Сохранению популяций и видов промысловых животных способствует


Охрана и эксплуатация охотничьих животных, морских зверей и промысловых рыб осуществляется с соблюдением принципов научно обоснованного управления популяциями, сохранения видового многообразия и генофонда. Под эксплуатацией диких животных следует понимать использование их для получения различных ценных сырьевых продуктов — мяса, меха, пуха, пантов и др. и пользование ими в научных, культурно-просветительских и иных целях. Охрана и эксплуатация охотничьих жизотных должна предусматривать их разумную добычу, но не истребление. При биологически обоснованном изъятии отдельных особей популяции не наносится вреда, а наоборот, происходит мобилизация ее экологического резерва, под которым понимается возможность повышения продуктивности путем увеличения потомства и его выживаемости. Популяционно-видовой подход к охране и эксплуатации охотничьих животных основан на определении минимального числа особей, при котором создаются наиболее благоприятные условия существования и развития популяции.


Проведение биотехнических мероприятий направлено на сохранение и увеличение емкости охотничьих угодий, а также увеличение численности и обогащение видов промысловых животных. Широко используется при этом акклиматизация животных, т. е. вселение их в новые места обитания с целью обогащения экосистем новыми полезными видами. Например, только за период с 1963 по 1973 гг. на территории бывшего СССР было расселено около 263 тыс. охотничьих зверей и птиц, относящихся к 35 видам. Наряду с акклиматизацией диких животных практикуется и реакклиматизация, т. е. расселение животных в места их прежнего обитания, где ранее они были истреблены.

Охрана и эксплуатация морских зверей — тюленей, моржей, морских котиков и др. регламентируется лимитами, сроками и районами добычи. Например, полностью запрещена добыча дельфинов и китов. Трудности в охране этого вида животных связаны с их миграцией через государственные границы и обитанием многих из них в международных водах.

Охрана и эксплуатация промысловых рыб также основана на соблюдении популяционно-видового принципа. Так, установлено, что вылов взрослых рыб до определенного предела не только не приносит вреда всей популяции, но даже способствует увеличению ее прироста.

Источник: isgod.ru

Экологические сообщества.

1 вариант.


  1. В наименьшей степени связано с численностью популяции действие фактора: 1) паразитизма 2) накопления отходов жизнедеятельности 3) хищничества 4) суровой зимы

  2. Численность популяции из года в год остается примерно одинаковой, потому что: 1) каждый год погибает примерно одинаковое количество особей 2) организмы размножаются более интенсивно при меньшей плотности и менее интенсивно при большей плотности 3) организмы прекращают размножение, после того как численность популяции превысит средний уровень 4) смертность и рождаемость примерно одинаковые

  3. Колебания численности популяции связаны: 1) с изменением условий жизни (температура, влажность) 2) с загрязнением окружающей среды 3) со средой обитания 4) с уровнем организации организмов

  4. Численность колорадского жука, завезенного из Америки в Европу, сильно выросла: 1) из—за благоприятного климата 2) более снежных зим 3) более влажного климата 4) отсутствие врагов этого насекомого


  5. Популяции угрожает гибель, если ее численность: 1) максимальна 2) минимальна 3) колеблется по сезонам 4) колеблется по годам

  6. Совокупность взаимосвязанных между собой и со средой обитания видов, длительное время обитающих на определенной территории с однородными природными условиями, представляет собой: 1) экосистему 2) биосферу 3) сообщество 4) агроценоз

  7. Разнообразие видов, переплетение цепей питания в экосистеме служит показателем: 1) ее изменения 2) ее устойчивости 3) ее закономерного развития 4) конкуренции видов

  8. Почему дубраву считают биогеоценозом? 1) между всеми обитающими в ней видами существуют родственные связи 2) между обитающими в ней видами отсутствуют родственные связи 3) особи разных видов скрещиваются между собой и связаны родством

  9. Наименьшее число видов входит в биоценоз: 1) тропического леса 2) степи 3) широколиственного леса 4) тундры

  10. Используя коды ответов, перечислите последовательность изменений, которые будут происходить в численности популяции бактерий и инфузории –туфельки.


Инфузория-туфелька размножается делением. Она питается бактериями, которые хорошо размножаются в сенном настое. В определенный объем сенного настоя поместили бактерий и инфузорию-туфельку. В данный настой поступают новые его порции, то есть пища не является лимитирующим фактором для бактерий.

Коды ответов: 1) быстрое увеличение численности 2) медленное увеличение численности 3) замедление роста популяции 4) ускорение роста популяции 5) уменьшение численности популяции 6) колебание численности популяции, носящие циклический характер 7) относительная стабилизация численности 8) колебания численности, носящие хаотичный характер 9) рост популяции, происходящий по типу J— кривой 10) рост популяции по S-образной кривой

Популяция бактерий:….


Популяция инфузории-туфельки:…

Экологические сообщества.

2 вариант.

  1. Популяция может увеличивать численность с возрастающей скоростью, то есть экспоненциально: 1) когда ограничена только пища 2) при освоение новых мест обитания 3) только в случае отсутствия хищников 4) только в лабораторных условиях

  2. Если n – число организмов, t – время, то формула Δn/ Δt означает: 1) среднюю скорость изменения числа организмов в расчете на одну особь 2) среднюю скорость изменения числа организмов во времени 3) скорость роста популяции в процентах 4) скорость изменения числа организмов за единицу времени на определенной территории


  3. Показателями процветания популяций в экосистеме служат: 1) связь с другими популяциями 2) связь между особями популяции 3) их высокая численность 4) колебания численности популяций

  4. Сохранению популяций и видов промысловых животных способствует: 1) полный запрет на охоту 2) вселение их в новую экосистему 3) регуляция численности частичным запретом на охоту 4) полное уничтожение их врагов

  5. Истребление хищниками больных и ослабленных животных способствует тому, что численность популяций жертв: 1) сокращается 2) увеличивается 3) изменяется по сезонам года 4) поддерживается на определенном уровне

  6. Примером природной экосистемы служит: 1) пшеничное поле 2) оранжерея 3) дубрава 4) теплица


  7. Одна из главных причин сокращения разнообразия видов животных: 1) колебание численности растительноядных 2) межвидовая борьба 3) чрезмерное размножение хищников 4) разрушение мест обитания животных

  8. Наибольшее число видов характерно для экосистемы: 1) березовой рощи 2) экваториального леса 3) дубравы 4) тайги

  9. Наименьшее число видов входит в биоценоз: 1) тропического леса 2) степи 3) широколиственного леса 4) тундры

  10. Используя коды ответов, перечислите последовательность изменений, которые будут происходить в численности популяции бактерий и инфузории –туфельки.

Инфузория-туфелька размножается делением. Она питается бактериями, которые хорошо размножаются в сенном настое. В определенный объем сенного настоя поместили бактерий и инфузорию-туфельку. В данный настой поступают новые его порции, то есть пища не является лимитирующим фактором для бактерий.


="3">J— кривой 10) рост популяции по S-образной кривой

Популяция бактерий:….

Популяция инфузории-туфельки:…

Источник: infourok.ru

Меры по сохранению редких животных: глобальный уровень

Как мы уже говорили, проблема вымирания видов приобрела огромные масштабы. Поэтому бороться с ней приходится на всех уровнях влияния — от личного до государственного и мирового.


я того чтобы оказать помощь исчезающим диким животным в различных уголках планеты, требуются глобальные вмешательства, не осуществимые отдельными людьми. Поэтому и создаются целые организации с мировым признанием, такие как WWF, Greenpeace. С их помощью решить проблемы по сохранению многообразия биологических видов животных в дикой природе стало гораздо проще. Далее мы разъясним основные направления работы подобных фондов.

Определение редких и исчезающих видов

Меры, направленные на изучение популяций редких видов животных, необходимы для разработки стратегии их сохранения. Дело касается не только определения численности — ученые должны иметь как можно более полное представление о характеристиках ареала обитания, адаптации к экологическим факторам, плодовитости и смертности, принципах миграции и других составляющих естественной жизни животных.

Создание Красных книг

Первая Международная Красная книга МСОП увидела свет в 1963 году[2], причем до этого такого понятия, как «редкий вид», еще не существовало. И не потому, что не было такой проблемы, просто люди только начинали замечать последствия собственной безответственности. Помимо международной, существуют национальные и региональные аналоги. Красная книга РФ — это официальный государственный документ, попав в который животное автоматически оказывается под защитой закона[3].


Сохранение численности видов

Для решения этой задачи нет универсального плана, ведь каждый вид уникален и имеет свои биологические особенности. Но одним из основных направлений можно считать искусственное разведение редких животных в питомниках, заповедниках и зоопарках. За последние десятилетия учеными были разработаны программы по разведению практически всех видов — таким образом от вымирания были спасены многие представители фауны, например зубры и рыси[4].

Создание генных банков

С помощью криоконсервации возможно заморозить биологический материал, обеспечить сохранение генофонда исчезающих животных как ресурса биоразнообразия планеты. Правда, механизм здесь довольно сложный — для каждого вида животных необходимо разрабатывать собственный метод консервации генома[6]. На сегодняшний день во всем мире насчитывается 22 генных банка, которые находятся при музеях, научных институтах и других учреждениях[7]. Криоконсервация половых клеток вымирающих диких животных идет крайне медленными темпами в связи со сложностью изучения деталей процесса размножения этих видов и их труднодоступностью[8].

Пропаганда охраны растительного и животного мира

Данный метод предполагает информирование населения о состоянии фауны, а также он направлен на формирование бережного отношения к природным ресурсам в целом и животным в частности. Этой цели служит организация различных выставок, экскурсий, экологических троп и других мероприятий.

Разработка правил и норм поведения человека в природе

Даже если в обычной жизни человек крайне редко сталкивается с вымирающими видами, это не означает, что он не может способствовать сокращению их популяции. Как мы уже говорили, все взаимосвязано. Оставленный в лесу мусор, незатушенный костер, слитая в реку грязная вода или бензин — все это несет в себе опасность для природных экосистем.

Создание различных экологических программ

Меры по сохранению редких видов диких животных предпринимаются на государственном, региональном или местном уровне. Различные программы предполагают контроль за выбросом отравляющих природную среду веществ, распределение земли под заповедные зоны, создание экологических надзоров и т.д.

Содействие реакклиматизации и акклиматизации животных

Расселение популяций выращенных животных — непростая задача. Если речь идет об акклиматизации, то есть осваивании зверем новой территории, то она не так часто бывает успешной. Все-таки человеку сложно предусмотреть все особенности биоценоза и его взаимодействия с видом. Гораздо успешнее проходит реакклиматизация, то есть восстановление популяции в прежнем ареале обитания. Если территория не успела сильно измениться, такие мероприятия проходят благополучно[9].

Все эти меры предполагают масштабные действия, но каждое из них основано на воле отдельных людей, обеспечивающих движение всего механизма.

Способы спасения диких животных: локальный уровень

Некоторые мероприятия могут быть организованы только силами крупных экологических организаций, другие — силами отдельных людей в каждой стране. Но в деле сохранения редких исчезающих видов животных региональные, точечные, локальные усилия не менее важны, чем масштабные.

Рациональное использование флоры и фауны

Еще в прошлом столетии стал очевидным факт исчерпаемости природных ресурсов. Поэтому каждому необходимо отказаться от бесконтрольного их использования. Ограничение охоты и отлова промысловых видов животных помогает снизить темпы их сокращения, но незначительно.

Защита ареалов обитания животных от загрязнения, уничтожения

В этой связи значение имеет переход в каждом регионе на малоотходное производство, снижение выбросов загрязняющих веществ в воду, контроль за вырубкой и восстановлением лесов. На сегодняшний день нефтяной пленкой покрыты уже 30% мирового океана — это значительно снижает количество планктона, кормовой базы для многих рыб. Леса исчезают огромными темпами, вырубается около 4,5 млрд м3 ежегодно[10].

Охрана вымирающих видов — создание заповедников и заказников

Территории, на государственном уровне защищенные от губительного влияния человеческих действий, имеют огромное значение для сохранения видов в естественных условиях. Сегодня в России находится около 110 заповедных зон — они занимают примерно 170 000 км2 [11].

Проведение митингов, акций в защиту редких животных

Целью подобных демонстраций является привлечение внимания населения и органов власти к проблемам сохранения исчезающих видов животных. Тематика таких публичных акций может быть различной — от протеста против торговли меховыми изделиями до призыва сохранить какую-либо природоохранную зону.

Упразднение браконьерства

Снизить масштабы незаконной охоты необходимо в ближайшее время, ведь на сегодняшний момент проблема приобрела по-настоящему серьезный характер.

Бороться с проблемой необходимо на уровне властей, но сейчас нередки случаи, когда сами чиновники пользуются своим положением для безнаказанной охоты в заповедных местах[13]. Другими слоями населения, среди которого распространено браконьерство, являются жители районов, где подобный промысел стал традицией, а также представители преступных группировок[14].

Законодательная регуляция вопроса об охоте и рыбалке

В 1995 году в РФ был принят федеральный закон «О животном мире». Он предусматривает уголовную и административную ответственность физических и юридических лиц за причинение вреда животным и среде их обитания[15]. Также существует Федеральный закон от 24.07.2009 №209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов», действие которого направлено в том числе на сохранение биологического разнообразия видов[16].

Пожертвование в фонды дикой природы

Несмотря на то, что, по данным опросов, наибольшим предметом для гордости за свою страну подавляющее количество россиян называют именно богатство природы, пожертвования в фонды ее защиты осуществляет менее 1% населения[17]. При этом директор WWF России Игорь Честин считает, что люди в нашей стране готовы делать пожертвования — необходимо лишь предоставить им информацию о том, насколько это важно[18].

Организация волонтерских движений по защите дикой природы

Ранее волонтерские движения по большей части были сконцентрированы вокруг организаций по сохранению видов животных и природы. Теперь благодаря развитию интернет-коммуникаций волонтеры получили возможность как действовать самостоятельно, так и объединяться в небольшие инициативные группы[19]. Основные направления работы — уборка мусора, посадка деревьев, помощь в уходе за животными и даже устранение последствий экологических катастроф.

Такая важная и глобальная цель, как сохранение редких и исчезающих животных, в тех масштабах, которые необходимы для ее осуществления, требует вмешательства максимального числа людей. Даже небольшое пожертвование или самая простая волонтерская работа это еще один шаг к восстановлению естественных природных ресурсов.

Источник: www.kp.ru

Особо важное значение имеет сохранение и восстановление численности промысловых животных. Как известно, ценность промысловых животных состоит в том, что они живут за счет естественных кормов, недоступных или непригодных для домашних животных, о них не нужно специально заботиться. От промысловых животных человек получает мясо, меха, кожу, сырье для парфюмерной промышленности и лекарственных препаратов. Для некоторых народов Севера охота на диких животных является основой их существования.

Среди промысловых животных наибольшее значение имеют рыбы, птицы и звери. Многовековое, постоянно усиливающееся добывание, а также изменение среды их обитания привели в первой половине текущего столетия к резкому сокращению их запасов. Из млекопитающих наиболее сократились запасы копытных, пушных и морских зверей. Возникло даже мнение, что сохраниться они смогут только в заповедниках. Однако успешное восстановление численности некоторых видов – лося, бобра, соболя – позволило вновь включить их в число промысловых животных.

Среди охотничье-промысловых птиц особенно сильно пострадали по вине человека водоплавающие, куриные и дрофиные. Сильно сократилась численность гусей, лебедей, казарок. Краснозобая казарка, малый лебедь, белый и горный гуси, кавказский тетерев, дрофа и многие другие виды включены в Красную книгу Российской Федерации (см. соответствующий раздел Примеры и дополнительная информация).

Система охраны диких животных складывается, с одной стороны, из мер по охране самих животных от прямого истребления, гибели от стихийных бедствий, а с другой – из мер по сохранению их среды обитания. Охрана самих животных осуществляется законами об охоте. Они предусматривают полный запрет охоты на редкие виды и ограничение сроков, норм, мест и способов добычи на другие промысловые виды.

Рациональное использование запасов промысловых животных не противоречит их охране, если основано на знаниях их биологии.

Известно, что в популяциях животных существует определенный резерв неразмножающихся особей, они способны повысить плодовитость при низкой численности и обилии корма. Можно добиваться благополучия популяций промысловых животных, поддерживая определенное соотношение половых и возрастных групп, регулируя численность хищных животных.

Охрана охотничьих угодий основана на знании условий обитания, необходимых для жизни промысловых видов, наличии укрытий, подходящих мест для устройства гнезд, обилии корма. Часто оптимальными местами для существования видов служат заповедники и заказники.

Реакклиматизация вида – это его искусственное расселение в районах былого распространения. Она часто бывает успешной, так как при этом вид занимает свою прежнюю экологическую нишу. Акклиматизация новых видов требует большой предварительной подготовки, в том числе составления прогнозов их влияния на местную фауну и возможную роль в биоценозах. Опыт акклиматизации свидетельствует о многих неудачах. Завоз в Австралию в 1859 г. 24 кроликов, которые через десятки лет дали многомиллионное потомство, привел к национальному бедствию. Размножившиеся кролики стали конкурировать за пищу с местными животными. Поселяясь на пастбищах и уничтожая растительность, они принесли огромный ущерб овцеводству. Борьба с кроликами потребовала огромных усилий и длительного времени. Таких примеров немало. Поэтому переселению каждого вида должно предшествовать тщательное изучение возможных последствий внедрения вида на новую территорию на основе экологической экспертизы и прогноза.

Своевременно принятые меры позволяют успешно поддерживать необходимую численность промысловых животных, длительное время использовать их.

Источник: helpiks.org

Теоретической основой управления ресурсами животных служит один из важнейших разделов популяционной экологии — динамика популяций.

Ее количественное выражение — баланс размеров рождаемости и смертности — определяется множеством причин, о которых уже упоминалось в главе, посвященной охотохозяйственной бонитировке. Механизм воздействия любого фактора среды на динамику популяции сложен. Популяция составляет часть определенного биоценоза, и соотношение в ней прироста и убыли неразрывно связано с характером ее взаимодействия с остальными компонентами данного биоценоза. В то же время популяция и часть целостного вида, способная к длительному самостоятельному существованию, и динамика численности образующих ее особей не может не зависеть от структурно-функциональных особенностей указанной группы индивидов (определенное соотношение возрастных групп, полов, наличие семейных или стадных группировок и т. д.). Иными словами, динамика популяции определяется, с одной стороны, условиями жизни, с другой — особенностями самой популяции. Два этих аспекта не отделимы друг от друга, поскольку среда обитания в значительной мере формирует структуру популяции, а популяция в ходе времени способна изменить среду обитания. Сложность этой системы тем не менее не мешает четкому выделению путей для управления ею. Последнее несомненно должно осуществляться и за счет воздействия непосредственно на популяцию. О первом мы уже говорили, второе предусматривает нормирование охоты.

Не подлежит сомнению, что объектами ведения охотничьего хозяйства в идеале должны были бы служить популяции охотничьих животных, т. е. достаточно обособленные группировки особей. Однако этому на первый взгляд мешает ряд обстоятельств.

Прежде всего, определение конкретной сущности понятия «популяция» до настоящего времени дискуссионно. По вопросу о степени и значимости автономности в пределах вида группировок животных того или иного ранга нет единого мнения. Ряд исследователей отстаивают наличие своеобразной иерархии популяций, низшей единицей в которой является группировка индивидов, воспроизводящаяся и поддерживающая свое существование за счет свободного скрещивания. Объединение таких «демов», или элементарных популяций, последовательно во все более крупные группировки дает местные, региональные и географические популяции. Считается, что в ряде случаев может быть поставлен знак равенства между элементарной популяцией и парцеллой — территориальной группировкой особей, обладающей относительной и часто временной самостоятельностью.

Однако не менее распространено мнение о том, что название популяции может быть применено лишь к такой группировке животных, которая обладает способностью для самостоятельного существования и развития в течение неограниченно долгого времени. Все более мелкие группировки животных рассматриваются только как низшие хорологические единицы, т. е. части, слагающие популяцию. Все более крупные — как группы популяций хотя и сходных, но не связанных функциональным единством и способных существовать независимо друг от друга.

Не переоценивая серьезности указанных разногласий (значение популяции как основного надорганизменного объединения и сложная структура населения животных любого вида признаются всеми), следует все же отметить, что данное расхождение отнюдь не ограничивается терминологическим спором. Сущность их сводится к тому, за какой группировкой особей следует признать значение самостоятельной единицы. В плане всех работ, предусматривающих любое воздействие на популяцию животных, принципиальное решение этого вопроса далеко не безразлично.

Вторая трудность при проведении охотохозяйственных работ на уровне популяций животных связана с крайней сложностью пространственного выделения последних. Какой бы точки зрения в определении популяции мы ни придерживались, выделение территориальных границ популяций остается трудноразрешимой задачей. Трудности усугубляются тем, что охотничьи хозяйства (единственно реальная сила для любых работ в плане воздействия на популяции дичи) выделены, как правило, в административных границах, не совпадающих с пространственным распределением популяций животных. Следовательно, в границы охотничьего хозяйства ареалы популяций могут попадать и целиком, и частично в самых разных сочетаниях. И все же, несмотря на все эти сложности, есть аспект, позволяющий говорить о популяциях животных, обитающих в границах каждого организованного охотничьего хозяйства. Сущность его состоит в том, что сам режим такого охотничьего хозяйства и создаваемые им условия для обитания животных специфичны. Во-первых, хозяйство всегда стремится поддерживать численность любого вида на определенном постоянном уровне. На увеличение количества животных оно отвечает интенсификацией отстрела, на снижение численности — сокращением последнего, полным запретом охоты, а то и пополнением местного поголовья завозом животных из других мест. Условия обитания объектов охоты постоянно контролируются: на ухудшение кормовой ситуации хозяйство отвечает организацией подкормки, на рост антропогенности — мероприятиями по созданию режима покоя, на увеличение числа хищников — их истреблением, на усиление зараженности животных гельминтами — мероприятиями по дегельминтизации дичи, уничтожением источников инвазии.

Пусть в очень далеком приближении, но охотничье хозяйство уподобляется ферме, где на определенной территории содержится, охраняется, подкармливается, лечится и планомерно используется постоянное по количеству стадо животных. В этих условиях естественные процессы, регулирующие динамику численности популяции дичи, почти теряют свое значение. Поскольку количество зверей или птиц никогда не достигает критически высокого уровня, нет истощения и деградации кормовой базы, нехватки убежищ или гнездовий, дефицита жизненного пространства, которые могли бы вызвать откочевку, снижение плодовитости или повышенную смертность животных. Нет и периодов депрессии численности, после которых сохранившаяся часть популяции оказывается в обстановке избытка жизненных благ и отвечает на это более ранним созреванием молодых особей, большей плодовитостью самок и преобладанием их в потомстве, что способствовало бы быстрому и чрезмерному нарастанию численности.

Значение естественного отбора как фактора, определяющего жизнестойкость популяции, по-видимому, заметно снижается. Те экземпляры животных, которые в естественных условиях погибли бы от бескормицы, хищников или по каким-то другим причинам, с помощью человека выживают и дают потомство. С другой стороны, популяции дичи постоянно испытывают пресс искусственного отбора, осуществляемого человеком, стихийного или целенаправленного.

Характер динамики численности животных (признак, в значительной мере отражающий популяционное единство) приобретает совершенно определенные черты. В условиях организованного охотничьего хозяйства даже у зайца-беляка — типичного представителя видов с цикличными спадами и подъемами — численности колебания последней заметно сглаживаются. В хозяйствах краткость этих колебаний в 10 раз меньше, чем вне их территорий.

Чем дольше существует охотничье хозяйство, чем строже его режим и интенсивнее деятельность, тем больше возможность формирования на его территории пусть не изолированных, но характеризующихся весьма специфическими особенностями групп животных, вполне достойных наименования популяций.

Из каких же предпосылок исходит охотничье хозяйство, планируя те или иные принципы регулирования численности последних? В материале, посвященном охотохозяйственной бонитировке, о них кратко уже упоминалось. Это оптимизация численности популяций, т. е. приведение ее в соответствие с емкостью территории, определяемой по классу охотохозяйственного бонитета и объему биотехнии. Это размеры ежегодного прироста численности популяции, обеспечивающие рост последней и возможности ее охотохозяйственной эксплуатации. Возможны три ситуации, определяющие подход к количественному нормированию охоты. Первая из них складывается, когда существующая плотность населения животных превышает экологическую емкость территории или наносит серьезный ущерб одной из отраслей народного хозяйства, а потому должна быть снижена. В этом случае нормы ежегодной добычи животных планируются в размерах, превышающих прирост численности популяции до тех пор, пока количество зверей или птиц не снизится до желаемого уровня. Для некоторых, главным образом крупных животных, такая интенсификация охоты может столкнуться с организационными трудностями. Так, осуществление необходимого сейчас в европейской части СССР сокращения численности лося тормозится следующими причинами. Отстрел 90—100 тыс., а то и большего количества этих животных требует создания специализированных охотничьих бригад, оснащенных транспортом для вывоза из угодий добытых зверей и организации приемки лосиного мяса на местах через предприятия потребкооперации и общественного питания, т. е. мероприятий, по сути своей далеко не простых и на сегодняшний день не получивших удовлетворительного организационного обеспечения.

Вторая из возможных ситуаций возникает в том случае, когда численность животных определенного вида соответствует экологической емкости территории и не ведет к каким-либо последствиям отрицательного свойства, т. е. находится на уровне оптимума и не нуждается в изменении. Добыча здесь планируется в соответствии с размерами хозяйственного годового прироста численности популяции. Размеры отстрела в усредненном виде разработаны П. Б. Юргенсоном.

Указанные нормативы определены для средних условий и нуждаются в корректировке в зависимости от качества местообитаний и темпов размножения дичи в каждом отдельном году. В условиях высших классов бонитета и в годы интенсивного прироста поголовья животных они могут повышаться, в условиях низших классов бонитета и в пессимальные для прироста численности годы — наоборот.

Наконец, третья из возможных ситуаций складывается там, где численность популяций дичи ниже емкости территории и желательно ее повысить. В этом случае администрацией отдельных охотничьих хозяйств с одобрения вышестоящих органов совершается постоянная ошибка. Суть ее заключается в следующем: «нет оптимальной численности — не должно быть охоты». Низкая плотность населения дичи крайне редко бывает связана с перепромыслом. Размеры гибели представителей охотничьей фауны, гораздо чаще вызванные химизацией, механизацией, общей интенсификацией хозяйства и рекреационного освоения угодий, неизмеримо выше количества животных, изымаемых в процессе охоты. Следовательно, наши усилия по увеличению запасов зверей и птиц должны быть направлены в первую очередь на изыскание путей для охраны животных от этих бедствий. Сведение же всех охранных мероприятий к сокращению охотохозяйственного использования за счет ограничения сроков охоты, а то и полного ее запрета, уменьшения норм индивидуального отстрела, введения неохотничьих дней эффекта, как правило, не дают. Например, всякая охота на тетеревов в Московской и смежных с ней областях полностью запрещена уже на протяжении более 20 лет, а птиц за, эти годы не только не стало больше, но запасы их упали до минимума. Депрессия Численности вида была вызвана не чрезмерной охотой, и запрет последней ее не приостановит.

Далее, нельзя забывать о твердо установленной закономерности, в соответствии с которой за снижением плотности населения животных (конечно, до определенных пределов) всегда следует увеличение темпов прироста численности их популяции. Плодовитость самок, изменение скорости полового созревания, число пометов, размеры смертности молодняка — все эти показатели, определяющие размер годового прироста численности у представителей охотничьей фауны, в какой-то, и иногда в значительной, мере варьируют.

В зависимости от тех или иных условий средний размер кладки тетерева или глухаря может быть 6 и 10 яиц. У зайцев в размножении могут участвовать все или только незначительная часть самок рождения прошлого года, а количество пометов может меняться от 1 до 3. Размеры гибели молодых лосей в течение первого года жизни возможны в пределах от 10 до 60% и т. д. При этом увеличение интенсивности размножения в физиологическом плане ничем животным не угрожает! В интенсификации темпов размножения или снижения смертности молодняка кроется то, что С. С. Шварц назвал экологическим резервом популяции, Создание условий, в которых популяции дичи наиболее полно используют эти резервные возможности, является одной из важнейших задач охотничьего хозяйства, и на ее решение, как мы видели, направлено большинство биотехнических мероприятий. Стремясь с помощью последних обеспечить наивысшие репродуктивные способности животных и снизить размеры их смертности, охотничье хозяйство, однако, далеко не всегда использует полученный урожай и идет по пути наращивания общей численности, а, следовательно, и плотности населения объектов охоты. При этом почти всегда забывают, что увеличение плотности зачастую ведет к снижению темпов размножения. Так, в Завидовском заповеднике за 12 лет рост плотности населения кабана с 5 до 40 особей на 1000 га привел к снижению прироста численности этого вида почти вдвое (с 49 до 25%).

В Краснодарском государственном лесотехническом хозяйстве рост плотности населения оленя с 22 в 1962 г. до 36 в 1966 г. особей на 1000 га сопровождался сокращением годового прироста численности с 23,3 до 9,2%. Анализ данных о динамике численности копытных в Беловежской Пуще с 1956 по 1975 г. выявляет ту же закономерность.

Как только плотность населения оленя достигла 34, косули — 20 и кабана — 25 особей на 1000 га, прирост численности этих видов снизился до нуля. Критическая плотность населения животных, после которой прирост численности прекращается, так как размеры рождаемости уже не компенсируют размеров смертности в различных условиях обитания, конечно, не одинакова. Материалы по этому вопросу крайне скудны, но несомненно, что реализация экологического резерва популяций дичи возможна только при научно обоснованном регулировании их численности. Именно поэтому С. С. Шварц в уже упоминавшейся выше работе говорит, что «интенсивный промысел, учитывающий механизм воспроизводств популяции, «снимающий» ее экологический резерв, биологически оправдан и даже необходим».

Однако все вышесказанное отнюдь не означает, что популяций охотничьих зверей и птиц должны опромышляться вне зависимости от их численности. Известно, что есть минимальный предел плотности населения популяции, ниже которого ее воспроизводственные возможности не реализуются. Отдельные особи могут быть настолько территориально разобщены, что их контакты (встреча самца с самкой) затрудняются и, следовательно, потенциальная плодовитость многих особей пропадает впустую. В результате численность животных из года в год остается стабильной или даже снижается. В этих условиях любая эксплуатация популяции противопоказана и возникает необходимость в мероприятиях, направленных на увеличение плотности населения животных. Только там, где ежегодный прирост численности дичи имеет место, возможна его полная или частичная реализация в охотничьих целях в соответствии с общими принципами, изложенными выше. Нормирование отстрела животных прежде всего должно обеспечивать поддержание их численности и плотности населения на уровне, который в условиях данных местообитаний определяет наивысшие темпы воспроизводства популяции дичи.

Помимо упомянутых выше нормативов допустимой биологически оправданной добычи есть и другие критерии, позволяющие судить о размерах возможной эксплуатации популяций дичи. Это прежде всего индекс прироста численности, иными словами, то количество молодых животных, которое к началу сезона охоты приходится на одну взрослую особь. Для большинства представителей пернатой дичи охота допустима только при индексе не ниже 1,5:1, т. е. когда на одну взрослую особь приходится не меньше 1,5 молодых экземпляров. Понятно, что отстрел при этом ограничивается соответствующей индексу нормой.

Например, имея популяцию с весенней численностью в 1000 тетеревов или серых куропаток, мы можем планировать добычу в 20% осенней численности лишь при условии, что на пару взрослых к началу охоты приходится не менее 3 молодых птиц. В этом случае осенняя численность будет составлять 2500 особей. Взяв из них 500 птиц, мы оставим на зимовку 2000 экземпляров. К весне следующего года половина из них погибнет и численность воспроизводственного поголовья опять будет равняться 1000 птиц. Более низкий показатель прироста потребовал бы снижение нормы отстрела с 20 до 15, или 10% от осенней численности, так как в противном случае пострадала бы численность воспроизводственного поголовья дичи.

Количество молодых птиц, приходящееся в среднем на одну взрослую особь к началу охоты, сравнительно легко определяется в процессе учетных работ. Выявить же показатель прироста для лосей, оленей или зайцев гораздо труднее. Правда, метод весеннего учета зимних экскрементов дает нам имеющийся в популяциях копытных-дендрофагов процент особей в возрасте до одного года, но перейти от него к индексу прироста сложно, поскольку остальная часть животных представлена не только половозрелыми особями. Для кабана, зайцев и ряда, других видов мы не имеем даже такой придержки и вынуждены пользоваться просто средними нормативами биологически оправданной добычи, делая поправку на те или другие условия каждого года.

Необходимо отметить, что уменьшение размеров прироста численности животных в конкретном хозяйстве не всегда определяется снижением темпов их размножения. Зачастую численность какого-либо вида дичи растет медленно, стабилизируется или даже снижается за счет откочевки части животных с территории этого хозяйства. Однако для последнего такое положение столь же нежелательно, как и спад темпов воспроизводства. В обоих случаях нормы возможной эксплуатации снижаются и пропускная способность хозяйства падает.

Откочевка животных чаще всего определяется одной из следующих причин: а) отсутствием в составе угодий всего их комплекса, необходимого для круглогодичного обитания данного вида животных; б) несоответствием имеющейся численности дичи емкости угодий; в) слишком интенсивным проведением охот.

Отсутствие в составе угодий охотничьего хозяйства типов, необходимых какому-либо виду охотничьих животных в определенные сезоны года, всегда ведет к сезонным миграциям представителей данного вида. Например, отсутствие пойменных и заболоченных угодий неизбежно порождает летнюю откочевку лосей, оленей и косуль из суходольных лесных массивов, так как летом этим видам животных необходимо болотное разнотравье. Там, где нет старых березняков, на которых зимой кормятся тетерева, высокая численность их наблюдается только весной, летом и осенью. При несоответствии численности дичи емкости охотничьих угодий звери или птицы покидают территорию в поисках мест с лучшими условиями обитания (чаще всего более богатыми запасами кормов). Это особенно типично для копытных-дендрофагов, чья высокая численность может быстро подорвать кормовую емкость их зимних пастбищ. Наблюдающееся в последние десятилетия сокращение плотности населения лося в областях, где когда-то численность его была особенно высока, и интенсивность расселения этого зверя в районы, ранее им не. осваивавшиеся, порождены именно этой причиной.

Наконец, слишком интенсивная охота, выражающаяся в том, что животных на протяжении всего сезона изо дня в день преследуют чуть ли не на всей территории охотничьего хозяйства, также может вынудить животных к поискам более спокойных местообитаний. Лоси, олени, косули, кабаны и большинство представителей водоплавающей дичи быстро, реагируют на постоянное преследование и переселяются в места, где их меньше тревожат. При этом они или вообще покидают территорию хозяйства, или концентрируются в границах участков, закрытых для охоты (воспроизводственные участки, заказники).

Все три вышерассмотренных варианта сокращения численности объектов охоты порождаются ошибками организационного или хозяйственного плана. Так, недостаточность состава угодий, необходимых для круглогодичного обитания определенного вида дичи, — следствие непродуманного выделения территории охотохозяйства.

Факты несоответствия между количеством животных и емкостью для них угодий — результат неправильного определения последней или стремление к бездумному наращиванию численности дичи. Случаи изгнания животных из охотничьих угодий хозяйства — итог нерационального проведения охот.

Исправление допущенных просчетов всегда дорого обходится охотничьему хозяйству. Покидая его пределы хотя бы на время, животные уходят из-под контроля и охраны и размеры их гибели от браконьерства, хищников и по другим причинам возрастают. Восстановление кормовой емкости деградировавших в этом отношении угодий требует значительных затрат и времени. Концентрация же животных в участках угодий, где охота запрещена, всегда резко снижает эффективность охоты и пропускную способность хозяйства.

Все вышесказанное относится главным образом к охотничьим хозяйствам спортивного типа. В хозяйствах же промысловых биологический расчет возможных норм пользования осуществляется лишь по отношению к относительно редким видам (соболю, бобру, копытным) или там, где хозяйство ведется на сравнительно небольших площадях, которые могут быть освоены достаточно полно (ондатровые промхозы). В преобладающем же большинстве случаев сочетание громадной площади угодий с ограниченным количеством охотников-промысловиков устраняет необходимость жесткого нормирования размеров добычи. Хозяйства попросту не в силах освоить всю пригодную для охоты территорию, а значит и запасы имеющейся на ней фауны. Процент освоения угодий нередко составляет всего 30—70%. Поэтому возможность переопромышления популяций практически отсутствует. Охотники часто даже и не стремятся к полному освоению запасов промысловой фауны, а в процессе ходового промысла (постоянно переходят с места на место, ограничиваясь разовым опромышлением самих богатых угодий). В течение промыслового сезона они проходят иногда до 300—500 км. Даже наиболее доступные, а поэтому особенно интенсивно опромышляемые участки угодий, на которых запасы зверя берутся чуть ли не полностью, вновь быстро заселяются животными, подошедшими с неохваченных промыслами территорий. На этом основан метод опромышления так называемых «ходовых», «ключевых» или «узких» мест. Под последними понимаются ограниченные по площади, но ценные по своим экологическим свойствам массивы кедровников или заросли темнохвойной тайги в долинах таежных рек и ручьев среди светлохвойных лесов. Они всегда с большой плотностью заселены соболем, белкой, колонком или другими пушными видами и, будучи опромышлены, сразу же вновь заполняются животными, стремящимися в них из более бедных угодий. Опромышляя такие, ключевые места, охотник не утруждает себя освоением больших площадей, а изо дня в день использует постоянно пополняющиеся запасы животных.

Перевыполнение планов добычи, криминальное в любом спортивном хозяйстве, в хозяйствах промыслового типа зачастую всячески поощряется. Такое положение будет сохраняться до тех пор, пока за счет решения проблемы кадров охотников-промысловиков, повышения их технической оснащенности и повышения производительности труда не окажется возможным равномерное и достаточно полное освоение всей площади промысловых охотничьих угодий. Тогда биологически обоснованные нормативы размеров возможной добычи животных для промыслового охотничьего хозяйства будут столь же необходимы, как и для хозяйства спортивного.

Для большинства представителей охотничьей фауны нормирование добычи проводится в повидовом аспекте, т. е. по отдельности для каждого вида животных. Однако в ряде случаев нормы отстрела устанавливаются суммарно для представителей определенной группы близких видов. Особенно это типично в отношении водоплавающих, где, как правило, дается нормирование, с одной стороны, для гусей и козарок, с другой — для всех видов уток. Объясняется такой порядок тем, что лишь ничтожная часть «охотников, и то далеко не всегда, способна различать у налетающих или взлетающих птиц их видовую принадлежность. Если преобладающее большинство охотников не может на расстоянии отличить крякву от шилохвости или красноголового нырка от чернети, говорить о нормировании отстрела этих видов уток по отдельности бессмысленно. Тем не менее такая, хотя и вынужденная, практика охоты на водоплавающих таит в себе немалую опасность.

Дело в том, что отдельные виды уток по тем или иным причинам (степени осторожности, особенности местообитаний и поведении) в разной степени доступны для охоты. Отдельные их представители, встречаясь в природе достаточно часто, могут сравнительно редко становиться добычей охотников и наоборот. Анализ соответствующих материалов показывает, например, что осторожные кряквы, составляя в природе в среднем 70% всех утиных, в добыче охотников дают 55% всех убитых уток. Гораздо менее осторожные чирки, которые в общей массе уток представляют всего 10%, в добыче охотников дают 26%. Иными словами, размер добычи не пропорционален численности этих видов и популяции чирков испытывают на себе более сильный пресс охоты, чем популяции крякв. Возможные последствия такого положения пока еще не установлены, вероятно, потому, что учет численности водоплавающей дичи, как и нормирование ее отстрела, проводится для всей группы видов в целом.

Необходимо подчеркнуть, что при нормировании отстрела контролироваться должно в первую очередь общее количество животных, берущееся на территории охотничьего хозяйства, а не количество дичи, добываемой одним охотником за день. Установление индивидуальной нормы дневного отстрела (2—3 утки на одного охотника) вовсе не гарантирует от возможного истощения ресурсов дичи. Большое количество охотников при ежедневном проведении охоты, пусть с самой минимальной нормой отстрела, может повести к тому, что за сезон в угодьях будет взято дичи гораздо больше, чем это допустимо.

Ограничивать число зайцев или тетеревов, которых охотник может взять за день, конечно нужно. Тем не менее совершенно обязателен и гораздо более важен строгий учет общего количества взятой в хозяйстве дичи. На протяжении многих лет считалось, что именно в количественном регулировании добычи охотничьих животных заложены основы рационального использования их запасов. Намечая пути для сохранения и увеличения поголовья охотничьих животных, обычно указывают на необходимость охраны, строгого нормирования отстрела и интенсификации биотехнического воздействия. Даже такой крупный эколог, как Ю. Одум, не идет дальше указанных рекомендаций. Однако в последние годы все чаще приходится сталкиваться с тревожными фактами. В популяциях многих мелких видов дичи отмечается явное нарушение нормального соотношения самцов и самок с одновременным снижением годового прироста численности этих популяций. Объяснить изменения полового состава неблагоприятными условиями погоды, ухудшением качества угодий, возросшим влиянием антропогенного пресса или другими известными причинами не удается. Особенно резкие нарушения половой структуры популяций, выражавшиеся в сокращении доли самок до 2:1 и даже 3:1, были отмечены в ряде стран для серой куропатки и многих видов водоплавающей дичи. Пропорционально снижению удельного веса самок в популяциях падал и прирост их численности.

В соответствии с этим возник вопрос: не вносит ли охота помимо простого снижения численности зверей и птиц каких-либо качественных изменений в структуру их популяций? Проведенные исследования показали, что ответить на него можно положительно. Для этого потребовалось лишь сравнить удельный вес самцов и самок, взрослых и молодых особей в популяциях дичи с их удельным весом в добыче охотников. Если бы указанные показатели соответствовали друг другу, ни о какой избирательности охоты говорить, не было бы оснований. Однако полученные материалы выявили заметные различия между показателями доли участия животных определенного пола и возраста среди особей, учтенных в природе, и экземпляров, убитых охотниками. Таким образом, было установлено наличие выборочной элиминации животных определенного пола и возраста и не при промысле вообще, а при разных способах охоты. Этот факт имеет существенное значение для разработки рациональной стратегии управления ресурсами дичи.

Источник: www.activestudy.info


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.