже нужно везти в специальные пункты, иначе можно получить крупный штраф. За последние 45 лет в стране стало на 96% меньше свалок, вдвое снизилось число мусоросжигательных заводов. Но главное орудие властей – политика социально-ответственного потребления;
  • США – переработка мусора существует на уровне каждого штата или даже города. В стране есть около тысячи заводов по производству биотоплива из мусора, а также 550 заводов по производству вторичного сырья. К тому же в США очень высокие тарифы на вывоз и утилизацию отходов – и это дает работу полутора миллионам человек;

  • Япония – плата за вывоз и утилизацию мусора включена в стоимость мусорных пакетов, это около 3 долларов за 10 пакетов. А чтобы выбросить что-то большое, нужно купить специальный талон, без него мусор не заберут. Всего страна перерабатывает не так много – от 20 до 45% бытовых отходов, но по самым важным категориям (пластик, алюминий, бытовая техника) уровень переработки гораздо выше. Все остальное сжигают, причем за последние годы серьезно обновили фильтрационное оборудование на мусоросжигательных заводах.

Даже те страны, которые раньше не особо задумывались о вопросах экологии, постепенно переходят к программам переработки. Например, в Китае семьи за сортировку мусора получают специальные баллы, которые потом могут отоваривать в магазинах. Но проблема страны в том, что сжигается или отправляется на свалки до 90% мусора – при этом до 2017 года китайские власти за деньги ввозили мусор из других стран.

Индия – тоже далеко не образец чистых улиц, но там тоже есть сортировка мусора. Правда, пока она скорее стихийная – мусорщики из низших каст не справляются со своей работой, но другие бедняки перебирают свалки и продают то, из чего можно произвести вторсырье. К тому же в наличии общественная кампания по решению проблемы мусора на улицах и строительство новых мусоросжигательных заводов.

Что интересно, почти всегда мусор – это неплохой бизнес. Вопрос лишь в том, для кого это бизнес – для полукриминальных структур, или для вполне официальных компаний.

Мусор – это деньги


В России около 90% мусора вывозится на полигоны ТКО, где потом остается на десятилетия под толщей грунта. Но многие знают, что мусор – это еще и деньги, причем хорошие деньги. Зарабатывать на нем можно по-разному, например:

  • плата за вывоз и утилизацию. Это то, чем сейчас занимаются в России региональные операторы по вывозу ТКО. Если речь идет о полигонах – ничего хорошего в этом нет, хотя владельцы и руководство этих полигонов неплохо зарабатывают;
  • поставка тепловой и электрической энергии с мусоросжигательных заводов. Как правило, это не очень большие деньги, поэтому МСЗ редко окупаются без господдержки;
  • сортировка мусора и продажа востребованного вторсырья (пластик, картон и бумага, стекло, алюминиевые банки). В этой среде встречаются полукриминальные структуры – когда мусор сортируют маргинальные личности, хотя официально его утилизируют на полигоне.

Проблема в том, что заниматься этим легально оказывается не очень выгодно. Как рассказал нам Дмитрий Молофеев из компании по сносу «Инфраструктура», даже рынок вторичных стройматериалов – абсолютно дикий. Схема обращения с отходами требует вывозить их на полигон и заключать с ним договор. По факту на полигоне уже выбраны все лимиты, и на него вывозится лишь часть отходов – а все остальное перерабатывается или перепродается. Естественно, неофициально и за наличные. А если все сделать, как требует закон, подрядчик (которому нужно утилизировать отходы) заплатит вдвое больше рыночной цены, да еще и причинит ущерб экологии.


Примерно то же происходит и в сфере переработки бытовых отходов. Сейчас в каждом регионе утверждены схемы обращения с ТКО, от которых региональные операторы не имеют права отступать. Как оказалось после запуска мусорной реформы, даже те небольшие проекты по переработке в новых условиях могут закрыться.

Тем не менее, заработать можно, хоть и не очень много. Например, одна компания из Ленинградской области рассказала журналистам о такой схеме работы:

  • они собирают пластиковые отходы – им их свозит местный бизнес, а еще в некоторых дворах они самостоятельно установили контейнеры для пластиковых отходов;
  • все, что получают, они сортируют – в переработку пока идет только ПЭТ (пластик, из которого делают бутылки), остальное отдают тем, кому это нужно;
  • отсортированный пластик идет в дробильную машину, откуда выходит измельченным и попадает в бочку с нагретой водой и каустической содой;
  • пластик отделяется от всего остального, его сушат и спрессовывают в большие кубы, которые потом продают производителям;
  • из некоторых других отходов производят тротуарную плитку (с добавлением песка и полимеров).

Однако даже в такой упрощенной форме бизнес пока не очень рентабельный – компания с трудом выходит в ноль, а оборудование очень дорогое (линия по переработке стоит 5 миллионов рублей). А если перенести это все на уровень выше (сортировать вообще весь мусор и отбирать оттуда все, что можно переработать), то заработка там не будет даже в теории.

Как говорит Анна Даутова, на бытовых отходах можно зарабатывать, если находиться ближе к региональным операторам, иметь дешевый и регулярный ресурс, а вот если перерабатывать пластик из промышленных отходов – то главной становится возможность выгодно продавать готовый продукт (гранулы). И 2020 год для рынка оказался очень сложным.

В целом же пока без поддержки государства бизнес не спешит в сегмент переработки – рассматриваются варианты, когда государство поможет профинансировать, например, строительство МСЗ или экотехнопарков, или же будет доплачивать за переработку мусора (например, из платы, которую собирают с населения и бизнеса).

Чего не хватает России

В России периодически на разных возникают идеи, как ускорить переход на «зеленую» экономику. Среди последних идей – заставить магазины принимать вторсырье (о самих магазинах никто не подумал) или сделать скидку на вывоз мусора, если россияне начнут его сортировать (но о том, организовать всю дальнейшую логистику, снова никто не подумал).

Как говорит Анна Даутова, в сфере переработки пластика ключевая проблема – логистика. Ведь, собрав те же пластиковые бутылки, их нужно перевести на перерабатывающее предприятие, но если перевозить их в исходном виде, транспорт будет возить по большей части воздух. И эту проблему решить сложно – например, сформировать новую культуру среди потребителей.


Другая проблема заключается в том, что перерабатывающие компании не имеют доступа к ключевому ресурсу – собственно мусору. Операторы полигонов ТКО, говорит Денис Михиенков из компании «Фуд Экспресс», представляют собой целую «касту», буквально физически не пуская никого на свалки. Они проводят поверхностную сортировку, продавая металл, бумагу, стекло и пластик – но все остальное, что тоже можно было использовать, они просто утилизируют на самом полигоне. Соответственно, если как-то отрегулировать доступ частников к полигонам ТКО, это могло бы сделать проблему мусора не такой острой, какая она сейчас.

Вызывает вопросы массовое строительство мусоросжигательных заводов по России. Известны случаи, когда проект согласовывали даже без общественного обсуждения, а требования к заводам упрощенные по сравнению с другими странами (минимум 1 км от жилых домов и 3-ступенчатая система очистки вместо 5-ступенчатой). При этом МСЗ – не выход из ситуации, они просто переводят твердые отходы в газообразные, что тоже очень плохо для окружающей среды. В мировых трендах – более глубокая переработка отходов, когда на МСЗ отправляется лишь то, из чего нельзя извлечь что-то полезное.


Пока не построены даже МСЗ и экотехнопарки, регионы просто продолжают просто наращивать площади мусорных полигонов. Но даже если сбрасывать отходы «мимо» полигона, наказание за это чисто символичное – штраф в 1-2 тысячи рублей для граждан и 100-200 тысяч рублей для бизнеса. Учитывая расходы на легальную утилизацию, в некоторых случаях бизнесу дешевле нарушить закон.

Но все же главное, куда следует двигаться – это раздельный сбор мусора с последующей его сортировкой и максимальным повторным использованием. А это означает не только установку раздельных мусорных баков, но и штрафы за отказ разделять свои отходы. Правда, вряд ли власти в условиях кризиса и падения рейтингов пойдет на такое в обозримом будущем.

Источник: bankstoday.net

Где нет предвидения, там гибнут люди. Нет плохих отходов, т.к. корень зла мусорной проблемы не столько в постоянном росте объёмов бытовых и промышленных отходов, как в неумении этими отходами грамотно распорядиться. Значительная часть «отсортированного» мусора сегодня вывозят на полигоны, которые абсолютно не соответствуют технологическим и экологическим решениям по 100 % безопасной их утилизации для окружающей среды. Вот что происходит на этих, даже на уже «про-рекультивированных» полигонах:
1. деградация земель на десятилетия из-за насыщения их солями и окислами тяжёлых металлов, которые имеются в отходах в значительном количестве;
2. отравление водных ресурсов из-за полигонных сточных вод, насыщенных опасными бактериями и вирусами, распространяющимися по подземным водоносным слоям, способствуют деградации здоровья значительному числу народонаселения;
3. повышения кислотности атмосферы, от которой идёт деградация пищевой растительности, а это способствует снижение урожайности;
4. насыщение атмосферы газами, из-за разложения полигонного «компоста» растительных и пищевых отходов, что способствуют на планете ускоренному потеплению климата, который меняет условие существования народонаселения, что может привести к голоданию и массовому вымиранию.
Поэтому надо в обязательном порядке перерабатывать также хвосты после сортировки мусора и перерабатывать недавно закрытые полигоны. Есть к руководству территории предложение от нас, группы инженеров, дополнительно к сортировке поставить ещё, так модно сегодня называемый Технопарк, который переработает полностью (100%) оставшийся мусор на жидкие и твёрдые энергоносители, строительный материал, минеральные добавки к удобрению, редкоземельные металлы и многое другое. Наша технология переработки мусора практически не влияет отрицательно на экологию окружающей среды. Окупаемость «нашего» автоматизированного и механизированного Технопарка, работающего по технологии непрерывного низкотемпературного пиролиза в отсутствии атмосферного воздуха, до 12 мес. Для ЮФО стоимость строительства Технопарка, суточной производительностью переработки 200-250 тонн полигонного и свежего ТБО, будет до 700 млн. руб. Напомню – окупаемость его до 12 мес. после выхода Технопарка на проектную мощность. Сбор с населения за переработку его мусора не предусматривается. При долгосрочном сотрудничестве, мы на вашей территории подымим мясное животноводство до 40% рентабельности на использовании кормов по рыночным ценам, переработаем отходы животноводства, птицеводства и иловые отложения рек и озёр на высоко эффективные полноценные минерально-органические удобрения. Сегодня хорошие технологии не патентуются, да бы не создавать себе конкурентов.

Источник: musor.moscow

Несмотря на многочисленные эко-инициативы, объем мусора в России продолжает расти. Площадь российских свалок ежегодно увеличивается на 0,4 га, подсчитали в «Гринпис России». Это примерно равно территории Москвы и Санкт-Петербурга вместе взятых.

И для потребителя, и для самих операторов мусорные полигоны и стихийные свалки стали ключевой проблемой. Граждане ждут их планомерной ликвидации или как минимум удаления от своего места жительства. Кроме того, общество требует обоснованной тарифной политики, высокого качества услуг и снижения негативного влияния на экологию. Недовольство населения уже вылилось в серию протестных акций в российских регионах, включая Московскую, Новгородскую и Архангельскую области.

Отвечая на общественный запрос, операторы вывозят мусор, наращивая издержки на транспортировку отходов и создание инфраструктуры. Но в итоге все равно сталкиваются с дефицитом емкости полигонов. Фактически отрасль подошла к своим естественным пределам: ни площадь полигонов, ни транспортное плечо вывоза отходов, ни издержки не могут расти до бесконечности.

Эти противоречия влияют на восприятие отрасли обществом, которое выступает главном заказчиком услуги. А государство чаще всего разделяет его позицию.

Полностью снять эти противоречия вряд ли возможно. Единственный рабочий вариант для операторов — внедрять другие технологии переработки ТКО. Однако и роль государства не стоит недооценивать.

Что же необходимо отрасли для того, чтобы снять проблему переполненных свалок и выйти на новый уровень?

С января 2019 года в России ввели новую систему обращения с ТКО. Изменились принципы и механизмы сбора, сортировки, переработки и утилизации мусора. Основная цель новаций — решить проблему с захоронением отходов на свалках, повысить глубину переработки ТКО и снизить социальную напряженность.

Для отрасли, которая не реформировалась более полувека, изменения давно назрели. Но проблема в том, что вводятся они избирательно. Города федерального значения — Москва, Санкт-Петербург, Севастополь — получили отсрочку с введением мусорной реформы до 1 января 2022 года.

Такая избирательность показала неопределенность в выборе стратегии реформирования отрасли. По сути, движение идет разнонаправленно и не позволяет операторам и администрациям регионов сбалансировать отношения с обществом.

В целом по стране власти надеются повысить долю утилизации ТКО с нынешних 5—7% до 36% к 2024 году: такие целевые показатели отражены в нацпроекте «Экология». По Центральному федеральному округу доля должна быть ощутимо выше — в среднем 60%. Это вновь возвращает нас к вопросу о решениях, которые позволят эффективно утилизировать мусор.

Для большинства населенных пунктов захоронение отходов — пока единственный доступный вариант. Но в нынешнем виде полигоны, безусловно, оставлять нельзя, а для модернизации требуются огромные капитальные затраты. У операторов просто нет таких ресурсов, а поддержка со стороны государства по этому направлению недостаточна. К тому же развитие полигонов не вполне соответствует целям мусорной реформы и вызывает неприятие в обществе.

Поэтому ставку придется делать на другие методы утилизации ТКО.

  • Мусоросжигательные заводы

В конце прошлого года Госдума приравняла мусоросжигание к утилизации, если при этом производится электроэнергия. Современные технологии действительно помогают снизить экологический вред от термической переработки отходов.

Правда, такой вариант не подходит для малых и большинства средних городов: везти мусор на большой завод дорого, а строить собственный — нецелесообразно. Для крупных городских агломераций сжигание более эффективно. Но с учетом низких цен на энергоносители и вследствие сырьевой ориентации экономики страны здесь довольно остро встает вопрос об экономической эффективности такой альтернативной электрогенерации.

Технологии, отвечающие современным требованиям, стоят в десятки раз дороже, чем можно было бы окупить действующим тарифом. А если экономить на решениях, снова возникает риск спровоцировать социальную напряженность. К примеру, в Московской области жители недовольны проектами заводов, где используются системы очистки дымовых газов предыдущего поколения. Вопрос еще осложняется высокой концентрацией переработки: на каждый завод приходится значительный объем ТКО — около 500—700 тыс. т в год.

По нашей оценке, мусоросжигание на текущем этапе развития применимо для крупных городских агломераций, где есть возможность повышать тариф. Вместе с захоронением этот сегмент в среднесрочной перспективе может занимать 30% в общем объеме утилизации ТКО.

  • Раздельный сбор отходов

Современные производства так устроены, что зачастую проще и дешевле произвести новое, чем переработать старое. Раздельный сбор и вторичное использование требуют усилий от общества и находятся под экономическим давлением. Прежде всего, из-за цен на вторсырье, которые обеспечивают игрокам низкий доход.

Власти, со своей стороны, ищут способ заинтересовать население и утверждают, что раздельный сбор должен привести к снижению тарифов. Такой принцип реализован у нас в Нижегородской области, где за раздельно собранный мусор граждане платят на 20% меньше.

В целом, если участников процесса удастся мотивировать на раздельный сбор и отправку отходов на вторпереработку, таким образом в среднесрочной перспективе можно потенциально утилизировать до 15% мусора.

  • Карбонизация

Технология карбонизации отходов позволяет ликвидировать мусорные свалки с органической составляющей, которая обычно служит источником неприятных запахов и антисанитарии. Вместе с АО «Центр компетенций по решениям в области обращения с отходами — исследования, разработка, внедрение» мы разработали типовой инновационный проект по карбонизации отходов «под ключ». Производственная мощность нашего решения достигает 100 тыс. т переработки ТКО в год. При этом выбросы в атмосферу примерно в два-четыре раза ниже, по сравнению с традиционными методами термической переработки мусора.

Решение оптимально для населенных пунктов численностью 200—300 тыс. человек и его легко масштабировать и тиражировать. Инвестиции в проект частично окупаются за счет продажи продукта переработки — карбона, который востребован в том числе на международных рынках. И хотя карбонизация подходит в основном для небольших городов, с ее помощью в общей сложности можно утилизировать до 25% российского мусора в среднесрочной перспективе.

Операторы и население сегодня находятся в конфронтации. Но это состояние деструктивно: стороны нужно «подружить» и сделать так, чтобы они вместе работали над общими задачами.

На самом деле общественные активисты могут помочь операторам совершенствовать операционные процессы. Например, в рамках принципа «жалоба как подарок». Вместо того, чтобы тратить деньги и другие ресурсы на мониторинг и контроль, оператор может использовать обратную связь от населения.

Кроме того, в условиях реформы для операторов важно вовлекать население в раздельный сбор отходов. Для этого наша компания «МСК-НТ» вместе с партнерами работает над созданием инфраструктуры, делающей процесс удобным и технологичным. Речь идет, например, об установке фандоматов для возвратной тары и оборудовании специальных станций по приему опасных отходов. В результате потребители получают возможность вернуть себе залоговую стоимость упаковки, сдав ее в фандомат или аппарат обратного вендинга.

По экспертным оценкам, для повышения доли переработки с нынешних 5—7% до 60% отрасли требуются капитальные вложения из расчета 3 млрд руб. на каждый 1 млн т ТКО в год. Речь идет о прямых инвестициях на сумму 150—200 млрд руб. в горизонте ближайших пяти лет, не считая капитальных затрат на строительство крупных мусоросжигательных заводов. Эти средства нужны на модернизацию полигонов, комплексы сортировки и вторпереработки, мощности по термической переработке отходов (карбонизация), модернизацию и автоматизацию операционных процессов.

Из-за большой доли неплатежей доходность инвестиций в мусорной отрасли относительно невысока. Цели реформы, направленные на снижение тарифов, осложняют ситуацию, особенно с учетом того, что отрасль не завершила стадию становления, а рабочие инструменты софинансирования отсутствуют.

Опыт смежных отраслей показывает, что часть затрат на объекты сортировки, переработки, утилизации отходов и другую инфраструктуру может взять на себя государство. Например, через профильную компанию «Российский экологический оператор», федеральные и региональные фонды развития. Но пока инструменты поддержки отрасли не работают на практике. И чтобы исправить ситуацию, необходимо снизить давление по софинансированию капзатрат на принципах ГЧП.

Выстраивание эффективного взаимодействия между участниками отрасли и государством позволит смягчить противоречия между обществом и региональными операторами. Это будет достигнуто путем реализации инвестпроектов, направленных на внедрение современных технологий.

Тем более, технологические решения для этого есть. Они разнообразны по стоимости, производительности, набору и качеству конечных продуктов. В отдельных случаях часть вложений в объекты можно компенсировать за счет продажи продуктов глубокой переработки, оптимизации и тиражирования обновленных операционных процессов.

Не стоит забывать и о том, что отрасль обращения с отходами живет не в вакууме и тоже пострадает от сложившейся сегодня ситуации. Борьба с распространением коронавируса неизбежно приведет к замедлению экономики и сокращению доходов малого и среднего бизнеса, а затем и населения. Все это спровоцирует рост неплатежей за утилизацию отходов — со стороны как домохозяйств, так и компаний. И чтобы исключить экономическую и социальную напряженность, разумно было бы поддержать операторов гарантиями государства на федеральном и региональном уровнях.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Источник: trends.rbc.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.